24 апреля Понедельник

335 лет назад в Пустозерске был сожжен протопоп Аввакум, глава старообрядчества

25 апреля Вторник

110 лет назад родился Василий Соловьев-Седой, советский композитор-песенник, Народный артист СССР

26 апреля Среда

День участников ликвидации последствий радиационных аварий и катастроф и памяти жертв этих аварий и катастроф

27 апреля Четверг

90 лет назад родился Евгений Моргунов (ум. 1999), советский актер, режиссер, Заслуженный артист РСФСР

28 апреля Пятница

День химической безопасности

29 апреля Суббота

Международный (Всемирный) день танца

30 апреля Воскресенье

70-летие отмечает Юрий Кублановский, поэт и критик, искусствовед. Поздравляем!

Сегодня 30 апреля 2017 года: 70-летие отмечает Юрий Кублановский, поэт и критик, искусствовед. Поздравляем!

Поток Сознания

Армагеддон по расписанию: что планирует для нас «мировое правительство» в 2025 году?

2025 год грозит стать переломным во всей человеческой истории, и прогнозы, весьма похожие на планы, озвучиваются уже более чем открыто и цинично.

По версии великого американского политолога и политтехнолога Збигнева Бжезинского, именно на 2025 год придется окончательный крах американского могущества (так сказать, «проекта Америка») и начало лидерства, пока что только в экономическом смысле, Китая и Индии. С этим, разумеется, надо что-то делать – в целях поддержания либерального статус-кво.

По прогнозам ООН, к 2025 году численность населения планеты превысит 8 миллиардов человек, из них 1,8 миллиардов будут жить в регионах, в которых практически не будет пресной воды.

По прогнозам американских демографов, к 2025 году от наркомании и СПИДа во всем мире погибнут более 200 миллионов человек, тогда же Евросоюз планирует начать борьбу с наркотиками посредством контроля в кибернетическом пространстве – через привлечение усилий хакеров.

На 2025 год запланирована и публично озвучена также латинизация Казахстана – и, как следствие, включение его в орбиту атлантистского влияния, о чем так мечтали Рокфеллеры еще с начала 90х годов прошлого столетия.

По прогнозам Национального Совета по разведке США, в 2025 году 39% всей нефти и 60% всего газа в мире будут вырабатываться и контролироваться всего шестью государствами, в числе которых будет Россия, но не будет США.

Наконец, по версии НАСА, именно до 2025 года будет осуществлено инопланетное вторжение. Заявление уже встречено стебом и троллингом на всевозможных форумах – а зря. Сейчас НАСА, правда, начинает открещиваться от сказанного, но про вражеских и всемогущих инопланетян чиновники этой структуры уже наговорили в избытке.

Можно предположить, что это все истерия, шизофренические фантазии и массовый психоз. Смущает одно: дороговато выходит для банального индивидуализированного сумасшествия каких-то отдельно взятых должностных лиц. В частности, то же НАСА ежегодно получает более 19 миллиардов долларов США из федерального бюджета США. Крайне маловероятно при этом, что такие деньги тратятся на поощрение чудачеств отдельно взятых рехнувшихся чиновников, занимающих стратегически значимые посты.

Мы действительно имеем дело с массовой шизофренией. Это вне всякого сомнения. Но шизофрения эта организована по четко и строго прописанному алгоритму – и, скорее всего, с вполне конкретно представляемыми и ожидаемыми результатами. Это шизофрения строго неофашистского либерального толка. И «инопланетяне» в матрице этой шизофрении оказываются неразрывно связанными и с территориями, и с углеводородами, и с наркотиками, и с болезнями, и с извращенцами, и с демографией.

Необходимо понимать, что любой фашизм неизбежно основывается на мифологии. В основу же фашистской мифологии неизбежно положены символизм и нумерология – как наиболее эффективные инструменты воздействия на человеческую психику, которая оперирует, в первую очередь, знаковыми системами. Невозможно рационально объяснить необходимость уничтожения сначала себе подобных, а затем и самих себя. Поэтому фашизм придумывают и разрабатывают не столько философы и политологи, сколько психотехнологи. И фашизм, как показывает историческая практика, - это технология не статичная, а изменчивая – в зависимости от запросов обстановки и времени.

Любой фашизм начинается с убийства Бога в массовом сознании, а дальше – по ситуации. Фашизм Третьего Рейха предусматривал умерщвление Бога изнутри, фашизм американского толка – через «объективные процессы» и внешнее вмешательство.

В Третьем Рейхе был фашизм Йорга Ланца фон Либенфельса, автора концептуальной книги «Теозоология», и в соответствии с этим фашизмом миром, помимо фюрера, правят боги-гермафродиты, для которых не писаны не только человеческие законы, но даже и законы времени и пространства.

По версии же американского фашиста, генерала Дугласа Макартура «сверхраса» грядет из космоса, и третья мировая война будет вестись с инопланетянами. Американская и вообще американизированная масс-культура расширила образное восприятие инопланетян, представив их эдакими глазастыми уродцами-лилипутами – бесполыми, индивидуалистичными и даже внешне не пойми на что похожими.

Таким образом, и оккультный гитлеризм, и нынешняя глобализация - нацелены на установление господства некоей искусственно выведенной «сверхрасы», причем и в первом, и во втором случаях эта «сверхраса» в своем стратегическом развитии андрогинна. Также и в первом, и во втором случаях для этой «сверхрасы» нет никаких ограничителей – ни биологических, ни социальных, ни даже физических. По сути дела, «сверхрасовые» концепции Третьего Рейха и неоконсерватизма говорят об одном и том же – просто разными словами и выбирают разные пути достижения этой «милой» цели.

Если оккультный гитлеризм эксплуатировал тактику неприкрытого силового вмешательства в дела других стран и сообществ, то нынешняя глобализация отрабатывает другую тактику – тактику психоделических наркотиков, «свободной любви» и операций по смене пола. Тактика глобализма вроде бы ненасильственна и даже «органична», но она, словно гигантской волной, накрывает все население планеты. Согласные плывут по течению, несогласных же данная волна топит. Все это подается как «естественный процесс», чтобы некому было отвечать.

С 60х годов прошлого столетия американцы начали одним махом убивать концепции времени, пространства, расы, национальности, гендера, вероисповедания, государства и даже морали.

Наркотики, как справедливо писал великий Энди Уорхол, нужны были для контроля над временем и пространством: от употребления наркотиков, в особенности психоделического свойства, зависит растягивание либо сжатие времени и пространства, а также перенос нашей ментальной субстанции в иные пространственно-временные измерения. Иными словами, психоделиками мы добиваемся освобождения от времени и пространства – как таковых. «Гуманизмом» в духе Мартина Лютера Кинга мы добиваемся безрасовости и безнациональности. Гомосексуализмом и андрогинностью, по концепциям трансгуманизма и «Нью Эйдж», мы добиваемся фактически бесполого состояния – и даже выходим за пределы своего биологического вида. Уфология, ктулху и прочие форматы конспирологии затачивают наши мозги под зависимость от некоего необоримого внешнего воздействия. А всевозможные «коуч-тренеры» (фактически сатанисты и телемиты – осознанные или неосознанные) «доказывают» нам за наши же деньги, что для нас не существует никаких правил и ограничителей – это все условности. Все это вкупе и выводит новую «сверхрасу», которая, судя по всему, и планирует шумно заявить о себе в 2025 году.

В 2025 году, «откуда ни возьмись», по всей планете появятся многие миллионы совершенно специфического вида и специфической организации - андрогинов и гомосексуалистов, возможно, уже заботливо снабженных ядерным и химическим вооружениями – и начнут устанавливать свой порядок и свои правила. Причем, разумеется, и ООН, и НАТО, да и та же НАСА - тут окажутся абсолютно ни при чем: вторжение-то «инопланетное».

Сначала число «парадов» извращенцев и прочих уродов возрастет в геометрической прогрессии. Затем андрогины, гомосексуалисты, «рептилоиды», «киборги», БДСМ-щики и прочие подобные фрики начнут объединяться в военизированные структуры, расширяющиеся как на дрожжах. Потом будет вброшен и моментально расползется по всей планете информационный вирус-версия об инопланетном происхождении данных структур, равно как и инкорпорированных в них персонажей (причем не исключено, что сами персонажи будут в этом гипнотически убеждены). А затем начнется в полном смысле слова мировая ядерно-химическая война, причем удар будет наноситься, в первую очередь, по странам и регионам, желающим идти своим путем и не желающим гомосексуализироваться и гермафродитизироваться (в первую очередь – по Китаю, Ирану, Ираку, Северной Корее, Индии и России).

Целями данной операции будут сокращение населения планеты до 2,5 миллиардов, как этого хотят так называемые «экологисты», и захват атлантистскими структурами через «инопланетян» и прочих зомбированных уродов стратегически значимых в ресурсном и географическом отношении регионов. Наносить ответный удар будет не по кому, поскольку, как было изложено выше, западные структуры тщательно и умело открестятся от причастности к данной всемирной агрессии.

Вся эта операция, от начала и до конца, будет проведена в предельно сжатые сроки и будет сопровождаться криминальным распределением колоссальных потоков ЛСД, кокаина, героина и прочих психостимуляторов, реализуемых по бросовой цене, даже без учета интересов прибыли. Нужно форсированно расширить массовое сознание, чтобы таковое вместило в себя новый мировой порядок. И вся эта операция будет проводиться под неусыпным надзором единого кибернетического пространства, контролируемого «мировым правительством».

Сейчас это может показаться невероятным, фантастичным и даже бредовым, но ведь столь же утопичной тридцать-сорок лет назад казалась возможность существования и эффективного функционирования транснациональных исламистских структур, вооруженных до зубов по последнему слову техники. А теперь они есть – и они прекрасно оснащены, похлеще большинства армий планеты. Грядущие же атлантистские структуры андрогинно-«инопланетного» толка будут на много голов эффективнее и мобильнее любых ныне действующих исламистских структур.

Совершенно очевидно, что исламизм как технология массового манипулятивного террора себя практически изжил. Во-первых, сегодня уже практически всем понятно, кем и чем финансируются и организуются соответствующие исламистские структуры. А во-вторых (и это, наверное, даже важнее), исламизм все же хотя бы по форме эксплуатирует ценности ислама, а в их основе – патриархальность и бесконтрольное размножение. Исламизм хотя бы по форме завязан на определенных ценностях, одна из которых, размножение, - вообще категорически не приемлема. Соответственно, на смену исламистам должны прийти раса андрогинных и наркотизированных «инопланетян», которая будет опаснее и агрессивнее даже самых лютых исламистов порядка эдак на три.

«Инопланетяне» гораздо более пластичны, чем какое бы то ни было сообщество в мировой истории. Во-первых, непонятно, кто и что они такое. Во-вторых, на них можно моментально нацепить любую мировоззренческую маску – и столь же моментально ее сорвать и сменить. В-третьих, «инопланетяне» не привязаны даже к биологическому роду и виду: они не то гуманоиды, не то «неведомые зверушки». Это существа без пола, без идеи, без самоидентификации, без родовой и видовой принадлежности – даже с едва обозначенной формой. Соответственно, они адаптивны, многолики, непредсказуемы – и тем ужасающи.

Уфология – идеология пластичного фашизма. Колоссальные деньги уфологам, этим, на первый взгляд, дармоедам, дают отнюдь не просто так и даже не для того, чтобы они нас развлекали – в конце концов, для развлечения есть МТВ и бьюти-блогеры. Олигархи никогда не бросают деньги на ветер, если кто-то до сих пор этого не понял, а уж большие деньги – и подавно. Уфологи прямо на наших глазах старательно и, что еще ужаснее, успешно создают идеологию «Нового Гуманизма», которую можно выворачивать, как только заблагорассудится пресловутому «мировому правительству».

К 2025 году неофашистский маховик, невиданной доселе мощи и беспрецедентных масштабов, рискует раскрутиться на полную катушку – с закономерным перемалыванием многих миллиардов единиц «лишней» человеческой биомассы, и вот уже сегодня нас ненавязчиво, в формате новейшей пластичной и парализующей мифологии, подготавливают ко всему этому. Население должно быть сокращено до 2,5 миллиардов человеческих особей любой ценой. Срок массовой «зачистки» и порядок ее осуществления атрибутированы уже открыто, причем на высшем надгосударственном уровне. Что противопоставим?

Острая опричная недостаточность в России и в мире

По данным аналитиков Sberbank SIB, 59% россиян считают первостепенной российской проблемой проблему коррупции. Надо сказать, что граждане на интуитивном уровне неплохо понимают реальные угрозы, а также в целом корректно выявляют их иерархию и приоритетность их решения. Российская коррупция неизбежно связана с русофобией. Чиновников покупают, как правило, не просто так: от них все же зависят определенные, зачастую стратегические, решения. И чем больше и интенсивнее взяткопотоки, тем о более лютой и непримиримой русофобии идет речь.

Улюкаев, получавший разовыми переводами взятки в миллионы долларов, ненавидел страну, которая ему и обеспечивала такого рода состояние, - всеми фибрами своей либеральной души. Вот сейчас в Калининградской области за получение взятки задержан чиновник местного министерства – кстати говоря, не просто какой-то там, а курировавший вопросы изменений в региональное законодательство. Бьют по стратегически важным участкам, необходимо превращая высокопоставленных купленных рабов на местах в собственных адептов и в агрессивных врагов России и всего русского.

По данным начальника Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД РФ Андрея Курносенко, в прошлом году средний размер взятки увеличился на 75% - колоссальная цифра. По данным ресурса Griffon, за 10 месяцев 2016 года было зарегистрировано 10257 случаев взяточничества, причем год от года этот показатель в России увеличивается. Более 10 тысяч случаев ежегодной покупки наших чиновников во вражеских интересах – и то ли еще будет!

Видно, что вроде бы каких-то чиновников вылавливают в мутном коррупционном потоке, парализуя их дальнейшую противозаконную активность, но большая-то часть продолжает находиться под прямым финансовым влиянием капитала, в том числе западного, а то и тихо-мирно срастается с таковым, со временем обзаводясь виллами, земельными участками и счетами за рубежом. И проблема год от года лишь усугубляется. Как же ее разрешить? Тронешь – на весь мир завоют про «репрессии» и «политические преследования», а не тронешь – все государство под себя подомнут, и тогда государство будет государством лишь на бумажках. Так что же делать? Очевидно, что проблема решаема только с помощью опричнины. Но, к сожалению, пока не решается, потому что «опричнина» - страшное слово, и мы к этому привыкли.

Опричниной сегодня принято пугать, начиная едва ли не с младших классов школы. Спросите любого школьника, начиная класса с пятого, кто такой Иван Васильевич Грозный. Малыш толком ничего не ответит, зато он «точно знает», что любимым развлечением Ивана Грозного были конные прогулки по Москве и пригородам – с забиванием и затаптыванием до смерти многих сотен в ужасе визжащих людей – естественно, все это происходило на каждой прогулке чокнутого царя-изверга. Примерно вот так вот в школьной и институтской истории подается правление Ивана Васильевича. Так чем же Иван Васильевич так не угодил информацию и образовательные курсы предержащим? А не угодил он им именно опричниной.

Перво-наперво необходимо понимать, что все страшилки, касающиеся опричнины, лишены какой бы то ни было фактической базы. Опричнина – это естественное и необходимое, со спасительной точки зрения, государственное проявление (в особенности у нас), по которому усердно и не смыкая очей лупит либерализм – с тем, чтобы либо вовсе разрушить государство как таковое, либо, уж по крайней мере, лишить его какого бы то ни было авторитета.

Принято говорить о каких-то там безумных жертвах, которые якобы повлекла за собой опричнина. Правда, по понятным причинам, не конкретизируется, насколько они безумны: дескать, «безумный царь» просто пачками уничтожал собственное население – и совершенно непонятно, зачем. А истина заключается в том, что европейцы только за одну Варфоломеевскую ночь, развязанную их гомосексуальным генералиссимусом Анри Анжуйским, положили своего народу больше, чем за всю опричнину – Иван Васильевич. И если Варфоломеевская ночь (одна только ночь, не говоря уж про многие десятки других операций) была абсолютно бессмысленным геноцидом протестантов, то в опричнине заключался, безусловно, спасительный для нашей Отчизны смысл.

Так в чем же на самом деле суть, смысл и соль опричнины? А в том, что Иван Васильевич осуществил два судьбоносных мероприятия. Во-первых, сформировал когорту аскетичных и лично преданных государственных служащих. Во-вторых, отделил земли государевы от земель боярско-олигархических, поставив тем самым большую часть земельного фонда под государев контроль.

Бояре, если кто не в курсе, были русской земельной олигархией, и в их непосредственной собственности находились колоссальные земельные фонды, а следовательно, сильное централизованное государство им было не нужно, так как от такового страдал их вотчинный интерес и вотчинная психология. Им нужны были только ресурсы и деньги, причем неважно, чьи и откуда – хоть от Папы Римского (как, собственно, и было в период Смуты). Это были космополиты тех веков – просто тогда не было банковских счетов и рейсов «Москва-Лондон». А тут какой-то «безумный царь» маниакально жаждет именно централизации. Конечно, не смогли простить. Да и как не обвинить в «кровавости»?

Но зачем же все-таки опричнина была нужна тогда – и к чему она сейчас? Можно же, наверное, все-таки и олигархические кланы не трогать – и государство при этом сохранить. А вот нельзя, оказывается. Ребята типа Герберштейна, Штадена, Поссевино, Кюстина, Маккиндера, Бжезинского, Сороса, Ходорковского, ельцинского экс-министра Козырева и прочих подобных – всегда выступали, выступают и будут выступать за уничтожение нашей страны, находя при этом широчайший душевный отклик именно в среде нашей действующей олигархической элиты.

Так вот чтобы, упаси Господь, не доставить радости этим «гуманистическим» персонажам, нужно: во-первых, в буквальном смысле отпихнуть их от государственного управления, в том числе территориально; во-вторых, жесточайшим образом карать любые их попытки каким-либо образом и способом уничтожить нашу государственность.

Иными словами, если какой-то олигарх или топовый чиновник, «крышующий» олигархов, начинает вдруг гнать оголтелую русофобию, продолжая при этом криминально и обильно обогащаться за счет «Рашки», - ему насущно необходим отдельный земельный участок в этой самой «Рашке» - где-нибудь под Магаданом и под заботливой охраной автоматчиков на вышке. А если сильно зарвется, то и свинцовая пилюля в затылок. То же касается и его отпрысков – и всей его семьи вообще. Вороватый чинуша, обнаглевший олигарх, их осатаневшие отпрыски со всевозможными женами-любовницами – вообще неважно. Это опричное решение вопроса русофобии в сочетании с воровством – и, судя по всему, это единственное конструктивное решение данного вопроса.

При Иване Васильевиче страдали бояре, посягавшие на государев земельный фонд и желавшие собственного кооперативно-олигархического управления, но по строжайшему директивному указанию Папы Римского Павла V с его политконсультантом Антонио Поссевино. При Иосифе Виссарионовиче Сталине страдали нэпманы, желавшие попросту купить государство с целью собственного обогащения, и троцкисты, желавшие наше государство уничтожить – тоже так вот просто и незатейливо. А сегодня либеральные вредители в России не страдают. Сегодня от них страдает население России. А либеральные вредители только обогащаются, да еще и гадят на нашу «нецивилизованную» страну – точь-в-точь как крыловская свинья под дубом.

Опричнина же была придумана и запущена - исключительно для того, чтобы выжить под по-звериному ожесточенным напором олигархов. Так что же, спрашивается, в ней плохого? Для простых земных людей – ничего, кроме хорошего. Для олигархии, искренне считающей себя небожителями, которым дозволено все, – разумеется, все плохо и кроваво, так как олигархии такая система мешает бесконтрольно жиреть за счет богатейшей в мире территории. А какая сейчас дееспособная альтернатива опричнине - чтобы при этом самим выжить под ударами собственной же зависимой от Запада элиты? Вроде как таковой и нет. Опричнина в этом смысле безальтернативна.

Необходимо понимать, что подавляющее большинство средств массовой информации питается сегодня из олигархического корыта. Образовательные программы с кульминацией в виде ЕГЭ и бутафорских вузовских экзаменов - также преследуют вполне олигархическую цель: выточить безвольный и потребительски ориентированный винтик, всей душой отторгающий все антилиберальное. Либерализму не нужно сопротивление, ему нужна экспансия. И эти так называемые писатели, типа всяких там Чхартишвили с прочими Быково-Латыниными, отрабатывают именно эту глобально-управленческую линию, закономерно отмазывая тем самым воров и паразитов, против которых они якобы ратуют.

Между тем, мировой истории и всей мировой управленческой практике известен лишь один-единственный реальный водораздел между государством и либерализмом, и лишь одно-единственное работающее средство защиты государства и суверенитета от всеобъемлющего, вечно наползающего и кровососущего либерализма. Это опричнина. Отсутствие опричнины неизбежно ведет к поглощению государств и любых иных суверенных автономий (культурных, идеологических, экономических, любых иных) либерализмом.

Нашему государству вот именно сегодня до зарезу необходима опричнина. Да, собственно, и любому другому государству, желающему оставаться государством, - она сегодня до зарезу необходима. Это как антивирус на персональном компьютере: если он не установлен – компьютеру неизбежно придет крышка – причем в подавляющем большинстве случаев моментально.

Сколько же еще нужно уничтоженных государств и сообществ, сколько еще нужно десятков миллионов загубленных либерализмом жизней, чтобы, наконец, понять эту простую вещь?

Между прочим, к нам в Черное море тихой либеральной сапой уже британский эсминец пожаловал, и его приход наши «опальные» да «политические» всецело поддержат, можно не сомневаться!

Задорный французский водевиль: и снова о выборах

Сегодня мир, затаив дыхание, наблюдает за президентской гонкой во Франции. В первом туре Макрон набрал 23,75% голосов, а Ле Пен – 21,53%. Макрон – начинающий политик, Ле Пен в политике с начала 90х годов. Казалось бы, схлестнулись молодость и старость, новая формация со старой. Но есть ли, о чем шуметь?

Выборы во Франции (как, впрочем, и все выборы сегодня) направлены отнюдь не на представление жующему электорату каких-то смыслов - с целью их дальнейшего переваривания и усвоения этим самым жующим электоратом. Выборы ориентированы строго на устроение очередного псевдополитического шоу, цель которого состоит не в борьбе за реальную власть, а в том, чтобы кандидатов попросту не забыли. То есть кампания в идеале должна проходить в общем и целом примерно в том же формате, который выстроил для себя наш всеми любимый и вечно молодой Владимир Вольфович Жириновский: вроде кричит, обзывается, топает ногами, размахивает руками, угрожает всех расстрелять, но о каких бы то ни было смыслах – ни полслова.

Что же касается так нелюбимых современными политиками смыслов (на их стратегическом уровне), то на сегодняшний день в мире есть только две политико-экономические стратегии – суверенная и глобалистская. Две – и ни стратегией больше, ни стратегией меньше. Они, разумеется, могут принимать различные формы, облачаться в различные одеяния, даже продуцировать внутри самих себя какие-то конфликтные и противоборствующие течения, но ни одна форма и ни одно политико-экономическое одеяние в настоящее время, тем не менее, не выходит за пределы этих двух стратегических линий. С каждым годом, а уж тем более с каждой новой войной, - это становится все более очевидным.

Разграничиваются эти две стратегические линии в зависимости от ответов на следующие вопросы: а) каково место человека в природе, и как вообще относиться к человеку; б) какой формат управления выбрать; в) кому должны принадлежать природные ресурсы; г) какой должны быть культура и СМИ; д) как относиться к гомосексуалистам. Фундаментальные отличия между политиками и их программами – только в этом – и ни в чем ином. Обо всех этих вещах, между прочим, открыто писал в своей работе «Человеческие качества» не кто-то, а один из виднейших теоретиков и практиков глобалистского «устойчивого развития» и «Нового Гуманизма», один из управляющих «Фиатом» при Муссолини, первый президент всем известного Римского клуба, - Аурелио Печчеи. То есть эти пункты - можно сказать, официально предписанные фильтры, директивно применяемые так называемым «мировым правительством».

Государственно ориентированный политик отвечает на вышеуказанные вопросы следующим образом: а) человек – венец творения, и как-либо коверкать его и его природу недопустимо; б) править должно государство; в) природные ресурсы должны принадлежать той стране и тому государству, на территории которых находятся; г) культура и СМИ должны воспитывать и развивать; д) гомосексуализм и другие извращения недопустимы. Либеральный же политик ответит так: а) человек – точно такое же животное, как и остальные, а следовательно, допустима его принудительная депопуляция; б) править должны крупнейшие корпорации; в) природные ресурсы должны принадлежать крупнейшим корпорациям; г) культура и СМИ должны отуплять и развлекать; д) гомосексуалист – первый человек. А теперь давайте посмотрим, как отвечают на означенные принципиальные вопросы программы Ле Пен и Макрона.

И Ле Пен, и Макрон рассматривают людей в качестве серой массы, которая не должна рыпаться, и с которой дозволительно делать все, что угодно. Ле Пен призывает ограничить мигрантов в правах, сократить население Франции за счет сокращения мигрантов в 20 раз, а также обильно применять пожизненное лишение свободы (смертную казнь, что также показательно, Ле Пен не трогает – как и подобает либеральному европолитику). Макрон предлагает массовые увольнения – для начала многих десятков тысяч работников – просто за их ненадобностью. Ясно, что и предложения Ле Пен, и предложения Макрона – ведут к депопуляции, просто разными способами и в разные сроки.

Ле Пен вроде бы предлагает «защищенное государство» и вроде бы громко восстает против транснациональных корпораций, но, вместе с тем, не хочет повышать для них налоги (французские крупные корпорации хочет даже всецело поддерживать, в том числе и налогово), а для малого и среднего бизнеса – хочет и вовсе ослабить налоговое бремя. С Макроном вообще все понятно: свою приверженность глобализму и интегрированности Франции в единое европейское пространство он даже никак и не вуалирует.

Ле Пен вроде бы выступает за суверенитет и за суверенный контроль государства над его природными ресурсами, однако, как было указано выше, против крупных национальных корпораций (которые, в случае их успешности, неизбежно выходят на внешний рынок) - она тоже ничего не имеет. Позиция же Макрона – снова вполне определенная: ориентированность на ЕС и глобализацию, что в принципе исключает возможность суверенного государственного контроля над ресурсами.

И Ле Пен, и Макрон воспринимают СМИ исключительно как площадку для псевдополитической клоунады. Ни о какой просветительской работе речи не идет: каждый кандидат просто выкрикивает определенные, заранее прописанные штампы, которые населению противопоказано осмысливать.

Ле Пен с пеной у рта призывает к отмене гомосексуальных браков во Франции, но, вместе с тем, предлагает им замену – в формате каких-то неконкретизированных, но, тем не менее, обновленных «форм гражданского союза» (не исключено, что предлагается на самом деле тот же самый брак, просто по-другому названный). Отношение глобалиста Макрона к гомосексуалистам и вовсе не нуждается в дополнительных разъяснениях.

Как видим, и Ле Пен, и Макрон – абсолютно глобалистские политики. А иначе и быть не может. Это в общем-то понятно и даже извинительно: в конце концов, ни у первой, ни у второго нет и не может быть даже дееспособных самостоятельных источников «раскрутки» - и уж подавно не может быть какой-либо самостоятельной политической игры. Необходимо понимать, что каким-то образом возникших изнутри чужаков транснациональный капитал либо устраняет физически (как это было в случае с Кеннеди), либо устраивает им публичную порку на весь мир – с последующим «сливанием» (как это было в случае со Стросс-Каном). Если же западный политик существует, и он на виду – значит, он по какой-то причине нужен и чем-то какому-то конкретному «хозяину» полезен. Перестанет быть нужным и полезным – его вышвырнут из системы максимум через месяц, и все ресурсы для этого имеются.

А так вообще-то Ле Пен и Макрон, Макрон и Ле Пен – в сущности, абсолютно одинаковы. Наверное, Макрон станет первым, а Ле Пен – наверное, вечно второй. Третьей, четвертой, десятой, двадцать пятой – без разницы. Кто победит, Ле Пен или Макрон, равно как и то, кто в чье кресло во Франции сядет – вопрос абсолютно не принципиальный. Европейские политики вообще, и французские – в частности, - это не более, чем статисты, изображающие своим материальным телом и напоказ шумными действиями какую-то якобы политическую активность. Реальные стратегические и даже тактические решения о судьбе западного мира давным-давно принимаются совершенно в других кабинетах. Вернее, в офисах.

Что стоит за призывами предать Ильича земле?

Накануне сто сорок седьмого дня рождения Владимира Ильича Ленина закономерно и предсказуемо начал раскручиваться всероссийский информационный маховик по преданию тела Великого Вождя земле. Не переставая озвучиваются уже многократно обкатываемые и успевшие изрядно поднадоесть за многие-многие десятилетия «доводы»: незачем увековечивать память «душегуба» на Красной площади; не нужен нам «культ личности»; Ленин – «спорная фигура»; Ленин сам хотел, чтобы его похоронили на Родине, и прочее подобное, уже всем прекрасно известное и всеми неоднократно слышанное.

Самое печальное, что вся эта мозгодробильня, при всей ее явной содержательной и технологической нелепости, - по сей день весьма успешно разжижает мозги граждан. По данным «Левада-Центра», на сегодняшний день только 31% граждан России хочет оставления Ленина там, где ему и посулила находиться история, а именно – в Мавзолее. Пока еще большая часть населения против сноса памятников Великому Вождю, но это именно пока: мозгодробильню ведь можно прицельно направить и на уничтожение в принципе какой бы то ни было памяти о Ленине.

Почему же Ленин всенепременно должен находиться в Мавзолее – и нигде более еще? Хотя бы потому, что он ничем не уступает ни величайшим императорам и царям, ни грандиознейшим полководцам, ни мудрейшим фараонам. Впрочем, «ничем не уступает» - это мягко сказано: на самом деле многократно превосходит каждого из них. Почему Ленин ни в коем случае не должен быть предан земле? Хотя бы потому, что он значительно более значимая фигура, нежели кто-либо преданный земле.

В чем же историческая уникальность и исключительность Ленина? Вопрос глупый, потому как ответ, казалось бы, очевиден. И тем не менее, ввиду интенсивной работы означенной мозгодробильни, придется в энный раз обосновать величие Вождя. Во-первых, именно Лениным был в первый (и, пожалуй, на сегодняшний день покамест в единственный) раз продемонстрирован пример эффективной и подлинно народной борьбы за собственные интересы. Во-вторых, именно Лениным была создана подлинная демократия, демократия Советов, - в противовес аристократической западной псевдодемократии, не имеющей никаких точек соприкосновения с реальным народовластием. В-третьих, впервые в истории был реализован принцип пресловутой «дружбы народов» - в противовес шовинизму и фанаберии. Наконец, в-четвертых, была разработана и успешно претворена в жизнь новая экономическая политика, умело сочетавшая в себе народовластие с рыночной экономикой.

Вряд ли хоть при одном правителе во всей известной нам человеческой истории был проделан подобный по грандиозности цивилизационно-технический и духовно-идейный путь – да так, чтобы при этом страна за неполные семь лет изменилась радикально и, что характерно, сугубо конструктивно. Так отчего же так настойчиво хотят десакрализовать память именно Владимира Ильича? Почему хотят в буквальном смысле втоптать ее в землю? Дело тут, по всей видимости, в рафинированной психологии.

Общеизвестно, что посредственность больше всего на свете ненавидит гениальность. А уж гениальность, которую толком нельзя вывалять в собственных смердящих фекальных массах, - и вовсе вызывает у посредственности поистине конвульсивные припадки животной ярости. Но у посредственности есть, тем не менее, единственный шанс сравняться с гениальностью – это равно с ней уйти по смерти в землю.

Когда идешь по кладбищу, видишь только ровный почвенный слой, надгробные плиты и кресты. На кладбище все равны – и посредственности, и гении. Идеальная «демократия», которой, собственно, и грезят эгалитарные посредственности.

Вопрос предания тела Ленина почвенному слою либо оставления тела Ленина в священном и царственном зиккурате на Красной площади – это не вопрос рутинерства и формализма, это вопрос нашей исторической перспективы: быть нам вселенскими героями или же быть вселенским мусором.

Дело и Дух Ленина бессмертны, да и тело – как доказала история, тоже. Только до Дела и Духа Ленина не дотянешься грязными, дрожащими и потными ручонками, ибо это уже явления из области метафизики, тогда как дотянуться до физического тела Вождя твари все-таки способны. Вот через физическое тело и показывают свое отношение к высоким метафизическим категориям, а по-другому-то ничего сделать и невозможно.

Сегодня нам предстоит разрешить дилемму: либо мы соглашаемся с посредственностями и с их ценностными ориентирами – и тем самым возводим посредственность как таковую в ранг культа, неизбежно при этом капитулируя перед всеми внешними и внутренними угрозами, либо мы соглашаемся на великие свершения – с неизбежным же возложением на себя почетной обязанности систематически приумножать таковые. Третьего не дано.

И также можно ни секунды не сомневаться в том, что культ посредственности у нас будет заботливо поддержан заокеанскими «коллегами», с их неуемной органической экстенсивностью.

Несмолкающие ожесточенные дебаты на предмет предания тела Ленина земле (а может, и, не дай Бог, предметные действия по такому преданию) есть лакмусовая бумажка нашего нынешнего выбора и нашего последующего исторического пути. Сегодня для нас как никогда важно правильное решение.

Большой Кибернетический Брат: масонская информационная диверсия

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столенберг не устает заявлять о необходимости расширения натовского влияния в сфере киберпространства. При этом Столенберг подчеркивает и выделяет фломастером, что киберпространство не менее (а может, даже и более) важно для американцев, чем воздушная, морская и сухопутная сферы. А еще генсек заявляет о намерении осуществить массированную кибернетическую атаку в адрес любой страны, которая хоть чуть-чуть кибернетически посягнет хоть на одного члена НАТО. Иными словами, Столенбергом открыто обозначается американское намерение в самом скором времени реализовать органическую атлантистскую потребность в кибервойне. Но почему американцы уделяют такое внимание именно киберсфере? Чтобы это понять, придется зайти издалека - и обратить свои взоры сперва аж в позапрошлый век.


Всем известен такой замечательный английский писатель и журналист – Джордж Оруэлл. И еще больше всем известен его роман – «1984» - и культовый «Большой Брат» из этого романа. Этот самый «Большой Брат», как тоже всем известно, тотально контролировал все и вся в русле «красного тоталитаризма» (там была еще партия «Ангсоц» и прочая стандартизированная атлантистская белиберда). Классик Оруэлл, как и положено ангажированному англосаксонскому информационщику, врал и, наверное, не краснел. На самом деле программа глобального информационно-культурного и идейно-ментального контроля вызревала и кристаллизовывалась именно в лоне американского масонства – и не имеет ровным счетом никакого отношения к выдуманному американцами же «красному тоталитаризму».

Родоначальником идеи глобального информационного контроля и глобального информационного управления, по всей видимости, был американский масон Альберт Пайк, который еще в первой половине XIX столетия в своей работе «Мораль и догма» сформулировал технологии управления массовым сознанием. Такого рода управление, с точки зрения Пайка, является многократно более продуктивным и многократно менее затратным, нежели силовое понуждение и подавление. В основе предлагаемой Пайком технологии лежит обыгрывание в «нужной» плоскости, на первый взгляд, высоких идей свободы и равенства, с помощью которых человеческое сознание легко парализуется и делается податливым для всевозможных экспериментов с ним.

В принципе об идеалах свободы и равенства говорили и «отцы-основатели», но они говорили об этих выгодно трактуемых идеалах, скорее, в оправдание нечеловеческих зверств выходцев со Старого Света, которые, дорвавшись до новых территорий и ресурсов, стали нещадно и многими миллионами вырезать коренное население Америки. Пайк же пошел дальше, перейдя от обороны к решительному наступлению. Именно он, судя по всему, первым увидел в означенных идеалах мощнейшее и долгосрочное информационное оружие, причем, как показала историческая практика, это оружие оказалось цивилизационно универсальным, то есть способным эффективно разжижать мозги представителей самых разных народов и ментальностей.

Само собой разумеется, симпатичная технология мгновенно была взята на вооружение, в том числе на высшем государственном американском уровне. Многочисленные более поздние американские масоны, типа Макса Генделя и многих других, менее значительных, также принялись с наслаждением обкатывать данную находку и перекрикивать друг друга в ее транслировании.

Но довольно-таки скоро выяснилось, что у этой «гуманистической» технологии имеется один существенный маркетинговый недостаток: эта технология оказывается нежизнеспособной при отсутствии отлаженной планетарной системы по ее распространению. Масонство может быть только на экспорт и только в условиях монополярности и бесконкурентности, само по себе и само в себе оно мгновенно начинает тухнуть – и вскорости становится непригодным к употреблению. И американский «гуманизм», в конце концов, непременно загнулся бы естественным путем, если бы на помощь своевременно не подоспела кибернетика – как новая американская «фишка».

Известно, что основоположник кибернетики Норберт Винер планировал создание виртуального пространства - для вполне определенной цели, которую он открыто прописал в нашумевших в свое время работах «Кибернетика и общество» и «Акционерное общество «Бог и Голем». Эта цель – информационное уничтожение коммунизма и религии – в принципе, как таковых. Примерно ту же самую позицию озвучивают и сегодня во всевозможных заметках и выступлениях основатели Википедии – Джимми Уэйлс и Ларри Сэнгер, только добавляют ко всему этому еще и необходимость информационно бороться с «тоталитарными государствами» как таковыми, в особенности с Россией и Казахстаном.

Иными словами, американцы до сих пор искренне считают кибепространство своей вотчиной и сферой своего безраздельного господства. Глобальная Сеть должна принадлежать только и исключительно масонам (или, по крайней мере, тотально зависимым от них людям) – и транслировать только и исключительно полезные масонской системе постулаты. Все остальное подлежит незамедлительному уничтожению.

Академическими доктринами в таких вопросах, понятное дело, не ограничивается. Киберсистема планетарна – стало быть, и регулировать ее надо на планетарном уровне – тем более, что, как было изложено выше, масонская идеология «общечеловечности» предусматривает исключительно планетаризм, в противном случае гибнет. В 2000 году была принята так называемая «Окинавская хартия», подразумевающая императивную необходимость широчайшей вовлеченности молодежи всей планеты в сферу виртуального пространства (которое, как считают американцы, должны и могут контролировать только они). Потом были приняты многочисленные «типовые законы», принципы, конвенции, инструкции, соглашения и прочее подобное, - преследующие ту же самую цель.

Кроме того, по данным В.С. Овчинского и Е.С. Лариной, прописанным в работе «Кибервойны XXI века», до 85% компьютерной техники и серверов в мире сегодня американские. По данным же американского журналиста и аналитика в сфере компьютерной безопасности Шейна Харриса, представленным им в книге «Кибервойна. Пятый театр военных действий», в наибольшей степени преуспели во всевозможных «взломах» и мониторинге именно американские специализированные корпорации. Американцы (по прямому указанию масонских хозяев) все активнее и наглее заявляют свои права на виртуально-кибернетическое пространство и, как следствие, на возможность влезть в любой ПК – по своему усмотрению, которое, однако, они не намерены с кем-либо согласовывать.

Можно хихикать и паясничать сколько угодно - дескать, «опять чокнутые конспирологи что-то там такое фантазируют». Но вот вам конкретно имеющийся в наличии факт: формально высшее должностное лицо НАТО заявляет о том, что безраздельное господство в сфере киберпространства является приоритетной натовской задачей, а то, что в НАТО господствуют США, - это уже давным-давно общеизвестный факт. Над этим хихикать уже бессмысленно, так как сами атлантисты, не стесняясь, заявляют соответствующие противозаконные притязания уже на международном уровне. Наверное, пора бы уже перестать захихикивать проблему, а вместо захихикивания для начала понять масштабность и серьезность происходящего, а тут же вслед за этим – начать решение проблемы. Но как ее в принципе можно решить?

Для начала нужно научиться не подставляться самим. Истина проста и многократно пережевана: хочешь, чтобы было хорошо, начинай с себя. Сегодня, как ни обеспечивай безопасность киберпространства, – все же на 100% таковая в принципе не может быть гарантирована. Естественно, нужно совершенствовать соответствующие системы, и специалисты этим, не покладая рук, занимаются, но пока реальность такова, что идеально обеспечить безопасность в киберсфере на сегодняшний день просто невозможно. При таком раскладе, разумеется, в самую первую очередь будут лупить по тем публичным лицам, которые так или иначе, в том или ином формате, представляют нашу государственную и идейную идентичность. Соответственно, этим самым публичным лицам нужен кристально чистый моральный облик, не запятнанный (во всяком случае, публично) ничем и ни в чем, даже в мелочах. А из этого, в свою очередь, следует неизбежность высококачественной и целенаправленной фильтрационной работы на высшем уровне.

Кроме того, нужно грамотно выстраивать линию обороны и нападения на безбрежных просторах киберспространства. Транслировать вранье десятками миллионов всевозможных и разнообразных сетевых сообщений, коверкающих истину относительно действий лиц, корпораций, государств и их групп, наверное, все-таки не стоит. Вранье на весь мир – абсолютно не в нашей православно-славянской традиции, да и к тому же вранье, как ни крути, имеет такое неприятное свойство – со временем выползать наружу. Поэтому нужно не врать, а грамотно и, что также весьма важно, непротиворечиво выстраивать собственные политическую и идеологическую линии, а также быть готовыми публично ответить за каждое политическое и идеологическое действо, чтобы ненароком утекшая информация не смогла бы подорвать наш политический и цивилизационный авторитет.

Наконец, неплохо бы научиться поактивнее атаковать самим. Есть же у самих американцев Эдвард Сноуден и у австралийцев – Джулиан Ассанж. Вот так же и у нас должны быть сопоставимые, а желательно – еще более крепкие, профессионалы. Только не мифические и не в виде каких-то там нелепых жупелов в американском политическом шоу, а реальные и уникально подготовленные. Вот нам нужно не шоу с «русскими хакерами» на весь мир, а чтобы было минимум шумихи – и максимум реального, а не высосанного из пальца, компромата на атлантистских упырей. Вот тогда «общечеловечные гуманисты» и попляшут.

Нужно понимать, что же сегодня так бесит американцев в информационно-кибернетической сфере. А бесит их то, что какие-то сволочи, видите ли, смеют заявлять свои права на якобы их кибепространство – и, более того, осмеливаются даже успешно реализовывать в нем свою стратегическую линию. Американцы никогда не поймут и не примут чужих интересов в кибепространстве, потому как их кибердоктрина в принципе исключает какие-либо интересы, кроме их собственных. Это данность, и ничего с этим поделать невозможно.

Наша цель – не пытаться кого-то в чем-то разубедить или как-то в чем-то перед кем-то оправдаться, а неукоснительно вести свою геополитическую и геостратегическую линию – в том числе, посредством кибепространства. Все это - само собой разумеется, при наличии понимания происходящего и возможных последствий происходящего – и, главное, готовности к таковым. А последствия очень даже возможной в ближайшей перспективе мировой кибервойны, с учетом всеобщей информатизации и технократизации, могут быть куда похлеще Чернобыля и Хиросимы с Нагасаки.

Кровь, почва и оккультные мракобесы: немного о принципах

В Интернете краем глаза можно что-то углядеть о процессе над так называемыми «Свидетелями Иеговы». Минюст запретил их за экстремизм, «свидетели» обжаловали, сейчас идет судебная тяжба, «свидетели», разумеется, все отрицают и ни с чем не согласны. Они, знамо дело, приходят в мир «с доброй вестью от Бога», а злая «тоталитарная» машина их как бы «репрессирует». При этом ничего страшного в ужасающем количестве сумасшедших и экстремистов в своих рядах «свидетели», конечно же, не видят: это их так оценили «непросвещенные», а они хотят продолжить «просвещать» - на сей раз уже по решению суда.

На самом деле в нашей стране существуют многие десятки опаснейших сект, ориентированных точно так же, как и эти злосчастные «свидетели», но почему-то практически все эти секты всегда выпадают из сферы чьего-либо внимания. Оккультному мракобесию в нашем информационном и правоохранительном пространствах уделяется преступно мало внимания, хотя это самое мракобесие многократно страшнее войны в Сирии и даже в Новороссии. Те хотя бы не посягают на основы основ государственности, в то время как, казалось бы, невинные и подпольные сборища сумасшедших небольшими кучками бьют по принципам крови и почвы, на которых и зиждется государственность как таковая.

Следует напомнить, что под принципом крови понимается принадлежность к определенной стране по факту рождения от граждан соответствующей страны, а под принципом почвы – принадлежность к определенной стране по факту рождения на ее территории. Сегодня формально эти принципы, когда-то давно считавшиеся взаимоисключающими, - сочетаются: скажем, рожденный от граждан по факту своего появления на свет становится гражданином, но он не освобожден при этом и от обязанностей перед своей «почвой» - платит налоги, служит в армии и так далее. Это пока еще формально действующие государственнические принципы. Но сектам эти «глупости» не нужны: секты основываются на радикальном отрицании обоих этих принципов.

«Свидетели Иеговы», «саентологи», «телемщики», «сатанисты», «Нью-Эйдж» - все это и еще многое производное от этого - по большому счету, одна шайка-лейка. Есть некоторые формальные символьно-обрядовые различия, но по существу – это все единый глобалистский продукт, подаваемый под разными соусами – с тем, чтобы сокрушить идею государственности, основанную на органическом сочетании крови и почвы. Для сект же существует только виртуальная «личность» - как нечто законченное, самоценное и самодовлеющее. Разумеется, при этом атомизированное, но атомизация настойчиво и агрессивно скрывается за мнимым величием слепленного клопа, ряженого в королевские одеяния.

Многовековые принципы крови и почвы десятилетиями старательно стирались из коллективно-социальной памяти, и сегодня они уже практически стерты. Люди перестали иметь какую-либо привязанность к чему-либо и к кому-либо, став полноценными номадами. Не иметь собственного жилья, а вместо этого снимать комнату или квартиру; заключать брачные контракты; давать друзьям деньги в долг под расписку с процентами; сдавать пожилых родителей в дома престарелых – все это и многое подобное давно стало нормой для «цивилизованного» Запада и, к сожалению, все чаще встречается у нас.

Рядовым обывателям, живущим в формате такой вот дегенеративной социальной матрицы, это не приносит ровным счетом никакой пользы, а, напротив, создает одни лишь серьезные проблемы. Да и как не быть проблемам, когда число социальных связей все расширяется, а взаимопонимание фактически сведено к нулю? Но весь фокус в том, что рядовые обыватели уже считают эту матрицу – хоть и изуверской, но, тем не менее, социально неизбежной. Информационного либерального прессинга в течение двух поколений за глаза хватило, чтобы эту самую квазинеизбежность внушить крепко-накрепко.

Итак, рядовым обывателям разрушение принципов крови и почвы не принесло ничего хорошего: люди разобщены, обозлены, беспомощны, живут по принципу белки в колесе, не видя перед собой и своими детьми совершенно никаких перспектив. Но зато они подлинно номады, а это очень выгодно власть и ресурсы предержащим. Во-первых, отныне оперативно обеспечивается не только ресурсопоток, но и человекопоток – в нужные компании, в нужные регионы и в нужном количестве. Во-вторых, людей, не привязанных ни к чему и ни к кому, не имеющих ни в чем и ни в ком опоры, проще держать в страхе – с тем, чтобы потребовать от них все, что только заблагорассудится «хозяевам жизни».

В споре между человеком и корпорацией практически всегда неизбежно выигрывает корпорация, которая, кстати говоря, представляет собой сборище жалких атомов под началом какого-нибудь большого «хозяина жизни». У корпорации есть деньги, связи, иные ресурсы влияния, в то время как человек атомизирован и оторван чаще всего даже от собственной семьи. И все это сегодня прекрасно понимают. Достаточно поставить атомизированного человека перед фактом его беспомощности для того, чтобы потребовать от него всего, чего угодно, и сделать с ним все, что угодно: от банального и не оплачиваемого «хозяином» пересиживания на работе – до снесения жилья атомизированного человека с целью последующего строительства на этом месте особняка «хозяина».

Выведен человек-инструмент, «человек-робот», которого так хотела доктрина «Нью-Эйдж», да и главные «свидетели», собственно, тоже. Когда нужен какой-нибудь человек-винтик – выжмем по полной, а станет ненужным – сломаем и выбросим. Очень удобно и практично. Бунтов не будет, а если и будут, то строго инсценированные и роботизированные, ни в коем случае не нацеленные на уничтожение сложившейся системы как таковой. Реальное решение проблем заменяется выплеском пара. Человек принимает свое беспомощное «винтиковое» положение как должное.

Но как удалось обеспечить такую социальную аномалию? А оказывается, достаточно было всего-то-навсего сказать человеку, что он самоценен (или, как в случае со «свидетелями», равен со всеми и равноценен всем). Это для него неизбежно означает, что он – сам себе Бог. А это, в свою очередь, означает, что никаких внешних ориентиров, рамок и связей у него больше нет: он сам себе – и ориентир, и рамки, и связи, и ценность. Для богатых и влиятельных это очень хорошо: у них в руках деньги, ресурсы и связи – соответственно, они могут делать где, когда и что угодно, и их может ограничить разве что только алчность и влияние сопоставимого «богочеловека». А вот для небогатых и невлиятельных это означает только то, что они, за неимением ресурсов и возможностей, замкнутся в скорлупе своего «Я» и станут полностью беспомощными – со всеми вытекающими для них и для «хозяев жизни» последствиями и результатами. Поэтому доктрина «Свидетелей Иеговы» и манифестирует Единого Владыку на Земле. «Свидетели»-то, может, и сумасшедшие, а вот их хозяева весьма умны.

Не нравится? Плохо? Больно? Страшно? Несправедливо? А вот тут вам эти самые скандальные «свидетели» заботливо разъяснят, что диктат добродетели и не обещает вам сладкой жизни: новая мораль будет утверждаться во всем мире примерно тысячу лет (так они понимают Царство Христово) - строго с хрустом и через колено. Зато основная эгалитарная масса будет едина и равна в своей стадности, а на Земле будет единый хозяин. Иными словами, все по «иеговистам» Чарльзу Расселу и Джозефу Рутерфорду – собственно, американцы сейчас обыгрывают именно этот их сектантский сценарий как по нотам. Чем вам не глобализм?

Практически любая секта сегодня ориентирована на формирование мира, состоящего из 0.5% тех, кому можно все, всегда и везде, и 99.5% - кому нельзя ничего, никогда и нигде. Такой вот формат уродливой однополярности начинается с безродности и экстерриториальности, а далее все рушится одним махом. Если нам этого добра не надо, то об этом надо для начала заявить честно и открыто в информационном пространстве. И в результате привлечь организаторов и активистов ряда «милых» организаций (не только «Свидетелей Иеговы», хотя, конечно, и их в том числе) к отбыванию длительных тюремных сроков, а то и к смертной казни, наплевав на всякие там моратории с приостановками. Может, хоть тогда эти криминальные глобалистские выродки угомонятся. На войне как на войне.

Почему американцы не могут не убивать и не хотеть чужой смерти?

Сегодня все патриотические настроенные граждане России возмущены тем, что Трамп-де не оправдал российских надежд. И, более того, даже и не стремится их оправдывать. И даже еще более: раскаляет ситуацию до максимального уровня опасности, грозящей Первой Ядерной войной. А между тем, дивиться нечему. Трамп – талантливый человек и великолепный популист, а посему ориентируется строго и сугубо на потребности электората, то есть самых простых американцев - только и всего.

Надо понимать, что нынешние американцы, при всей их кажущейся придурковатости и карикатурности а-ля Бивис и Баттхед, – на самом деле потомки наиболее агрессивных и оборотистых англосаксов, а англосаксы, в свою очередь, - наиболее агрессивная и оборотистая западная цивилизация. Иными словами, далекие предки американцев – плоть от плоти отборные и элитные негодяи, убийцы и мошенники. Можно ли верить в то, что связь поколений прервалась? Сомнительно. Рассмотрим же масштабы кровавого американского империалистического фашизма, чтобы хотя бы в общих чертах представить себе, с каким наследием мы столкнулись на Ближнем Востоке, и есть ли из этого какой-то мирный исход.

В период колонизации Северной Америки британцами на протяжении примерно полутора веков были убиты и сегрегированы многие миллионы индейцев. Потом, с образованием США, убийство и сегрегация индейцев продолжились и даже усилились. А потом была всем известная война Севера и Юга, давшая начало политической активности небезызвестного «Ку-Клукс-Клана» - с последующими миллионами убитых чернокожих американцев. А потом была русско-японская война и действия армии Колчака (сегодня очень хорошо известно, под чьим влиянием находилась политика «реставрации Мэйдзи», и на кого был ориентирован Колчак), суммарно унесшие примерно полтора миллиона жизней. А потом был спонсорский интерес «Форда», «Дженерал Моторс» и «Кока Колы» во Второй мировой войне, унесшей, в свою очередь, порядка 50 миллионов жизней. А потом были уничтожены 73 государства и убиты минимум 26 миллионов человек (разумеется, исключительно в рамках вирусного распространения «демократии» с «правами человека»). Добавим в копилку также десятка полтора миллионов погибших и оставшихся без крова в результате сепаратизма, религиозного экстремизма, вооруженных переворотов и прочего подобного – на Ближнем Востоке, в Африке, на Балканах, да даже на Кавказе и на Украине.

Элементарная арифметика говорит нам о том, что на счету американцев, по самым скромным данным, - порядка 120-150 миллионов людей, растерзанных, запытанных и убитых либо непосредственно самими американцами, либо по их прямому указанию, и многие сотни миллионов, если даже не миллиарды (вряд ли число подлежит какому-либо объективному учету), – исковерканных жизней и судеб. Империи Чингисхана, Тимура, Наполеона, завоевательные походы Филиппа и Александра Македонских, все это вместе взятое и помноженное на десять, – капля в море по сравнению с тем, что творили и творят американцы, начиная с захвата Американского континента. Может ли выдать такой кровавый результат цивилизация, не являющаяся по своей органике маниакальной? Наверное, вопрос риторический.

Есть такая байка об акуле, которую выловили огромной сетью – и вспороли ей брюхо, чтобы она не умерщвила моряков. В одной сети с акулой оказалась масса других рыб. Так вот акула даже с пропоротым брюхом все равно продолжала заглатывать подвернувшихся ей соседей по сети, хотя они просто уже вываливались из ее кровоточащего брюха. Вот точно так же и американский колониальный империализм: его брюхо уже давно пропорото милитаризацией, кризисами и долгами, но он, тем не менее, все равно продолжает заглатывать миллионы тонн баррелей нефти, вытекающей из вспоротого брюха в виде ИГИЛа, ЛГБТ, «Эха Москвы», «несистемной оппозиции» и прочего подобного.

Логика империализма предусматривает борьбу за ресурсы и территории, а коль скоро местное население может очень даже и огрызнуться по этому поводу – стало быть, надо устроить его геноцид, чтоб не мешалось и не возбухало. Это просто логика империализма, от которой никуда не деться.

Империализм не может не убивать. Не может не уничтожать города, страны и режимы. Не может не вырезать целые народы многими десятками миллионов. Не может не мародерствовать. А американский империализм – тем паче: это империализм в стадии своей наивысшей алчности и наивысшего цинизма. Это не то, что какой-то там конкретный толстосум - плохой. Что, акула с пропоротым брюхом – тоже плохая, что продолжает неуемно заглатывать и заглатывать рыб, несмотря на то, что ими теперь уже никогда не насытится? Нет, не плохая, просто это ее инстинкты. Так же и у империализма есть свои инстинкты. За кружкой пива в бане империалист, наверное, вполне может быть весьма и весьма душевным мужиком, ну а в ресурсной политике – неизбежно серийный маньяк и кровопийца (точнее, нефтепийца и газопийца).

Что с этим можно поделать? С учетом того, что потребность убивать заложена в американцах как в цивилизации органически, то есть подлинно является их конститутивным признаком, - ничего тут не поделать. Плюс, как известно, есть не только цивилизационная память, но и генетическая: коль скоро далекие предки американцев были серийными маньяками, то и в них теперешних звучит и будет звучать внутренний голос, жаждущий все новой и новой крови. Соответственно, покуда американцы живы, они будут убивать. Или как минимум хотеть убивать.

Это ни в коем разе не призыв превентивно убивать всех американцев – это просто констатация факта, обоснованного выше. И с ним, с этим горьким фактом, нашим политикам придется считаться еще долго – во всяком случае, покуда жива Америка. И уж совершенно точно не общаться с каким-нибудь там Джоном Гейси через призму «умиротворяющей» дипломатии. Это не только бесполезно, но и опасно.

«Золотой миллиард» и гомосексуалисты с трансгендерами

На днях стало известно, что федеральный апелляционный суд в США постановил, что геи, лесбиянки и трансгендеры никак не могут дискриминироваться и дискредитироваться на рабочем месте по этим своим отличительным признакам. Разумеется, геи всей планеты просто не могли не покуражиться по данному поводу. В частности, голландские и чеченские гомосексуалисты вдруг во весь голос, вплоть до уровня мировых СМИ, закричали о том, что их, несчастных, притесняют и обижают. К чему же вновь разгоняется эта гомосексуально-трансгендерная волна, и чего же этим, с позволения сказать, «нетрадиционным» еще может быть нужно?

В формате западной либеральной парадигмы гомосексуализм и прочие половые девиации, исключающие деторождение, подаются как проявления абсолютной личной свободы: дескать, мы ребята, не связанные какими бы то ни было условностями и ограничениями, - творим, что и с кем хотим. На самом деле это, разумеется, не так. Никакой свободой в данном случае и не пахнет. Гомосексуализм вот уже более 40 лет является официальным западным орудием «мягкого» геноцида. Говорить о том, что гомосексуалист вот так вот проявляет свою свободу и индивидуальность, - это все равно, что заявить о том, что узники фашистских концлагерей свободно реализовывали в этих заведениях свое право на отдых и санаторно-курортное лечение.

В 1968 году американский агроном Норман Эрнест Борлоуг публично сформулировал концепцию так называемой «зеленой революции». Данная концепция включает в себя два основополагающих пункта: пункт первый – необходимо как можно обильнее вводить в оборот ГМО и пестициды; пункт второй – нынешний мировой сельскохозяйственный потенциал способен обеспечить пропитание максимум 10 миллиардов человек, а далее необходимо будет как-то сократить население или как минимум решительно остановить его положительную динамику. Великая идея настолько пришлась по сердцу норвежским аристократам-интеллектуалам, что через два года она была отмечена аж Нобелевской премией мира.

Впервые на международном уровне гомосексуализм как наиболее предпочтительное демографическое и геополитическое оружие был манифестирован в 1972 году – в легендарном докладе под названием «Пределы роста». Автор, американский философ и специалист по системно-социальному управлению Деннис Медоуз, обозначил в этом своем докладе опаснейшие международные проблемы, идущие в связке: активизирующееся потребление ресурсов планеты – в сочетании с прирастающим ужасающими темпами населением. Ситуация, с точки зрения Медоуза, не может разрешиться сама собой, необходимо действовать по одному из 12 предложенных им сценариев. Показательно, что наиболее приемлемым виделся Медоузу сценарий «мягкого» ограничения рождаемости. Кстати, в 2004 году автор посетовал, что его технологическим рекомендациям совсем не следуют, потребление лишь увеличивается, да и численность населения прирастает, а потому надо срочно бить в колокола и заняться-таки сокращением численности человеческой популяции.

После доклада «Пределы роста», буквально через год, гомосексуализм был признан нормой - сперва на уровне Американской психологической ассоциации, а с 1990 года – и на высшем уровне, то есть Всемирной организацией здравоохранения. Однако такого международного решения по ограничению роста численности человеческой популяции оказалось недостаточно. У столь грандиозного и беспрецедентно масштабного мероприятия неизбежно должна быть не только социально-технологическая, но и идейно-мировоззренческая плоскость.

В конце 70х годов прошлого столетия бодро и, главное, своевременно выстрелил французский философ Мишель Фуко, глубокомысленно рассуждавший о том, что не только сексуальная ориентация, но и пол – не более, чем досадная условность, навязанная нам с целью нашего порабощения. На 70е же годы прошлого столетия пришелся пик популярности огромного количества гомосексуальных, бисексуальных, андрогинных и педофильных эстрадных «звезд» - Фредди Меркьюри, Элтона Джона, Майкла Джексона, Дэвида Боуи, Игги Попа и многих-многих десятков других, менее значительных «фриков». В 1992 году гомосексуализм был мягко допущен Римско-католической церковью, в Католическом Катехизисе. Наконец, в 2000 году американский мыслитель Пол Куртц написал и обнародовал «Гуманистический манифест 2000», в котором необходимым элементом «нового планетарного гуманизма» была объявлена, в числе прочего, и свобода гомосексуальных контактов. Таким образом, к концу 90х – началу 2000х годов массовое сознание уже окончательно было обработано «как надо». Следующий шаг – разрушение института семьи.

В 1989 году в Дании был официально зарегистрирован первый однополый брак, а через десять лет, в 1999 году, однополые браки были легализованы в Гамбурге. Далее на протяжении 2000х-2010х годов в процесс брачной гомосексуализации включилось порядка двух десятков стран – и продолжают включаться все новые и новые.

Как видим, гомосексуализм и прочие перверсии в сексуальной сфере – это никакая не свобода, а прицельно реализуемая мировая технология по сокращению численности голодных ртов – в условиях сокращающихся же, причем пугающими темпами, природных ресурсов. Сперва западной цивилизации нужно было много-много рабочих рук на заводах и фермах – соответственно, ни о каких гомосексуализме и трансгендерности и речи не могло идти. А потом как-то так оказалось, что людей стало много, все они постоянно чего-то хотят (да еще им и успели внушить идею «социального государства»), а ресурсы все тают и тают. Неприкрытый фашизм мир уже проходил в 1933-1945 годах, так что надо бы его как-то прикрыть. Вот вам и «половая свобода».

Гомосексуалисты сегодня нужны доминантным гетеросексуальным человеческим особям. Чем больше гомосексуалистов, тем быстрее вымрут конкуренты, обладающие пониженной доминантностью, - и, следовательно, тем безнаказаннее развернутся и будут куролесить финансовые и частично промышленные альфа-самцы. Им достанется намного больше ресурсов, и отныне не будет болеть голова по поводу необходимости предоставления зарплат, пенсий и пособий всяким там надоедливым унтерменшам, численность которых, собственно, поэтому и надо сократить.

Сокращать же и даже оптимизировать собственное потребление пресловутый «золотой миллиард» не планирует. И даже не думает в данном направлении. Проблем масса: китайцы, исламисты, мигранты, Россия, Ким Чен Ын с термоядерной бомбой, даже инопланетяне образца прошлого года, недовольные бомбой Ким Чен Ына, - все, что и кто угодно, - только не собственное патологически неуемное потребление. А из этого прискорбного факта со всей очевидностью следует, что ЛГБТ-движению еще только предстоит выйти на свой пиковый боевой уровень, свидетелями, а то и, не дай Бог, жертвами, которого мы, возможно, вот-вот станем.

Не исключено ведь, что в очень скором времени озвучиваемые вслух половая и полоролевая идентификации, вплоть до произнесения личных местоимений «он» и «она», будут считаться на Западе проявлениями экстремизма, а следовательно – будут уголовно наказуемыми. Динамика, во всяком случае, разворачивается именно в этом направлении. Как говорится, было бы смешно, если б не было так грустно.

Стесняющиеся Гитлера, боящиеся Сталина

В либеральных СМИ Гитлера и Сталина принято либо отождествлять, либо плотнейшим образом сопоставлять. Дескать, и тот, и другой – тираны, у обоих, знамо дело, руки по локоть в крови. В особо ортодоксальных либеральных СМИ, вроде «Эха Москвы» и «Дождя», Сталина принято подавать даже более кровавым тираном, нежели Гитлера. В целом же это косметические различия. А по существу все либералы сходятся в том, что Гитлер – исчадие ада (может, чуть меньшее, чем Сталин), и никакого отношения они, либералы, к Гитлеру не имеют. В предлагаемой же Вашему вниманию статье доказывается, что Гитлер есть строго и сугубо либеральный продукт, плоть от плоти, как бы либералы ни открещивались от этого монстра.

Вы никогда не задумывались, каким это образом Гитлеру удалось буквально за пятилетку вытащить страну из состояния полной демилитаризации и обескровленности до состояния грандиознейшей милитаристской хребетоломательной машины? Ведь все мировое сообщество ему, казалось бы, мешало – в соответствии еще с Версальским договором. Для начала – немного достоверно известных статистических выкладок – просто для понимания масштаба кратчайшего военно-технологического и мобилизационного преобразования.

Итак, по состоянию на 1933 год Германия располагала примерно 100-тысячным войском, к 1939 году – уже 3,5 миллионами военнослужащих, а к 1943 году – примерно 11,5 миллионами военнослужащих (кстати, РККА в то время была численно меньшей, причем существенно). Как видим, немыслимые, где-то даже граничащие с патологией, масштабы человеческой мобилизации – в кратчайший срок.

Что же касается технической оснащенности, то к 1933 году у Германии был один танк, по состоянию на 1939 год – уже 3,2 тысячи танков, к 1941 году – 4,2 тысячи танков, а к концу войны – уже почти 13 тысяч танков. По авиации: в 1933 году на вооружение в Вермахт стали поступать первые самолеты, к 1939 году у Германии было примерно 2,5 тысячи боевых самолетов, к 1941 году – примерно 4,5 тысячи боевых самолетов, а к 1943 году – 25 тысяч боевых самолетов. По артиллерии: в 1933 году в Германии вообще не было современных артиллеристских орудий, к 1939 году – было уже 4,8 тыс. гаубиц, а к 1943 году – более 8 тысяч гаубиц. Прирост – пусть и неравномерный, часто несбалансированный, но тоже в сжатые сроки – и во многие разы, а где-то – и в десятки раз.

Возникает закономерный вопрос: за счет чего в столь короткий срок была проделана такая запредельная материально-техническая работа – с учетом того, что Германия была демилитаризована? Допустим, идеологическая работа была всецело проведена германской тоталитарной машиной и подконтрольными ей оккультно-фашистскими общественными структурами. Допустим, что именно это и позволило осуществить столь масштабную и мгновенную человеческую мобилизацию. Допустим. Но откуда мгновенно (и, что также немаловажно, вопреки воле мирового сообщества) взялись столь колоссальные материально-технические свершения? А вот тут-то и вспомоществовали транснациональные либеральные структуры.

Известно, что финансирование гитлеровская НСДАП получала от Генри Детердинга, некогда хозяина ныне не только здравствующих, но и приносящих многомиллиардные прибыли «Дойче Банка» и «Роял Дойч». Также нелишним было бы заметить, что на территории Третьего Рейха благополучно и обильно функционировали как свои родные заводы Круппа и Кёгеля, так и пришлые американские «Форд» и «Дженерал Моторс», а немецкая «Фанта» именно при Гитлере выделилась как дочерняя компания американской «Кока-Колы».

Необходимо напомнить либеральным коллегам, отождествляющим Сталина и Гитлера, что на территории Третьего Рейха не было заводов «Серп и Молот» и «Красный Октябрь», как не было и представителей КПСС и ВЛКСМ. Соответственно, крайне маловероятно, что два тирана объединились с целью создания нацистской машины, как подают порой наиболее рьяные либералы.

Ко всему прочему, нелишним было бы добавить, что Гитлер крайне благодушно отзывался об англосаксах и, что еще важнее, об их экономико-политическом порядке. Если Советская Россия манифестировалась в качестве основополагающего объекта вооруженного вторжения (якобы с целью борьбы с засевшими там во власти евреями), то англосаксы и американцы провозглашались «расово чистыми», и с ними, по доктрине национал-социализма, все же лучше дружить, чем воевать.

Нюрнбергский процесс был, если вдуматься, до крайности интересным судилищем. На нем судили исполнителей, в то время как подстрекатели и пособники остались в тени, а организаторы – и вовсе примазались к победе и судили наравне с победителями. Если еще в 1933 году англосаксонские элиты, вплоть до высшего руководства, отзывались о Гитлере восторженно, а Черчилль даже нет-нет, да и называл Гитлера «миротворцем», то, начиная с Нюрнбергского процесса, все либералы как один открестились от своего кровавого детища. Хорошо они поступили или плохо, целесообразно или нецелесообразно – это вопросы, требующие субъективной оценки. Налицо факт: они Гитлера породили – и сами же сдали свое дитя на растерзание, лишь только дитя было наказано за вселенскую шалость.

Организаторы холокоста и вообще истребления без малого 50 миллионов человек (самого масштабного в мировой истории геноцида) – живы и прекрасно здравствуют и по сей день. «Роял Дойч Шелл» - сегодня по величине активов четвертая производственная компания в мире; «Дойче банк» сегодня входит в топ-29 крупнейших банков планеты; «Кёгель» и сегодня является одним из крупнейших производителей прицепов в мире; «Кока-Кола» - самый дорогой бренд планеты; «Форд» - четвертый в мире производитель автомобилей; «Дженерал Моторс» - третий. Не уцелели только заводы династии Круппов, но ликвидировались они лишь в 1992 году, а при жизни они все равно были крупнейшим немецким концерном в истории и одним из крупнейших концернов мира. На всю эту сволочь не оказалось Нюрнберга. У них все прекрасно, и они все так же фашисты.

Теракт, произошедший в Санкт-Петербурге 3 апреля 2017 года, организован теми же силами, которые организовали приход к власти Гитлера, а равно его бурную экономико-политическую деятельность. Вообще политика Гитлера ничем не отличалась от политики США и НАТО. Провокация с поджогом Рейхстага якобы коммунистами, раздувание несуществующих угроз в строгом соответствии с учением незабвенного Геббельса – все это и многое другое полностью коррелирует с провокационной и лживой атлантистской политикой сегодня. Так что в теракте в день и в месте встречи Путина с Лукашенко нетрудно просмотреть национал-социалистический след. Как, впрочем, и во всей внешней политике США и НАТО.

Либералы не боятся Гитлера и не ненавидят его. Они его стесняются. Победил бы – подняли бы его как знамя, а сегодня – легкая неловкость за неудавшийся проект, да к тому же и многие миллиарды тех долларов - впустую. Но Гитлер – либеральный человек и либеральный проект. Им, как боевым орудием, бьют в тот момент, когда требуется уязвить Сталина. Вот Сталина либералы подлинно ненавидят и боятся. Именно Сталин загнал коричневую гадину в ее логово, не добив, а посему коричневая гадина на него и ощерилась.

Именно либералы - и никто другой - ответственны и за Гитлера, и за бандеровцев, и за ИГИЛ, и за сотни терактов, не исключая третьеапрельский! Не питайте иллюзий по поводу либеральной ненависти к Гитлеру! Ее, этой ненависти, не существует, потому что либерал – априори значит русофоб и шовинист! И покуда будет жив Сталин, всплывать будет и труп Гитлера с проломленным черепом!

Изгнать евреев из РПЦ!

Необходимо сразу условиться относительно терминологии, дабы никого ничем не обидеть. «Изгнать» - означает «удалить против воли», но никак не означает «посадить», «расстрелять» и далее по либеральному списку. «Евреи» - не национальность, и уж тем более не пятый пункт в анкете, а религиозная группа, образовавшаяся примерно в VI веке до нашей эры. До появления на свет Талмуда никаких евреев не существовало.

Соответственно, речь в заметке пойдет о недопустимости чужеродных еврейских элементов и о необходимости их изъятия из лона РПЦ. О холокосте речи не пойдет. Так что если кто-то, по названию заметки, ожидал «мяса» на тему холокоста или, как вариант, каких-то оскорблений на тему национальности, то пусть этот кто-то великодушно простит – что название заметки не оправдало его надежд и ожиданий. Итак, начнем, пожалуй…

Что же характерно для еврейства как для ментально-культурной парадигмы? Характерны в принципе два основных момента: представление о собственной «богоизбранной» исключительности и тяга к наживе – посредством всевозможных гешефтов. В нынешней РПЦ наличествуют обе эти составляющие. Вряд ли кто-то сможет это аргументированно оспорить. Да и как тут спорить, если РПЦ сегодня, нимало не стесняясь, торгует сигаретами, водкой и посудой, держит у себя всевозможные коммерческие лавочки (самого разного масштаба, вплоть до банка), ну еще и до кучи организует всевозможные коммерческие концерты (для сборов на храмы, это не обсуждается)? А теперь вот еще и позорнейшие склоки за право собственности на Исаакиевский собор. А сказать им слово поперек – моментально начинают проклинать, прикрываясь «именем Бога» и почему-то говоря от Его имени.

Кто читал Библию, тот знает, что Иисус Христос в буквальном смысле слова физически изгнал менял и торгашей из Храма, не допустив тем самым в Доме Божием вертепа. Вертеп, однако ж, допускается «отцами» в наши дни, в русских православных церквах и храмах. Повсеместно в храмах и церквах идет широкомасштабная торговля свечками, иконами, книгами, даже музыкальными дисками и продуктами питания. Православие, с высочайшего дозволения квазиправославных функционеров от духовенства, тотально и намертво объевреилось.

Также необходимо заметить, что вряд ли Иисус Христос, живи он в наше время, смирился бы с дорогостоящими иномарками, вертолетами и телохранителями «служителей Церкви».

Нынешняя РПЦ вот-вот минует точку идейно-духовного невозврата, а посему ей срочнейшим образом необходимо пройти антиеврейскую санацию. Патриарх Кирилл должен публично отказаться от всевозможных собственных благ, прикрыть весь коммерческий бизнес РПЦ, прекратить сутяжничать и самолично плеткой (так же, как в свое время Иисус) изгнать из православных храмов и церквей всех евреев-коммерциалистов. Ну, или столь же публично признать ребе Берла Лазара духовным отцом. Решать ему. Но с позицией надо определяться все же как-то более конкретно и непротиворечиво.

Либеральная потребность в сталинизме, «исламском терроре» и «русских хакерах»

Заметил такую интересную особенность: всплеск доверия к Сталину неизбежно предшествует митингам так называемой «несистемной оппозиции». Понятно, что «после» - не значит «вследствие». Но, тем не менее, такая закономерность действительно прослеживается. И мониторингом рейтинга Сталина занимается даже «Левада-Центр» - трудно предположить, что просто так и зазря. Так вот «болотным» событиям предшествовал 51%-й рейтинг Вождя, а нынешним «антикоррупционным» флешмобам – 52-% рейтинг. Статистика варьируется в пределах 10%, но, тем не менее, либералы уже даже статистически признают рост доверия к Великому Вождю, хотя, конечно, негодуют и ругаются по этому поводу. Складывается ощущение, что всю эту «несистемную оппозицию» и консолидирует ненависть к Сталину.

Вообще показательной особенностью постмодернистского либерализма является его зацикленность на неких «страшилках». В XVIII-XIX веках провозвестники либеральной парадигмы вешали лапшу о том, что их идеология завязана строго и исключительно на положительных личных качествах (на уме, на оптимизме, на отваге и так далее). Но уже к началу XX века, когда «поляна» была благополучно поделена, стала постепенно осознаваться несостоятельность либеральных слоганов – и надо было, соответственно, спешно сочинить что-то еще. Чем дальше, тем больше либеральное информационное пространство заполнялось «страшилками». Теперь оно, похоже, занято только и исключительно ими. Разумеется, произошло это не в одночасье и даже не за десятилетие.

Органически кризисный характер капитализма, впоследствии империализма, о котором писали многие экономисты и философы, стал неоспоримо понятен к концу XIX – началу XX веков. И вообще никуда от этого органически кризисного характера не деться, потому как он имманентен либерализму. И этот органически кризисный характер, вот что скверно, напрочь развеивает миф о «деловых людях» и об отсутствии клановости в империалистическом мире. А тут еще и «леваки» на больную мозоль давили. Вот либералы в целях самозащиты и начали раздувать опасность «красной чумы». При этом, что небезынтересно, троцкизм был проектом строго англо-саксонского капитала, о чем без тени стеснения писал, в том числе, и Исаак Дойчер, непосредственный соратник Троцкого.

Но вот Великая Октябрьская социалистическая революция прошла, отгремела и Гражданская война, даже уже более-менее зацементировался новообразованный Советский Союз. А «красная чума», которой так пугали либералы, на Европу почему-то так и не перекинулась. Тогда либералы посредством своих наспех сляпанных проектов, Гитлера и Муссолини, начали продвигать идею о том, что Сталин – такой же большевик, а посему так же зарится на Европу со своей революцией. Доктрину «социализма в одной отдельно взятой стране», перешедшую из ранга доктрины в ранг официальной государственной программы и идеологии, разумеется, предпочитали не трогать и не упоминать. Ну, а потом были «ГУЛАГи», всякие там «безвинно расстрелянные» и так далее и тому подобное.

Следующая трудность для либерального Запада – победа Советского Союза во Второй мировой войне. Со всей очевидностью оказалось, что опасность исходит исключительно от западной империалистической модели в виде фашизма (от которого империалисты, несмотря на неопровержимые доказательства причастности к его строительству, разумеется, старательно открестились). И вот тогда-то Черчиллем была придумана доктрина фактически цивилизационного противостояния, когда есть некое абсолютное зло в виде Советского Союза, и против него изо всех сил надо дружить всем империалистам. Вообще речь в Фултоне следует читать между строк, тогда станет понятна ее исключительная либерально-западническая концептуальность: у западного мира обязательно должен быть враг, и только это западный мир и цементирует. Без врага нет Запада. А Самюэль Хантингтон это прописывает уже открыто, без каких-то там намеков, полутонов и недосказанностей.

Но вот рухнула сперва Берлинская стена, а затем – и Советский Союз. Казалось бы, либерализм вот сейчас-то должен захлебнуться в собственных фекалиях – просто за неимением объекта агрессии. Однако ничуть не бывало. Первоначально Запад действительно попал в некий идеологический вакуум. Но уже в 1993 году Самюэль Хантингтон придумал новый объект либеральной агрессии (точнее, несколько объектов) – это цивилизации, по своей сущности отличные от западно-либеральной, в особенности от англо-саксонской. Ненавязчивый акцент был при этом сделан на мусульманский мир. Его-то и выбрали очередной по счету «страшилкой» - и пока что до сих пор продолжают обкатывать этого конька.

Безусловным новшеством западно-либеральной, западно-империалистической информационной работы являются «русские хакеры». Кто придумал – пока доподлинно неизвестно, но фишка пущена в оборот. Пока, надо полагать, до статуса угрозы № 1 «русские хакеры» не дотягивают, а посему их на данном этапе придерживают, скорее, на закуску, среди прочих официально манифестируемых угроз. Вообще спецификой новейшей либеральной идеи является винегрет из угроз – сталинизм, исламизм и «русские хакеры». Никакой новой прорывной идеи, способной захватить и всецело поглотить собою западно-либеральные умы, за последние более чем двадцать лет придумано не было. Похоже, это признак серьезного системно-идейного кризиса.

Все организованные провокации в России сегодня бьют отнюдь не по Путину и, уж тем более, отнюдь не по путинскому чиновничьему аппарату (много чести оному). Все организованно-дестабилизирующие выходки бьют по России как таковой, а аватарой России стал Сталин, и от этого факта никуда не деться. Ну, и к тому же либеральной матрице, как уже было изложено выше, строго необходимы враги, иначе она, эта матрица, попросту загнется.

Попустить гибель либерализма, пусть даже и только на территории России, было бы жестоко и контрпродуктивно. В конце концов, вся наша современная экономическая система строго либеральна, и не допускать либерализма – значит рубить сук, на котором восседаешь. А посему наш либерализм надо постоянно и методично подпитывать нужной ему энергетикой.

Нужен ему сталинизм – что плохого в этом: великому человеку не грех и памятники в центрах всех мегаполисов поставить! А что плохого в «русских хакерах»? Ну, круче наши хакеры пусть хоть самого Кевина Митника – так это ж здорово! Ну, а наши полицейские должны получить полномочия незамедлительно стрелять на поражение в моджахедов – в случае, если даже просто увидят их на улицах: во-первых, вряд ли можно ожидать чего-то хорошего от моджахеда; а во-вторых, либерализму вновь будет дана нужная ему энергетическая подпитка – дескать, расстреливают мультикультурализм во плоти.

Не будем же изуверами! Накормим либерализм большими порциями хейта! Жалко, что ли!

Почему все никак не клеится революция в России?

Прошедший антикоррупционный митинг несогласных (или как там его нынче обозвали?) в Москве, на Пушкинской площади, собрал на сей раз порядка 7-8 тысяч недовольных «кровавым путинским режимом». Если кто забыл, на «болотном» митинге 2011 года было примерно 35-45 (по либеральной версии, до 120) тысяч недовольных и несогласных, а на «Марше миллионов» - порядка 12 тысяч. Вот, теперь осталось 7-8 тысяч – зато, надо полагать, самых стойких, убежденных и преданных делу революции в России, в период «кровавого и коррумпированного» режима Путина.

Ну, преданность – это, конечно, прекрасно, но все равно возникает вполне закономерный вопрос: а почему число «революционеров» тает такими темпами, несмотря ни на какую рекламу на Ютубе и в соцсетях? Да и раньше, собственно, пламенных «революционеров», прямо скажем, было не Бог весть как много. А с учетом титанических усилий по «раскрутке» всей этой канители, можно уверенно сказать, что выхлоп практически нулевой. Организаторы не то, что не получили бонусов, а явно ушли в минус. Вот почему так вышло? Попробуем порассуждать.

Конечно же, при любом режиме, при любой системе, в любом социуме, в любой точке Земного шара, где проживают мало-мальски крупные скопления людей, – есть уйма всего паршивого, никуда не годного и из рук вон поганого. Что-то в той или иной степени надо улучшить, на что-то обратить внимание, что-то реанимировать, что-то создать с нуля, что-то разрушить, что-то разрушить, но не до конца, и так далее. Это всегда и везде так - и только так. И всегда и везде минимум 90% населения живет в той или иной степени хреново. Это, надо подчеркнуть, минимум. А иначе и быть не может: это элементарная биологическая конкуренция и, так сказать, пищевая цепочка.

Соответственно, любой социум потенциально можно раскрутить на революционную ситуацию – и, как следствие, на последующую революцию. Люди революционно заряжены – стоит только бросить в их ожесточенные скопления зажженную спичку. Но это так только теоретически. А практически - необходимо соблюдение уймы нюансов, о которых, собственно, и пишут сами американские политтехнологи, и эти их книжки, что самое забавное, - в открытом доступе – надо всего-навсего не полениться ознакомиться. Ну, так, стало быть, о нюансах…

Есть такие уже признанные классики американских информационных войн – граждане Евгений Месснер и Джин Шарп. Они, собственно, и являются признанными гуру информационных войн, а с легкой руки гражданина Евгения Месснера в обиход введено понятие «гибридная война». Все прекрасно в их диверсионных учениях. Одно плохо – сами американцы их не слушают, а если и слушают, то больно уж туго воспринимают.

Работы означенных политтехнологов охватывают разнообразнейшие аспекты подрывной работы: кого вербовать, как вербовать, где вербовать, какие провокации мутить, какие слоганы выкрикивать, как дискредитировать правоохранительную систему тех режимов, которые требуется сокрушить, и так далее. Все по полочкам и по пунктикам.

В частности, среди всего прочего, указывается, что в «гибридных войнах» противопоказано (во всяком случае, крайне нежелательно) открытое столкновение с представителями правопорядка. Ну, то есть представителей правопорядка нужно провоцировать и дискредитировать, а не биться с ними лоб-в-лоб. Но дискредитировать требуется именно их, а не себя, как это делали граждане Касьянов, Каспаров и многие десятки им подобных. Еще указывается, что пропаганда должна вестись в разных социальных группах, разными методами, сообразно ситуации, обстановке, личностным характеристикам «обрабатываемых» и так далее. Но нигде в работах классиков американской информационной диверсии не содержится призывов топорно и до посинения долбить несчастных интернет-пользователей до тупости однообразной ютубовской спам-рассылкой с безумно «содержательной» информацией о том, что «Димон ворует».

Учитесь у успешных людей, а не у неудачников! Так, кажется, любят говорить коуч-тренеры, к которым, к слову, ходит добрая половина «революционеров» - в надежде перестать быть затурканными по жизни существами. Вот революции этот призыв (то есть учиться у успешных практиков) касается в полной мере.

Взять вот, к примеру, большевиков. Информационных ресурсов у них было во многие десятки раз меньше, чем у Лёшки Навального, выпускника Йельского университета, этого безработного мультимиллионера. Газета «Искра» выходила тиражом в 8-10 тысяч экземпляров, распространялась подпольно, нерегулярно, через пень-колоду и кое-как, тогда как спам-рассылка с видео Лёшки Навального о «жуликах и ворах» распространяется методично, шумно и открыто, охватывая многие сотни тысяч людей. И провокаторов царизм жесточайшим образом гнобил на корню, в то время как нынешние оппозиционеры открыто, беспрепятственно и безнаказанно транслируют любым способом все, что им прописали хозяева.

Вот, казалось бы, все максимально благоприятные условия для свержения «кровавого путинского режима» созданы. Свергай – не хочу. Однако ж почему-то большевики взяли власть, при очевидно проигрышной для них диспозиции, а Лёшка Навальный, которому, казалось бы, все козыри в руки, – все никак эту самую власть не возьмет. И вроде как и близко ничего не предвещает ее взятие. Почему так получается? Уж не потому ли, что у большевиков мозгов на многие порядки больше?

«Болотным» потешным «революционерам» в пору бы и задуматься над этим. Ну, то есть над собственной адекватностью и уровнем IQ «революционных», с позволения сказать, лидеров. Ведь все офисные «революционеры» подписаны на разнообразные «бизнес-паблики» в соцсетях. А там то и дело проскальзывает: «Невозможно решить проблему, находясь на том же уровне сознания, на котором мы ее создали». Так какого ж черта вы подписываетесь на паблики, если их не слушаетесь?

Ну, и еще такой момент… В фильме «Духless» есть замечательная цитата: «Революции нужны герои, а не придурки». Очень верно – ни убавить, ни прибавить. А нынешние «революционеры», эти тщедушные и убогие офисные хомяки, боятся даже лишний раз по морде получить. Они даже 15 суток считают наивысшим проявлением героизма. А ведь на все это идут и впрямь только самые «героические», самые «решительные» и «отважные», а основная масса этих «революционеров» и на такое нипочем не пойдет. Ну, и какую кашу с этими сопляками хотят сварить?

В общем, трудно понять, на что рассчитывают недовольные (бесплатно недовольные или за валюту недовольные, а может, даже за еду – пес их разберет). Но менять тактику «революционной борьбы» сообразно прописанной, между прочим, американскими доктринерами линии – эти ребятки со всей определенностью не хотят, хоть ты расшибись. Ладно, их дело. Просто такими темпами через пару лет их, этих самых недовольных, не останется вовсе, то есть совершенно. Во всяком случае, в их нынешнем «болотном» формате. Вот, собственно, и всего-то делов.

В чем экстремизм «Свидетелей Иеговы»?

15 марта 2017 года Минюст приостановил деятельность так называемых «Свидетелей Иеговы», мотивировав свое решение тем, что данная организация осуществляет на территории Российской Федерации экстремистскую активность. «Свидетели Иеговы», конечно же, обжаловали решение Минюста в Верховный Суд, заседание состоится 5 апреля. Так что окончательное решение пока подвисло. Но давайте все же попробуем разобраться: а действительно ли эти самые «свидетели» - такие уж миленькие зайчики – так сказать, агнцы, страдающие от рук палачей, - или все же обвинения их в экстремизме не так уж и безосновательны.

Сперва – немного истории. Первоначально не было никаких «Свидетелей Иеговы», а были «Исследователи Библии», которые как движение были основаны Чарльзом Расселом в 1872 году. «Свидетели Иеговы» появились только через 59 лет. Но, что интересно, появились не автономно, а выросли в лоне «Исследователей Библии» - так сказать, проросли сквозь их идейную толщу. И показательно, что этих «агнцев» гоняли и гоняют везде, по всему миру. Даже Гитлер признавал их экстремистами. Весь мир стонет от этих самых «свидетелей», которые надоедают всем с брошюрками и «доброй вестью от Бога». Весь мир, кроме США, где в Нью-Йорке и располагается их роскошнейшая штаб-квартира – так называемая «Сторожевая Башня», как они сами поименовали сие строение.

Надо сказать, что за те самые первые 59 лет рассматриваемая фашистско-масонская структура заметно эволюционировала. Первоначально, при Чарльзе Расселе, они призывали к всеобщему равенству, к всеобщей любви и к тотальному непосредственному самоуправлению. Потом пришел Джозеф Рутерфорд – и мировоззренческая линия в части системы социального управления сменилась – видимо, уже окончательно. Теперь бешеные фанатики – уже не «исследователи Библии», а самые что ни на есть «свидетели Иеговы». И призывают они отныне не к всеобщему равенству с сопутствующими прелестями, а к Единому Владыке на Земле (коллективному или индивидуальному – по текстам понять невозможно). Рутерфорд, правда, еще и Армагеддон обещал в 20х годах прошлого столетия. Ну, ошибся, с каким «пророком» не бывает.

Вообще говоря, несмотря на видимую кардинальность, по сути своей данные изменения носят лишь косметический характер. Сущностное ядро «Исследователей Библии», они же «Свидетели Иеговы», никоим образом не поменялось, то есть осталось таким же фашистским, каким и было с конца позапрошлого столетия.

Что Рассел, что Рутерфорд, что более поздние иеговисты – считали, что у социума эволюционный путь развития, но эволюционировать он должен строго по намеченному алгоритму, строго с определенным результатом – и ни в коем случае не дальше этого результата. Причем все в обязательном порядке должны радоваться полученному результату, а кто не радуется, того надо как следует хряпнуть через колено, чтоб впредь и не думал не радоваться. «Свидетели Иеговы» ратуют за эволюцию силовым путем. Даже Чарльз Рассел пишет, что вы хоть и будете жить в Царстве Справедливости (с намеком на то, что всеобщая погибель вроде как отменяется), но первоначально: во-первых, пройдет крайне длительный и болезненный социальный сортинг; а во-вторых, никто вам не обещает, что в этом самом Царстве Справедливости вам будет хорошо.

До боли напоминает нынешнюю американскую политику, не так ли? Все разрушено, разграблено, разбомблено, сотни тысяч жертв по всему миру, политические и моральные институты уничтожаются либо уродуются, население в панике и в ужасе. А чего ж вы хотели? Это так вот «Царство Божие» наступает, никто вам и не обещал, что оно наступит тихо и мирно. Вы главное разоружайтесь, не сопротивляйтесь, а мы вам засунем во все места «Высшую Справедливость» в лице американо-масоно-демократических институтов. Но хорошо вам с ними не будет, об этом вы заранее уведомлены.

Если разобрать по существу, то заявления вождей иеговизма практически ничем не отличаются от заявлений американских политиков. Может быть, именно поэтому у «свидетелей» так экстремально много денег, связей и прочих ресурсов?

Ну, и еще такой маленький штришок – в довесок, так сказать. Количество сумасшедших, в том числе буйных, в секте «Свидетелей Иеговы» во многие десятки раз превышает среднестатистический уровень. Это заверенный клинико-медицинский факт. Даже американцы на официальном уровне заявляют о том, что количество патентованных психически больных в среде «свидетелей» 10-кратно превышает норму. Проще говоря, «Свидетели Иеговы» ориентированы на психов и хотят сделать психами тех, кто пока еще здоров.

Итак, что мы имеем в сухом остатке… Есть влиятельные и до крайности бессовестные персонажи, которым правдами-неправдами (ну, вернее, только лишь неправдами) надо как-то легитимировать атлантистские бесчинства. Для этого они первоначально выдумали свою концепцию Царства Божия - надо сказать, ничего общего не имеющую с библейской. Затем принялись усердно искать целевую аудиторию – и нашли ее в лице несчастных людей со всевозможными расстройствами психики, что и понятно: нормальный человек всерьез такую ахинею никогда не воспримет. И сейчас эти самые «Свидетели Иеговы» заняты продвижением кровавой атлантистской идеологии посредством максимизации сумасшедших. Нужно ли это нам, на нашей территории? Полагаю, вопрос риторический. Экстремизм ли это? Тоже, скорее всего, вопрос риторический.

Так что нечего дивиться, а уж тем паче возмущаться. Давно пора прикрыть их лавочку. Их организаторы и пастухи, волею судьбы оказавшиеся в России, еще и приличные тюремные сроки по-хорошему должны получить. Как агенты заокеанского влияния.

Искусственный интеллект и ублюдки

Был такой гениальный хирург, мыслитель и публицист – Николай Михайлович Амосов. Был славен на весь мир, главным образом, блестяще проводимыми операциями на сердце. Немногие знают его метафизические (кстати говоря, безумно интересные) изыскания в сфере искусственного интеллекта. «Искусственного разума», как первоначально именовал это нечто сам Николай Михайлович. Уверен, что Николай Михайлович ставил перед собой высокие онтологические цели – и уж точно никак не задумывался об уже теперь очевидной разрушительности искусственного интеллекта – того продукта, к которому ученый стремился всеми фибрами своей души.

Чем искусственный интеллект отличается от банального компьютера или планшета? Тем, что компьютер и планшет могут сколь угодно оперативно и качественно обрабатывать какую угодно информацию, но действуют они строго по заданному им алгоритму, в то время как гипотетический искусственный интеллект способен сам, творчески, генерировать какую-либо информацию. Сам может заниматься решением какой-либо исследовательской задачи, сам может писать музыку, тексты и так далее.

Иными словами, искусственный интеллект - это самый что ни на есть полноценный интеллект, сродни человеческому (и даже, может быть, на многие порядки совершеннее), только созданный искусственно, рукотворно. Как его создать, и даже что он будет собой представлять – пока непонятно никому (хотя Норберт Винер предлагал синтезировать в этих вопросах физику и биологию, но как конкретно и в какой плоскости – сам не понимал). Факт тот, что наличествует упорное стремление среди ученых и просто фантазеров создать этого монстра. И данный факт не может не тревожить.

Надо сказать, что Николай Михайлович Амосов был, безусловно, онтологическим оптимистом. Он, похоже, искренне верил в то, что рукотворный интеллектуальный монстр станет комнатным, ручным и послушным. Ничем, кроме оптимизма, такую позицию объяснить нельзя. Сегодняшняя глобально-информационная практика свидетельствует строго об обратном.

Нашим сознанием сегодня управляет даже бессистемный и неразумный Интернет, чего уж говорить еще и об интеллекте, который во многие разы должен превзойти интеллект человеческий. Сегодня любой так называемый «деловой человек», будь он хоть семи пядей во лбу и хоть с миллиардом долларов на карточке, - ничто без гаджетов и электронной почты (я уж молчу про чертову уйму офисной техники и приложений, которым несть числа). А чего уж говорить о невообразимом количестве малолеток, готовых на любое безумие ради «лайков», «комментов» и «репостов». Жизнь показала, что даже неразумная электроника способна осуществлять глобальное бессистемное управление, тотально подчиняя себе миллиарды людей во всем мире. А если еще и мегамощный искусственный интеллект..?

Искусственный интеллект был бы крайне опасен в буквальном смысле слова физически. Всем сегодня известно, что любые масштабные теракты, любые «цветные революции», любые глобальные провокационные флешмобы имеют сугубо сетевую природу. Как в кратчайший срок собрать тысячи и миллионы людей и заставить их что-то делать? Еще 10 лет назад - никак (ну, или просто до невероятности сложно, практически на грани фантастики), а сегодня – легко и быстро, с помощью специализированных сайтов, блогов, вирусной рассылки и так далее и тому подобное. Какая целевая аудитория у таких авантюр? Обычно глупые, несостоявшиеся, агрессивные, но при этом крайне энергичные в толпе люди.

Спросите: «А при чем же тут искусственный интеллект?». Легко и с удовольствием отвечу: при том, что если это чудище будет изобретено, - за все эти вопросы будет отвечать именно оно, но только уже, скорее всего, помимо нашей воли. В лучшем случае, то есть вот в самом-самом лучшем случае – будет комнатным монстром в грязных лапах экстремально богатых и влиятельных людей. Но этот самый-самый лучший случай наступит навряд ли, потому как нет ни одной реальной причины, по которой бы сверхсовершенный разум подчинялся бы куда менее совершенному.

Искусственному интеллекту нужны будут ублюдки – и только они. Причина проста: коль скоро сам искусственный интеллект есть совершеннейшее механическое произведение, то он закономерно будет изо всех своих нейронно-кибернетических сил стараться под стать себе механизировать и окружающий его социум. А для этого нужны отнюдь не гениальные ученые, философы, музыканты и поэты. Даже не гениальные шахматисты: их и машина «Рыбка»-то за что-то мало-мальски серьезное не считает.

Рукотворному интеллектуальному монстру нужно будет действие. Действие – для начала в виде окончательного и радикального разрушения пока еще висящего на соплях минимально очеловеченного мирового порядка. Разрушение логичнее всего производить посредством разного рода зомби: исламистов, скинхедов, панков, каких-то других сектантов – неважно, как они себя поименуют, какие штампы будут выдавать и в какую униформу нарядятся. Важна их вполне штамповочная и лютая непримиримость к существующему порядку, который им и надо сокрушить. А вот творцы-то как раз искусственному интеллекту и не нужны: они нервны, рефлексирующи, немеханистичны – словом, в них пока еще осталось много человеческого, люто раздражающего.

Скорее всего, человечество просто объективно не способно породить искусственный интеллект, потому как созидательный потенциал Прометея, как ни крути, все же никогда не будет равен созидательному потенциалу Бога. Но это, может статься, только сейчас так кажется. Ведь еще каких-то жалких 200 лет назад никто и нафантазировать себе не мог атомную бомбу, интернет, сверхзвуковые самолеты и прочее и прочее.

Так вот если исследования по созданию искусственного интеллекта будут приносить какие-либо серьезные и ощутимые плоды, дающие основание полагать, что этот сатанинский проект реально может быть доведен до логического успешного завершения, - вот в таком случае соответствующих исследователей надо незамедлительно разогнать по их кабинетам и заставить заниматься чем-то другим, более милым. Например, разобрать еще более детально половую жизнь дрозофил или тараканов. Но ни в коем случае не давать за изыскания в области искусственного интеллекта всякие там Нобелевские и Шнобелевские премии, звания академиков с член-коррами или иным образом поощрять.

Искусственный интеллект – сатанинская субстанция, которую Всемилосердный Господь пока что утаивает от пытливого взора вездесущих исследователей-трансгуманистов. Но Бог ведь может и передумать, и тогда-то мы войдем в эру Конца (Апокалипсиса, Кали-юги – кому как привычнее и приятнее). Искусственный интеллект будет служить ублюдкам – строго в их ублюдочных интересах. И это еще наилучший вариант. Наихудший (и, вместе с тем, наиболее вероятный) – если сам искусственный интеллект начнет нами управлять, и делать он это сможет опять-таки только через ублюдков, только через ублюдочное посредство.

Ублюдочность – неотъемлемое свойство пока что гипотетического искусственного интеллекта. Ублюдки нужны искусственному интеллекту, равно как и искусственный интеллект нужен ублюдкам. Надо это отчетливо осознавать, а посему снять и разбить розовые очки на этот счет.

Неусвоенные уроки Владимира Ильича, или страсти по Мавзолею

Мавзолей Ленина на Красной площади… Наверное, больше ни один памятник на Земном шаре не вызывает столь бурную и столь полярную реакцию. К Мавзолею Ленина очень трудно, да почти невозможно, относиться нейтрально. Люди (имеется в виду, взрослые и хоть немного сознательные) делятся на тех, кто твердо убежден в необходимости сохранения Мавзолея на Красной площади, и на тех, кто не менее твердо убежден в необходимости его ликвидации (ну, или хотя бы изъятия из него тела Великого Вождя и предания Его земле). Эти позиции, похоже, категорически непримиримы. Не стоит, наверное, озвучивать представителей, даже наиболее ярких, шумных и ортодоксальных, той и другой позиции. Много чести им. Речь ведь идет не о каких-то там базарных склоках, а равно не о тех фриках, которые сегодня что-то там вякнули, и их показали по телевизору или по Интернету, а завтра они никто, и звать их никак. Речь идет о смыслах, об идеях. И только с такого ракурса можно и должно рассматривать Великого Ленина и Его Учение – и, как следствие, все те оценки, которые так или иначе относятся к Мавзолею, в котором Он захоронен.

Нужно отчетливо понимать, что мы живем в мире пока что торжествующего империализма. Да, пока что это так. Медицинский факт, как говорят. Даже несмотря на то, что многие предсказания Ленина сбывались ранее и продолжают сбываться по сей день, - все же пока империалистическую матрицу мы, очевидно, не преодолели. А империализму свойственно цепляться за ряд определенных, на практике предельно агрессивных ценностей, которые в корне отрицаются ленинской доктриной. И коль скоро империализм может существовать только и исключительно в фашиствующем формате, то и любые иные, отличные от империалистических, точки зрения подлежат вытаптыванию, а славные символы данных точек зрения – физической ликвидации. А Учение Ленина затрагивает как раз таки самое сокровенное для империалиста (в простонародье и в СМИ – «либерала»). Что же это такое за самое сокровенное?

Империализм базируется на трех фундаментальных для него идейных основах: на фашиствующем нацизме, на восприятии человека как тупого и безынициативного скота и на тотальном контроле со стороны финансово-денежных структур. Это действительно основополагающие идеи империализма, скрывающегося под личинами либеральных свобод, демократии, парламентаризма и всякого такого в этом духе, - без которых этот самый империализм органически не способен существовать. Нет их – нет и империализма, он тает, развеивается, рассыпается, рассеивается.

Почему империализму критически важны фашизм и нацизм? Ведь на словах-то именно западный империализм громче всех орет против разнообразных проявлений шовинизма и фанаберии. Орет-то да (кстати, вранье и лицемерие – тоже органически присущие империализму качества). Но вот реально фашизм и нацизм империализму нужны как воздух. Нужны, чтобы удобнее было беспроблемно захватывать территории – и, как следствие, сырьевые рынки. Зачем, спрашивается, тратить жизни собственных контрактников (которые к тому же вовсе не намерены жертвовать жизнями, а намерены зарабатывать), если можно раздуть религиозную, национальную и прочую ненависть – и потом торжественно и победоносно въехать на обескровленную, выпотрошенную, но такую лакомую территорию? Как говорится, простенько и со вкусом.

Зачем империализму тупые и бессловесные скоты? Ведь декларируется-то, что любой фирме нужны деятельные сотрудники, с тремя красными дипломами, знающие как минимум два языка и готовые к ежедневному самосовершенствованию. Декларируется-то да. И снова на словах. А на деле нужен именно бессловесный, безынициативный и очень желательно душевно сломленный скот, всецело зависимый от своего рабочего места. Этим скотом проще управлять. Ему проще платить одну двадцатую от реально заработанного. Он живет в перманентном страхе быть выгнанным на улицу и оставленным без средств к существованию. Он не возмущается и даже не задает вопросов, потому что не смеет или не понимает. Ему даже не хватает ума или отваги узреть ежедневно творящуюся перед его глазами экономико-социальную несправедливость.

Зачем империализму тотальный контроль? Ведь, казалось бы, он за конкуренцию, за равенство и за все то, о чем он кричит нарочито шумно. И снова – на словах да, а на деле – и близко нет. Зачем же экстремальному и патологическому обогащению и безраздельному господству какая-то там конкуренция? Разве станет монополист сам себе, на свою голову, создавать конкуренцию? Всем прекрасно известно, что на практике любые попытки конкурировать и даже просто пробиться на рынок, бодаясь с монополистами, обречены на провал, зачастую на провал трагический.

Для обеспечения вот этой вот триады («фашизм-скотство-тотальность») империализм придумывает разнообразные информационные, как сейчас модно говорить, «вирусы», призванные не просто подготовить население к империалистической легитимности, а даже и внушающие всевозможными способами, что нет и не может быть ничего иного, помимо империализма. Внушается мнимая исключительность одних и мнимая ущербность других, внушаются конспирологические идеи, идеи «системы», которая, при всей своей очевидной несправедливости, - все же «система», и ничего с ней якобы не попишешь. Люди получаются, с одной стороны, вечно обозленными (на соседей, на мигрантов, на мусульман – на кого угодно), а с другой – апатичными и напуганными внушенной им как бы безысходностью. Империализм как система способен существовать только и исключительно в матрице всеобщей и безраздельной бесчеловечности.

Учение Ленина, конечно, категорически неудобно. Именно Ленин на исторической практике опроверг каждую из этих социальных квази-истин. Ну, а раз опроверг, и крыть нечем – значит, надо постараться забыть. Не получается забыть? Не тот масштаб для того, чтобы взять – и забыть? Ну, тогда хоть Мавзолей давайте снесем, что ли. Мелкая пакость, а приятно. Итак, давайте рассмотрим фундаментальную империалистическую неудобность Учения Ленина.

Социальная доктрина Ленина – абсолютно антифашистская. «Фашиствующий ленинизм» (где-то в либеральных СМИ что-то такое проскальзывало, и не раз) – это оксюморон куда похлеще, чем «честный долларовый миллиардер». Ленинизм исходит из практики равенства всех наций, народностей и этносов, из практики взаимного уважения к разнообразным культурам, религиям, обычаям и традициям. В стране, выстроенной по интернациональному ленинскому принципу, невозможно стравить суннитов с шиитами, турок с курдами и русских с украинцами. Взаимное уважение исключает взаимную ненависть. Это, несомненно, раздражает, потому что людей, уважающих себя и окружающих, невозможно нагнуть и сломать через колено, а следовательно – такую территорию практически невозможно и поработить.

Далее. Ленинизм воспринимает труженика как человека, а не как скота. И даже еще больше: он воспринимает труженика как творца истории. Ни много ни мало. Человек способен легитимно потребовать уважения к себе, легитимно покарать угнетателей, даже легитимно сбросить их со своей шеи. При этом от труженика, разумеется, столь же легитимно требуется работа на высшем уровне и по высшему классу, потому как «труженик» - это высокое звание, а не просто формальная отметка в трудовой книжке. Ну, разве комфортно империалисту быть окруженным такими клерками. А об кого, спрашивается, вытирать ноги, кого и как унижать, заставлять выполнять свои прихоти – под угрозой увольнения, сокращения или еще чего-то подобного? Тоже раздражает.

Наконец, самое раздражающее. Раздражающее буквально до зубовного скрежета. Ленинская система управления исключает монополистический централизм, особенно покоящийся на финансово-денежном фундаменте. Власть Ленина пришла в результате народной борьбы за собственное человеческое достоинство и основывалась, именно по ленинской управленческой парадигме, исключительно на воле и, что еще более значимо, на инициативе народа, равно как и нэповская экономика была подлинно конкурентной и многообразной. А монополизм в принципе не приемлет конкуренцию, хотя, конечно, всем доказывает, что борется сам с собой и жить без конкуренции не может.

Мы живем в матрице, где человек – уже даже не винтик, а нечто обезличенное в чем-то непонятном. Человека уже нет. Он умер. Остались «менеджеры», «пользователи», «потребители», «средний класс», «электорат», еще что-то. А человека нет. А Ленин и ленинизм взывают именно к человеку. За это Ленина неизбежно будут ненавидеть, но, вместе с тем, и именно поэтому же - Он неизбежно будет оставаться бессмертным.

И вот еще любопытная штука: Мавзолей Ленина – объект всемирного наследия ЮНЕСКО. ЮНЕСКО, как мы все с вами знаем, - организация под эгидой ООН, то есть бал в ней правит преимущественно Запад и западная цивилизационно-культурная парадигма. И в адрес Ленина больше всего плевков и гнусностей – тоже именно со стороны Запада и западоориентированных людей. Что ж, такая, казалось бы, парадоксальность на самом деле весьма позитивна. Во всяком случае, даже на гомосексуализированном Западе тотально и безусловно дегенеративной мировоззренческой линии противостоит, и противостоит, что характерно, на высшем официальном уровне, - линия конструктивная. Что, в общем-то, еще, еще и еще раз доказывает и подчеркивает, что Ленин как Личность, как Явление и как Знание во плоти - выше каких бы то ни было оценок. На каком-то глубинно-подсознательном уровне это ясно всем, кто хоть немного адекватен и осознан.

Умерщвленная журналистика

Все же гаджетизация – термоядерная штука, что ни говори и как ни крути. Всем известно, что есть определенные процессы в науке и технике, которые ставят социум с ног на голову. Электричество, самолеты, радио, телевидение, атомная бомба, ЛСД, автомат Калашникова, Интернет – все это и еще многое-многое другое кардинально изменило нашу жизнь – и в кратчайший срок. Так вот гаджеты по степени влияния и важности (ну, собственно, и по скорости изменения социума) – абсолютно из той же серии и нисколько не уступают по степени крутизны вышеозначенным прорывным вещам.

Людей сегодня постоянно тянет схватиться за гаджеты. В мегаполисах все ходят, как сомнамбулы, уткнувшись в гаджеты. Надо маршрут посмотреть – в гаджет, новости глянуть – в гаджет, узнать, что написали в «Одноклассниках» или во «Вконтакте», - в гаджет, просто нечего делать – надо посмотреть, что там еще неизведанного в гаджете. Но и это еще не все. Гаджеты в сочетании с Ютубом фактически убили целую профессию, имя которой – «журналистика».

Чем была обусловлена сакральность журналистики как профессии? Почему журналисты еще совсем недавно считались сливками общества и получали, мягко говоря, весьма неплохие деньги, и почему сейчас все в этой профессии так изменилось – и в аномально короткий срок? А все просто…

Журналистика была сакральна таинственностью информации. Люди не могли получать информацию непосредственно. Просто технически не могли. Поэтому нужна была определенная прослойка профессионалов, за приличные деньги собиравших и транслировавших информацию, - разумеется, в «нужном» ракурсе и под «нужным» соусом. Теперь в этой прослойке в принципе нет необходимости, она, судя по всему, существует пока что по инерции, былого пиетета к ней уже не испытывают, равно как испаряются и былые доходы от этой профессии. Любой сегодня может снять видео и распространить его на весь мир (если, разумеется, мир заинтересуется этим самым видео). И к этому даже будет значительно больше доверия, потому как это видео снял бесплатно сторонний наблюдатель, а не ангажированный журналист.

Или вот когда говорят о «лживых СМИ»… Сейчас такое время, когда именно в части правдивости СМИ плотно схвачены за причинное место. Ну, представим себе, что по телеку врут напропалую, и смотрящий в курсе этого. Что люди делали в таком случае еще десять лет назад? Чаще всего ругались и продолжали смотреть, но особо обиженные и принципиальные выключали телек. А что еще можно было сделать? Ну, можно было плюнуть в экран, разбить телек молотком, выбросить телек из окна. Но коммуникации в любом случае не получалось. При таком раскладе о лживости передачи узнали бы максимум Ваши соседи, обеспокоенные Вашим буйным поведением, да и то не факт. А сейчас СМИ врут – и им идут «ответочки» на Ютубе, причем «ответочки» эти зачастую собирают даже больше просмотров, «лайков» и «репостов», чем первоначальный сюжет. Удаляют, а «репосты» уже сделаны – и «ответочки» всплывают вновь и вновь. Что с этим делать – официальные СМИ, кажется, пока не в курсе. По всей видимости, ничего и не придумают. Но даже и это еще не все…

Мы живем в то время, когда хамоватого чиновника или работника-бракодела уже не напугаешь начальством или судом. А вот роликом на Ютубе – запросто. И для этого, что характерно, теперь вовсе не обязательно обивать пороги всевозможных СМИ, унижаться и жаловаться на несправедливость. Достаточно самому заснять происходящее на телефон – и выгрузить в Сеть, лучше на тот самый Ютуб. И даже больше того: то самое начальство и тот самый суд «почешутся» только и исключительно в случае такой вот информационной встряски, да и то только если данная встряска сдетонирует как минимум многотысячными просмотрами. Вот так вот. Сам себе журналист, получается.

А помните, как ратовали за свободу и правдивость СМИ? Вот - добились. И даже быстрее, чем того ожидали. Что-то не видно радости только.

Почему Навальный такой смелый, а его никто не трогает?

Всем известен такой оппозиционный блогер - Алексей Навальный. Персонаж с весьма мутным настоящим, с еще более мутным прошлым, да и с весьма туманным будущим. Отбывает пять лет условно, ни в чем себя не ограничивая, получает несметное количество исков в суд и, являясь формально безработным, заработал за прошлый год, по собственному же признанию, 8692953 рубля, то есть в среднем более 700 тысяч рублей ежемесячно. Говорит, что адвокат, но, тем не менее, никому не известны какие бы то ни было процессы с его участием – за долгие годы его адвокатского статуса, и при этом денег (весьма немалых, надо бы заметить) на обучение в Йельском университете хватило с лихвой. Эдакий рисковый, бесшабашный, но неизменно везучий рубаха-парень, который постоянно выходит сухим из воды, что бы ни стряслось, и только Медведев забанил его в Инстаграме – это, похоже, самое страшное, что с Навальным приключилось.

Согласимся, что любого из нас за гораздо меньшую смелость – ну, как минимум посадили бы реально, а то и подкараулили бы где-нибудь в укромном месте, переломали бы какое-то количество костей и лишили бы определенных органов – тем более, что рассматриваемый блогер Навальный весьма в вульгарной манере обращается и к исламской тематике.

И еще вот что интересно… Выкладываемый Навальным контент весьма и весьма бесцветен, сам Навальный, мягко говоря, не харизматичен, образ его не радует глаз, мимика с жестикуляцией отталкивают, как и голос данного блогера, его словарный запас, его манера говорить и прочее такое. Однако буквально за считанные часы сгенерированные им материалы почему-то собирают многомиллионные просмотры, разлетаясь в количестве сотен, а порой и тысяч (когда надо сделать на чем-то акцент), копий по всем существующим на планете социальным сетям. Что это? Какая-то патологическая везучесть, или же здесь имеет место быть что-то другое?

Полагаю, не стоит лишний раз доказывать, что на Навального как на информационный продукт, который надо продвигать, работает сетевая индустрия, да и сам он – сугубо проект этой самой сетевой индустрии. Вопрос в том, почему власти, которые, как утверждает сам Навальный, так его боятся по причине его «разоблачений», ничего не в состоянии поделать с этим блогером-«одиночкой»? А ответ на самом деле прост: властям Навальный нужен (ну, или такой, как Навальный).

Во-первых, сам факт его наличия именно вот в таком вот формате есть бесспорное доказательство свободы слова: бреши, что хочешь, да еще и имей возможность получать за это огромные забугорные деньги. Во-вторых, Навальный (или некто а-ля Навальный) нужен именно в том вот карикатурном виде, в каком он сейчас и предстает, потому что так называемая «несистемная оппозиция» в этом случае успешно самодискредитируется, без каких бы то ни было дополнительных усилий со стороны государства. Наконец, в-третьих, власти нужен процесс, действо, шоу - чтобы народ не скучал.

Вот так это все смотрится. Вряд ли Навальный – персонаж с более-менее продолжительным сроком годности. Еще год-другой, ну максимум пяток лет – и спишут.

Шесть причин разогнать КПРФ и две причины не разгонять КПРФ

Сейчас весь Рунет буквально фонтанирует сообщениями о «коммунисте» Денисе Вороненкове, который занимается рейдерскими захватами и организует мошеннические схемы. Ранее неоднократно «выстреливал» «коммунист» Валерий Рашкин, сын которого преспокойно трудится в «буржуйском» «Лукойле». А еще ранее «выстрелил» «коммунист» Геннадий Зюганов, публично одобривший активность Алексея Навального. «Коммунисты» - все как на подбор, ничего не скажешь! Вот и возникает резонный вопрос: а нужны ли нам в принципе такие «коммунисты»? Предлагаю рассмотреть возможные доводы - «про эт контра», как говорится.

Итак, начнем, пожалуй, с причин, по которым КПРФ быть не должно…

Причина первая: КПРФ - партия без идеологии и без идеалов. В чем состоит программа КПРФ – применительно к нынешним реалиям? Нет, за все хорошее и против всего плохого – это понятно, ну а если чуть конкретнее… Каковы методы работы КПРФ, как «коммунисты» думают брать власть, кто для них образец и идеал (ну, хотя бы Ленин, Сталин или Троцкий?), чего, в конце концов, они хотят и как конкретно собираются этого достичь? Не знаете? Вы будете смеяться: в КПРФ тоже не знают!

Причина вторая: КПРФ не нужна власть, ей и так неплохо. В чем состоит цель политической партии? Ну, хотя бы в теории – это вроде как приход к власти, разве нет? Если партия не ставит своей целью приход к власти, то это вроде как и не партия, а некий клуб по интересам получается. Что КПРФ не нужна власть – это было предметно и неоспоримо доказано ее «лидером» еще 21 год назад – и за прошедшие годы неоднократно и систематически подтверждалось. То есть выходит, что КПРФ – никакая не партия, а все же именно клуб по интересам. Но разве клубу по интересам место в Госдуме? Вроде нет.

Причина третья: декларируемые социальные цели КПРФ как социал-демократической партии давно и исчерпывающе достигнуты. КПРФ против революции. Она строго за эволюцию и за ненасильственное достижение своих идеалов (которые, как указано выше, абсолютно непонятны). Против революции неоднократно во всевозможных прямых эфирах высказывался сам Геннадий Андреевич. То есть получается, что КПРФ – меньшевики и социал-демократы. А все социал-демократические проекты, о которых писали Бебель, супруги Веббы, да и, собственно, Владимир Ильич Ленин, – благополучно реализованы как на Западе, так и в России. Профсоюзное движение (пусть зачастую и формальное), реальная возможность работника постоять за себя во всевозможных инстанциях, нормирование рабочего дня и времени отдыха, документальное оформление трудовых отношений и так далее и так далее… Чего еще для трудящихся хочет КПРФ?

Причина четвертая: КПРФ - это партия, устойчиво ассоциирующаяся с поражением. Ни для кого не секрет, что Советский Союз на самом-то деле уничтожали не фашистские захватчики, не техногенная катастрофа, не метеорит и не инопланетяне. Советский Союз был целенаправленно уничтожен предателями из партруководства, часть из которых благополучно «перетекла» в КПРФ. Проще говоря, КПРФ косвенно (а может, и напрямую) причастна к развалу СССР. Кто в курсе данного факта, тому как-то трудновато поддержать КПРФ. Сила ассоциаций, знаете ли…

Причина пятая: двойная игра партии под названием «КПРФ». Кто внимательно следит за заявлениями «кэпээрэфников» (а уж тем более кто знает этих ребят лично) на протяжении нескольких лет (ну, с 2011 года, если уж быть точным), тот, несомненно, в курсе, с каким душевным рвением данные ребятки поддержали «болотных». На самом деле даже и не поддержали, а буквально слились с ними в едином душевном и телесном порыве против «кровавого путинского режима». Между тем, о коллаборационизме с «буржуями» руководство КПРФ до сих пор прямо и открыто не заявило. Неискренность тоже порождает весьма нехорошее впечатление.

Наконец, причина шестая: обилие нечистоплотных персонажей в партии под названием «КПРФ». Откуда в КПРФ столько «предпринимателей»? Почему они всегда оказываются в эпицентре каких-то криминально-экономических скандалов? Предсказуемый ответ: потому что КПРФ «мочат» изо всех сил треклятые «буржуи». Ну, допустим (хоть это и не так – просто незачем их «мочить»)… Но следующий еще более закономерный и предсказуемый вопрос: а откуда ж в самой КПРФ «буржуи»? Вообще в принципе откуда в ней эти «вредители»? Ну, вы же против «эксплуататоров» и за рабочий класс, разве нет? А вот выходит, что и нет. Ну, и как это понимать?

Итак, это были причины, по которым КПРФ надо бы неизбежно и желательно немедленно разогнать и запретить. Но есть и как минимум две причины, по которым этого делать не надо, и они, как представляется, весьма и весьма весомы. Итак, вот они…

Причина первая: людям нужны символы и легенды. Представители старшего поколения, которые, собственно говоря, и выводили страну от сохи к атомному оружию, и некоторые из которых здравствуют и по сей день, просто не поймут юридическую ликвидацию коммунистической идеологии – в виде разгона КПРФ. В конце концов, на это не решился даже «упырь» Ельцин, а тут на тебе: берут – и разгоняют! Да и 50-60-летние граждане нашей страны тоже не поймут этого шага (и, надо сказать, будут правы). Символика и мифология строго необходимы, и не надо их препарировать. А равно не надо замать их грязными лапами.

Причина вторая: нам на данном этапе строго противопоказана радикализация. Ортодоксально и подлинно коммунистическая партия обязательно радикальна. В противном случае она никакая не коммунистическая, а социал-демократическая. Так уж сложились мировая практика и мировые клише, ничего не попишешь. А политическая радикализация – это уйма снующих провокаторов, призывающих к бунту, это волна убийств, захватов, терактов и так далее. Короче говоря, это великое множество утрат, абсолютно не конструктивных и ничем, в сущности, не обоснованных. Наша страна сегодня находится на подъеме, и подобной ерунды ей вот именно сегодня совершенно точно не требуется. И уж тем более не требуется на это поддержки государства. Пусть уж лучше так, как есть.

Думается, что две причины не разгонять КПРФ с лихвой перекрывают шесть причин ее разогнать. А вы как думаете?

А достаточно ли мы любим нашего Президента?

Некогда «доверенное лицо» некогда кандидата в Президенты РФ Владимира Владимировича Путина Александр Глебович Невзоров продолжает, так сказать, напоминать о себе – прямо-таки ни дня себе роздыху не дает. Ну, может, денек-другой и позволяет себе некоторый перерыв, но от аудитории, во всяком случае, это тщательно скрывается. Кстати говоря, Александр Глебович, похоже, все меньше мусолит православную тематику, что в принципе и понятно: глупых православных он успешно и в одну калитку обгадил, а с умными – резонно предпочитает не связываться, дабы не подорвать свой дешевый псевдоаристократический авторитет. Сейчас Александр Глебович вновь взялся за политику. То у него русский патриотизм на 99% (или на сколько там?) дутый и купленный, то у него доверие к Путину преувеличенное, то у него наша армия разбежится, если денег ей не дать, и все в таком духе. Для большинства либералов такие речи – бальзам на душу, ну а для патриотов – несомненно, раздражающий фактор.

Но истина, как всегда, посередке. Слова Невзорова – безусловная и нездоровая ахинея (как, впрочем, и всегда), но в ахинее этой частично (а может, и не частично, а даже и в основном) виноваты и мы. И виноваты, в первую очередь, недостаточной любовью к нашему государственному лидеру, что, собственно, и порождает такого рода гнусности из подворотни.

Можно ли быть патриотом, не любя при этом свое государство? Какое-то время, наверное, можно. И можно даже придумать под это некую броскую иллюзорную картинку. Эта картинка, в частности, замечательно продемонстрирована в «Войне и мире» Льва Николаевича Толстого. Но как ни балансировал на этой тонкой проволоке Лев Николаевич - все же даже такой гений, как он, в итоге не удержался - и сорвался-таки в «Христианство и патриотизм». Выходит, долго так не пробалансируешь, и придется-таки признать, что патриотизм неразрывно связан с любовью к своему государству. А кто его не любит, тот неизбежно его ненавидит и является «человеком мира», и третьего, как говорится, не дано.

А вот можно ли любить государство – и при этом не любить президента (царя, короля, диктатора и прочих в таком духе)? Можно, но только и исключительно в том случае, если речь идет об аристократической модели государственного устройства, то есть о такой модели, при которой страной правит некий слой «элиты», а этому тонкому слою демонстративно противопоставлено неразумное «быдло».

Аристократический формат государственного устройства, при всем его фашизме, в принципе приемлем, и в принципе исторической практике известно немало примеров, когда аристократическая модель работала – и весьма эффективно. Но нам аристократическое устройство противопоказано, в особенности сейчас. Во-первых, для нас как для единого централизованного государства данная модель абсолютно неисторична (а в те периоды централизованного государства, когда нами правили фашиствующие аристократы, наша страна, как известно, была на краю гибели). Ну, а во-вторых, сейчас де-факто нет никакой суверенной аристократии – вся она без исключения встроена в структуру транснациональной олигархии, органически отторгающей суверенитет.

Вывод элементарен и бесспорен: наше государственное устройство возможно только при единодержавном (можно сказать – монархическом) правлении. А из этого следует второй, не менее элементарный и не менее бесспорный, вывод: сегодня любить Россию при нелюбви к Путину невозможно. Не потому, что кто-то там это придумал, а потому, что сие есть объективная данность, от которой никуда не спрятаться.

Между тем, у нас принято говорить о «рейтинге доверия» к Путину, но никак не о любви, почитании и так далее. Рейтинг доверия – да, высокий, а отношение – зачастую не как к лидеру, а как к клерку, которого наняли на несколько лет – и, возможно, еще на несколько лет наймут, если повезет. А вот почему, скажем, на Востоке до сих пор фактически боготворят своих лидеров? А потому, что в случае единодержавного, а не аристократического, правления иначе никак недопустимо. Можно сколько угодно смеяться над Жириновским и Стерлиговым, но эти искрометные ребята очень хорошо понимают означенную очевидную истину, а потому и предлагают помазать Путина на царство.

А вот давайте теперь посмотрим, какие отечественные награды имеет Путин. Орден Почета, наградное оружие, почему-то Заслуженный тренер России, еще несколько каких-то российских наград не самого высокого достоинства. А французы, между прочим, вручили ему Орден Почетного легиона. То есть, если судить по наградам, французы уважают и ценят Путина больше, чем мы. Не стыдно? А между тем, за то, что делает Путин во внешнеполитической сфере, - в Европе XVII-XVIII веков и в нынешней Юго-Восточной Азии ему уже давно бы генералиссимуса дали. А Путин даже не Маршал РФ. Ну, ладно, не давайте маршала, но хоть Героя России-то можно дать, верно? Нет, это тоже «культ личности», и не то, что до Героя России, а даже до Ордена за заслуги перед Отечеством наш Президент, оказывается, «не дозрел». Вот такие вот дела.

Отсутствие почитания единодержавного правителя неизбежно влечет за собой «свободу слова», при которой лидер всячески дискредитируется, и ему порой приходится даже оправдываться – непонятно, за что, и непонятно, перед кем. Апофеозом является, конечно, клоунада западных лидеров. Путин до нее, слава Богу, пока не опускается, хотя его и пытаются всячески стащить в данную клоаку, усадив его в одно болото с западными жабами.

Вообще говоря, на разного рода журналистские колкости и гнусности не следует реагировать слишком уж бурно, как это порой делают излишне эмоциональные патриотические персонажи и деланые «ура-патриоты». Люди типа Невзорова просто видят и понимают реальную конъюнктуру – и именно на людском раздражении делают неплохие деньги, ну и какую-никакую «раскрутку», чтоб уж совсем не позабыли. Но источник проблемы – ни в коем случае не Невзоров и даже не заокеанские буржуи, а именно наше общественное отношение к национальному лидеру.

Неча на Невзорова пенять, коли сами Путина недолюбливаем!

Чечено-ингушский запрет на Сталина: проблемы целесообразности и нецелесообразности

Накануне 73-й годовщины депортации ингушского народа Народное собрание Ингушетии единогласно приняло в первом чтении проект закона о запрете на увековечение в регионе памяти Иосифа Виссарионовича Сталина. Сталина с Берией в придачу всячески проклинает Рамзан Кадыров – тоже по причине того, что чеченский народ также был депортирован в Казахстан. Тем самым, надо полагать, Рамзан Ахматович тоже косвенно запретил увековечивать Вождя у себя на Родине. Нет ни малейших сомнений в том, что руководство республик печется о собственных народах, которые волею судьбы в 40х годах, что называется, «попали под пресс». Но давайте все же выдохнем, успокоимся и постараемся не рубить с плеча…

Согласимся все же, что у любого действия неизбежно существует причина, а уж и политического – и подавно. И давайте все же признаем, как бы больно и неприятно это ни было, что Северный Кавказ в годы Великой Отечественной войны был рассадником русофобии и антисоветского сепаратизма. В РККА в годы Великой Отечественной войны служили всего лишь порядка 10 тысяч чеченцев и ингушей, зато дезертиры и сепаратисты в этом регионами исчислялись многими десятками тысяч. Они убивали русских и преследовали в качестве своей цели уничтожение Советского государства.

Не верите нашим историкам, не верите даже дневникам Берии, непосредственно занимавшегося вопросами депортации? Обратитесь – ну, скажем, к дневникам Геббельса и Розенберга. В дневниках этих черным по белому указано, что Кавказский регион является одним из приоритетных в «благородном» деле разжигания антисоветских настроений – и соответственно, в деле уничтожения нашего государства в угоду фашистам. В качестве довеска можете еще посмотреть программу Пражского манифеста подонка Власова, в которой «национальное развитие, самоопределение и государственная самостоятельность» народов СССР обозначено в качестве фашистской задачи № 1.

Сталин и Берия боролись не с чеченцами и не с ингушами, а равно не с евреями и не с кем бы то ни было еще. Они боролись за Советский Союз и за то, чтобы советский народ выжил - и выжил достойно. Были среди чеченцев и ингушей и герои, и их было довольно-таки много, и их справедливо наградили, но было крайне много и поганцев, сотрудничавших с фашистами. И нынешнее кавказское руководство почему-то решило представить поганцев мучениками, а подлинных кавказских героев и борющихся с разнообразными поганцами – чуть ли не дьяволами во плоти. Так вот это некорректное видение, и ознакомление даже с фашистскими источниками (раз уж нашим не верите) – тому наглядное подтверждение.

А почему решили запретить только Сталина и Берию? Запретите уж тогда еще и Паскевича, Ермолова и других героев Кавказской войны, боровшихся еще аж в позапрошлом веке с горными бандитами. Посносите памятники Ермолову – по всему периметру юга нашей необъятной Родины (хотя в Грозном вы именно так и сделали в 1991 году). В противовес изо всех сил героизируйте имама Шамиля, которому, кстати, наш безусловный геополитический «друг» османский султан Абдул-Меджид I присвоил генералиссимуса – как раз за эффективные проявления «большой любви» к России на Кавказе. А еще лучше – на месте снесенных памятников Ермолову установите памятники вот тому самому «русскому герою» Шамилю. И Ельцина еще можно героизировать – за кровавый бардак в Северокавказском регионе в 90х. Вот осуждение памяти Сталина и Берии на Кавказе – это на самом деле ровно то же самое по своей сути.

Если руководство кавказских республик не поддерживает у себя порядок – значит, оно неизбежно разводит бардак, русофобию, экстремизм и сепаратизм. Только одно из двух зол. Во всяком случае, историческая практика не знает противоположных примеров.

Впрочем, нынешнее кавказское руководство вряд ли можно обвинить в ненависти к России. Скорее всего, оно просто слегка увлеклось популистскими играми (а может, и действительно так вот в игровой манере проявляет заботу о своих народах) – и в качестве беспроигрышного объекта таких игр выбран, понятное дело, Иосиф Виссарионович Сталин – как одна из самых значимых фигур истории XX века. Но если руководства Чечни и Ингушетии действительно заботятся о своих народах, и если они действительно хотят быть в составе единой и неделимой России, как они то декларируют, то им неплохо бы помнить, что единство и неделимость эти были обеспечены именно Сталиным и Берией. Без этих «дьяволов», быть может, и Чечни с Ингушетией сейчас никаких бы не было. Кто знает.

Короче говоря, если Чечня и Ингушетия планируют комфортно и бесконфликтно существовать в инкорпорированном виде в составе нашей страны, то они должны уж если не восторгаться Сталиным и Берией, то уж хотя бы не запрещать их память. Тем более, что среди как чеченского, так и ингушского народов не так уж и мало здравомыслящих людей, интересующихся историей и понимающих, что к чему. Альтернатива Сталину и Берии на Кавказе – неизбежно генералиссимус Шамиль и генерал Власов. Ну, и пьяный президент Ельцин. А нам это надо?

Хасидизм новейшей западной политики: что нам с ним делать, как нам с ним ужиться?

В СМИ все настойчивее циркулирует информация еще прошлого года о том, что планируется создание некоей «армии ЕС», хотя ЕС по-прежнему продолжает считаться надгосударственной именно экономической, но не военной, структурой. В СМИ также озвучиваются сведения о том, что Испания перебросила танки в Латвию – для защиты воздушного пространства последней от «агрессивной политики России на Украине» (вообще, по-моему, шиза, недостойная какого бы то ни было комментирования). СМИ также заявляют о приостановленном военном сотрудничестве России и США, хотя никакого военного именно сотрудничества между США и Россией (по крайней мере, на данном этапе) в принципе быть не может, по определению, поскольку политика США (как встроенная в НАТО) не может существовать как дружественная по отношению к России. И многое-многое другое, в духе того же самого парада абсурда…

Даже беглый обзор новостных лент выявляет очевидные нелепицы и несуразицы, а уж внимательный и думающий потребитель информации, который, к тому же, эту самую информацию потребляет систематически, - совершенно точно знает, что почти что все вбрасываемые Западом в публичное пространство сведения есть не что иное, как неприкрытая ложь. Почему же Запад подает информацию в столь абсурдном ключе, словно стремясь свести с ума потребителя данной информации (в особенности задумывающегося)? По мере сил попробуем разобраться…

С идейно-ментальной точки зрения, западная политика века эдак с 18 отличается, как бы это помягче выразиться, многоуровневостью. Никогда, в особенности сейчас (и чем дальше, тем больше), в западном мире информация не подается однородно: дураки всегда узнают одно, люди среднего ума – другое, умные – третье, то есть совсем-совсем другое. Ну, вот давайте посмотрим конкретно на примере внешней политики…

Что говорится рядовому западному (либо западоориентированному) обывателю про направленность внешней политики Запада, в особенности США? Что ее цель – «демократия» с «правами человека» во всем мире. Что говорится по этому же самому поводу студентам гуманитарных факультетов западных университетов? Что есть какие-то там геополитические теории, что всем на планете вроде как даже лучше, чтобы западная идеология ширилась по всему миру, – и +100500 «теоретических» доводов в пользу этого (для сдачи экзамена достаточно знать наиболее базовые клише, даже отнюдь не все). А что на самом деле? А для этого нужно ознакомиться с книгами Бжезинского, Сороса, Гринспена и иже с ними. В книгах этих «хозяев мира» содержится до неприличия прозрачный (я бы даже сказал – циничный) намек на то, что американский путь – единственно верный. Соответственно, разделяющих этот путь нужно финансово поощрять, а недовольных – «мочить» - самыми разными способами, сообразно ситуации.

«Гоям», понятное дело, знакомиться с такой информацией крайне нежелательно. Во-первых, голова с непривычки заболит, а во-вторых, доверие к фундаментальным «прогрессивным» основам падет, что для «хозяев мира» было бы весьма и весьма огорчительно. Поэтому сознание «гоев» нужно изрядно поприжать ЕГЭ, тупыми телевизионными шоу и прочим таким «свободным». А еще забивать язвительными смешками любые намеки на «конспирологию», то есть, проще говоря, эмоционально глушить любые попытки докопаться до истины в вопросах глобального западного управления человечеством.

Кстати, такой же неоднородностью отличается и хасидская идеология: «богоизбранным» - одно, что подлинно имеется в виду, а вот «гоям» – совершенно другое, лживое, направляющее сознание совершенно в ложное русло. Ну, кто не в курсе, хасидизм – это эзотерический иудаизм, фактически микс из иудаизма и каких-то нездоровых оккультно-языческих практик, включая пожирание «гойских» детей, о котором писал еще великий Владимир Иванович Даль. В общем, первобытная дикость, казалось бы… Но что в политике Запада, что в идеологии хасидов – отношение к «гоям» как к потребителям информации - практически один-в-один идентично. Достаточно внимательно прочитать хасидскую «Танию», сличив ее положения с двуличностью западного доктринерства. Совпадение ли? С учетом доминирующего во всем мире национального и образовательного состава сверхбогатых, а также с учетом тех социальных лифтов, которые поднимают этих самых сверхбогатых, – вряд ли. С учетом государственной и финансовой символики явно иллюминато-масонского толка в США – тоже вряд ли. Ну, ладно-ладно, с этого предложения - замолкаем об этом, дабы не привлечься за «разжигание» в СМИ… О «конспирологии», как уже было сказано выше, говорить нельзя, это 282я УК, поэтому давайте о чем-то более абстрактно-приятном…

Вот давайте лучше о Римской католической церкви поговорим… Благо, повод есть: Папа Римский ни на сутки не устает проявлять свою патологическую сердобольность – то призовет к миру в Африке, то вот, как сейчас, жителям Запорожья и Новороссии едва ли не из своего личного кармана еду и дрова оплатит. И «добрых» там уйма: Хуртадо Кручага (кто не в курсе, святой адвокат – да-да, у католиков и такое возможно), Мать Тереза, например, еще дополна всяких выгодно «добрых»… Ну, подумаешь, Папа Римский к геям терпим; ну, подумаешь, Папа Римский всецело и «по-христиански» демократов-финансистов поддерживает… Это ведь на самом деле действительно «подумаешь», потому что это ничто в сравнении с официально принятым еще в 1992 году Католическим Катехизисом, в котором черным по белому написано, что целевой аудиторией данного Катехизиса являются священнослужители (опять-таки «избранные»), что «Царство Христово» неизбежно должно быть во всем мире (разумеется, в понимании Римской Церкви), и что для его торжества неизбежно должно произойти «нападение сил зла»… Снова слегка по хасидизму… И что-то как-то Католический Катехизис до боли напоминает «Танию» в ряде идейно-ментальных вопросов – в отличие, кстати, от нашего Православного Катехизиса… Так, все, стоп! Вхожу в эндшпиль, а то еще и религиозную рознь «пришьют»…

В сухом остатке: западная политика суть политика лжи, то есть «политика наоборот». Соответственно, все заявления западных политиков нужно понимать строго наоборот, и чем дальше, тем рельефнее и наглее это выражается. Если говорят о необходимости мира – значит, не сегодня - завтра будут бомбить (не сами – так руками своих халдеев). Если говорят, что кто-то там где-то там кровавый диктатор – значит, сами хотят заморить энное количество народу, и желательно в кратчайший срок, а мешает осуществлению данного процесса именно тот самый «кровавый диктатор», которого и нужно «убрать». Говорят про санкции – значит, уйма западных фирм и компаний стремится их обойти, дабы резонно не потерять рынок. Стонут по поводу мигрантов – значит, хотят дармовую рабочую силу, пусть и зачастую неквалифицированную, но зато реально практически дармовую. Ну, а слышен крик про «жуликов и воров» - значит, уже приготовлен какой-то широко раскрывший мошну засланный западный человек – как правило, дегенерат дегенератом.

Безотказно действуют и западные характеристики со знаком «плюс». «Демократичный» лидер (да еще и желательно с Нобелевской премией) – безобидный холуй и ничтожество, зато верно преданный крупнейшему финансовому капиталу. «Свободные» выборы – фарс, никоим образом не связанный с подлинным мнением населения, которое никогда, по сути дела, и не выявляют. «Право народа на самоопределение» – попытка посеять хаос и уничтожить страну. Ну, а какая-нибудь там «выставка современного искусства» – совершенно невообразимая безвкусная блевотина, существующая для выкачивания денег с глупых людей.

Западная пресса и западные политики высказывают подлинное западное мнение только о гомосексуалистах и прочих первертах. Этого уж точно не отнять: любят западные люди разнообразных физиологических и ментальных ублюдков, да так, что и скрывать этого никак не в состоянии. Даже в десятках внутригосударственных и международных документов разной степени легальности и важности эту свою экстатическую любовь выражают.

Жить со всем этим на самом деле очень даже просто: все публично и громогласно декларируемое западными «деятелями» нужно слушать как можно внимательнее – и понимать строго наоборот (кроме, как уже было изложено выше, восторженных визгов о всяких там гомосеках – их, эти визги, как раз-таки надо понимать буквально, то есть именно как восторг – и ничто иное). И в соответствии с возникшим пониманием выстраивать линию поведения и отношение к происходящему.

Сейчас, например, жизненно необходимо усилить действия в Сирии, активизироваться в Арктике, наконец-то начать действовать решительнее в Новороссии (в том числе, может быть, с открытым и интенсивным военным вмешательством – по крайней мере, не ограничиваться одним лишь признанием паспортов – это уж точно). И при всем этом всецело поддержать Путина, публично и без стеснения заявив о подлинных целях подавляющего большинства тех, кто его, Путина, публично и методично хает. И на Западе пусть сформируют аналогичное восприятие в отношении Трампа.

Ну, а вообще-то Запад – цивилизация скотства, агрессии, вырождения и лжи, причем замешанная на чем-то таком оккультном и даже слегка людоедском. Ну, что с этим поделаешь? Факт есть факт. Пусть себе потихоньку загнивает (потому как ложь и физиологическое скотство, возведенные в Абсолют, не могут, в конце концов, не загнить), а не верящие в загнивание пусть себе и дальше продолжают хихикать и не верить. Все идет своим чередом, в общем.

Немного о связи Путина с Трампом и Трампа с Путиным, или новая американская концепция Абсолютного Мирового Зла

В последнее время новости в Интернете физически стало невозможно просматривать. По крайней мере, при сохранении ощущения психологического комфорта от восприятия текстуальной информации. Всевозможные новостные ленты стали подозрительно смахивать на записки сумасшедшего. Со всевозможных либерально-демократических ресурсов в эти самые новостные ленты обильно заливаются «информационные» потоки, состоящие из буквально тысяч заметок об отношениях Белого дома с Кремлем, о контактах Трампа с Путиным, а еще, конечно же, - с российскими спецслужбами и с российскими хакерами. Дружит Трамп с Путиным или не дружит Трамп с Путиным, сливается спецслужбам информация или не сливается спецслужбам информация… Смех смехом, а на наших глазах рождается, без толики преувеличения, новая американская политическая философия – философия американского геополитического мазохизма. Но об этом – поподробнее…

Кто сейчас является аватарой (ну, так сказать, телесно-материальным воплощением) Абсолютного Мирового Зла? Любой либерал, не задумываясь, выпалит, что это Владимир Путин. Но, как видно, относительно недолго мировая либеральная общественность довольствовалась монотеистической доктриной - применительно к измерению Вселенского Зла. Как некогда писал Вольтер, «случись, что Бога нет, его б пришлось создать». Вот, а тут воплощенный Бог Зла уже был, но потребовался еще один – стало быть, надо в срочном порядке его откуда-то вынуть и публично обмазать какашками на глазах у жруще-заскучавшей публики.

Но это бы еще ничего, это бы еще ладно… В конце концов, руководители племени янки всегда были большими любителями устраивать шоу для своей туповатой аудитории («народа Соединенных Штатов», так сказать). Но ирония в данном случае заключается в таком достаточно специфическом мировоззренческом повороте на 180 градусов: берется собственный новоиспеченный президент - и неожиданно возводится в ранг причастного к Абсолютному Мировому Злу, причем возводится в положении, подчиненном по отношения к аватаре Зла № 1, то есть, если кто не понял, - к Путину. То есть Путин наверху, Трамп внизу, а под Трампом внизу – «несчастная» Америка. Нехило так получилось!

Нет, вы только вчитайтесь в заметки об отношениях Трампа с Путиным! Вчитайтесь внимательно – что из них следует! Глава исполнительной власти, главнокомандующий армии и флота, гарант и защитник (страшно вымолвить!) Конституции США – холуй и доверенное лицо Путина! Ну, вот так вот получается! Если бы я прочел одну такую заметку – я бы решил, что либо автор – сумасшедший, либо я что-то не так понял. Но в Интернете таких заметок сейчас сотни, тысячи, если уже не десятки тысяч, вот ведь в чем ирония!

Американские идеологи (очевидно, изрядно пересмотрев порнографию со всевозможными вариантами унижения и доминирования) пришли в итоге к выводу, что они сами – пассив, Трамп – насилующий их актив, а Россия во главе с Путиным – некий суперактив. Столь забавный доктринальный мазохизм – это на самом деле своего рода «глобализация наоборот»: раньше половой акт со всем миром совершали они, американцы, теперь же они, американцы, - внизу, причем в самом низу, и половой акт совершают уже с ними. Причем производится это, как было указано выше, в крайне своеобразном и циничном формате. Речь сейчас не о том, так это или не так на самом деле, но факт тот, что свою планетарную пассивно-сексуальную роль они сами признают – причем ладно бы тихонько и между делом признавали, а то ведь орут об этом громко, с помпой и на весь мир!

Понятное дело, что такой идиотизм происходит не от того, что кто-то там просто развлекается, а исходя из вполне практических соображений. Но, тем не менее, соответствующие информационные вбросы бьют, в самую первую очередь, не по России, не по Путину и не по нашим спецслужбам, а по самим Соединенным Штатам, выставляя их народ всецело беспомощным и насилуемым. Приятно ли такими себя считать?

Нынешняя трогательная истерия, раздутая, похоже, еще и в результате того, что у мировых СМИ просто кончились сочные темки, - подтягивает Трампа почти что аж к уровню Путина, то есть к уровню Абсолютного Мирового Зла в сознании либерала. Теперь у Абсолютного Мирового Зла две официально признанные Западом аватары – Путин (аватара Зла № 1) и Трамп (аватара Зла № 2). К многоликому Абсолютному Злу в дальнейшем подтянутся аватары в оболочке лидеров Китая, Индии, Ирана и, скорее всего, Египта – короче говоря, стран со стратегически значимыми для банковско-биржевых воротил экономикой и ресурсной базой. А может, в перспективе подтянется еще и лидер Ирака, если таковой осмелится-таки дерзновенно и хотя бы чуть более основательно поднять голову после многолетнего выбомбливания Ирака западной «демократией» с «правами человека» в придачу.

В общем, пока что - с официально признанным и внезапным двукратным увеличением Абсолютного Мирового Зла нас всех, господа-товарищи-граждане!

Толерантность: есть ли у нее какие-то пределы?

Либералы обожают слово «толерантность». Они от него, похоже, никогда не откажутся, очень уж оно к ним, к либералам, прилипло – намертво, не отдерешь. Ну, хорошо, допустим, слово само по себе прикольное (хотя я его таковым не считаю, но, наверное, это вопрос вкуса), но зачем же его постоянно не к месту поминать? Посадили проворовавшегося чинушу или воротилу – режим нетолерантен, запретили гей-парад – тоже проявление нетолерантности, Трамп победил – вообще конец мировой толерантности. В конце-то концов, «толерантность» – это сугубо биологическая категория! Зачем вы постоянно прилепляете ее к политике, а то и просто к собственным извращенным фантазиям?

Толерантность как таковая необходима. Без толерантности никуда. Мир стоит на толерантности. Не на фанаберической агрессии, как полагают фашисты, а именно на толерантности. Толерантным надо быть по отношению к дуракам, так как их очень много, и в случае конфликта с ними они неизбежно одолеют численностью. Толерантно надо относиться к инвалидам и к геям, потому что, в конце-то концов, не их вина в их вот таком вот существовании. Толерантно надо относиться к иным убеждениям, потому что либо в них есть-таки здравое зерно, либо человек, имеющий соответствующие некорректные убеждения, просто не располагает всей полнотой информации, а то и вовсе является дураком – тогда железобетонно действует правило толерантности по отношению к дуракам.

Но, как известно, безгранична и беспредельна лишь Вселенная, а все те компоненты, которые ее образуют, - ограничены как пространственным, так и временным измерением. Проще говоря, всему есть предел. И толерантности тоже есть предел. Либералы могут удивиться, но толерантность не охватывает собой всю Вселенную, и ей, как и всем остальным социальным и физико-биологическим проявлениям, положены определенные границы.

Вот вижу я, например, пьяного молодого человека в вонючей одежде, с ирокезом на башке, с мокрыми от уринации джинсами и с проколотой во всех возможных и невозможных местах физиономией. Конечно же, я решу, что он дегенерат и придурок. Но это до поры до времени мое сугубо личное дело, что я там решил по его поводу. Пока что я к нему толерантен, и с этим ничего не поделаешь. Но вот если он сядет или встанет (расположится, в общем) на расстоянии метра от меня, начнет предпринимать попытки фамильярного общения со мной, - пардон муа, но вот при таком раскладе я уже никак не могу (да и не хочу) быть к нему толерантным. Это и есть предел толерантности, за который система, чтобы оставаться жизнеспособной, выходить ни в коем разе не должна.

То же самое и касаемо набившей у всех оскомину темы геев… Не надо их сажать, отстреливать, сжигать, морить в психушках, вставлять им в заднепроходные отверстия инквизиционные «груши». Не надо. Пусть живут и радуются жизни. Пусть каждый имеет право на счастье, а кто-то – и на «голубое», раз уж ему так хочется. Но не надо насильно втягивать в этот дегенеративный процесс людей здоровых, а особенно еще не сформировавшихся в сексуально-идентификационном отношении маленьких детей. Люди непричастные в вашем скотстве не виноваты – так дайте же им пожить спокойно и без вас!

Надо открыто и в грубой форме выражать недовольство прилюдными сексуальными ласками геев – уже на том основании, что гетеросексуалов неизбежно больше, и им видеть такого рода патологические вещи, как правило, неприятно. Надо во всем мире не подпускать геев на пушечный выстрел к усыновлению и воспитанию, дабы не включать в процесс дегенерации ни в чем не повинного и еще не сформировавшегося ребенка. И надо, в конце концов, запретить гей-парады – хотя бы на том простом основании, что гетеросексуальных парадов не существует, и система приходит в состояние очевидного дисбаланса. А во всем остальном – пусть делают, что хотят. Как там в англосаксонской же философско-правовой доктрине: права и интересы одного человека заканчиваются там, где начинаются права и интересы другого человека. Вот геи почему-то об этом настойчиво забывают.

Ну, и касаемо политики… Еще раз: толерантность – вообще не политический термин. Если какому-то, с позволения сказать, гею не нравится победивший Трамп, то это проблема, с позволения сказать, гея, но никак не Трампа. И нелюбовь геев – это, в конце концов, скорее, комплимент Трампу, хотя я могу и ошибаться.

Резюмирую: лично я всецело толерантен, но лишь постольку и до тех пор, поскольку и пока какие-то весьма специфические вещи творятся на расстоянии не ближе моей вытянутой руки или ноги. И от поборников толерантности тоже надо бы как-то потребовать быть толерантными по отношению к здоровым социальным проявлениям – и не пытаться победить таковые своей собственной дегенерацией. А пока вы меня и моих близких не трогаете специфическими проявлениями вашей патофизиологии, я к вам полностью толерантен, то есть, говоря проще, вы мне ни на какое место не упали и не сдались. Сношайтесь, как и с кем хотите, прокалывайте себе, что хотите, вставляйте себе в ухо (в ноздри, в пупок, в роговицу и проч.), что хотите, ходите, в чем хотите, - только желательно все же без нудизма с эксгибиционизмом, ну и пукать при могучем скоплении народу тоже крайне нежелательно. Вот. В общем и целом - как-то так.

Краткий опус о русской дипломатии 1991-2016 годов

С наступлением нового 2017 года внезапно накатило желание порассуждать о русской геополитике и русской дипломатии последних 15 лет. На самом деле есть о чем порассуждать, есть чему и подивиться. Во всяком случае, более динамичной внешней политики, чем наша отечественная внешняя политика последних полутора десятилетий, - днем с огнем не сыскать, причем, наверное, во всей мировой истории.

Давайте, что ли, вспомним, как начиналась наша либерально-рыночная «демократия», с ее либерально-рыночной риторикой.

Козырев, ныне за свои заслуги перед «общечеловеческими ценностями» и «демократией» преспокойненько и комфортненько проживающий в Майами и пописывающий про нас оттуда всякие гадости, в начале 90х первым делом заявил, что главной ошибкой Советского Союза, за которую сейчас надо публично покаяться перед американцами, были национальные интересы. То есть, с точки зрения экс-министра иностранных дел, просто сам факт наличия русских национальных интересов уже есть непростительная ошибка и вина перед американцами.

Ельцин Борис Николаевич, наш редко бывавший трезвым президент, не только предложил республикам нашей Родины брать столько суверенитета, сколько те смогут проглотить, но и активно и подобострастно заверял американского президента, которого сейчас помнят исключительно в связи с оральным скандалом 19-летней давности, - в преданности и «демократичности».

На раннелиберальном этапе нам до зарезу нужно было прослыть паиньками, нужно было вести себя хорошо, чтобы «дядюшка Сэм», упаси Бог, не заподозрил нас в возрождающихся «имперских амбициях». Для этого на данном этапе от нас требовалось не лезть в какую бы то ни было внешнюю политику, как бы нас ни просили о защите от атлантистского хищничества наши геополитические и геостратегические союзники, а еще лучше – избавиться и от значительной части собственной территории.

В конце концов, территория России еле-еле была сохранена, пусть и в формате не СССР, а РСФСР. Однако для острастки Россия все же была оглушена пресловутыми соглашениями о разделе продукции, то есть изящной технологией углеводородного грабежа, при котором иностранные сырьевые ТНК спокойно присутствуют в России и высасывают ее ресурсы, получая с такого высасывания порой до 75% прибыли. Проще говоря, приходят и забирают наши ресурсы, практически даром. Это как добровольно пустить вора в свою квартиру, он все аккуратненько почистит, но 25% все же «по-честному» оставит. Нормальная такая дипломатия, да?

При такой геополитической надломленности и при таких чудовищных повинностях, рядом с которыми меркнет любая дань ханским баскакам, - «имперские амбиции» ну никак не должны были появиться вновь. А они все же появились. То есть, конечно, появились не сразу, да и, собственно говоря, не могли сразу появиться: слишком уж наглухо, массированно и со всех сторон их лупили. Но, скажем так, иногда прорезались, причем, что интересно, при том же самом Борисе Николаевиче Ельцине, который, казалось бы, и навязал нам тот ублюдочный либерализм, который и обратил нас тогда в столь гнусное и унизительное состояние. То проскочит заявление о том, что Клинтон-де может нарваться на Третью мировую войну, то случится марш-бросок на Приштину, то произойдут какие-то действия по борьбе с кавказскими экстремистами. Да, все эти действия пока кургузы, редко успешны, часто даже комичны. Но важен сам факт: в пьяном сознании первого президента начали всплывать, пусть и изредка, не только либерально-пораженческие образы, но и образы русской победы, русского национального достоинства. Вот она, зарождавшаяся новая дипломатия!

Когда к власти пришел Путин, мало кто верил в то, что он станет какой-то серьезной фигурой. Бывший кэгэбэшник, наверное, еще к тому же обиженный на систему, готовый мгновенно и старательно выполнять любые указания «семибанкирщины». И сугубо дипломатическая фраза «мочить в сортире!» почти что никого поначалу не напугала, зато многих рассмешила.

Но вот вскоре у «западных коллег» стал все чаще возникать вопрос: «Кто есть мистер Путин?». Ну, действительно как-то странно: вроде клялся-божился в демократичности, а вот годы летят, а территориальная целостность России все сохраняется и сохраняется. Когда же были разорваны соглашения о разделе продукции, на Западе уже никто не сомневался: Путин – не демократ, совершенно точно не демократ! А когда один за одним были ликвидированы опаснейшие боевики, то логический вывод напросился сам собой: Путин – кровавый тиран и агент КГБ. Активная позиция по Абхазии и Южной Осетии, по Крыму, по Сирии, по Юго-Восточной Азии - лишь упрочила Путина в этом ранге, даже в принципе позволила сопоставить его со Сталиным и с Полом Потом.

Итак, динамику русской внешней политики за последние полтора столетия можно схематически выразить так: сперва стеснялись собственных национальных интересов, даже всячески старались их позабыть; потом припомнили, что эти интересы у нас, оказывается, есть; потом стали отстаивать их робко и смущенно; потом стали отстаивать их активно; потом стали отстаивать их успешно. Соответственно, столь же стремительно менялось и западное отношение к нам: сперва над нами дружелюбно посмеивались, потом все более и более разочаровывались, теперь и вовсе люто ненавидят. То пребывали в блаженной неге, то стали все больше напрягаться, а то теперь и вовсе нервически трясутся, опасаясь за утрату мировой гегемонии.

И соответствующим образом меняются дипломатические реплики наших высших должностных лиц. От заискивающих в 90х – к все более резким. И даже к «дебилы, бл*дь» (в исполнении Лаврова) и «козлы, на х*й» (в исполнении Пескова). Кстати, многие вот почему-то считают, что такого рода заявления не красят должностных лиц, а как по мне, в нынешней системе координат, - так они просто превосходны и даже незаменимы!

Сегодня, при Путине, наша дипломатия все больше именно русская – и все меньше иудейская! В противовес сугубо иудейской раннеельцинской дипломатии! И ведь прошло-то каких-то жалких 15 лет! Что же будет еще через 15 лет? Расстрелы и тюремные сроки для американских биржевиков, банкиров и цээрушников, физическое уничтожение войск НАТО на всех фронтах и русско-китайский марш на Манхэттене, с полотнищами, отображающими Владимира Путина и Си Цзиньпина? Не удивлюсь. Ведь вот такая вот она позитивная, фонтанирующая и динамичная, наша дипломатия!

Что может ожидать Америку и лично Трампа?

Новоизбранный и еще даже пока не вступивший в должность Дональд Трамп уже успел стать, пожалуй, самой резонансной фигурой на планете, что, собственно, на своих страницах во всеуслышание и объявило одно из наиболее авторитетных деловых изданий в мире, а именно Financial Times.

По поводу Трампа устраиваются какие-то пересчеты, делаются громкие заявления и всевозможные письменные комментарии, разнообразные политические деятели и даже главы государств, в том числе и государств-гигантов, судорожно корректируют свои политические парадигмы (пока, разумеется, только на словах, ну а дальше – чем черт не шутит). Да и сам Трамп принципиально готов к коренному переустройству Америки, о чем не стеснялся открыто манифестировать еще даже задолго до начала избирательной кампании. Попробуем порассуждать о том, к чему вся эта нагнетаемая истерия может в конце-то концов привести…

Избрание Трампа на пост Президента США вызвало настолько бурную эмоциональную реакцию в среде американского истеблишмента и американских элит, что в некоторых штатах даже была инициирована процедура пересчета и перетасовки голосов – и кое-где даже успешно. Совершенно очевидно, что банковско-биржевой истеблишмент, который в англосаксонской полуторасотлетней традиции почему-то принято называть «демократами», - Трампа на дух не переносит. А ведь Трампу придется формировать свою команду по преимуществу из числа представителей именно этой «демократической» кодлы, потому как другой в Америке и не существуют, все давным-давно зачищено. То есть надо каким-то непонятным образом стать «своим среди чужих».

Ну, а как биологические и социальные организмы реагируют на нечто мешающее и раздражающее? Правильно: стараются физически устранить мешающее инородное тело. А как это может быть осуществлено при внезапно и неожиданно сложившейся конъюнктуре? Наиболее вероятными видятся альтернативно или суммарно два варианта: вариант первый – война между штатами, примерно аналогичная войне между Севером и Югом; вариант второй – убийство самого новоизбранного Трампа. Сейчас кажется, что второй вариант менее затратен и более удобен, но, учитывая значительную поддержку Трампа (и, что самое главное, идеологии Трампа) в народной среде, - вполне может быть реализован и первый вариант.

При нынешних условиях, то есть при чудовищной зависимости и «фейковости» американской экономики, а также при нарастающей политической изолированности Америки, - война между штатами, скорее всего, будет означать гибель США. Хотя чисто теоретически такого рода встряска может вывести Америку и на какой-то новый виток развития - скажем, на новую производственно-промышленную модель, с действительно независимой от азиатских рабочих рук и мозгов экономикой.

Уйму вопросов вызывает также и грядущая внешняя политика Трампа, которую сам Трамп озвучивает в присущей ему громогласной и эксцентричной манере. С одной стороны, он заявляет, что Америка не будет лезть со своей ракетно-бомбовой и иной силовой демократизацией к другим странам, а с другой – призывает облагать специальными пошлинами товары, ввозимые из Китая. Очевидно, что это две в корне противоречивые сентенции.

При обострении отношений с Китаем Америка при всем своем желании никак не сможет проводить миролюбивую внешнюю политику и, уж тем паче, никак не сможет полностью сосредоточиться на решении собственных внутренних проблем – уже хотя бы потому, что американская производительная экономика практически всецело зависима от преимущественно китайской рабочей силы. Как можно дружить со всеми и развивать самих себя, при этом кусая руку кормящего и противопоставляя самих себя своей же рабочей силе, - понять непросто. Во всяком случае, на данном этапе.

Кроме того, наивно было бы полагать, что конфликт между Китаем и США коснется только и исключительно самих Китая и США. Ни для кого не секрет, что при Си Цзиньпине китайская внешняя политика, особенно в части торгового, научно-технического, производственного и военного форматов взаимодействия, - значительно активизировалась. Интересы Китая связаны теперь уже теперь не только с США, Россией, Индией и ближайшими карликовыми соседями, но и с Пакистаном, Египтом, а также, что, наверное, самое важное, со странами Ближнего Востока. И по всем этим направлениям Китай год от года все больше наращивает свою активность. И, более того, Китай год от года все меньше стесняется открыто манифестировать свою волю государствам-участникам ОПЕК – по стратегическим углеводородно-сырьевым вопросам.

Из всего этого со всей очевидностью следует, что Китай сегодня – мягко говоря, не одиночка и не изгой. На случай возможного в ближайшей перспективе конфликта, к которому, собственно говоря, и подталкивает Трамп, - Китаю будет у кого заручиться поддержкой. Скорее всего, Китай постарается спровоцировать в качестве своего наиболее благоприятного союзника Россию, используя исконно натянутые отношения между русской и англосаксонской цивилизациями и политико-экономическими системами. Америка же, в свою очередь, может продолжить насаждение исламизма и контролируемых миграционных потоков, заявляя при всем этом, что она тут совершенно ни при чем, и развивает теперь только себя и больше ни к кому не лезет. К чему может привести эскалация подобных весьма специфических и крайне неблагоприятных процессов – сейчас судить трудно, но уж вряд ли к чему-то хорошему.

Есть еще два варианта. И оба они кажутся утопическими, хотя в принципе и их не следует сбрасывать со счетов. Вариант первый – Трамп адаптируется в среде биржевиков, банкиров и прочих «демократов», и они его в итоге радушно принимают как своего, и все идет в русле политики Обамы. Вариант второй – Трамп создает принципиально новый формат государства, доселе не известного не то, что США, а и всей англосаксонской цивилизации, за всю ее многовековую историю, - а именно своего рода торгово-промышленную американскую империю под своим собственным диктаторским началом.

Вероятность того, что Трамп станет «своим» в среде «демократов», крайне мала. Во-первых, он не прошел ни через один из их многочисленных общественно-политических фильтров, обязательных для любого уважающего себя американского «демократа» (масонские ложи, всевозможные международные клубы и прочее подобное в этом духе), а это значит, что в число «избранных» он не может быть допущен просто по факту и по определению. Во-вторых, совершенно очевидно, что послевыборная истерия свидетельствует о том, что Трампа и не думают делать «своим». Но, как известно, в природе случаются самые разные чудеса – в конце концов, победа делового республиканца Трампа уже сама по себе смотрится чудом.

Вероятность же того, что Трамп сможет создать грандиозный альтернативный управленческий формат, и вовсе стремится к нулю. При всей энергичности, харизматичности и прочих подобных положительных характеристиках Трампа, - жизни, энергии и мощи одного человека никак не может хватить на то, чтобы перестроить мир так, как он никогда до этого не был устроен. Да и слишком много всевозможных сил противится этому.

Итак, если привести хоть в какой-то порядок полученный винегрет, то по состоянию на сегодняшний день можно выделить пять наиболее вероятных перспектив: перспектива первая – физическое устранение Трампа, в результате которого США погрузятся в кризис безвластия и, скорее всего, погибнут; перспектива вторая – новая война между штатами, в результате которой США либо вообще прекратят свое существование, либо будут существовать в принципиально ином формате; перспектива третья – социализация Трампа в банковско-биржевой тусовке; перспектива четвертая – противостояние между американским и китайским блоками; и, наконец, перспектива пятая – перекраивание Америки Трампом.

Как бы то ни было, мы стоим на пороге скорейших и глобальнейших перемен планетарного масштаба, причем перемены эти, судя по всему, будут претворены в жизнь радикальным образом, через серию катаклизмов, взрывов и море крови. Похоже, что избрание Трампа – это начало конца – либо старой и обрыдшей Америки, либо Америки вообще, как таковой. Избрание Трампа для США (а может, и для всего мира) – по сути своей, сродни Второму пришествию. Прав Financial Times.

А между тем, январь уже очень скоро. Вскоре увидим, как нам дальше жить и взаимодействовать с наспех перестраиваемым восточным соседом.

Контрасты Башкирии

Хочу поделиться своими впечатлениями о полете в Башкирию. Впервые там был. Летал по служебной командировке, а в итоге испытал – ну, не скажу, что прямо-таки культурный шок, но, тем не менее, несколько колеблющие традиционную мировоззренческую картину впечатления. Я сейчас говорю о памятниках, наименованиях и вообще о системе символов. Республика Башкортостан будет исключительно интересна тем, кто любит окунаться с головой именно в тематику образов, символов и производных от них смыслов.

Башкирия, малой кровью присоединенная к России при Иване Грозном и доставившая в последующие годы массу хлопот сепаратистского свойства, - сегодня является образцом культурно-исторического эклектизма – при абсолютнейшей идейно-культурной терпимости. Трудно представить себе народ, более терпимый, чем башкиры. И трудно представить себе народ, в большей степени органически сочетающий в своем сознании, казалось бы, противоречивые мировоззренческие вещи.

Едешь на такси по Уфе, проезжаешь мимо памятника Салавату Юлаеву - и вспоминаешь историю героической борьбы башкирского народа в составе самопально набранных самозванцем Пугачевым вооруженных формирований. Вчитываешься в историю въедливее – и обнаруживаешь, что башкирское ополчение привлекало и польских наемников, да и помощью крымского хана не брезговало. Но для народа Башкирии Салават Юлаев – прежде всего гениальный поэт и борец за национально-культурную башкирскую идентичность. Поэтому все его кроваво-сепаратистские дела уходят как бы на второй план, а любовь к своему национальному кумиру у башкир вполне сочетается с абсолютным приятием русских. Кстати, и улица Пугачева в Уфе тоже есть. Видимо, дань яркому и славному для башкир историческому эпизоду, опять-таки безотносительно к ненависти по отношению к русской государственности.

Далее едешь по улице Заки Валиди. Оказывается, это был такой кровавый сепаратист, возможно, имевший контакты с Гитлером и совершенно точно имевший контакты с американской пропагандистской машиной. Но, как это ни парадоксально, даже память о лютом нацисте и русофобе не противоречит в коллективном башкирском сознании любви к России. Даже в деятельности Валиди башкиры сумели найти здравое и системообразующее звено: усилиями Валиди была достигнута внутригосударственная и культурная автономия Башкирии. Это для башкир куда важнее, чем негатив по отношению к русским и к России, который исходил лично и персонально от Заки Валиди.

Башкиры не являются националистами и шовинистами. Чувство национальной гордости у них вполне соседствует с чувством безусловного принятия других культурных веяний. Башкиры – ортодоксальные интернационалисты. И не зря в Уфе такое количество коммунистических памятников, улиц и наименований. В части интернационализма фигурой № 1 для башкир является Владимир Ильич Ленин, память которого отмечена в той же Уфе огромным количеством памятников и наименований. Сохранился даже деревянный дом, в котором Владимир Ильич Ленин встречался с уфимскими журналистами и объявил о создании газеты «Искра», и дом этот берегут как зеницу ока.

Башкиры исключительно ценят русскую культуру и русскую словесность. В Уфе есть улицы Пушкина, Гоголя, Тургенева, Толстого, Горького, других выдающихся русских авторов. Кстати говоря, улица великого певца русской государственности Достоевского идет строго параллельно улице коммунистического певца Чернышевского – и соединяет эти улицы улица большевистского наркома Цурюпы. При этом в Башкирии прекрасно помнят и о своих деятелях культуры, искусства и политики: дома в центре Уфы буквально усеяны мемориальными досками, запечатлевшими память башкирских артистов, писателей, инженеров, ученых, чиновников и прочих.

Наименованиями улиц и памятников башкирская историко-культурная полифония не исчерпывается. В Башкирии действует официальное двуязычие и бикультурализм. В школах Башкирии проходят русский и башкирский языки, русскую и башкирскую литературы. Надписи, по крайней мере, в Уфе практически везде – на двух языках: русском и башкирском. Это при том, что подавляющее большинство населения говорит только и исключительно на русском.

Отдельно следует отметить дружелюбие и доброжелательность башкир. С их стороны никогда не встретишь агрессии, тем более по национальному и религиозному признакам. У них процветает дух коллективизма и взаимопомощи, они благожелательно расположены по умолчанию ко всем. Несмотря на то, что большинство башкир – мусульмане, они крайне терпимо относятся к представителям любых других религий. По большому счету, вопросы национальности и вероисповедания при оценке человека для башкир в лучшем случае вторичны.

Республика Башкортостан в составе России, с самобытной культурой этой республики, – это ли не свидетельство того, что можно сосуществовать мирно, культурно независимо и даже дружелюбно! Вот он, подлинный пример дружественной и эффективной национально-культурной автономии!

Негрядущий «37й год»

15 ноября стало известно о том, что экс-министр экономического развития Алексей Улюкаев попался на получении взятки аж в два миллиона долларов. Трудно даже вообразить себе такую вот разовую подачку, ну да ладно, это вопрос жизненного и мировоззренческого масштабов, у всех они разные. Не суть. Пишут, что столь жирный куш наш замечательный экономист отхватил за содействие «Роснефти» в приватизации «Башнефти», подробностей практически не сообщается, даже пока непонятно, кто давал эту взятку. Уверен, что Улюкаева «повязали» на частности, которая лишь кажется существенной, но на деле – капля в море по сравнению с той мерзостью, которой он имеет честь заниматься десятилетиями.

Ну, стишки и журналистскую активность Улюкаева рассматривать, полагаю, не стоит, ибо никакими талантами, кроме таланта лизать зад, Улюкаев не располагает и никогда не располагал, а посему с информационной точки зрения он совершенно безопасен, какую бы гадость и о чем бы он ни писал.

Опасность Улюкаева состояла в целенаправленной сырьевизации нашей экономики - и не только в ней, но и в целенаправленной кадровой работе, направленной на сырьевизацию. Я знаю, о чем я говорю, потому что мне хорошо известны люди, работающие в Минэкономразвития. В этой лавке никакими силами не удержаться без лютой и активно выражаемой русофобии и без любви к Америке, в которой, к слову, был крайне мало кто из этого ведомства, и культуру которой не знает вообще никто из МЭРа. Про знание английского языка я уж молчу: МЭРовские клерки обожают ну просто до экстаза язык международной торговли и деловых переговоров, однако из означенной структурки не знает данный язык практически никто.

Тем временем, можно с уверенностью заявить о том, что уже сегодня-завтра начнется вой про 37й год. Ну, хорошо, ну, не сегодня-завтра (надо, в конце концов, оправиться и подготовиться, а то ситуация форс-мажорна), но в пределах месяца эта шарманка непременно будет заведена. Иначе и быть не может. Наша экономическая власть неразрывно спаяна с «оппозицией» и финансирует «оппозицию» (ставлю это поднадоевшее закордонное словечко латинского происхождения в кавычки, поскольку это никакая не оппозиция без кавычек, а просто диверсионный штаб, нацеленный на уничтожение нашей страны и нашего народа). Если интересно, можете просто поинтересоваться, на чьи деньги весьма безбедно существует тот или иной «критический» информационный ресурс – и проведите простейшую причинно-следственную связь, вот и все. В любом политико-информационном вопросе, особенно завязанном на экстремально больших деньгах, всегда надо искать выгодоприобретателей – с тем, чтобы понять, о чем вообще идет речь.

Так вот если кто-то намеревается, так сказать, прикрыть лавочку, да еще и пытается найти виновных, да еще и наказывает виновных (строго ли, мягко ли – тут не суть важно на самом деле), то, разумеется, речь идет про 37й год, никак не иначе. Это, само собой разумеется, массовые посадки, расстрелы и пытки, и неважно при этом, что речь идет о наказаниях, причем часто неприлично несущественных, только и исключительно в отношении кучки вконец проворовавшихся либералов. Но у них, у вороватых либералов, ведь так: их сажают (реже – расстреливают) за воровство, а страдают якобы миллионы и миллиарды «жертв репрессий», которых на деле никогда не было, но просто каждый отдельно взятый либерал почему-то почитает себя в численном выражении минимум за тысячу. Вот такую вот ахинею обслуживают наши «оппозиционные» СМИ, и нет никаких сомнений в том, что с легкой трепкой Улюкаева они непременно активизируются.

А вот на деле повторного 37го года в обозримое время не будет и даже не предвидится. К сожалению. Власти хотя бы стали обращать внимание на ворье и уже даже стали проявлять легкое недовольство грязными теневыми схемами на высшем уровне. Уже за это властям можно сказать «спасибо». Но 37й год все же подразумевает значительную решимость, когда, несмотря на вой, вонь и потоки дерьма, брызжущие под мощнейшим напором со всех сторон и из самых разных щелей, - люди (в частности, сотрудники правоохранительных органов) просто выполняют работу по освобождению страны и народа от воров люкс-класса. К такой целенаправленной и планомерной политике наш аппарат пока что не готов. Пока что все ограничивается лишь инициируемыми и искусственно раздуваемыми скандалами, под которые увольняют уж совсем обнаглевших воров (благо, если не переводят на заменимую и не менее хлебную позицию).

А вообще-то говоря, правоохранительным органам надо бы определить перечень ну примерно из 200-250 самых вороватых и опасных для социума либералов, в том числе искусно маскирующихся под патриотов, собрать всю эту гниль на Лобном месте – и чтобы специально обученные люди по команде разом вогнали пули в либеральные затылки данных деятелей. Это особо опасные преступники, и иначе с ними просто нельзя, особенно когда не сегодня-завтра Третья мировая война войдет в стадию острейшей рубки у наших границ, а то и, чего доброго, на нашей территории. Уверен, что только и исключительно день разового устранения вредителей и способен стать подлинным Днем народного единства, поскольку именно он-то и ознаменует подлинное освобождение от экономического ига, которое куда пострашнее ига монголо-татарского.

Можно только гадать, произойдет это в ближайшие лет эдак 100 или нет, но пока, как видим, – только домашний арест и по-отечески заботливая выволочка. А формально второе лицо в государстве – так и вовсе сочувствует. Вот такие вот дела. Вот так вот и живем.

Правда ли, что Путин бессмертен, трансграничен и правит миром?

Недавно на президентских выборах в США победил кандидат Дональд Трамп. СМИ и даже весьма серьезные и именитые политологи стали наперебой греметь своими заявлениями о «руке Кремля». Теперь вот прошли выборы в Болгарии и в Молдавии, победили пророссийски настроенные кандидаты – и снова это заговор, непосредственно организованный Путиным и информационно покрываемый Песковым. Но и это отнюдь и далеко не все.

Тимошенко созывает Майдан? Это она недовольна тем, что украинскую оппозицию обзывают «агентами Кремля». Савченко хочет стать президентом «незалежной» и «самостийной»? Сперва надо обозвать Путина «гнидой», чтобы в «самостийности» и «незалежности» кандидата никто даже не посмел усомниться. От кого исходит главная угроза для Польши и Прибалтики? Знамо дело, от Москвы и лично от Путина. Кто мешает НАТО расширяться? Путин с «рукой Кремля». Кто душит права, свободы, а также чистую и светлую любовь к геям? Конечно же, Путин. Кто сбивает самолеты, устраивает теракты и оставляет людей замерзать в неотапливаемых помещениях? Путин со своими сатрапами, кто ж еще. Кто виноват в том, что на Кубе и в Венесуэле ненавидят «янки»? Ну, конечно, Кремль и лично Путин. Хочешь получить гуманитарную Нобелевскую премию и наверняка получить «Оскара»? Крайне желательно высказаться на предмет гомофобии и нехватки гражданских и конституционных свобод в путинской России.

Но с другой стороны… Кто есть надежда и опора в борьбе против мирового терроризма – по крайней мере, на территориях Сирии и Ирака? Уже всем, даже самым ортодоксальным либерастам, очевидно, что не Пентагон и не ЦРУ, а Путин и Вооруженные Силы России. К кому бегут подписывать и согласовывать международные документы в сфере глобальной энергетики и оборонки? К Путину, по менее существенным вопросам – к должностным лицам, по крайней мере, формально подчиненным Путину. Кто, наконец, является оплотом противодействия глобализации в Северной Африке и Юго-Восточной Азии? Ну, разумеется, Россия и Путин, потому как Америка является в этих регионах оплотом «общечеловеческих ценностей».

Складывается впечатление, что Путину удалось выстроить систему мирового, если не межгалактического управления, причем по типу оруэлловского «Старшего Брата». Путин не правит, наверное, только Австралией и Океанией, да и то лишь за ненадобностью. Путин – это некая такая ментально-энергетическая субстанция, растворенная во Вселенной, все видящая и практически все могущая, носящаяся (точнее, текущая) по Вселенной с неимоверной скоростью и способная даже одновременно пребывать в нескольких местах. И вот как только этот вселенский разум узрит где-то «права человека» с «общечеловеческими ценностями», то тут же кинется уничтожать их на корню. Удивительно, но доктрина вселенского владычества Путина принадлежит не патриотам, а ортодоксальным либералам.

Но даже и это далеко не все. Есть либеральная версия, в соответствии с которой Путин еще и бессмертен. Ну, или, во всяком случае, живет уже много столетий, практически не меняясь внешне. Автором этой концепции (ну, или, по крайней мере, изданием, озвучившим ее на весь мир) является ежедневная британская газета «Дейли Мейл». Публикуются фотографии, доказывающие жизнь Путина еще чуть ли не в Средних веках, а что он жил, начиная с 1920 года, так это уже практически достоверно. И снова это не придворные холуи-иконописцы, а строго и сугубо либеральные СМИ. Парадокс, но, тем не менее, факт.

Вся сегодняшняя мировая политика сосредоточена на Путине и отталкивается от Путина. Хочет кто-то этого или не хочет, но это непреложный медицинский факт. И чем дальше, тем более усиливается глобально-политический путиноцентризм. Политический капитал сегодня невозможно заработать, предварительно не сформулировав и публично не озвучив своего строго определенного и понятного всем и каждому отношения к Путину, равно как и политическая репутация того или иного деятеля (любого!) сегодня также зиждется строго на том или ином восприятии Путина. И не только в России, но и, подчеркну еще раз, абсолютно в любой стране, которая хоть что-то значит в мировой политике.

Я далек от оккультно-мистического восприятия действительности, в особенности от оккультно-мистического восприятия биологических организмов, сколь бы значимыми и выдающимися, по меркам биологической или даже социально-биологической иерархии, они ни были. Но информационный прессинг, причем, что самое интересное, исходящий практически исключительно от либералов и производной от них шелупони, сейчас настолько чудовищен, что, кажется, придется и поверить.

А кто его знает – может, и впрямь Путин – надбиологический Вселенский Разум..?

Случайная неслучайность Трампа

10 ноября стало известно о том, что американский журнал Newsweek по ошибке выпустил номер, посвященный победе Хиллари Клинтон на президентских выборах в США. Не успели, видите ли, перепечатать! Заранее уверовали в свою победу! Это ли не доказательство омерзительной демократической бутафории! Это ли не доказательство того, что народное волеизъявление еще пока способно встать в полный рост, как бы его ни корежили и как бы его ни душили!

За последние 25 лет наше сознание было извращено и изгажено евреями, либералами, масонами, бильдербергами, римскими клубами и прочими подобными космополитическими финтифлюшками, от которых вовсю смердит «общечеловеческими ценностями». Многие уже просто не в состоянии помыслить мир организованным как-то иначе, нежели предлагает нам самопровозглашенное «мировое правительство». А вот, оказывается, чудеса случаются – и даже в той стране, где все чудеса, казалось бы, уже давно подконтрольны и служат мыльным бумажным пузырям в деле ментального порабощения эгалитарных люмпенов. Но так ли уж чудесно произошедшее чудо? Неужели у победы Трампа нет никакого рационального объяснения?

Победа Трампа на президентских ралли обусловлена, в первую очередь, американской, да и, чего уж там, - мировой усталостью от тотального и душащего господства сырьевого и банковско-биржевого капитала, называемого в Америке «демократическим». Возникает закономерный вопрос: ну, а чем, собственно, строительный олигарх отличается от олигархов, качающих нефть и спекулирующих тоннами нефтедолларовой массы? А вот, оказывается, есть отличие, и отличие принципиальное!

Чем вообще республиканцы отличаются от демократов? Ну, так вот глобально – в чем разница-то? Шоу у них одно и то же, слоганы тоже мало чем отличаются: ясно как белый день, что только при каждом из них альтернативно Америка расцветет и заблагоухает демократией на весь мир. Но есть и одно отличие по существу. Его никто и никогда не озвучивает публично – более того, его умышленно замалчивают, с той и с другой стороны баррикад, - но оно, тем не менее, есть. Это отличие состоит в масштабности и интенсивности агрессивной американской внешней политики.

Так вот демократическая американская политика состоит, в первую очередь, в россыпи «гибридных войн» и «цветных революций», перманентно вспыхивающих по всему миру - в регионах, богатых нефтью и газом. Стратегическая цель демократов – установить «демократию» в данных регионах – так сказать, «отдемократить» эти регионы по полной программе. Демократы категорически не приемлют внутриполитического и внутриэкономического развития - им нужно просто прийти и захапать, совершенно не озаботившись при этом сотнями тысяч человеческих жертв, непременно следующих за «демократией». Республиканская американская политика (надо сказать, крайне непопулярная в американской историко-политической практике) исходит, главным образом, из развития американской экономики за счет внутренних ресурсов, а также из монополистической и по преимуществу ненасильственной экспансии в наиболее выгодные регионы. Так вот Трамп – республиканец.

Водораздел, проходящий между республиканцами и демократами, отнюдь не надуман и не иллюзорен. Приведу конкретные факты и примеры. Президент Теодор Рузвельт – республиканец, при нем произошла монополизация американской экономики крупнейшими промышленниками (Фриком, Гарриманами и прочими). Внешняя же политика Теодора Рузвельта состояла лишь в агрессивном укреплении позиций США в Вест-Индии и в Центральной Америке, при этом в Африку, в Европу и в Азию американские щупальца не запускались. Демократы же Вудро Вильсон, Франклин Делано Рузвельт и Гарри Трумэн сеяли по всему миру противоречия, хаос, финансово-ресурсные и вооруженные конфликты (разумеется, под маской демократии), а также в ходе различных махинаций скупали золото по всему миру. При республиканцах Эйзенхауэре и Никсоне американцы снова обратились преимущественно к внутреннему развитию, оттого и постепенно профукали Ближний Восток и Юго-Восточную Азию. Исключение составляет, разве что, Войны Судного дня, но и ее Никсон не развязал, а лишь заботливо поддержал. Войну во Вьетнаме развязал демократ Линдон Джонсон, Ближний Восток был тотально хаотизирован демократом Джимми Картером – и все его начинания были продолжены последующими демократами, вплоть до «миролюбивого» Нобелевского лауреата Обамы.

Разумеется, нет правил без исключений. Скажем, демократ Кеннеди был миротворцем, а республиканец Рейган был агрессором. Но необходимо при этом учесть, что действия и заявления Джона Фицджеральда Кеннеди были эксцессом, за который сам Кеннеди поплатился жизнью. Ну, а Рейган был безобидным маразматиком, который ничего не решал, и экономическую политику за него координировал его консультант, эдакий черный кардинал американской политики Уильям Нисканен, озвучивавший строго и сугубо демократические вещи.

Короче говоря, факт есть факт: республиканцы гораздо миролюбивее демократов. Если уж Трамп – и не невинная овечка, то уж все лучше, нежели фриканутая демократка Хиллари. России нужен Трамп – и Америке, чтобы хоть чуть-чуть отдышаться от многолетнего абсурда и мракобесия, тоже нужен Трамп! Это политический аспект грядущей политики Трампа, но есть еще и момент биологический.

Наряду с относительной потенциальной миролюбивостью Трампа, в нем привлекает еще и его поистине бешеная харизма. Никуда от нее не деться и никакими силами ее не забить. И она (хочет того Трамп или не хочет) обеспечивает тотальную биологическую доминантность своего носителя. И в силу этой самой доминантности Трамп (опять-таки вне зависимости от того, хочет он того или нет) выступает оппозицией андрогинному и гомосексуальному движениям, причем оппозицией не декламационной, а самой что ни на есть физиологической. Трамп – богач, оратор, бабник и лицедей. Американские звездные гомосексуалисты и сочувствующие таковым выступили активно против его кандидатуры, в то время как крепкие бруталы всецело поддержали таковую. Без сомнения, избрание Трампа есть признак физиологического оздоровления американской нации.

Американцы – как оказалось, тоже люди. И им тоже опостылели лицемерие, позор, долговая яма и победоносное шествие гомосеков, который им навязал черный недоумок Обама. Американцам, оказывается, тоже хочется сильной, властной и волевой руки – вместо ничтожных и дрессированных масонами мартышек, по причине собственной никчемности обвиняющих адекватных лидеров в «культе личности».

Избрание Трампа Президентом США отнюдь не случайно – хотя, признаться, столь радикальные перемены в массовом американском сознании действительно шокируют. Видимо, финансово-денежные упыряги и насаждаемые ими дегенераты уже реально достали. Так пусть же засунут себе свой Newsweek чуть пониже поясницы! Трамп – новоизбранный Президент США!

Учиться, учиться и учиться… русскому национализму у красных Вождей!

Неделю назад Президент Путин на заседании Совета по межнациональным отношениям фактически поручил разработать проект закона о русской нации. Идея, безусловно, полезная и высокая. Но столь же безусловно вызывающая скепсис – с учетом реально творящегося в стране. Скепсис был уверенно подтвержден словами не самого умного и не самого образованного бывшего прокурора и нынешнего депутата, путающего Суворова с Чацким, - о том, что Ленин, Сталин и Мао являются «извергами XX столетия». Кстати, любопытный штришок: чиновница, ненавидящая наши свершения в прошлом, обладает восхитительно высоким уровнем безграмотности – во всяком случае, в части нашей истории и нашей культуры. В общем, теперь у нас, похоже, новый виток идеологии: мы хотим построить русскую нацию, отвергая русскую историю и русскую культуру, и строить русскую нацию официально поручено персонажам, отвергающим русскую историю и русскую культуру. Замечательно.

Простейший и очевиднейший вопрос: почему национальный сепаратизм, религиозный экстремизм, шовинизм, расизм, сексизм и прочие «измы» в этом ключе – всегда характерны только и исключительно для империалистических обществ – и почему они как проблемы напрочь отсутствуют в государствах социалистических? Даже в Советском Союзе ни одной из этих проблем до «перестройки» не существовало, а вот как только эта самая «перестройка» грянула, да как только нас стали затаскивать на «рыночные рельсы» - так сразу выстрелил прямо-таки целый букет этих и производных от них проблем. Вот почему так?

А ответ, между тем, прост, как и сам вопрос. Индивидуализм и шовинизм заложены в любой империалистической матрице - как системообразующие компоненты таковой. Не может быть империализма без экстремально богатых и без нищих – и, как следствие, без противоречий, конфликтов, войн, взаимной ненависти и прочего подобного.

При социализме «делают ракеты и перекрывают Енисей», и под эти грандиозные общесоциальные проекты требуются: во-первых, высокая консолидирующая идея, изначально основанная на бесконфликтности; а во-вторых, совместный труд миллионов людей, не задающих друг другу вопросов по поводу национальности, расы, веры и чего бы то ни было еще в таком ключе. При империализме же принято тупо делать деньги, причем как можно больше и любой ценой – ну, и, соответственно, неравенства и закономерно следующих за таким неравенством столкновений не избежать. Социалистическая парадигма – это идеология единства и высоких целей, империалистическая парадигма – это идеология физиологического доминирования одних людей над другими и пожирания человека человеком.

Нет, ну, конечно, истории известны примеры, когда те или иные империалистические общества вынуждены были буквально на бегу клепать «высокие идеи», чтобы решительно и быстро разрулить серьезнейшие проблемы и противоречия, органически присущие империализму как таковому и имеющие неприятную особенность выплывать в самый неподходящий момент. «Новый курс» Рузвельта и фашизм с нацизмом – наиболее репрезентативные примеры.

Но и тут есть свои «но». Империализм так долго не протянет. Для решения проблем он может взять на вооружение какие-то социалистические приемчики, может даже самоназваться социализмом, как это практиковал Гитлер, но противоречия как таковые от этого никуда не денутся. Они все равно вылезут и дадут о себе знать, причем чем больше их глушить и маскировать, тем больнее и в тем более неудобный момент они вдарят. Приглушить и решить по существу – это все же разные вещи.

В конечном счете, при империалистической матрице, какие бы высокие цели и идеалы людям ни внушалась, каких бы головокружительных успехов люди и общество ни достигали – все равно все в империалистических обществах, в конечном счете, неизбежно приходят к одному и тому же: к ненависти, к отчаянию и к цинизму. Почему так? Да потому, что в империализме сущностно заложено чудовищное имущественное неравенство (неважно, по каким признакам и критериям), и никакого единого народа при империализме именно по этой причине нет и не бывает в принципе. В отличие от социалистических государственнических систем, при адекватном своем функционировании управляющих действительно и подлинно единым народом.

Для России, с ее гигантской территорией и несметным количеством полезных ископаемых в ее недрах, никакой альтернативы «красной модели» нет и быть не может, и история это доказала. Если мы, разумеется, говорим об обществе свершений и побед, а не об обществе лицемерия и фарисейства, где человек человеку волк. Речь при этом идет не о государстве Хрущева, Брежнева, Черненко и прочих подобных маразматиков. Они-то как раз в силу своей абсолютной государственной бездарности и идиотичности, в конечном счете, и заложили наш нынешний империалистический фундамент. А речь идет о Ленине, Сталине, Мао, Дэне, Хо Ши Мине, Кастро, Насере и иных крайне немногочисленных управленческих гениях такого масштаба. Так вот единая нация возможна лишь при них и при их политике.

Могут возразить: ну, как же так, была же у нас и «Черная сотня», были у нас и вроде бы патриотичные белые генералы, были у нас и богомольные батюшки, дескать, притесняемые «красными упырями». Все они без устали взывали к народу, все они по форме были сторонниками национального единства. Ага. А теперь посмотрите, какое их количество достоверно сотрудничало сначала с интервентами в 1918-1922 годах, а потом и с Гитлером. Вот вам и весь империалистический и монархический русский национализм.

Вывод очевиден и неоспорим: русская нация возможна только и исключительно в красном формате. Невозможно сформировать единый и монолитный социальный кластер (тем более, в масштабах 1/8 части суши), если более трети национальных богатств принадлежит не многомиллионному народу России, а всего лишь 110 олигархам. Можно каким угодно образом замазывать этот факт, можно вообще о нем молчать в тряпочку, а говорить про «патриотизм», «Русскую Идею» и прочее подобное. Но в условиях вопиющего имущественного неравенства (тем паче, поддерживаемого, пусть теперь уже и косвенно, на властно-информационном уровне) никакую русскую нацию сформировать не удастся, это абсолютно очевидно.

Нация возможна только в условиях взаимопонимания и отсутствия острых противоречий. Чтобы сформировать нацию, нужно отказаться от самой категории нации. Чтобы стать националистом, надо сперва стать интернационалистом. Как ни парадоксально это звучит, но это так.

Так что прежде чем придумывать список каких-то там «извергов XX столетия», да еще и транслировать таковой через не самого грамотного и адекватного бывшего прокурора и действующего депутата, - нелишним было бы сперва разобраться, кто изверг, а кто нет. У иных «извергов» из вашего списка вам бы поучиться. А то все ваши высокопарные слова про русскую нацию так и останутся лишь бумажно-сортирной империалистической декларацией.

Непростительная терпимость к сектантству

На днях в СМИ появилось сообщение об обезглавленном в Комсомольске-на-Амуре 19-летнем студенте, последователе «Свидетелей Иеговы». Понятно, что гибель осуществлена в формате ритуального жертвоприношения. Информация о человеческих жертвоприношениях, осуществляемых руками сатанистов и телемщиков, с завидной периодичностью доносится со страниц американских и британских СМИ. А уж мошеннические схемы с недвижимостью, прокручиваемые сетью так называемой «Церкви саентологии», - это уже просто притча во языцех. А чтобы обеспечить себе всевозможные «свободы», разумеется, нужно уничтожить барьеры…

Есть всевозможные секты исламистского толка. Многие из них разрастаются впоследствии до уровня транснациональных криминально-террористических структур, всасывающих в свою гнилую утробу зачастую десятки тысяч фанатиков. А есть секты вообще без идеологии, в лучшем случае транслирующие причудливую эклектику зачастую не сочетаемых друг с другом идеологем. Это не секты «за», это секты «против», секты «анти-», и причем их абсолютное большинство, что самое интересное, – секты антиправославные. Все эти многочисленные «свидетели Иеговы», саентологи, телемщики, сатанисты, неоязычники, ктулхуисты… У многих они вызывают ироничную усмешку, у многих – интерес, а у некоторых – и желание убежать от реальной жизни, от реальных проблем - в них, в эти секты, в, так сказать, «семью» и «братство».

Доверие к ближнему – это неплохо, оно, в конце концов, даже необходимо. Но доверию никак не противоречит любопытство, а любопытство со всей очевидностью требует заинтересованности в том, кто, собственно, читает соответствующие проповеди – бессвязные не только по сути, но чаще всего и по форме. А на вопрос «кто?», очевидно, можно ответить лишь в том случае, если удастся понять сами декламации, а также структуру и дислокацию структур, транслирующих эти декламации.

«Свидетели Иеговы» выступают за глобальное и транснациональное господство «сверхличности», и Богу якобы угодно, чтобы общество представляло собой единую и безликую серую массу, которой можно свободно и беспрепятственно управлять по почину этой самой «сверхличности», при этом рассказывая «биомассе» про любовь и равенство. Телемщики поклоняются темным силам, поскольку видят в этом высшую свободу. Ктулхуисты поклоняются рептилоидам, от воли которых, как считают ктулхуисты, зависит вся наша жизнь. Сатанисты, как видно из самого названия, поклоняются Сатане - и живут по полной и прямой противоположности христианским заповедям. Саентологи поклоняются вообще не пойми чему, Бога они понимают в общем и целом в пантеистическом ключе, хотя задумываться о вопросах теологии и метафизики, да и вообще задумываться, в среде одураченных саентологов не принято. Наконец, неоязычники поклоняются духам природы, как добрым, так и злым, причем эти духи, по сути дела, не выстроены в какую бы то ни было иерархию и чаще всего действуют перпендикулярно друг другу.

Всех этих идеологических фриков объединяет лютая ненависть к православию. Друг к другу они могут относиться весьма тепло, а вот к ортодоксальному христианству, в особенности к православному, все они испытывают лютую ненависть.

В сухом остатке получается, что антиправославные течения эксплуатируют идеологию рвачества и вседозволенности, а также мифологию хаотично пляшущих бесенят, при этом метафизическая и теологическая составляющие Бога по понятным причинам не только не затрагиваются, но и фактически находятся под запретом в этих сектах (в лучшем случае доносятся предельно размыто и непонятно). Это «религии» целенаправленной подмены, и только с целью подмены они и существуют. Но давайте теперь обратимся к дислокации данных антиправославных «учений». Этот момент, пожалуй, еще интереснее самих «проповедей».

Секта «Исследователей Библии» была основана в Питтсбурге, потом, когда эта секта стала «Свидетелями Иеговы», она перебралась в Нью-Йорк. Многочисленные ордена телемщиков с их представительствами обильно разбросаны по всему миру, но в наибольшей степени – на Западе, а их интеллектуальные центры, их руководство, сосредоточены в Великобритании и в США. Адепты ктулху, при их видимой разбросанности и децентрализованности, действуют строго в парадигме нью-йоркского «Теософского общества», с представительствами и штабами в самых разных странах и со штаб квартирой в Индии, в городе Адьяре. Сатанизм был создан в Чикаго и Сан-Франциско – и активнейшим образом поддержан голливудской индустрией. Саентология была создана в Лос-Анджелесе – и в дальнейшем породнилась с сетью кришнаитских структур с центром в Нью-Йорке. Проект неоязычества, или родноверия, был запущен с территории Сан-Франциско, потом прижился в англоговорящей Австралии – и далее расползся по всему миру, причем наиболее активным образом он стремится прилипнуть к России, в которой численность православных превышает 50 миллионов человек.

Речь идет о некоем мета-организме, похожем на спрута. Голова этого спрута – строго англосаксонская, преимущественно североамериканская, а щупальца могут быть запущены куда угодно, но приоритетом в запуске являются наиболее лакомые, с геополитической точки зрения, регионы, то есть в том числе и Россия. Под действие ментальных англосаксонских фашистских экспериментов попадают ни в чем не повинные люди, стремящиеся освободиться от бытовых проблем, почувствовать собственную нужность и важность, да и просто чрезмерно увлеченные фантазиями и причудливыми образами. Беда в том, что, раз погрязнув в этом болоте, - выбраться из него крайне сложно, часто невозможно.

Людей, прямо или косвенно подверженных сектантскому влиянию, только в нашей стране миллионы. Более трех миллионов неоязычников и еще примерно столько же – открытых адептов других деструктивных антиправославных культов. Точную численность, по понятным причинам, подсчитать не представляется возможным, но ориентировочно это пять-шесть миллионов человек, и это при общей численности населения нашей страны в 146 миллионов человек. Примерно каждый двадцать пятый житель нашей страны сегодня обкурен фимиамом американского глобализма, причем в самых его диких и оккультных формах. Примерно каждый двадцать пятый житель нашей страны сегодня, если вопрос встанет ребром, с удовольствием согласен предпочесть Бога Сатане – в его скоморошеских и витиеватых обличьях. Угрожающий показатель. И уже сейчас порой оккультная бесовщина вырывается – и, как следствие, допускает пусть пока и немногочисленные, но все же имеющиеся в наличии человеческие жертвы. А что может быть дальше, при усилении бесовщины и при ослаблении православия?

Можно, конечно, закрыть глаза на все происходящее и продолжать делать вид, что ничего экстраординарного не происходит и не предвидится (жертв-то от культов зла вроде бы мало). Можно уверить себя в том, что антихристианские и по форме вроде бы мирные секты – это ничем не угрожающее баловство – может быть, даже проявление всяческих личностных свобод, что опасностей нужно ожидать от глобализма и исламского фундаментализма, что основные проблемы сегодня – это коррупция, терроризм, экстремизм и прочее типовое в этом списке. И, более того, это будет правильно: первостепенность именно этих угроз сегодня очевидна и неоспорима. Но нельзя игнорировать и то, что под спудом, что в любой момент может выскочить, как черт из табакерки, и присоединиться к означенным угрозам, соответствующим образом перетянув на свою сторону десятки, а то и сотни миллионов ослепленных. К сожалению, опасность этого реальна уже сегодня.

Нужно просто понять простую вещь: сектантство – это бомба замедленного действия. Сейчас она может лежать где-нибудь тихо, мирно и незаметно, комфортненько себе тлеть, а при ангажированной необходимости и заинтересованности может сдетонировать нисколько не слабее исламского фундаментализма – просто, может быть, немного в других формах и распространиться немного на других людей (но все равно, кстати говоря, с тем же сектантским психотипом). Если сегодня в результате этих милых «свобод» мы имеем пока что десятки, максимум сотни, человеческих жертв ежегодно, то при целенаправленной и нужно поданной «раскрутке» число жертв может быть увеличено до десятков тысяч в год. Это если еще не считать производимого ментально-психологического эффекта в виде недоверия к государственной власти и к традиционным форматам человеческого общежития, в данном случае – конкретно к православному формату.

Выгодоприобретателей в результате сектантства – десятки, максимум сотни. Все остальные – жертвы. Жертвами являются и убитые, жертвами являются и обманутые, жертвами являются даже те, которые вроде бы социализировались в соответствующих сектах, напрочь лишившись собственного рассудка, сдав таковой в аренду, а то и подарив его «семье» и «братству». Для этих людей уже больше не существует не только собственного «Я», но нет теперь и семьи, друзей, конструктивных интересов и увлечений, это люди, потерянные для общества, зачастую безвозвратно. И таких пропащих – уже сейчас миллионы людей по всему миру.

Проявляя терпимость к сектантству, мы проявляем категорическое неприятие Бога и человека. Понятно, что Солнце не заляпаешь грязью, но сбить с пути истинного не один миллион людей грязь, как показывает практика, все же в состоянии. Вот о чем надо бы сегодня как минимум всерьез задуматься.

Банк «Пересвет»: совместимо ли ростовщичество с патриотизмом?

На днях стало известно о том, что некий банк «Пересвет», почти наполовину контролируемый РПЦ, финансировал крымско-татарских сепаратистов – посредством осуществления траншей в структуры небезызвестного Ленура Ислямова, одного из организаторов так называемой «блокады Крыма». Об инциденте сообщили уже десятки информационных ресурсов, в числе которых - «Форбс», «Коммерсант», «Ведомости» и многие-многие другие. Опровержений же пока не последовало – ни от «Пересвета», ни от РПЦ. Разумеется, такой чудовищный конфуз дал повод либералам в энный раз завыть о «продажных попах» и всяком таком. Но давайте по порядку…

Многие, понятное дело, не разбираются во всяких там доходах, расходах, траншах, аффилированных лицах и прочей банковской мути. Но по факту вот в прессе, и не в какой-то там желтой, а в весьма серьезных изданиях, прозвучало как минимум два до крайности претензионных обвинения: первое – более 49% коммерческого банка принадлежит РПЦ, второе – банк финансировал сепаратистов и экстремистов. Обвинения, согласитесь, нешуточные – тем более, что они озвучены на весь мир. Что в таких случаях делают невиновные и непричастные? Ну, на мой взгляд, очевидно: пишут опровержения, представляют доказательства, собирают бумаги, вызывают брехунов в суд. Словом, спасают как свою деловую репутацию, так и свое доброе имя. А что делает «Пересвет»? Суетится, паникует из-за грядущего банкротства, а на все обвинения отвечает, что это «банковская тайна». Понятно, на мой взгляд, что рыльце в пуху. Но стоит ли в связи с отдельно взятыми жуликами костерить православие и РПЦ как структуру?

Все это безобразие, связанное с торговлей сигаретами, водкой, сувенирами и посудой, а теперь вот связанное еще и с банковской деятельностью, - вряд ли его можно как-то оправдать с позиций христианства, особенно православного. Священники не должны быть коммерсами, на это еще Иисус Христос намекнул максимально прозрачным образом. А православное христианство (как направление христианства) как раз-таки и зиждется на отрицании духа торговли и ростовщичества. В этом смысле то, что случилось, конечно же, является несмываемым позором тех «батюшек» и прочих «православных», которые замараны в этих схемах.

А ведь не зря считается, что вера и ростовщичество несовместимы! У ростовщика и любого другого предпринимателя вера только одна – прибыль! Надо будет – мать родную продаст! В этом, кстати, и состоит главное и сущностное отличие православия от иудаизма: у православного – вера в Бога, у иудея – вера в выгоду и прибыль! Вера сочетаема с высокими идеями, в том числе с патриотизмом, а вот прибыль и коммерция с высокими идеями не сочетаема никогда и ни под каким соусом!

Ну, вот и зачем нам такое лицемерие, при котором православный батюшка, озвучивающий по форме правильные вещи, - по сути абсолютно коммерциализирован и иудаизирован? Такие, с позволения сказать, «служители» только марают православную веру как таковую – по сути своей конструктивную и единственно приемлемую для нашей страны! Да и не только веру, но и в целом Русскую православную церковь! Эти-то негодяи и изменники и дают «неолибералам» резвиться и собирать компромат на Церковь – на самом деле не на Церковь, а на таких вот «воцерковленных» выродков! Но такого рода паскудство отдельно взятых персонажей не имеет ничего общего с православием как таковым! Этого-то многие не понимают, оттого и ведутся на многочисленные «неолиберальные» компроматы и «разоблачения»!

Короче говоря, ростовщики – они и в Африке враги. Причем неважно, в каком виде предстанет ростовщик: в виде вечно улыбающегося в 32 зуба бизнесмена в накрахмаленном пиджачке, в виде грозного вояки (точнее, псевдо-вояки) в генеральских погонах или в виде какого-нибудь там лепечущего и мнимо богомольного пузатого попа. Если человек делает деньги на процентах по долгам (по сути, из воздуха), то он ростовщик. И ростовщичество само по себе категорически не совместимо ни с порядочностью, ни с патриотизмом. Если ростовщик порядочен, то только оттого, что чувствует, что в противном случае его могут посадить в тюрьму. Если ростовщик патриотичен, то исключительно в силу того, что патриотичным в данное конкретное время быть «выгодно». Ну, а коль скоро все эти многочисленные лавки, то есть всякие банки и прочие кредитные организации, получают финансовую подпитку за кордоном, в том числе, непосредственно и опосредованно, от системы ФРС США, то и подпитку надо отрабатывать в строгом соответствии с целями ее предоставления.

Иисус Христос изгнал торгашей и менял из Иерусалимского храма, заявив, что храм – это дом молитвы, а не вертеп разбойников. У нас же хозяйственный вертеп легализован, в том числе и на уровне Церкви, и этот вертеп будет, пожалуй, куда похлеще торгового и кассово-разменного. Ну, хорошо, легализовали, ладно, даже привлекли в этот глобальный вертеп Церковь – ну, тогда хотя бы контролируйте законность действий соответствующих ушлых персонажей, а также каналы соответствующих поступлений и отслеживайте цели расходования вырученных от глобально-ростовщической деятельности средств!

Ошибочно было бы предполагать, что уж коль скоро человек нацепил рясу, закатал глаза и начал напоказ лепетать молитву, то у него вроде как и алиби! Подонки-коллаборационисты должны быть при любом раскладе привлечены к ответственности! На вполне себе светские нары не грешно отправить любого преступника – хоть он церковный, хоть он штатский! Причем церковному надо в таких случаях дать срок побольше, неповадно было и дабы над Верой не ругался!

«Неудобные» памятники Владимирам

Устанавливаемый в Москве, на Боровицкой площади, памятник Владимиру Великому, еще не будучи установленным, уже сумел наделать много шума и уже успел вызвать на себя буквально шквал надрывно-истеричных комментариев и реплик. Памятник тоже Владимиру, но уже Путину, установка которого в Крыму пока еще даже не планируется, а только пока манифестируется на Конгрессе русских общин Крыма, - буквально за несколько часов также вызвал буквально бурю негатива. В чем же причина такого негатива? Почему бы не порадоваться за увековечение памяти людей, пишущих нашу историю? Попробуем разобраться.

Для начала, наверное, нужно понять, кто больше всего возмущен установлением данных памятников. Это в основном две группы: украинские нацисты и наши либералы. Украинские нацисты не хотят памятника Владимиру Великому, поскольку полагают, что христианство пошло от них, а не от «москалей», и не хотят памятника Путину, поскольку считают, что Путин – агрессор. Ну, а наши либералы вообще не хотят каких бы то ни было памятников нашим героям.

Нашим либералам и возразить-то особо нечего – ввиду органической абсурдности их позиции. Ну, что можно возразить на бред? Ведь очевидно, что без исторической памяти нет и не может быть ни социума, ни страны, ни государства. Наши либералы не хотят, чтобы мы существовали вообще – во всяком случае, в организованном формате. Надо просто это адекватно понимать – и стоически относиться к тем визгам и соплям, которые сейчас обильно раздаются в информационном пространстве.

Что же касается укро-нацистов, то уж к ним-то Владимир Великий точно не имеет ровным счетом никакого отношения. То, на чем основывается так называемый «украинский национализм», безумно далеко как от православия в частности, так и от христианства в целом, и не «бандерлогам» претендовать на увековечение на захваченных ими территориях христианской памяти! Пусть строят у себя хасидские синагоги, пусть ставят памятники всевозможным каббалистам и великим местным ребе! Но по поводу христианства, особенно православного, нехай держат свой поганый язык в известном месте!

Ну, а памятника Путину укро-бандеры не хотят из-за того, что Крым выведен из сферы атлантистского владычества именно Путиным. Ну что ж, придется смириться! Понятное дело, что бандерам абсолютно наплевать на мнение народа, причем не только крымского, но и своего собственного, но, как известно, «русские на войне своих не бросают», и справедливость этого тезиса будет подтверждаться вновь и вновь, нравится это кому-то или нет!

Вот как-то так… А больше вроде с критикой установки памятников никто не выступает.

Памятникам быть! Лютующие и злобствующие, утритесь! Вас не спросили!

А вменяем ли Нобелевский комитет?

Нобелевская премия – это награда, ежегодно вызывающая буквально шквал негодования и непонимания. И чем дольше эта награда существует, тем чаще ею отмечаются какие-то непонятные персонажи, и тем чаще обходятся вниманием действительно люди достойные. Не могу судить о Нобелевских премиях в технической и естественнонаучной сферах, а равно о Нобеле экономическом (хотя и на эти Нобели ежегодно - сотни и тысячи нареканий), но совершенно точно и определенно могу судить о рафинированно гуманитарных Нобелях. Они даются только известным (желательно – скандально известным) персонажам - и, как правило, за абсолютную туфту. Подлинные и весомые достижения, по всей видимости, смущают раздающих «плюшечки».

Вот за что выдается так называемая Нобелевская премия Мира? Ну, имеется в виду в идеале – так, чисто теоретически. Очевидно, что за укрепление мира во всем мире, так ведь? Ну, вот лауреаты последних лет – что они укрепили? Что укрепила блогерша-малолетка (вопрос, если что, риторический)? Что укрепил «Тунисский квартет», кроме эскалации напряженности и экстремизма в сырьевом регионе? Что укрепил колумбийский президент – с учетом того, что он вообще фактически ни за что в своей стране не отвечает, и правит в Колумбии кокаиновая мафия? Зачем тогда нужна гордая формулировка «Мира»? Ну, назвали бы как-нибудь «Нобелевской премией попустительства», «Нобелевской премией капитуляции» или «Нобелевской премией шутовства». Было бы значительно ближе к делу.

Но Нобелевская премия по литературе – это, кажется, еще более специфическая и задорная награда. Между прочим, ничего общего с литературой не имеющая. За последние два года ее в принципе не получил никто из тех, кто бы занимался литературой. Ну, хорошо: Патрик Модиано, лауреат позапрошлого года, – действительно оригинальный, сильный и самобытный писатель. Нравится он кому-то, не нравится – это личное дело конкретного человека, но автор, безусловно, нетривиальный, запоминающийся - и в силу этого заслуженный.

Но вот, скажем, Светлана Алексиевич – это ж вообще не литература! То, чем она занималась, и благодаря чему прославилась, - это журналистика. Скандальная, визгливая, душераздирающая, пропагандистская - но не литература, а именно журналистика. Журналистика и литература – это разные вещи, и странно, что комитет этого не понимает. Раз решено, что Светлана Алексиевич - великая журналистка – хорошо, вопросов нет, ну так и премируйте вы ее тогда Пулитцером! Зачем же ставить журналистку в один ряд с Франсом, Шолоховым, Нерудой, Грассом и прочими и прочими? Это совершенно разные творческие проявления.

Но, оказывается, Алексиевич – это еще не дно и еще не маразм. Можно опуститься и ниже – и премировать наивысшей наградой человека, вообще не имеющего отношения к написанию связных текстов. В этом году литературный Нобель получил всю жизнь писавший бессвязную тарабарщину Боб Дилан. В голове сразу возникла уйма вопросов без ответов.

Боб Дилан – да, наверное, очень крутой исполнитель и поэт-песенник. Ну, невозможно собирать многомиллионные аудитории на протяжении десятилетий, будучи бездарью! Так что его талант никто вроде как и не оспаривает. Но при чем же тут литература? Это ж совершенно другой род искусства! Ну, не будем же мы выдавать золотую олимпийскую медаль Халку Хогану – за то, что тот 30 лет назад успешно разыгрывал постановочные бои! Хотя сейчас, признаться, мало что способно удивить.

По сути, как таковые и без песенно-музыкального оформления, тексты Дилана нисколько не более содержательны и изящны, нежели тексты, скажем, «Ласкового мая» или «Веселых ребят». Прочитайте Дилана без какой бы то ни было аранжировки и инструментовки – и станет понятным литературный уровень новоиспеченного Нобелевского лауреата. По большому счету, если человек без блата и с улицы притащит такое в редакцию даже самой простенькой районной газетки, вероятность быть опубликованным у него при таких текстах значительно менее одного процента. Потому что это вообще не литература, это тексты под вскрики, визги и завывания. А комитет счел, что это наивысший планетарный уровень в области именно литературы.

Есть, правда, у Боба Дилана еще какой-то роман «Тарантул». Ну, так все отзывы, даже отзывы наиболее ортодоксальных фанатов Дилана, в отношении данного «гениального» творения абсолютно однородны: читать невозможно.

Складывается впечатление, что таланты измельчали, но ведь это далеко не так. Просто англо-саксонская матрица не дает им дорогу. Опасность нобелевской политики состоит в том, что коллективно-социальная психика кодируется категорически деструктивным образом. Ну, раз наивысшая награда планеты торжественно вручается не пойми кому – значит, все остальное еще на порядок хуже. А что тогда остается делать? Очевидно, смотреть мультики а-ля «Бивис и Баттхед», ну и, может, еще «рубиться в танчики». Стоящий продукт от людей попросту скрывается, да им его и не нужно, иначе как же из них сформировать потребителей животно-скотского типа? И не дай Бог жующий скот будет ориентироваться на победу и свершения! Тогда ему, этому скоту, срочно нужно подсунуть «права человека» и «общечеловеческие ценности» - и выдвинуть в качестве символов каких-то марионеточных, истеричных, ничего не решающих и, по сути, ничего не значащих персонажей! «Никто и ничто» - вот магистральное направление нобелевской политики!

Словом, адекватность сидящих в Нобелевском комитете и раздающих бонусы персонажей вызывает серьезные сомнения. Похоже, нужно начать анализировать не номинантов, а тех «экспертов», которые выписывают этот самый миллион долларов ежегодно.

Американская политическая клоунада и государственническая безальтернативность Путина

Вчера состоялся очередной базарно-визгливый бой «Трамп-Клинтон». Трамп опять проиграл, но речь в данном случае не об этом: кто из этих клоунов выиграл, а кто проиграл – не имеет ровным счетом никакого значения, успех каждого из них все равно будет определяться коллегией выборщиков, и мнение простых граждан тут абсолютно ни при чем. Как всегда, Трамп испугался, потому как чрезмерно усердствовать в накатывании баллонов на тех, у кого потом берешь кредиты, - по меньшей мере, глупо. Как всегда, Хиллари улыбалась в 32 зуба, даже когда ее светлый лик был омрачен посадкой на него мухи (хотел было заострить внимание на том, какую субстанцию предпочитают мухи для своей посадки – ну да ладно, не буду). Как всегда, лились зловонные, но смешные со стороны, потоки упреков, оскорблений, оправданий, провокаций, компромата и прочего подобного. В конце, чисто для приличия, обмолвились парой реплик по Сирии. В общем, шоу опять удалось на славу, и «демократия» в который раз победоносно свершилась. И еще свершится в ноябре, когда рядовых американцев в энный раз ни о чем не спросят.

Поразительно, но демократия, это позитивное в своем истоке явление, сегодня воспринимается как хаотичный парад формально правящих дегенератов, которые в условиях чрезвычайной ситуации, то есть на заранее назначенное время «свободных» и «демократических» выборов, устраивают какую-то дебильную клоунаду. Это сейчас принято считать подлинной демократией. Если лидер – не придурок, и не хочет таким быть, то он априори «диктатор», «автократор» и «лидер азиатского типа». А если он согласен быть дураком, и не стесняется всем это продемонстрировать, то он лидер «демократический». Раньше все это подавалось очень обтекаемо, в основном в публицистике и в периодике, но с течением времени стало все больше кристаллизоваться – и вот теперь мы видим, что эта теоретическая концепция стала безраздельно господствующей на Западе политической практикой.

Итак, Запад, в русле им же выдуманных штампов, подразделяет всех руководителей государств на «демократических лидеров» и «диктаторов». К первым относятся те, кто являются никем и ничем – и, как следствие, готовы на весь мир кривляться, ползать и унижаться, а ко вторым относятся те, за кого их странам не стыдно, те, которые способны проводить самостоятельную государственную политику. Путин – единственный «европейский диктатор», и неважно, что большая часть России простирается на самом-то деле в Азии, абсолютно неважно. Для западных ребят существуют только «цивилизация», то есть они, любимые, «гуманные» и гомосексуально-терпимые, и «варварство», то есть сторонники традиционной, конструктивной и человекообразной модели взаимного сосуществования.

Путин сегодня является выразителем дееспособности государственной власти, как Леонид Ильич Брежнев в свое время являлся выразителем стабильности, иначе именуемой «застоем». Плохой Путин, хороший Путин, добрый Путин, злой Путин, ошибается он, не ошибается он, но именно Путин является сегодня аватарой российской государственности как таковой, и это, как сейчас модно говорить, медицинский факт. Путин страшно раздражает Запад именно этим, то есть даже не столько российской внешнеполитической активностью, сколько наглядной демонстрацией того, что государственная власть жива – и, более того, способна грамотно лупить по мордасам власть денежно-финансовую. И, что самое возмутительное, данный конкретный лидер такого плана – не где-то там в «варварской» Азии, это как раз еще можно простить, а в Европе, прямо-таки под носом. Вот такой оксюморон точно не прощается.

Либералы непрерывно упрекают Путина в авторитарности и несменяемости. Дескать, это он, такой негодяй, узурпировал и коррумпировал власть, а им, либералам, просто не дают порулить. Но невдомек им, что Путин как таковой тут абсолютно ни при чем. Наш Президент всего лишь грамотно соответствует чаяниям тех миллионов людей, которые его избрали и которые ждут от него решительных действий – во избежание поражения. Путин сегодня может уже даже и не хотеть быть каким-то там символом, каким-то образцом, каким-то олицетворением. Но вот сейчас он уже образ и символ – вне зависимости от того, хочет он этого или нет. Наш народ прекрасно понимает, что альтернативы нынче только две: или адекватный и человекообразный лидер, или демократка с мухой на физиономии. Третьего не дано.

Рокфеллеровские триллионы

Сирийская кампания представляется в СМИ как фактически беспредметное и в значительной степени хаотичное противостояние друг другу десятков и сотен криминальных и до зубов вооруженных структур. Зачем они это делают, чего они хотят, откуда у всех этих отморозков оружие и техника – все это остается за скобками. Между тем, ответ, как всегда, следует искать в экономической плоскости, а если быть точным, то в плоскости тесного соприкосновения экономики с политикой и даже в плоскости их взаимопроникновения друг в друга.

Чем для мирового капитала ценны Ближний Восток и Северная Африка? Они ценны тем, что на их территории расположено значительно более 2/3 мировых нефти и газа. А еще тем, что они соседствуют со странами, также богатыми углеводородным сырьем. Зачем нужна хаотизация этих регионов? Затем, чтобы влиять на ценообразование в сфере углеводородного сырья, а также затем, чтобы получать значительные барыши от сделок с углеводородами. Кстати, в этом смысле крайне неприятной для Рокфеллеров является структура под названием «ОПЕК», занимающаяся ценообразованием в сфере нефти, а также вопросами нефтяной политики и стратегии. В 50е годы американцам удалось захватить более трети арабского и африканского нефтяного рынка, и именно ОПЕК пресекла их дальнейшие бесчинства.

Углубившись в историю, приходится констатировать, что Рокфеллеры всегда стремились стать единственными, неповторимыми и бесконкурентными. Джон Рокфеллер, например, еще в 30х годах имел состояние в полтора миллиарда долларов. В пересчете на нынешние деньги это без малого 200 миллиардов нынешних долларов США. Но вот как-то постоянно что-то мешало добиться безраздельного мирового господства, причем история складывалась так, что помех всегда возникало изрядное количество. То это С.Ю. Витте со своим Учетно-ссудным банком Персии, мимо которого рокфеллеровский Standard Oil пройти ну никак не мог. То это могучие сырьевые конкуренты – главным образом, клан Нобелей, Генри Детердинг и Галуст Гюльбенкян (последний, кстати, совсем немногим уступал Джону Рокфеллеру в части богатства и влияния). То это денежный гений всех времен и народов, могучий финансист и геополитик Бернард Барух, и являвшийся, по слухам, единственным в мировой истории долларовым триллионером, в пересчете на нынешний курс. То это, наконец, Иосиф Виссарионович Сталин, прикладывавший все зависящие от него усилия к недопущению расползания по всему миру гадины империализма. Конкуренты были, как видно, мама не горюй. С такими не стыдно сыграть и вничью, а то иногда позволить себе и проиграть. А что теперь?

Теперь Рокфеллеры, преимущественно Стивен и Дэвид, владеют значительным количеством влиятельнейших компаний, фактически контролирующих самые разные сегменты мирового рынка (банковский, фондовый, энергоресурсный, страховой, информационный, военный и проч.). При этом состояние Стивена оценивается «всего» в 3,2 миллиарда долларов США, а Дэвида – «всего» в 2,4 миллиарда. Состояние богатейших людей планеты сегодня 20-кратно превосходит формально задекларированное состояние Рокфеллеров. Очевидно, что свой колоссальный потенциал родственнички используют далеко не в полной мере, что вряд ли может их удовлетворять – тем более, что среда для них сегодня фактически бесконкурентна, а конъюнктура складывается как никогда благоприятно.

Так могут ли представители семейства Рокфеллеров стать долларовыми триллионерами сегодня? Ответ, на мой взгляд, очевиден: да, могут. Перспектив и предпосылок у них для этого значительно больше, чем когда-либо. Если, конечно, грамотно таковыми воспользоваться, а этого сегодняшние пожилые Рокфеллеры почему-то не делают. Для триллионных состояний Рокфеллерам необходимо всего ничего: разогнать строптивую ОПЕК, сформировать вместо нее послушную структуру, желательно находящуюся даже в юридической зависимости от ФРС США, – и продолжить в том же духе дальнейшую экспансию как в африканском направлении, так и в северокавказском направлении, с последующим проникновением раковых метастаз в район Каспийского моря. Все это - разумеется, в формате «международного терроризма», против которого так ратуют на словах американцы, а также в формате открыто поощряемых американцами общественно-политических движений «против коррупции и несменяемости».

Итого под финансово-сырьевым контролем семейства Рокфеллеров оказываются: Ближний Восток, Северная Африка, Закавказье, Северный Кавказ, Прикаспий – иными словами, уже не 2/3 и даже не 3/4, а порядка 4/5 мирового углеводородного рынка, поскольку рокфеллеровские компании Exxon Mobil (ранее – Standard Oil) и Imperial Oil, тесно взаимодействующие и взаимопроникающие, сегодня являются де-факто монополистами на нефтяном рынке. При физическом захвате вышеуказанных территорий посредством марионеточной криминальной сети - конкурентов у Рокфеллеров просто не может быть.

И, что очень важно, глобальная приватизация углеводородных ресурсов всего лишь одной семьей может быть осуществлена практически мгновенно – достаточно всего лишь нанести кинжальные удары по режимам в Сирии, Ираке, Иране, Египте и Казахстане, - это все дело максимум полугода. Причем удары эти могут быть нанесены одновременно – в форматах деятельности террористических организаций, всевозможных движений «за свободные выборы», в формате коррупционных «разоблачений», призывов к вооруженному смещению «жуликов и воров» и прочего подобного. Надо продемонстрировать народу недееспособность правящих им элит, дальше народ в экстазе и в благородном негодовании сметет тех, кто им управляет, ну а дальше, в условиях безвластия, он вынужден будет обратиться к тем структурам, которые заботливо оформили и подали на блюдечке с голубым окаймлением господа Рокфеллеры. Максимум полгода – и мир радикальным образом перестроен.

Сегодня мир все больше тяготеет к биполярности – и снова, как и раньше, по экономико-политическому критерию. Один полюс образуют страны, в которых суверенная власть и коммерческие предприятия все-таки разделяются, а порой и идут перпендикулярно (эти страны – Россия, Китай, Индия, Северная Корея, Иран, Египет и некоторые другие, в общем и целом данная группа совсем не многочисленна). Другой полюс образуют структуры (именно структуры, а не страны), которые сначала выступали за соединение денег и власти, а сейчас – за примат денег над формально-государственной властью, то есть за подчинение формально-государственной власти деньгам. Нигде конкретно данный полюс не локализован, и именно в неопределенности и текучести - его сила и преимущество, он тонким слоем размазан практически по всему Земному шару, но его штаб-квартиры расположены преимущественно в США и странах Евросоюза. Если первый полюс выступает за разграничение бизнеса и власти, то второй – за поглощение власти бизнесом. В этом и состоит фундаментальная основа по новой формирующейся биполярности. Причем, по словам, кстати говоря, Стивена Рокфеллера, данные полюсы в принципе непримиримы и не примеряемы, а посему Третья мировая война неизбежна.

Конфликты в рамках западных и прозападных структур (они, надо сказать, возникают все реже и все чаще оказываются инсценированными) происходят сегодня исключительно оттого, что Рокфеллеры пока еще не стали триллионерами. Какие-то отдельные люди, иногда их семейства, пока что надеются (и надо сказать, не без оснований) отвоевать себе место под Солнцем. Когда же в руках одного семейства будет сосредоточен хотя бы триллион долларов, то это позволит, за счет столь значительных ресурсов, отодвинуть конкурентов на задний план, да так, что конкуренты сами поймут, что лучше бы им действительно отодвинуться подобру-поздорову, и желательно самим. Формирование единого и внутренне непротиворечивого глобалистского полюса возможно, судя по всему, только по такому пути, и вождями этого процесса должны стать монополисты на рынке операций с углеводородами и банковскими активами, то есть желательно - клан Рокфеллеров. Рокфеллеровские триллионы – это не просто потенциальная возможность, это непременное условие консолидации глобалистского блока.

Деятельность клана Рокфеллеров уже давно вышла за пределы исключительно экономической плоскости - и практически всецело отвоевала себе плоскость геополитическую и геостратегическую. Мы уже не первый год являемся очевидцами такого усиления капитала, перед которым меркнут все (ну, вернее, почти все) государственные суверенитеты и международные договоренности.

По всей видимости, сосредоточение в одних руках «хотя бы» триллиона долларов - это и есть та самая пресловутая глобализация, которой нас пугают те деятели, кои к этой самой глобализации так стремятся. Но способны ли престарелые маразматики и их потомки, которым по факту происхождения даны все карты в руки, не профукать наследие их великого предка – вот это вопрос, на который хотелось бы получить отрицательный ответ.

Невзоров – паяц, действующий строго по выгодному нам сценарию!

Прочитал тут «мнение» «господина» Невзорова о том, что это не Россия победила во Второй мировой войне, а победили США и Европа. Дескать, именно им, родимым, нам надо упасть в ножки и воздавать похвалы за победу над ползучей немецко-фашистской гадиной. «Мнение», надо сказать, отнюдь не свежее – и именно в силу своей многолетней тухлости вызывающее устойчивый рвотный рефлекс у подавляющего большинства нашего населения. Собственно, нисколько не меньший рвотный рефлекс и нисколько не у меньшего числа людей вызывает и фигура самого «господина» Невзорова – человека, без тени иронии, исключительно обаятельного и речистого.

Невзоров, правда, на сей раз захотел пооригинальничать, заявив, что нынешний российский «триколор» - это на самом деле флаг Русской освободительной армии, и что-де Россия в ее нынешнем формате не имеет ровным счетом никакого отношения к Победе, поскольку сейчас она – не то, что тогда СССР. Справедливости ради, и это «мнение» отнюдь не ново, хотя и приелось оно несколько меньше. Ну ладно, не все сразу, сейчас разберем все эти невзоровские пунктики по очереди…

На вышеизложенные реплики «господина» Невзорова, зафиксированные всего пару дней назад на сайте «Сноб», возмущенно отрефлексировали уже десятки человек (в перспективе, полагаю, речь пойдет о сотнях негодующих читателей, чего, наверное, подзабываемому Невзорову и надо). Вместе с тем, в данном конкретном случае нужно не возмущаться, а уж, скорее, радоваться, причем радоваться победоносно, шумно и язвительно, с плохо скрываемым злорадством. Утверждение может показаться странным, поэтому поясню.

Во-первых, до 9 мая еще далеко, а это значит, что данная александроглебычевская провокация к славной дате не приурочена. А что это, в свою очередь, означает? Правильно: это означает, что ждать еще более полугода Александру нашему Глебычу нет никакой возможности, потому как деньги уже заканчиваются – и обратить на себя внимание требуется незамедлительно. А что из этого следует? А то, что дела нашей либеральной оппозиции – швах, и что для получения хоть каких-то «грантов» либерал-оппозиционеры вынуждены браться за любую, даже самую грязную, унизительную и нелепую, работу. А из этого, в свою очередь, следует, что заокеанское финансирование антирусских проектов урезано, а то и временно заморожено, вот и приходится нашим либерал-оппозиционерам самим напоминать о себе. А что они есть без заокеанской подпитки? Ну, это если Александр Глебыч – истинный враг, и не ломает сейчас перед нами комедию…

Во-вторых, сугубая маразматичность невзоровского заявления настолько очевидна, и столько раз предметно доказывалась, что сегодня подобные выходки могут вызывать либо усмешку, либо желание просто махнуть рукой на очередной сетевой бред. Но в случае с Глебычем отмахиваться не надо, а надо, напротив, сделать на всем этом акцент, детально разобрав, почему каждое из данных утверждений даже не маразматично, а поистине комично. Такая необходимость обусловлена отнюдь не вниманием к маргинальным отечественным либералам, к сонму которых, насколько можно судить, все активнее и активнее стремится Александр свет Глебыч, - но исключительно восторженной рефлексией на нарастающее либеральное фиаско.

Что немецко-фашистская гидра была раздавлена именно мощью Советского Союза – это настолько очевидно, что не нуждается ни в каких дополнительных обоснованиях и пояснениях. Надо просто сесть – и молча ознакомиться с источниками того трагического для всего человечества периода времени. Благо, таких источников сотни, и в том числе многие десятки – источников непосредственно из Третьего Рейха, и многие из них принадлежат перу и оралу непосредственно высшего нацистского руководства. Манифестируя победу США и «сопротивляющейся» Европы в самой кровопролитной из всех войн, Невзоров тем самым дискредитирует не нашу победу, а собственный интеллектуальный и профессиональный уровень. Ну, либо умышленно кривляется…

Теперь что касается флага… Александр Глебыч, как ему и положено, снова приврал. Ну, или вновь не постеснялся в очередной раз публично продемонстрировать свое невежество – тут уже трудно понять, что на самом деле произошло, и что сподвигло Александра Глебыча на изречение очередной в его послужном списке глупости. Так вот так называемый «триколор» (имеется в виду, в его бело-сине-красном формате), но с изображением по центру двуглавого орла с тремя коронами, скипетром и державой, - это флаг царя Московского в XVII веке. С самого начала XVIII века – и вплоть до падения Российской империи в результате предательства царя – «триколор», наряду с Андреевским флагом, был символом флота Российской империи, а в 1914-1917 годах бело-сине-красный «триколор» обозначал на тот момент уже надуманное единение царя с народом. А вот символом Русской освободительной армии был преимущественно Андреевский флаг, иногда, крайне редко, - во всевозможных комбинациях с бело-сине-красным «триколором». Но нынешний флаг Российской Федерации, с одной стороны, и флаг Русской освободительной армии, а равно власовского Комитета освобождения народов России, - с другой стороны – это два совершенно разных флага. Это надо быть слепым, чтоб перепутать. Невзорову неплохо бы подучить геральдику (если, конечно, он опозорился неумышленно).

По поводу того, что Россия «уже не та» и всякое такое… Ну, да, собственно… Равно как и Третий Рейх имеет мало общего с нынешней гомосексуализированной ФРГ (кстати, и флаги у них тоже разные). И равно как традиционные католико-протестантские США того времени имеют крайне мало общего с также гомосексуализированными и превращенными в нагромождение финансово-денежных пирамид США сегодняшними (да и их флаги, признаться, тоже чуть-чуть – да различаются). В общем, тоже какое-то забавное невзоровское отступление…

Вообще я склонен считать, что Невзоров – мужик умный, и если он громко и публично испускает газы в лужу, то, скорее всего, делает это специально. Кстати, для справки: в мае 2016 года он получил должность советника генерального директора Первого канала. Согласимся, довольно странно для целенаправленного идеологического врага. А вот для шута, целенаправленно дискредитирующего и без того под корень дискредитированный российский либерализм, - самое оно. В этом смысле пользы от него намного больше, чем от пламенных патриотов, голоса которых в силу разных причин не слышны на просторах глобального информационного пространства.

Пусть либерализм и дальше проявляет свое комическое естество, и в деле этого самого проявления никто не сможет превзойти великого мэтра журналистики и сетевой публицистики Александра Невзорова!

Спасибо Вам, Александр Глебович! Продолжайте в том же духе и далее, а лучше – набирайте обороты!

Политтехнологическая сила уфологии

На днях Триш Чамберсон, представитель скандально известного американского агентства по исследованию космического пространства - под названием «НАСА», сделала очередное для НАСА сенсационное заявление: инопланетяне существуют, и это достоверно установленный факт. И даже еще больше: они прилетают к нам, в нашу Солнечную систему, на своих звездолетах, «подключаются» к Солнцу посредством какой-то неведомой космической установки – и высасывают из Солнца его энергию. Могут высасывать и наши, земные, ресурсы – почему бы и нет, собственно? При этом Триш Чамберсон подчеркнула, что все эти действа для нас, землян, абсолютно безопасны, а вот северокорейское ядерное оружие, а уж тем паче его испытания, представляют для инопланетян непосредственную угрозу, поскольку разрушают «параллельные миры». И на все это в НАСА жалуются непосредственно сами инопланетяне.

Можно с уверенностью заявить, что мы, живущие сейчас на планете Земля, являемся непосредственными свидетелями формирования на практике принципиально новой управленческо-идеологической модели, эдакой помеси первобытного фетишизма с новейшими достижениями науки и техники. Вопросом перекодирования массового сознания именно в этом направлении ученые, философы и журналисты (преимущественно американские) занимаются уже примерно полтора века, но на практике и на высшем уровне данная парадигма манифестируется и реализуется впервые. Так что малограмотную и бессвязную речь Чамберсон можно по праву считать исторической – и нисколько не менее значимой, чем, скажем, блестящая по уровню ораторского мастерства речь Черчилля в Фултоне.

Для чего же американцам вдруг потребовалась столь активное и столь шумное продвижение новой модели управления массовым сознанием? Ответ прост и очевиден: потому, что старые уже напрочь не работают. Еще 30 лет назад Америка слыла «империей добра», а сейчас число ее махинаций и злоупотреблений достигло уже таких масштабов, что скрыть таковые уже в принципе невозможно. Да и, надо сказать, плохо скрывают: хваленые ЦРУ, ФБР и прочие американские специализированные структуры работают столь «блестяще», что утечка важной секретной информации для них давно стала делом обычным и повседневным. Причем чем дальше, тем меньше членораздельных оправданий находят американские должностные лица. В этом смысле, конечно, несправедливо: схемы создают и претворяют в жизнь биржевики и банкиры, а отдуваться приходится псевдогосударственным американским клеркам, на разных уровнях. Так вот чтобы не подставляться, проще во всеуслышание заявить, что они «в домике», а виноваты во всем инопланетяне. Это первый момент.

Второй момент заключается в том, что американским финансово-демократическим структурам необходимо нейтрализовать, а лучше и вовсе ликвидировать геополитических конкурентов. Но как это сделать? Воевать с сильным противником американцы не умеют, они привыкли только добивать слабых. Как-то членораздельно сформулировать концепцию, что именно США – «империя добра», а все прочие ядерные державы, кроме Великобритании и Франции, - «империи зла», - тоже, как видно, не получается. Жалобы «зеленых человечков» на лютующих северокорейцев сейчас как никогда кстати. Раз «высший разум» говорит – значит, стало быть, так оно и есть.

Раньше во всем были виноваты «небогоугодные» индейцы и негры. Перестало срабатывать: американцам быстро напомнили, что политика апартеида, геноцида и расизма исходила и исходит именно от них. Потом во всем были виноваты «коммуняки». Тоже перестало действовать: жертв американской «демократии» оказалось в разы больше, нежели жертв любого «красного террора», да и с падением красного планетарного полюса число проблем, как мы видим, только увеличилось, а уже имеющиеся – значительно обострились. Далее виноватыми стали «международные террористы», а также «кровавые и коррупционные» режимы. Эта позиция практически мгновенно стала вызывать резонные сомнения: на смену этих «чудовищных» режимов всегда и неизбежно приходит американская «демократия», творящая в разы больше бед и разрушений. Все традиционные и разрабатываемые веками американские идеологемы вдруг сгнили, причем сгнили окончательно, безнадежно и бесповоротно.

И вот теперь НАСА через своего замечательного представителя прозрачными намеками объяснила нам, что колоссальные деньги от истощаемых неимоверными темпами углеводородных ресурсов - не прокачиваются через оффшоры и не оседают в результате сложнейшей системы махинаций в многочисленных банках, в том числе (и даже главным образом) в банках Европы и системы ФРС США. Просто ресурсы (стало быть, и деньги) тихо, мирно и незаметно высасываются инопланетянами посредством неведомых установок на неведомых звездолетах. И, главное, все это абсолютно безопасно и безвредно. Просто было – и сплыло. Разумеется, население богатых углеводородными ресурсами регионов, а равно население самих США, необходимо при таком идеологическом раскладе довести до соответствующего «овощного» уровня восприятия. Чем, собственно, американская образовательная система и занимается, а сейчас, похоже, займется с утроенной интенсивностью.

Наивно при этом полагать, что нас этот маразм никак не коснется. То ли еще будет, уважаемые сограждане! Готовимся к «феерии» и к дальнейшему насаждению «тестов»!

Русский марш в Арктогею

В средствах массовой информации очень много говорится и пишется о наших интересах в Арктике. С докладами выступают такие столпы и гиганты информационно-научной сферы, как А.И. Фурсов, М.Г. Делягин, Л.Г. Ивашов и многие-многие другие. Речи произносятся пламенные, аргументированные, искренние, но вот как-то до массового читателя эти речи почему-то не доходят. Арктическую тематику упорно обходят вниманием как в Интернете, так и на телевидении, так и в прессе. Ну, был недавно в Арктике некий «Летучий отряд», но вот что он такое, что он там делал и для чего он был туда направлен – этого людям не объяснили, и как будто не объяснили умышленно. Между тем, арктический сектор важен для нас сегодня нисколько не меньше, нежели южнорусский, северокавказский и ближневосточный. Пока что нисколько не меньше, а в ближайшие годы будет важен намного больше, Арктика станет для России, да и для всего мира, вопросом и проблемой № 1.

В чем же состоит важность и притягательность Арктики?

Ну, во-первых, это на сегодняшний день, конечно же, сырьевой Клондайк, причем, как ни парадоксально это звучит, сохраненный почти что в своей исходной нетронутости и первозданности. Нынешняя мировая практика исходит из того, что ресурсы нужно выкачивать мгновенно и прожирать их нещадно, валово и немедленно, и в особенности такая практика сказывается на Африке, Ближнем Востоке и ряде российских регионов (возможно, в ближайшее время скажется и на США). Арктика же на сегодняшний день изучена и разведана крайне слабо, почти что никак, а посему и ресурсов из этого региона добывается в разы (а по некоторым параметрам – и в десятки раз) меньше, чем из других ресурсодобывающих регионов.

Во-вторых, Арктика сама по себе – это контроль над Северным морским путем. Понятно, что классиков оспаривать нехорошо, но тезис Д.Х. Маккиндера «кто контролирует Хартлэнд, тот командует миром», по состоянию на сегодняшний день явно неактуален. Сегодня лучше обозначить так: кто контролирует Северный морской путь, тот контролирует Ойкумену, а кто контролирует Ойкумену, тот держит под непосредственным контролем все мировые процессы, поскольку ресурсный субстрат всех сегодняшних мировых процессов практически всецело обеспечивается именно с территорий, опоясываемых Северным морским путем. И в этом смысле Д.Х. Маккиндер – конечно, безнадежная ветошь, а наш великий О.Ю. Шмидт – гений на все времена (ну, если и не на все, то уж, по крайней мере, на ближайшие два-три столетия – так точно). Труды «Демократические идеалы и реальность», а также «Круглая земля и обретение мира», сегодня можно с полным правом выкинуть на помойку, в то время как доклад Шмидта о перспективах на 1936 год сегодня сверхактуален и должен стать настольной книгой любого успешного практикующего геополитика.

Это два наиболее наглядных и понятных довода в пользу исключительной значимости Арктики для нас. Но есть еще довод ментально-метафизический, и он не менее важен, чем доводы в пользу хлеба насущного. Дело в том, что значительная часть Арктики исторически наша, и в этом смысле сегодня мы держава, распростертая в трех плоскостях: западной, восточной и северной. Мы не просто транснациональны и трансконфессиональны, но и транстерриториальны, трансграничны, а такой статус неизбежно обязывает нас к такой же политике и такому же мировоззрению. Так вот Арктика осваивалась преимущественно именно нашими мореплавателями - и осваивается до сих пор, вот уже почти десять веков. И именно нашим геополитическим гением Дмитрием Герасимовым еще в XVI веке была сформулирована доктрина Северного морского пути, через много столетий развитая и претворенная в жизнь опять же нашим гением Шмидтом. Так что Русская Арктогея спаяна с территорией России в единое и неделимое целое. Освоенная нашими мореплавателями и исследователями часть Арктики вот уже много веков составляет российскую территориально-политическую плоть, а потому отнять у нас данный регион бескровно уже невозможно, и с исторической точки зрения, невозможно предметно оспорить принадлежность нашей части Арктики к России.

Разумеется, не все готовы принять означенное положение вещей как данность. Для рвача и афериста вообще нет понятия «чужое». Для него все, что он в состоянии захапать, - его, и как будто принадлежало ему изначально. Раз у него достает сил и наглости «отжать» - значит, «отжатое» должно принадлежать ему, и плевать с высокой колокольни он хотел и на историю, и на сложившуюся многовековую практику, и даже на официально признанные и документально закрепленные границы.

Начиная с 2000х годов, мы вынуждены вечно доказывать «мировому сообществу», что Русская Арктогея - это наша земля, вечно оправдываться перед этим самым «мировым сообществом», временами унижаться и заискивать, бегать с какими-то бумагами, произносить какие-то публичные заявления. Наши государственные лидеры почему-то заняты тем, что отчитываются и оправдываются перед геополитическими врагами по тем вопросам, очевидность которых вот уже много десятилетий не вызывает никаких рациональных и фактически обоснованных сомнений и возражений.

Собственно говоря, на любые доказательства «мировому сообществу» в высшей степени наплевать. Пока оно готово скрепя сердце воспринять какие-то формальные отчеты и реплики, но как только мы окончательно потеряем влияние в этом регионе – он мгновенно перестанет быть нашим. Возможно, в пределах нескольких дней. Нас вышибут оттуда физически, начхав на все бумажки. Проведут какие-нибудь широкомасштабные американо-канадские военные учения – настолько широкомасштабные, что директива Стивена Харпера от 2013 года будет претворена в жизнь - и наши границы в одночасье изменятся – за счет официально-бумажно-военного присоединения хребтов Ломоносова и Менделеева к Канаде ну и, скорее всего, к тем же США. С учетом бурной активности «мирового сообщества» и нашей преступной пассивности – это более чем вероятный сценарий. Для России недопустимо, чтобы хребты Ломоносова и Менделеева были переломаны агрессорами.

Сегодня нам необходимо в разы усилить Северный флот, причем сконцентрировав значительную его часть в районе Новой Земли. При этом этот флот должен быть не демонстративно выставляемой декорацией, а именно боевым флотом, готовым к отражению провокаций любой интенсивности. Необходимо в десятки раз увеличить поток судов по Северному морскому пути (а то ведь, страшно сказать, по Суэцкому каналу сегодня ходит аж в сотни раз больше судов). Необходимо как можно шире освещать арктический вопрос в СМИ, создавать самые разные общественно-политические движения и течения арктической направленности, причем деятельность этих информационно-общественно-политических структур также должна быть обсуждаема и освещаема как можно более громогласно. Необходимо не только доктринально-декларативно, но и практически обозначить принадлежность Русской Арктогеи к нам. Необходимо делать в этом отношении хоть что-то, и желательно как можно больше и продуктивнее, потому как цена вопроса – без толики преувеличения, наша государственная и общественная безопасность, угрозы которой выстреливают в самых разных плоскостях, в том числе и в северной плоскости.

Зубастый и вечно голодный хищник подполз к нам еще и с севера, подполз непозволительно близко и обозначил свои хищнические намерения предельно недвусмысленно. Уже вот-вот бросится и перегрызет хребет – как в переносном, так и в буквальном смысле. Сложилась ситуация, при которой столкновение с осатаневшим от безнаказанности, алчности и роскоши хищником (по сути дела, синтетическим криминально-финансово-вооруженным организмом, жаждущим пространств и плоти) стало неизбежным. Наши перспективы при имеющемся раскладе не блещут многообразием: либо мы станем жертвой, и тогда нас неизбежно сожрут, предварительно цинично и публично поглумившись над растерзанным трупом, либо мы станем окончательно и бесповоротно боеспособными, и тогда от нас отстанут. Пусть не сразу, пусть не сейчас, пусть с предварительным и многократным получением по зубам, но все же отстанут. Нужно понимать, что англосаксонский хищник – по своей природе падальщик, а падальщики крайне редко нападают на сильного зверя, готового дать отпор, а то и разорвать нападающего в клочья. Русский медведь должен наконец-то проснуться и решительно разогнать сборище визжащих вокруг него шакалов, не стыдясь при этом потрепать кого-то из них или всех разом.

Трехсотлетняя схватка за историю, которую мы, похоже, проигрываем!

Каждому из нас с младых ногтей (то есть совсем с младых, лет с 12) объяснили, в какой стране мы все живем. Выглядит «эта страна» примерно так… Сначала мы бегали голыми и полуголыми в каких-то лесах и молились колесу. Потом призвали править какого-то то ли шведа, то ли голландца, потому что сами были не на шутку убоги, по причине чего ни на что не были способны. Потом пришел «пахан» и зачем-то заставил всех креститься, а кто не согласился, того убил. Затем потомки «пахана» стали в неимоверных количествах убивать друг друга и нападать на соседей. Потом нас поработили монголо-татары, прискакавшие из степей на кривоногих лошадках, и еще примерно три века от себя не отпускали (разумеется, ни о какой культуре не могло при этом быть и речи, она у нас была, есть и будет отсталой – или ее вообще нет и никогда не было). Потом к власти пришел маньяк, пресекший сообщение с «прогрессивным» Западом и утопивший страну в крови. Потом мы были под поляками. Потом на протяжении более двух веков мы были под масонам. Потом нас захватили иностранные евреи, а сразу после них – психически больной кавказец, в очередной раз утопивший страну в крови. Следом за ним нами правили ничего не соображающие старперы и маразматики, а с 90х – и вот прямо сейчас – «жулики и воры».

Картинка получается, прямо скажем, так себе. Хочется жить в такой стране? Или единственная мысль – валить? Вот-вот.

Нет-нет, это все не враки о нас за рубежом, это программа по отечественной истории в наших школах и вузах! Хочешь, не хочешь, а учи! Бывает и такое, что ребенок задает наивный и искренний вопрос о том, почему же мы, такие дикие, убогие и отсталые, тем не менее, всегда заявляем свою волю в отношениях с «цивилизованными» странами, и почему нас все захватывают-захватывают – и все никак не могут захватить. Тогда учитель – альтернативно: ставит «двойку», ставит в угол, вызывает родителей. Нам с раннего детства запрещено даже сомневаться в собственной дикости и отсталости, несмотря ни на какие факты! Это ли не разгромное поражение? Это ли не полноценная оккупация на собственной же территории?

Опросите нескольких ваших знакомых на предмет того, знают ли они о том, что такое, скажем, Аркаим (я уж молчу о том, знают ли они, где таковой располагался). Соответствующей информацией располагают только самые образованные, да и то не на шутку интересующиеся археологией и историей, да и те лишь краем уха что-то такое слышали. Остальные вообще ни о чем подобном не знают и по определению знать не могут, потому как не было у нас в третьем-втором тысячелетиях до нашей эры цивилизации, не было и быть не могло, в учебниках и пособиях же черным по белому написано! Не было сложнейших и совершеннейших фортификационных сооружений, оросительных систем, не было и металлургии, гончарного искусства, высокоразвитой архитектуры. Вообще никакой организации у нас не было. Сказано: были дикими – значит, были дикими!

А про курганы вообще говорить не стоит: это просто взяли – и засыпали мертвецов большим количеством земли. И ничего, что архитектура курганов весьма сложна и специфична, а в самих курганах обнаруживаются великолепно сделанные оружие, украшения и проч. – об этом опять-таки знать не положено, это у нас полулегальная, а зачастую и нелегальная, история. У нас принято или ее агрессивно отрицать, или ехидно похихикивать над людьми, транслирующими таковую. Почему-то, кстати, в последнее время таких людей принято именовать «конспирологами», хотя совершенно непонятно, какое отношение конспирология имеет к древнеславянским постройкам и захоронениям. Ну да ладно…

Если спросить человека о том, что такое славянское язычество, как оно зародилось, как оно веками (а может, и тысячелетиями) эволюционировало, в чем конкретно состоит грандиознейшая заслуга Владимира Великого, то услышать, скорее всего, придется что-то примерно такое… Ну, бегали у нас дикари (в лучшем случае человек в общих чертах обозначит регион «беготни»), потом пришел какой-то там князь, заставил всех молиться одному деревянному идолу, а потом (вот ведь неадекватный человек!) сбросил и этот идол в реку, после чего перебил всех желающих молиться этому идолу и перенял «жидовскую» веру. Очевидный бред, но вот так вот у нас преподается.

Кстати говоря, именно под этот бред великими деятелями журналистики, вроде Александра Невзорова, продвигаются совершенно дикие вещи – как, например, то, что никакой русской культуры не существует и никогда не существовало в природе. Вместе с тем, Толстой, Чехов, Достоевский, Чайковский, Римский-Корсаков, Врубель, Шагал, Рерих, Эйзенштейн, Тарковский и еще многие-многие другие великие русские деятели искусства прекрасно известны всему миру и прекрасно узнаваемы всем миром (во всяком случае, образованной его частью). И можно ни на йоту не сомневаться, что Александру Глебовичу все это прекрасно известно. Конечно, тем же самым Александром Глебовичем предпринимаются попытки обгадить имя Достоевского, обвинив его в несамостоятельности и сочетании идей дарвинизма с идеями православия, но предметно доказать дарвинизм Достоевского Александр Глебович, как ни пыжился, не смог, да и невозможно это смочь, потому как это не что иное, как либеральная ахинея. Тот же самый Дмитрий Быков, журналист чуть менее известный, как-то обмолвился, что «Война и мир», произведение, которое известно любому образованному китайцу, японцу, корейцу и вьетнамцу (это факт, я доподлинно это знаю!), - всего лишь плагиат. При этом внятно назвать «оригинал» Быков, разумеется, не смог. Зато подлинный и самобытный эталон русской культуры у Быкова – журналистка Светлана Алексиевич. Вот тут-то наш либерализм и показывает себя во всей красе: отринуть все свершения, выставить на передовую явно не заслуживающих такого выдвижения персонажей - и продолжить поливать себя, пардон, отходами пищеварения. Но мы, кажется, отвлеклись от темы…

Заявления о нашей дикости и безгосударственности до прихода Рюрика, прямо скажем, слабо стыкуются с успешными набегами наших далеких предков на Византию, и эти набеги вроде как никто не отрицает. Как так получается: дикие люди с дубинками с завидной частотой побеждают хорошо организованную армию, уже к тому времени вооруженную греческим огнем (по сути, напалмом), - и в итоге заставляют руководство проигравшей страны подписать торговые соглашения на невыгодных для этого самого руководства условиях? Может ли горстка дикарей с палками-копалками перебить взвод огнеметчиков? Никто не видит никакой несуразицы? Почему никто не обращает на нее внимания?

Далее… Всем известно, что мы были порабощены разрозненными и плохо организованными степняками, эдакими дикими оборванцами, не имеющими статичных управленческих центров, не имеющими инженерии, металлургии, ремесел, фактически не имеющими даже письменности как таковой (письменность для монголо-татар придумал-де некий уйгурский писарь лет за 20 до захвата Руси). И эти-то полуживотные-полулюди поработили наших далеких предков! Большего позора и придумать трудно!

Но никто почему-то не упоминает о том, что даже эталонно правдивая Книга рекордов Гиннесса рассматривает Чингисхана как величайшего завоевателя всех времен и народов. А после смерти Чингисхана управленческая система только усложнялась и становилась все более эффективной, этого вроде не отрицает никто из тех, кто в принципе признает факт наличия у нас в то время ига. Так, может быть, и не такими уж дикими были эти самые монголо-татары, раз уж они располагали такой высокоразвитой системой управления столь колоссальными по площади территориями? Да и почему, если уж мы были так порабощены, растоптаны и раздавлены, - у нас сохранилась самобытная культура и собственное управление, а иго выражалось только, по сути дела, в хороших взаимоотношениях между князьями и ханами? Снова неудобные вопросы, за которые положено бить по шапке.

Теперь про Ивана Грозного… Ну, тут уж и сомневаться не приходится: разумеется, маньяк, дикарь и… как его… «лидер азиатского типа», кажется так либералы его дразнят. Человек, безусловно, психически больной и старательно проявлявший свою болезнь на троне. Но как так вышло, что этот ненормальный дегенерат создал централизованный и работающий как часы управленческий аппарат? И как это он, такой дебил, смог увеличить территорию страны более чем в два раза, при этом окончательно объединив всю нынешнюю Европейскую территорию России, выйдя к Каспийскому морю и выйдя также в регион, который сейчас оказался одним из наиболее значимых в углеводородном отношении? А, ну да, знаем-знаем: Сибирский поход – это проект Строгановых, Иван Васильевич тут совершенно ни при чем, а Казанское и Астраханское ханства были присоединены, так как ослабли донельзя, и ничего сложного не было в том, чтобы их присоединить, да и тут больше заслуга «самоорганизующихся» казаков, нежели Ивана Васильевича. Зато Иван Грозный виноват в утрате выхода к Балтийскому морю и в опричнине, которая, как знает любой либерал, есть не что иное, как геноцид – наподобие ВЧК и НКВД. Вообще любой наш лидер виноват в любых промахах, а к победам он вообще никакого отношения не имеет. Ну, соответственно, и мы априори нация пораженцев: у нас есть только позор и упущения, а наши победы – это «естественный ход истории», мы тут абсолютно не при делах.

Конечно, всем нам рассказывали, как мы были попраны и унижены поляками (если быть точным, Речью Посполитой). В учебниках по истории мы снова смотримся несомненными и ярко выраженными идиотами: куда-то девалась наша монархия (будто бы испарилась), на смену ей пришли олигархи-бояре, которые потом, по причине своей подлости и тупости, решили «прогнуться» под польскую аристократию, а русский народ, как стадо баранов, вновь ровным строем пошел на убой. Разумеется, детский мозг не обременяется ни конкретизацией многослойных русско-польско-литовско-украинских интриг, ни грандиозным влиянием этого критического периода нашей истории на формирование нашей последующей централизованной монархической государственности. Конечно же, детям это понимать «рано», а вот понимать, что наши предки - всецелые пораженцы, которых на сей раз чуть было не размазали по стенке поляки, - вот это «понимание» всегда своевременно и всегда в самый раз.

Новая династия Романовых, как нам всем известно, была прозападная и масонская. И снова крутится шарманка о том, что наша культура и наше мировоззрение глубоко и органически не самобытны, и самобытными быть не могли, так как были под контролем западных элит. Разумеется, в голове знающего и хоть минимально осознанного человека не могут не родиться закономерные вопросы: а почему в таком случае мы постоянно воевали с Западом (и, кстати, в подавляющем большинстве случаев побеждали), и откуда тогда самобытные русские философские течения, такие как космизм, евразийство, славянофильство и почвенничество? Нет! Отметаем все сомнения и все вопросы! Нами правили предатели и масоны (чаще всего, конечно, опять-таки жизнерадостные придурки), а евразийцы, славянофилы и почвенники – идиоты, и именно как идиотов и маргиналов, пусть и трогательных, их надо подавать в учебниках (а о космистах лучше от греха подальше и вовсе не упоминать)!

Но наибольший шум вызывает, разумеется, «красный период» нашей истории. Знамо дело, власть захватили евреи, чтобы раздать всем все территории и поставить «тупых Ванек» в зависимость от еврейских и немецких олигархов. Закончился этот захват изгнанием интервентов, тотальной электрификацией (кстати, первой в мире – в таких масштабах), созданием собственной управленческой системы, а также экономической системы, в рамках которой, кстати говоря, функционируют сегодня все успешнейшие экономики мира (Индии, Китая и других). Потом пришел «кровавый тиран» Сталин и «со своими приспешниками», выражаясь языком Дмитрия Анатольевича, стал маниакально проводить геноцид русского народа, в результате которого численность населения выросла более чем в полтора раза, а промышленное производство выросло в разы, а по некоторым отраслям – и в десятки раз. А после Сталина нами правили дебилы, при которых у нас была в целом весьма успешная политика на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной Азии и в рамках Пакта Варшавского Договора, то есть в тех регионах, которые сейчас, кажется, безнадежно и безвозвратно утеряны как геостратегические партнеры.

И сейчас у нас у власти «жулики и воры», измывающиеся над голодающим населением, ездящим на личных автомобилях и тыкающим в «Айпады» и прочие гаджеты. И эти проявления – явный признак того, что дальше в яму опускаться некуда. И политика у нас позорная – такая, что Европа и США уже дурниной воют. Словом, кромешный ужас: мы опять в яме, опять дикие, опять нам надо набираться цивилизации!

Приходится констатировать, что история России пишется ее врагами, по прямому указанию врагов и во вражеских целях. И транслируется чаще всего не вполне осознанными людьми, органически вписанными во вражескую либеральную риторику. Призванные «сеять разумное, доброе, вечное» - на деле сеют лишь русофобию и лютую ненависть к своему прошлому, причем занимаются этим посевным процессом неусыпно, неуклонно – и при этом зачастую абсолютно механически и неосознанно.

Что бы у нас ни происходило – пока мы присутствуем государственно, идейно и организационно, мы сволочи и дегенераты, и всю эту мерзость будут правдами и неправдами вживлять в мозги, в том числе, если не главным образом, и в детские. Вот когда нас не будет как нации и государства – вот только тогда нас похвалят и добродушно похлопают по плечу!

Остается все-таки ответить (в первую очередь, самим себе) на вопрос: так в какой все же стране мы живем (и, даст Бог, будем жить)? В отсталой, лапотной, неграмотной, порабощенной всеми и вся и умытой кровью, с тупыми, агрессивными, кровавыми и неадекватными лидерами? Или все же в стране со славной историей, со славными победами, в стране, неоднократно спасавшей от всевозможных внешних угроз другие страны и цивилизации, даже человечество целиком, в стране великой науки, великой культуры, в стране великих государственных и духовных лидеров? Сейчас мы в точке принятия решения – соответственно, четкого ответа на эти вопросы пока никто не даст. Историю пишут победители – за ними и ответ!

Органическая взаимосвязь Сталина и православия, или Сталина – к лику святых!

Нередко приходится сталкиваться с той точкой зрения, что политика Сталина была несовместима с подлинно русской монархией и православием. Дескать, большевики едва ли не безвозвратно порушили все наши государственные и нравственные институты, а Сталин-де завершил добивание страны и огораживание ее пресловутым «железным занавесом».

Либеральная ложь в вопросах, непосредственно связанных со Сталиным и сталинизмом, склонна мимикрировать под православно-монархическую идеологию. Смысл примерно таков: вот мы, не-либералы, так же, как и либералы, решительно осуждаем «Антихриста» и «безбожника» Сталина, руки которого по локоть в крови ни в чем не повинных православных людей и их младенцев. Ну, и прочая подобная уже набившая оскомину и успевшая изрядно поднадоесть околесица. Все это делается для того, чтобы пополнить либеральные ряды неосведомленными, а потому и информационно дезориентированными, людьми зачастую ультрапатриотических, даже монархических, взглядов. Но от этого ложь, внушаемая этим людям по вопросам Сталина и сталинизма, не перестает быть сугубо и всецело либеральной – просто в отношении патриотической аудитории либералы используют немного другие методы работы. Но на самом-то деле подлинно либеральная природа антисталинской лжи обнажается до чрезвычайности просто, а именно посредством: во-первых, установления приоритетных направлений антисталинской лжи; во-вторых, предметного развенчания этой самой лжи – по каждому из этих направлений и строго по пунктам.

Существуют три направления организованной антисталинской информационной работы. Эти три направления можно условно выразить в трех клише: а) «Сталин уничтожил и посадил в тюрьмы миллионы людей»; б) «Сталин лишил страну интеллектуального потенциала»; в) «Сталин душил православие». Если вы слышите что-то подобное (разумеется, с инверсиями и вариациями, но вот именно такое по сути), то ни минуты не сомневайтесь: перед вами либо истый либерал, либо исто либеральная жертва. Итак, начнем предметно разоблачать.

Сталинские репрессии, хоть и имели место быть, численно, очень мягко говоря, преувеличены. Что касается расстрелянных, то по самым завышенным достоверным данным, которые в принципе могут быть как-то предметно и документально подтверждены, число приговоренных к смертной казни за весь период правления Иосифа Виссарионовича составляло немногим более 640 тысяч человек. Это примерно один на 320 человек населения, и это при колоссальной рождаемости в то время. Например, за пять лет после войны население страны отнюдь не сократилось, а, напротив, увеличилось, и не на 640 тысяч, а на 11 миллионов человек. Как видно, на геноцид, мягко говоря, не тянет. Число ежегодно пребывающих в местах лишения свободы при Сталине составляло немыслимые полтора миллиона человек, что в абсолютном выражении примерно вдвое больше чем в нынешней «несвободной» России, но на миллион меньше, чем в нынешней «свободной» Америке.

Данное направление наиболее рельефно выдает строго либеральную направленность антисталинской пропаганды, в какие бы ритуально-маскарадные одеяния монархического толка она порой ни рядилась. Либерализм как таковой эксплуатирует такую обманку, как гуманность. Дескать, такой-то режим негуманен, а наш – самый что ни на есть гуманный, то есть, в идеале, максимально физиологически комфортный для среднестатистического обывателя. Поэтому если где-то поднимается вой и рев про невинно расстрелянных и невинно замученных в лагерях – сомнений нет и быть не может: либералы что есть мочи отрабатывают деньги либо североамериканских штатов, либо общеевропейского конгломерата. В случае со Сталиным это выражено наиболее явно, просто в силу масштабов его личности и деятельности.

Приходится сталкиваться и с той точкой зрения, что Сталин-де подорвал интеллектуальный потенциал страны, якобы уничтожив интеллигенцию. Обычно голосят: вот такой-то ученый уехал, вот такой-то писатель писал в стол, вот того-то за высказывание расстреляли и так далее и тому подобное. Абсурдность этого утверждения кажется настолько исторически очевидной, что даже не хочется акцентировать на ней внимание. Нужно, наверное, просто ознакомиться с той совокупностью производственно-технических и культурных свершений, которые были достигнуты героическим трудом советского народа, организованного на работу именно системой, созданной Сталиным. Никакому Китаю ничего подобное (по крайней мере, в такие сроки) и не снилось.

Почему данный миф сугубо либерален? Да потому, что либеральная парадигма позиционирует себя как парадигму всецело аристократическую (точнее, псевдо-аристократическую). Если вы пообщаетесь с либералом-ортодоксом, то увидите, что каким бы тупым и неотесанным он, этот либерал, ни был, он всегда считает себя голубой кровью и белой костью – в противоположность быдлу, к категории которого он относит чаще всего всех, кроме себя, любимого. Так вот о так называемом «простом народе» (волей-неволей приходится употреблять эту мерзкую либеральную фразочку) либерализм никоим образом не печется, потому как «простой народ» ни одному либералу на самом-то деле не интересен. Либералу жующему интересен только он сам, либералу минимально осознанному интересна во вторую очередь еще и так называемая «элита». Так что либеральность этой разновидности антисталинской лжи также очевидна.

Наконец, по поводу истребления Сталиным православной идеологии… Обычно тычут в нос тем, что сажались в тюрьмы и расстреливались тысячи служителей Церкви, уничтожались храмы, монастыри и так далее и тому подобное.

Ну, во-первых, о перегибах в работе на местах писал сам Сталин. В конце концов, услужливый, исполнительный и инициативный дурак – он чаще бывает опаснее врага, с этим уж ничего не поделаешь. А во-вторых, либералы почему-то (интересно, почему?) предпочитают молчать о том, что духовенство, наряду с эмигрировавшей аристократией, частенько воспринималось нашими заклятыми «друзьями» как оплот борьбы против советской власти. При Сталине, вообще-то говоря, уничтожалось не духовенство как таковое, а, скорее уж, подонки в рясах. Да, случались и отдельно взятые недосмотры и отдельно взятые ошибки, то есть те неконтролируемые частности, без которых глобальная государственная политика в принципе не представляется возможной, но в основном здоровый организм просто радикально очищал себя от вредителей, в том числе и от вредителей из числа лиц, по форме относящихся к духовенству. Подлинным представителем духовенства был отнюдь не митрополит Анастасий, недвусмысленно призывавший Гитлера захватить Советский Союз, а патриарх Алексий I, который призвал, наоборот, к сопротивлению через народное единение вокруг фигуры лидера, коим и являлся Сталин. И Сталин, в отличие от большевиков ленинско-троцкистского типа, директивно вовсе не запрещал православие, а кто транслирует подобные глупости, тот или вовсе не владеет вопросом, или, так скажем мягко, материально заинтересован в данной позиции.

Можно сказать даже больше: Сталин – православный монарх. Да, именно так! Система управления, выстроенная и отлаженная Сталиным, абсолютно монархична. Это касается и вертикали власти, и авторитета лидера, и абсолютизации высшей идеи, и многого-многого другого. По сути, Сталин – император. Но не Российской, а Красной империи, которая, вообще говоря, по своему содержанию и по своему национально-этническому составу практически ничем не отличалась от Российской империи. Противопоставление Сталина православной идеологии есть осознанная и целенаправленная ложь, и чем эта ложь интенсивнее и агрессивнее, тем интенсивнее и агрессивнее либеральная работа на соответствующем участке.

Когда либералы лезут грязными лапами в вопросы православия, они затрагивают очень щепетильную и до чрезвычайности важную именно для нашего общества и для сознания нашего общества тему. Мы формировались и достигли наивысшего подъема именно как православная держава. По этой причине любые фальсификации и инсинуации на соответствующие темы можно смело воспринимать как враждебный выпад против нас, нашей истории и нашей культуры. Тут неплохо было бы совершить ответный ход, а именно акцентировать внимание на тех моментах, которые заслуживают не только всеобщего и безоговорочного общественного признания, но и, возможно, признания сакрального.

За что, в сущности, был канонизирован Великий князь Александр Ярославович Невский? За свои выдающиеся военные и дипломатические заслуги: ему удалось наладить конструктивные дипломатические отношения с Золотой Ордой и спасти русские земли от тевтонских агрессоров. Чем хуже Сталин в этом смысле? Да ничем. На самом деле даже лучше. Гитлер был куда опаснее всех тевтонских магистров вместе взятых, да и внешняя политика Сталина в Азии была не заискивающей, а решительной и хозяйской. И это только в части непосредственно самозащиты и внешней политики. А ведь при Сталине были еще и: колоссальный демографический рост, колоссальное производственно-техническое и образовательно-культурное развитие, безусловное мировое лидерство СССР к окончанию войны и так далее. Ничего похожего Александру Невскому добиться не удалось. Да, он святой, и это справедливо, но факт тот, что Сталин-то не то, что ему не уступает, а, может быть, даже многократно и превосходит. И именно по тем аспектам, по которым в свое время был канонизирован Великий князь Александр Ярославович.

Вот странно, что канонизирован, например, император Николай II, при котором, будь он хоть трижды распрекрасным человеком в быту, была изуродована, измучена, попрана и отправлена в тяжелейший нокаут еще совсем недавно величайшая страна мира. Неужели Богу угодно, чтобы нашим духовным покровителем был тот, при чьем попустительстве произошла одна из величайших социальных катастроф не только в нашей, но и в мировой истории? Верить в это категорически не хочется. Да и нет оснований в это верить, поскольку исторический опыт доказывает строго обратное. На протяжении последних как минимум 300 лет, с перебоями вроде краха Российской империи, Господь нам благоволит. Нигде в истории вы не найдете хотя бы минимально приближенного аналога столь грандиозным территориальным приобретениям, столь немыслимым научно-техническим и культурным свершениям, столь амбициозным и с успехом на практике осуществленным глобальным идеям. Не может быть у нас пораженческой идеологии. Никак. Не для того мы живем. У великой страны должны быть не менее великие герои, с необходимо вытекающей из этого неоспоримого факта героикой.

Если Русская Православная Церковь осмелится причислить Сталина к лику святых, то это ее решение будет, пожалуй, одним из самых смелых и значимых за последние много лет! И, главное, это будет очень справедливо!

Причины исламистского окраса нынешнего терроризма и наиболее продуктивный формат новейшей антитеррористической работы

Теракты и перестрелки в Европе и в США, бандформирования на российском Северном Кавказе, вооруженная опиумная активность в Афганистане – и далее распространение таковой по всему миру, глобальная организация и посредничество в торговле рабами, оружием и кокаином, полыхающий Ближний Восток, теперь вот серия терактов в Турции. Транснациональные и до зубов вооруженные структуры, мгновенно запускающие свои щупальца в любой регион Земного шара, куда им потребуется, - все они эксплуатируют только и исключительно исламские мотивы. Возникло даже такое понятие, как «исламизм», которым на сегодняшний день обозначается вся совокупность радикально-криминальных идеологем, оправдывающих организованную транснациональную преступную активность постулатами магометанской веры.

Терроризм как таковой мы сегодня ассоциируем только и исключительно с мусульманами. Но на самом деле данная сфера деятельности монополизирована псевдомусульманами (именно с приставкой «псевдо»!) совсем недавно, всего-то чуть более полувека назад. Терроризм на стадии своего зарождения как мирового социально-политического явления, то есть примерно в конце XVIII - середине XIX столетий, был по преимуществу анархистским и атеистическим. Теракты осуществляли не как сегодня - бородатые арабы и кавказцы в балаклавах, а европейцы, в основном разночинцы - причем, как правило, весьма образованные, осознанные и даже экзальтированно-утонченные, но которые по каким-то причинам не могли успешно социализироваться и проявлять свои способности на государевой службе или в коммерции.

Тогдашний терроризм – это абсолютизация атомизированной личности, ничтожной, жалкой и капризной. Сегодняшний терроризм – это абсолютизация Аллаха, подлинная воля которого ведома, разумеется, исключительно руководителям исламистских бандформирований. Терроризм в его европейском формате был, в сущности, лишен высшего идейного организующего начала, оно, это начало, было заменено капризами и прихотями отдельно взятых индивидуумов. Нынешний же терроризм абсолютно и всецело идеологичен, каждая его клеточка буквально пронизана идеологией триумфа и несомненной грядущей победы. Видимо, именно поэтому западноевропейский терроризм приказал долго жить, а исламистский терроризм не только не отмирает, но и неимоверными темпами наращивает мощь.

Понятно, что все эти псевдомусульмане на самом-то деле обслуживают интересы транснациональных банковско-биржевых и углеводородных элит, которые являются по преимуществу своему американскими и западноевропейскими. Псевдомусульмане всецело подчинены воле транснациональных элит, воле так называемого «мирового правительства». Это следует хотя бы из того очевиднейшего факта, что «фанатичные мусульмане» всегда почему-то мгновенно объявляются и активизируются в тех регионах, где много нефти и газа, и где мгновенно за этими самыми «фанатичными мусульманами» приходят «парламентаризм» и «общечеловеческие ценности». Зависимость исламизма от так называемой «мировой закулисы» очевидна, и чем дальше, тем явственнее эта очевидность. И вместе с тем, терроризм не может использовать идеологию тех, кто его кормит. Если насаждать в своих рядах «общечеловеческие ценности», «свободную любовь», «самоценность личности» и прочее подобное, то совершенно очевидно, что никакого проку на практике от такой идеологии не будет: «самоценная личность» никогда добровольно не пойдет на смерть. В условиях войны, а террористы именно воюют, постулаты магометанской идеологии, пусть и изрядно исковерканные, оказывается значительно более жизнеспособными, нежели постулаты банковско-рыночной философии потребления.

Из этого следует тот не наполняющий сердце радостью факт, что эффективно бороться с нынешним терроризмом, в его нынешнем исламистском формате, вообще вряд ли возможно. Можно отловить или перестрелять отдельно взятых террористов или их хозяев, можно авиационными и ракетно-бомбовыми ударами разнести в пух и прах террористические базы и технику, но само явление никуда не денется до тех пор, пока в наличии будет его морально-этический стержень. Исламистский терроризм, этот агрессивный и паразитический организм, неизбежно будет разрастаться и искать себе питательные соки в виде финансово-сырьевых спонсоров. Придушить этот организм имеющимися средствами, судя по всему, на сегодняшний день невозможно. Перед нами, похоже, стоит лишь задача не проиграть бой.

Вместе с тем, вряд ли нужно чрезмерно предаваться пессимизму. Разрабатываются и претворяются в жизнь, и зачастую успешно, жизнеспособные концепции, на практике приносящие весьма ощутимые результаты, хотя и пока что не свидетельствующие о победе. На сегодняшний день наиболее эффективной является, по всей видимости, евразийская модель совместной антитеррористической работы, под российской эгидой, а также при непосредственном руководстве Владимира Владимировича Путина и подотчетных ему российских оборонно-силовых структур. Нравится это кому-то или нет, но это медицинский факт, успешно апробированный и доказанный как в Сирийской пустыне, так и в северокавказских горах. Он был бы также успешно апробирован и доказан на Западе, если бы для руководств западных стран, и в том числе и для США, приоритетными были бы не гомосексуально-общечеловечные ценности, а хотя бы минимальная защищенность своих граждан.

Но, при всем нашем вселенском сознании, нам надо все же уделять внимание не заведомо бесперспективным союзническим отношениям с Западом, как бы больно ни было созерцать западное разложение, которому, как явствует из нынешней западной обстановки, суждено осуществиться через кровь и унижение собственных граждан либо подданных. Нам все же необходимо искать выгодных внешнеполитических партнеров, которые бы не упивались собственными несчастьями и не лили бы крокодиловы слезы о неизбежности и непобедимости транснационального исламистского терроризма, а решали бы имеющиеся проблемы – методично, решительно и зачастую радикально.

Путин как, безусловно, блестящий геополитик очень грамотно выбрал партнеров в сфере борьбы с исламистским терроризмом: таковыми назначены Иран, Ирак, Сирия, Китай и Индия. Путинский выбор поистине гениален.

Как известно, Иран, Ирак и Сирия – исламские страны. Да, в Сирии довольно-таки широко, по меркам арабского мира, представлены интересы православного христианства, но все же в общем и целом это исламская страна. Соответственно, на плечи означенных стран и их руководителей ложится отстаивание идей подлинного ислама (с его многочисленными течениями и толкованиями, но все же подлинного), а не того криминально-коммерческого эрзаца, которого для людей несведущих и малограмотных навязчиво пытаются выдать за подлинный ислам. А на Иране вообще лежит повышенная ответственность, поскольку еще аятолла Рухолла Мусави Хомейни объявил о том, что именно Иран является оплотом всего мирового ислама, и нынешний аятолла Али Хаменеи придерживается строго той же самой позиции.

Индия и Китай имеют самую прямую заинтересованность в конструктивной ближневосточной политике. Дело в том, что основная масса углеводородного сырья эти страны (да, собственно говоря, и большинство стран Азиатско-Тихоокеанского региона) получают именно с территорий стран Ближнего Востока, в основном из Катара и Объединенных Арабских Эмиратов. Но вряд ли дело только и исключительно в нефтегазовой заинтересованности. Все прекрасно понимают, что Китай и Индия являются наиболее во всех смыслах авторитетными странами Азиатско-Тихоокеанского региона (наряду, может быть, с Россией). Соответственно, необходимо не только денежно-финансовая и материально-техническая подпитка со стороны этих стран, но и принципиальная и открыто выражаемая идейная позиция. Индия и Китай славны не только, а может даже, и не столько, своими нынешними грандиозными экономическими успехами. Это страны блестящей культуры и философии, философии справедливости и космического порядка. Это страны, где вот уже многие тысячелетия в ранг Абсолюта возводятся ценности социальной иерархии, порядка и взаимного уважения. И эти ценности необходимо активно противопоставить ничтожной своре агрессивных ублюдков, которые, объявляя себя мусульманами, торгуют кокаином и взрывают мечети.

Казалось бы, основным партнером в деле борьбы с исламистским должна была стать Турция – как по своему местоположению, так и по своей исторической памяти. Она ведь, в конце концов, бывшая Османская империя, сильнейшая в свое время мусульманская держава, владевшая некогда практически всем Аравийским полуостровом и поддерживавшая на его территории поистине солдатский порядок. Но нет, Турции и ее руководству под формальной эгидой Эрдогана сегодня не до этого: им бы денег с нефтяных махинаций заработать, самым нелепым и унизительным образом выслужиться перед США – и при всем этом сохранить свою шкуру непопорченной. Но речь в статье все же не о довольно специфической турецкой политике, не имеющей ничего общего с державными интересами, а о борьбе с транснациональным терроризмом.

Возвращаясь к теме, необходимо отметить, что с террористами нельзя церемониться, и это, пожалуй, то немногое, в чем необходимо всецело следовать американской практике – если не осуществляемой на деле, то, по крайней мере, декларируемой. Террористов нужно сажать в тюрьмы, уничтожать физически, их счета выявлять и блокировать, их технику и укрепления разрушать, и так далее и тому подобное. Но нужно при этом понимать, что конкретно взятые (так сказать, отслеженные) террористы – это не более чем симптом крайне серьезной международной болезни, имя которой – мировой империализм (корпоративизм, солидаризм – называли и называют по-разному, суть явления остается при этом неизменной). Гомосексуалисты в стрингах, в эротических масках и на привязи, с одной стороны, и бородатые отморозки в поясах смертников и с автоматами – с другой – это, в сущности, две грани одного и того же метаявления. Просто если у гомосексуалистов нет никакой веры, кроме, пожалуй, веры в то, что гомосексуалистами должны стать все без исключения, то у бородатых отморозков вера есть, и вера лютая и фанатичная. Соответственно, ракетно-бомбовому лечению исламистской заразы должно споспешествовать лечение морально-нравственное, призванное разъяснить людям подлинную природу того, во что их заставляют поверить, делая пешками в транснациональной криминальной игре.

Людям нужна ясная и внутренне непротиворечивая система нравственных ориентиров - по большому счету, неважно, какая. Но она с неизбежностью должна быть в наличии. Люди должны понимать, что делать можно, а чего делать нельзя, за кем надо идти, а за кем идти не надо, кто друг, а кто враг. Люди должны четко осознавать, за что положено поощрение, а за что – кара, и, что также немаловажно, в каком объеме. Все эти моменты должны быть сформулированы и поданы предельно четко и ясно, то есть так, чтобы поняли все, независимо от возраста и образовательного уровня. Кто все это сделает, и сделает лучше всех, тот и выйдет победителем из мировой схватки, вне зависимости от функциональной направленности той идеологии, которая выбрана в качестве инструмента для достижения победы. Эту очевидную истину, как показывает мировая практика, на сегодняшний день в надлежащей мере понимает почему-то только исламский мир. И, к сожалению, те недобросовестные и алчные люди, которые зарабатывают на исламизме, то есть псевдоисламе, многомиллиардные (разумеется, в долларовом выражении) барыши.

Бороться с сегодняшним исламистским терроризмом возможно лишь посредством сопряжения военных мер с мерами идеолого-информационными, когда до людей доводится правда, и когда людям предлагаются альтернативные и значительно более конструктивные по своей сути морально-этические идеологемы. Все это возможно, как показала практика, только в евразийском формате, а евразийский формат немыслим без руководящей роли России. На Запад, как видно, надеяться бесполезно, да и опасно для себя самих: Запад не только сам себя спасти не в состоянии, но не может даже спасти себя при наличии помощи извне.

Организатором глобальной антитеррористической кампании должна стать опять-таки Россия – и никто более. Но нисколько не менее важную роль, уже исполнительскую, должны сыграть, да и играют, наши геополитические партнеры - Иран, Ирак, Сирия, Китай и Индия. Дай Бог, чтобы не было конфликтов и перебоев во взаимных отношениях! В братском союзе если не победим, то уж точно не будем повержены!

Почему Китай – наш друг, а США – наш враг?

Часто приходится сталкиваться с точкой зрения, что-де опасность для России сегодня исходит от Китая, а не от США. Дескать, Китай с нами граничит (как будто США – нет), и ему, Китаю, дескать, до зарезу нужен наш Дальний Восток, и он, Китай, дескать, вот-вот направит все свои вооруженные силы, дабы захватить наши пустующие пространства аж до Урала. Вот уже лет 20 как собирается. Точка зрения, надо сказать, отнюдь не маргинальна, каким бы странным это ни показалось. Она озвучивается и отстаивается, в том числе, и маститыми политологами и высшими чиновниками. Вместе с тем, данная точка зрения очевидно и всецело бредова и маразматична.

Любимый западными людьми фрейдизм в данном конкретном случае срабатывает ну просто на все 100. Например, когда великий американский политолог и политтехнолог Збигнев Бжезинский говорит об опасности для России китайской агрессии, он допускает очевиднейшую оговорку по Фрейду, потому как именно англо-саксонская, но никак не китайская, геополитическая доктрина предусматривает присвоение себе Сибири и Дальнего Востока. Ни в одной китайской книге общественно-политической направленности вы не встретите таких инициатив (во всяком случае, если авторами являются психически нормальные и не отдиссидентированные Западом во все щели китайцы), в то время как и американские, и британские политологи пишут десятки, если не сотни, книг, статей и обзоров именно на тему присвоения англо-саксонским миром «Хартлэнда», причем все это частенько пишется весьма авторитетными западными людьми.

Почему китайцам не нужен наш Дальний Восток? Ответ прост: потому, что доктрина Мао Цзэдуна и Дэна Сяопина не велит. Американские мерки тотально неприменимы к китайской политике. Американцы понимают только экстенсивное движение во все стороны, за счет физического порабощения миллионов людей и обильного вооруженного захвата ресурсосодержащих территорий. Китайцы понимают только маниакально-фанатичный труд, благодаря которому они, находясь на своей собственной территории, не влезая ни в какие геополитические и финансовые авантюры, - сообща достигают грандиозного совместного экономического успеха. Изучать и понимать китайскую модель посредством американских постулатов и клише – это все равно, что пытаться начертить пентагон, используя только и исключительно циркуль.

Да, китайцам на сегодняшний день не нужен наш Дальний Восток, каким бы странным и абсурдным это утверждение ни показалось. Китайцы великолепно понимают, что Дальний Восток практически не заселен, что там много всего залегает, что им, китайцам, уже у себя тесно, и так далее и тому подобное. Но на Дальний Восток они не полезут по двум причинам: во-первых, они в самую первую очередь развивают себя; а во-вторых, они, в отличие от западного мира, прекрасно понимают, что с таким геополитическим и геостратегическим партнером, как Россия, лучше не враждовать, а дружить. Так что никакой вооруженной агрессии со стороны Китая в ближайшие лет 100 не предвидится, а все разглагольствования о перспективах такой агрессии есть несусветная и враждебная чушь.

Более того, Китай, несмотря на наличие у него понимания того, что российская территория заселена, мягко говоря, неравномерно, - является нашим другом – насколько термин «дружба» в принципе применим к сфере внешней политики. А вот США – наш однозначный враг. Казалось бы, почему так? Ведь мы вроде как Европа, то есть ментально западная цивилизация. Все мы слушаем западную музыку, читаем западные книжки, смотрим западные фильмы, даже наша речь изобилует заимствованными у Запада (кстати, преимущественно англо-саксонского) словечками, а Азия – это только для выпендривающихся и через край утонченных интеллектуалов, Азию у нас практически никто не знает и не понимает. Но это только на первый, предельно поверхностный взгляд.

Явления развлекательной культуры у нас, благо, пока что отделены от управления массовым сознанием. Можно, скажем, от всей души веселиться над нелепыми мазохистскими выкрутасами Бивиса и Баттхеда, можно восторгаться гением Тарантино, живописующего кровавые выходки ублюдков, горы трупов и пассивный гомосексуализм, - и при этом категорически отторгать эти явления в повседневной жизни. Американцы привносят происходящее по ту сторону экрана в реальную жизнь, мы – по каким-то непонятным причинам нет. Развлекательное и убивающее время мы решительно отделяем от политического и даже от повседневно-бытового. В качестве управленческих форматов и моделей наши люди не приемлют ни Бивиса и Баттхеда, ни героев и сюжеты Тарантино.

Наше массовое сознание закодировано строго под православное христианство, англо-саксонское массовое сознание – строго под протестантство и мормонство. Несмотря на, казалось бы, единый источник, то есть учение Иисуса Христа, - это две коренным образом отличающиеся и даже враждебные друг по отношению к другу парадигмы, и история, особенно начиная с XX столетия, демонстрирует данный факт с фанатичной настойчивостью.

А с кем православному христианству дружить? С доктринальным исламом – неплохо, с неортодоксальным иудаизмом – хоть скрепя сердце, но сойдет, с индуизмом – тоже сойдет, с буддизмом – вообще здорово, с морально-этическими околорелигиозными концепциями Юго-Восточной Азии – так и вовсе лучше не придумаешь. Но ни в коем случае не с западным форматом христианства и производными от него сатанизмом, неоязычеством и псевдо-атеизмом! Несмотря на то, что и восточное, и западное христианство формально следуют Учению Иисуса Христа, - восточному христианству по пути с кем угодно, только не с западным христианством!

Что касается сущностных составляющих, то между православным христианством, с одной стороны, и, скажем, конфуцианством и даосизмом – с другой, практически не существует различий. Все эти учения оперируют категориями общего дела, взаимного уважения, взаимной поддержки, иерархии и так далее. Православие, даосизм, конфуцианство и буддизм совершенно не оперируют категориями «самоценной личности» и «половой свободы», а вот нынешний формат западного христианства – сколько угодно. Об этом практически не пишут, на этом практически не делается акцент. Случайно ли?

И нашей, и китайской стороне необходимо видеть и отчетливо понимать принципиальное сущностное сходство собственных морально-этических фундаментов. Пока оно, это сходство, будет отчетливо зримо и осязаемо, ни о каком конфликте не может быть и речи. Если же внимание будет сознательно переключено на обрядовые частности вышеуказанных учений, то вероятность выстраивания взаимоотношений в конфликтном русле увеличится, без толики преувеличения, в разы. Собственно говоря, так называемое «западничество» этого старательно и добивается, въедливо занимаясь вопросом противопоставления России как азиатскому миру, так и самой себе, то есть своей собственной природе, являющейся исторически и по своему существу отнюдь не свободно-андрогинной, а византийско-имперско-православной.

Нам сегодня нужно помнить одно: только Китай и организуемый им азиатский блок способен содействовать нашей экономической и военно-стратегической безопасности. Сегодня Китай сотоварищи - отнюдь не отсталая полуколония, а политико-экономическая глыба, недооценивать мощь и союзническую расположенность которой не только глупо, но и преступно. И любая попытка выставить дружелюбный по отношению к нам Китай агрессором происходит либо по незнанию, либо от лукавого. В то же время, США являются нашим безусловным врагом, и по отношению к этой «империи добра» нужно предусмотреть возможность, в том числе, и вооруженного воздействия – как они в отношении нас 100 лет назад. Ничего в этом такого нет, нужно просто понимать: с союзником надо дружить, а врага избегать, а уж коли полезет на рожон – без зазрения совести уничтожать.

Речь идет не только (а может, и не столько) о политико-ресурсном взаимодействии, но и о взаимодействии цивилизационном, а также о цивилизационном позиционировании правящих групп. Путин – однозначный даос и православный христианин умеренно-черносотенной направленности, Обама – стопроцентный протестано-мормон с нескрываемым налетом космополитической гомосексуальности (возможно, пассивной). Примирение традиционализма с гомосексуализмом и «толерантностью» невозможно, и мировая практика без устали доказывает это.

Россия сегодня азиатская страна, хочет она того или нет. И вынуждена быть азиатской до тех пор, пока не вспомнит о своих величайших исторических подвигах в ранге православной державы византийско-имперского типа. Отрадно верить, что все же вспомнит – во избежание нахождения, со своей-то территорией и со своей-то великой историей, на азиатских задворках – на ученической должности. Китай – друг, но ни в коем случае не ментор!

Три угрозы, от которых в свое время спас человечество Сталин и сейчас спасает Путин

Сталин – диктатор, кровавый тиран и пожиратель детей, лично расстрелявший (ну, иногда, по случаю, в соучастии с Берией) и сгноивший в системе ГУЛАГ десятки миллионов народу. Путин «крышует» жуликов и воров во всех государственных, муниципальных, а зачастую и частных структурах России, притом сам получает с этого совершенно немыслимые барыши, исчисляемые сотнями миллиардов долларов и увеличивающиеся год от года в геометрической прогрессии. Эти мантры сегодня знает каждый. Причем даже если кто-то, допустим, не хочет этого знать – все равно придется, ибо все информационное пространство сегодня выстроено строго антигосударственно-либерально, о чем не стесняются в открытую заявлять хозяева и разработчики крупнейших электронных медиа-ресурсов.

Невозможно не отметить, что «кровавый диктатор» и «безбожник» Сталин сгноил в системе ГУЛАГ значительно, и очень значительно, меньше народу, чем сгноено в тюремной системе католико-протестанто-мормонских и до зубовного скрежета свободолюбиво-общечеловечных США. Скажем, при Сталине в местах лишения свободы ежегодно отбывали наказание в среднем, если привести к усредненному знаменателю все годы сталинского правления, порядка 1,6 миллионов человек. Действительно много, но все же многим меньше, чем 2,5 миллиона в нынешних США, в этом рассаднике ракетно-бомбовой демократии. Даже с учетом численности населения выходит, что, в, скажем так, процентном отношении к общей численности населения, в США сегодня сидит значительно больше народу, чем в СССР при общепризнанном «людоеде» Сталине.

Годовой оборот лютейшей коррупции в нынешней России (разумеется, лично «крышуемой» Путиным, хоть этого до сих пор никто и не доказал) составляет, по разным данным, от 240 до 400 миллиардов долларов – столько ежегодно пропадает из бюджета непонятно куда, и непонятно на что. Цифры казались бы ужасными, если бы не практически 30-кратное превосходство по этим показателям над нами Соединенных Штатов Америки. Причем необходимо заметить, что в США легализована практика лоббирования политико-корпоративных интересов (проще говоря, взятки за принятие нужных тому или иному бизнесу законов), а также практика «откатов» и «распилов» в научно-технической и образовательной сферах, что традиционно ставится в пику России. Многомиллиардные теневые операции Путина также не найдены, найдены таковые в исполнении истого демократа Порошенко.

В чем же тогда причина такой несправедливости по отношению к нашей стране и к ее государственно-властной системе? Почему США в лице своего руководства обвиняют нас в зачастую своих же грехах, и это при том, что у США-то эти грехи выражены, как правило, в разы более рельефно и гипертрофированно?

На самом деле причина проста: Соединенным Штатам как нашему заклятому геостратегическому «партнеру» не нужна наша государственность. Вообще. А сильная – и подавно. Они и свою-то государственность ненавидят, считая ее опасной для глобалистского бизнеса, а уж нашу-то государственность – и подавно. Ну, правильно, а за что ее любить? Да и как можно? Таким количеством углеводородов располагаем – это ж сколько триллионов долларов вне непосредственного контроля, это ж сколько потенциала по захвату транснационального и трансконтинентального управленческого ресурса упущено!

Ну ладно, раньше, 10-12 лет назад, хоть соглашения о разделе продукции были (то есть фактически 2 соглашения из первоначальных 262 и сейчас остались, но это, в сущности, капля в море). Да, все равно неприятно, конечно, что не удалось для надежности раздербанить Россию на полтора десятка «суверенных» республик, но все же экономический консенсус оказался тогда более-менее приемлемым, потому как операции с российскими углеводородами все равно оказывались экстремально прибыльными. Но потом ненавидимый из-за своей несменяемости «жулик и вор» Путин эту лавочку прикрыл. Вот наши заклятые «партнеры» и пожалели, что в 90е смалодушничали – и не дали российским республикам столько суверенитета, сколько они смогли бы проглотить. Прошу обратить внимание: все это не игры и не шутки, росчерк президентского пера по дозволению либо запрету соглашений о разделе углеводородной продукции стоит западной экономике триллионы долларов, а западной политике – пропорциональной потере своего планетарно-властного господства.

Примерно та же ситуация была и во времена Сталина. Разумеется, тогда не было никаких соглашений о разделе продукции, но уже тогда были геополитические доктрины Маккиндера и Бьюкенена. Ленин пришел к власти на волне западной поддержки, и это безусловно, но он же в итоге пресек интервенцию по всем фронтам. Западный мир замер тогда в ожидании грядущего развития событий, причем западные элиты в большей мере склонялись к тому, что российской государственности пришел-таки конец. Ну, мало ли, ну выгнал немцев, французов, англичан и японцев – ну так это временно. В конце концов, государство в его имперском формате уничтожено, а Запад – голодный и злой, да еще и идейно единый, спаянный в Лигу Наций. А когда Ленин решил организовать советское государство в формате добровольного союза республик, то тут уж и сомнения отпали: коль скоро союз доброволен, то республики так же добровольно (ну, добровольно-принудительно) могут перейти в сферу империалистических интересов. Закавказье, Средняя Азия – выгоднейшие в ресурсном отношении регионы. Но не тут-то было! После смерти Ленина к фактической власти пришел Сталин, тот самый «кровавый тиран», который не допустил развала страны, возможность которого была юридически закреплена в Договоре об образовании СССР. То есть на самом-то деле ситуация была в сущности ровно той же самой, что и сейчас, при Путине. Историческая диспозиция вновь, спустя 80 лет, воспроизведена, и воспроизведена буквально точь-в-точь.

Приходится констатировать, что западная цивилизация по своей сути однородна. Да, в ее рамках есть масса течений, зачастую конфликтующих между собой, зачастую даже по форме непримиримых и враждебных, но смысл западной политики всегда одинаков: захват территорий, захват природных ресурсов, захват рынка рабов, захват инструментов банковско-финансового контроля. И, что очень важно, все это осуществляется совершенно одинаково – путем подрыва государственного авторитета, а уж как он подрывается – это как раз технологические частности. Но вот по вопросам этих самых частностей и выделяются три фундаментальных, строго западных, течения: троцкизм, фашизм и либерализм. Они никуда не делись со времени своего зарождения и оформления. Они вгрызались в нас при Сталине, вгрызаются и при Путине.

Троцкизм – это идейно-политическое течение, адепты которого прямо и открыто заявляют о своей ненависти к государству и о желании его, государство, уничтожить. Под это свое желание троцкисты организовали аж два Интернационала – Четвертый, идейным вдохновителем которого был собственно Лейба Давидович Троцкий-Бронштейн, и Пятый, идейным вдохновителем которого был аргентинский активист троцкизма Либорио Хусто. Членами данных структур, а также сочувствующими их деятельности, были и остаются десятки и сотни видных и недовольных государством как явлением интеллектуалов, причем, что крайне любопытно, практически все эти интеллектуалы – с Американского континента, а абсолютное большинство – собственно из Соединенных Штатов Америки.

В принципе идеология троцкизма была утопией, утопией пока что и остается. Политический вес троцкистов крайне невелик, их целевая аудитория – обиженные на жизнь и на начальство интеллектуалы, исповедующие индивидуалистические ценности и, может быть, желающие пооригинальничать. Могут ли эти ребята привести к власти нечто в политическом отношении жизнеспособное? Сомнительно, даже очень. Но это пока. Чем больше будет раскручиваться волна ненависти к государству, да и вообще к социальному порядку, тем в большей степени будут усиливаться позиции троцкизма и троцкистов.

При Сталине их позиции были значительно сильнее, чем сейчас, троцкисты тогда реально угрожали нашей государственной целостности и государственной безопасности. В наше время троцкисты – никто, и звать их никак, так что Путину даже нет резона что-либо противопоставлять этим пока что маргиналам. Но еще несколько лет – и резон вполне может появиться. Во всяком случае, проблему троцкизма не удалось решить проламыванием черепа Троцкому, и в скором времени троцкистская проблема рискует реанимироваться, вытянуться в полный рост и во весь голос заявить о себе. Их бы, с их идеологией социально-государственного уничтожения, желательно бы, по-хорошему, искоренить, но пока вроде как не дают повода, а у нас, как известно, идеологический плюрализм. Но вот если дадут, то и видно будет, что и как с ними делать.

Фашизм – это идеология исключительности (нации, расы, государства, какой-либо иной общности) и военизированного противопоставления себя и своей идеологии всему остальному миру. Фашизм теперь модно отделять от нацизма. В принципе, конечно, можно найти отличия между германским национал-социализмом, итальянским фашизмом и японской доктриной Кокутай. Но если выделять зерно этих течений, то оно в них абсолютно идентично и просто как три копейки – это восприятие себя как исключительных и желание непременно уничтожить всех тех, кто не принадлежит к этой самой исключительности.

Фашизм также получал подпитку из сугубо западных источников, но на этот раз не только идейно-информационных, но и финансово-промышленных (ну, кроме, разве что, японской государственной системы Кокутай). Хозяева десятков транснациональных корпораций, обильно и неприкрыто вливавших колоссальные денежные средства в германский национал-социализм и итальянский фашизм, избежали ответственности после разгрома стран «оси». Избежали совершенно: на нюрнбергской скамье не было ни Уильяма Дюранта, ни Круппов, ни Кёгелей, ни Генри Форда, ни кого-либо другого из этой благородной и влиятельной компании. Более того, соответствующие корпорации и сейчас продолжают безнаказанно и благополучно существовать, причем чем дальше, тем более благополучно, тем более политично. Именно поэтому фашизм, при декларировании централизации и национально-мировоззренческого единства, на деле является сугубо антигосударственной доктриной, подчиненной интересам корпораций-монополистов, отнюдь не заинтересованных в подлинно сильном и независимом государстве.

Сегодня фашизм уже, главным образом, не национальный и не личностно-исключительный. Нет, есть, конечно, и скинхеды, и неонацисты, и национал-анархисты, и вооруженные американские байкеры, да и вообще кого только нет. Но все же это в общем и целом маргиналы, не делающие по состоянию на сегодняшний день геополитической погоды.

Сегодняшний фашизм – по преимуществу экстремистско-религиозный. ДАИШ (ИГИЛ) ничем, в сущности, не отличается от всевозможных военных и полицейских подразделений фашистских режимов 20х-40х годов. Отличие лишь одно, и оно чисто косметическое: ДАИШ (ИГИЛ) проповедует псевдорелигиозную исключительность, а фашизм, нацизм и Кокутай – национальную, государственную, мировоззренческую и какую угодно еще. Кстати, и доктриной религиозной исключительности фашизм 20х-40х годов также не брезговал, просто не придавал первостепенного значения именно религиозной исключительности как таковой. Короче, исламистский экстремизм – это наиболее успешный на сегодняшний день формат фашизма XXI века.

Как победил фашизм Сталин – мы все с вами прекрасно знаем. Как побеждает псевдорелигиозный фашизм XXI века Путин – мы тоже наблюдаем – как на примере Сирии, так и на примере собственного Северного Кавказа. Судя по всему, фашизм бессмысленно одолевать словом, его надо ломать по хребту и через колено, и чем скорее, тем лучше. Сталин справился успешно. Путин пока вроде тоже справляется.

Ну и, наконец, самая страшная для человечества угроза – либерализм. Это всецелый и тотальный диктат мирового нефтедолларового капитала, замаскированный под «свободу личности» и «общечеловеческие ценности». Либералы категорически против государства. Ну нет, не то чтобы так-таки и против, его ликвидации они как раз-таки не хотят. Но они против правящего государства. С точки зрения либерализма, государство – это масса никчемных и практически не организованных клерков, функция которых сводится исключительно к документально-бумажному обеспечению функционирования нефтедолларового капитала, а равно к устранению всех формально-юридических препятствий на пути к расползанию политического влияния данного капитала в масштабах Земного шара.

Почему либерализм является страшнейшей угрозой? Да потому, что он под благовидной маской личностного комфорта проводит отнюдь не благовидные идеи финансово-экономического рабства, которое на практике оказывается значительно более жутким и оголтелым, чем любое сословно-кастовое рабство.

Либерализм стремится одним махом захватить все экономические, политические и информационные ресурсы и рычаги, и сама либеральная система и практика выстроены таким образом, что чаще всего у либерализма это получается. Вспомним историю 1946-1949 годов, когда гениальнейший американский финансист Бернард Барух активно продвигал идею Агентства по атомным разработкам – международной структуры, которая через американскую администрацию и через систему американских спецслужб контролировала бы повально все разработки в сфере атомной энергетики и создания ядерного оружия.

При этом нелишне было бы вспомнить о том, что три американских Президента (Вильсон, Рузвельт и Трумэн) были приведены к власти именно при активнейшей финансово-политической и информационной поддержке лично Бернарда Баруха. То есть, в сущности, все эти три Президента США были верховными клерками при нем. Финансист, контролирующий всю атомную энергетику, все ядерное вооружение на планете. Да Гитлер рядом с ним – клоп. Был бы, если бы не сталинское вето, спасшее тогда мир от господства, по сути дела, одного финансиста-самодура. Кстати, в мире только Сталин осмелился тогда противостоять наглому выпаду американского финансиста. Только Сталин заблокировал «план Баруха», тем самым обезопасив мир от, скорее всего, апокалипсических последствий американского либерализма.

Сталинская экономическая и государственная модель победила модель либерально-империалистическую. Победила как за счет эффективного и централизованного планово-хозяйственного управления, так и за счет политической решимости лично Сталина.

Что же касается Путина, то он войну с либерализмом пока проигрывает. Пусть и не вчистую, пусть и не нокаутом, а по очкам, но все-таки пока проигрывает, и проигрывает заметно. И об этом наглядно свидетельствует наличие сугубо либерального экономического блока в нашем Правительстве.

Пока Путин вынужден противопоставлять либерализму кооперирование с блоком стран АТР, формат ЕАЭС и активную российскую внешнюю политику, но все-таки этого явно недостаточно для победы в бою со столь мощным чудищем, коим является либерализм. Судя по всему, эффективно бороться с либерализмом можно либо в формате сталинской модели, либо в формате нынешней китайской модели (второе, наверное, было бы предпочтительнее).

А для того, чтобы хотя бы приступить к антилиберализации, необходима, в первую очередь, «чистка» экономического блока – с последующим выстраиванием отечественной суверенной экономики. Задача, по всей видимости, крайне непростая, особенно с учетом того, что и наши люди не горят желанием оказывать в этом вопросе содействие Президенту – посредством по-китайски адского производительного труда. Так что решение вопроса победы над третьим злом, либерализмом, пока что отложено на неопределенный срок. Но и выстаивать под мощными либеральными ударами пока что тоже получается, и относительно безболезненно. Хочется верить, что и будет получаться – до тех пор, пока не будет найдено и применено эффективное противоядие.

Необходимо понимать, что все три указанные выше угрозы касаются не только нас, но и всего мира, всего человечества. Троцкизм в открытую заявляет о мировой антигосударственной революции, фашизм – о мировом военно-полицейско-террористическом господстве (между строк - в интересах промышленно-производственных корпораций), либерализм – о глобализации, то есть тоже, по сути дела, о мировом господстве, но финансово-монетаристском. Объект воздействия всех трех течений – весь, без исключения, мир. А защищать мир от этих угроз приходилось, приходится и будет приходиться нам, и только нам. Почему? Да по факту евразийского местоположения и по факту наличия изобилующего количества минеральных ресурсов, до которых охочи хозяева каждой из этих трех идейно-политических парадигм, выступающих на деле лишь орудиями западной цивилизации в ее постмодернистском формате.

Что нам для этого нужно сделать? Да, в первую очередь, то, чего так боятся представители вышеназванных трех течений, эти любители ловли рыбы в мутной воде, - нам нужны вертикаль власти, тотально подчиняющая себе интересы бизнеса, эффективная правоохранительная система и сильная армия. Это фундамент эффективного сопротивления, все остальное – отрихтовываемые частности и детали. Пока что держимся в меру уверенно. За последние три года только санкциями, Украиной и Олимпиадой нам слегка подгадили. Это практически ничего.

Вот уже в течение более 60 лет мировой формат выстроен до примитивизма просто. Есть сила (в лице США и мировой банковско-финансово-углеводородной олигархии), настроенная на сокрушение государственности как таковой, а следовательно - и на размазывание по стенке личности как таковой, и есть сила (в лице РФ и Владимира Путина), настроенная на сохранение государственности и личностной ценности, которая на самом-то деле немыслима вне феномена государственности и вне государственной защиты и опеки. Разрушительная сила (так же, как и во времена Сталина) представляет собой трехглавого змия, и головы его – так же, как и раньше, - троцкизм, фашизм и либерализм. Но сила эта едина.

Путин противостоит этой разрушительной силе в лице трех ее угроз-проявлений не потому, что он весь из себя такой замечательный, равно как и Сталин противостоял не потому, что он гениальный лидер или «кровавый тиран», а просто и банально потому, что без противостояния этой самой разрушительной силе нам конец. Тогда стране без Сталина был бы конец, и после его смерти, а может, и гибели, этот самый конец и наступал – хоть относительно медленно, но неминуемо. Сейчас без Путина или лидера типа Путина нашей стране конец. И выразится этот наш исторический конец не в головорезах на улицах российских городов и не в том, что Президентом России будет избрана какая-нибудь Хиллари Клинтон или какая-нибудь негритянка-демократка, а в безоговорочной победе на нашей пока еще суверенной территории одной из трех вышеуказанных идеологий-угроз и в безоговорочной капитуляции идеологии государственности.

В общем, история повторяется, и повторяется практически всецело. А это означает только то, что на Путине сегодня лежит отнюдь не меньшая ответственность, чем та, которая лежала в свое время на Сталине. В том числе, и этого также нельзя исключать, и в вопросе решительности применяемых мер.

Как сделать Россию величайшей спортивной державой?

В связи со скандальными предолимпийскими событиями решил написать заметку о том, что необходимо для спортивного лидерства той или иной страны. Подчеркну, что в предлагаемой вашему вниманию заметке не решено ни одной мировой проблемы, как то: «как сделать спорт честным?», «как победить допинг?» и прочее подобное. Речь – только и исключительно о технологиях спортивного лидерства.

В первую очередь, необходимо очень хорошо понимать два фундаментальных момента: первый – спорт – это политика и система специализированных технологий, никаким здоровьем там и не пахнет; второй – никакого честного и чистого спорта нет и быть не может, начиная примерно с 1960х годов. Постараюсь пояснить.

Что вообще такое здоровье? Здоровье – это нормальное и бесперебойное функционирование организма – всего целиком и отдельных его составных частей. Можем ли мы назвать здоровыми тех людей, которые сидят на пилюлях и инъекциях и регулярно лечатся от травм, сахарного диабета и прочего подобного? На мой взгляд, конечно же, нет. Здоровье – это сон по 6-8 часов в сутки, это прогулки на свежем воздухе по 40-60 минут ежесуточно, это минимум негативных эмоций и максимум позитивных, это правильное питание, это в лучшем случае дополнительная физическая нагрузка в виде зарядки. Если вы посмотрите биографии и интервью долгожителей, то увидите, что практически все они в один голос рекомендовали и рекомендуют примерно одно и то же, в то время как средняя продолжительность жизни спортсменов мирового уровня немногим превышает 40-летнюю планку, а многие умирают и в 20-25 лет. Итак, спорт – это не здоровье, а система технологий по выжиманию максимума из своей физиологии.

Теперь про спортивную честность и чистоту… Говорю абсолютно и всецело уверенно: на планете (по крайней мере, на нашей) нет ни одного человека, способного выполнить мастера спорта международного класса (неважно, по какому виду) без применения запрещенных препаратов (кто не в курсе: в большинстве олимпийских видов данный норматив соответствует примерно топ-4 – топ-5 на Олимпиаде). Это физически невозможно не простимулированному человеческому организму. В то же самое время, людей, выполняющих этот норматив, в мире сотни тысяч. То есть из этих сотен тысяч человек любого при желании можно «раскрутить» и довести до любого конкурентного уровня, а можно подбить на взлете, а то и вовсе не позволить взлететь. Просто кого-то казнят, а кого-то милуют, вот и все. Спортсмены – не более чем инструменты в политической борьбе за медали. Как у столяра инструменты – резец, рубанок и прочее подобное.

Что же из всего этого следует? Очевидно, то, что для победы при многосоттысячной требуется больше пускать своих и больше блокировать чужих. Нужно понимать, что спорт – это война минус убийство, как говаривал старина Оруэлл. А что нужно для того, чтобы эффективно воевать? Очевидно, иметь в руках самое эффективное оружие и держать самые выгодные позиции. В частности, в Международном олимпийском комитете. А что нужно для того, чтобы занять эти позиции в Международном олимпийском комитете? Ну, с учетом того, что это международная организация, то для силы в ней, очевидно, нужно, чтобы соответствующая страна имела соответствующий вес на международной арене. А что нужно для веса на международной арене? Очевидно, что нужна сила. А как стать сильным? Очевидно, нужно поставить в зависимость от себя весь мир или, по крайней мере, большую его часть. А что нужно для такой зависимости? Полагаю, что необходим высочайший военный и производственно-технологический уровень. А что нужно для такого уровня? В первую очередь, эффективное управление, способное организовать под своим началом миллионы людей для достижения соответствующих результатов.

Высшие спортивные достижения немыслимы без высших достижений в политико-экономической сфере. Более того, спорт – лишь одно из многочисленных проявлений этой сферы. Золотую олимпийскую медаль способны получить если не сотни тысяч, то десятки тысяч – уж точно, но пускают тысячи, а получают – десятки. И не из-за того, что какой-то спортсмен поленился или тренер, дурак, недоработал (хотя и это порой бывает), а, в первую очередь, из-за специфически выстроенного спортивного сита. Так вот для выстраивания этого самого сита в конструктивном для страны русле нужна диктатура. Неважно, бюрократическая, идеологическая или денежная. И неважно, как это выглядит и что это по сути: диктатура Третьего Рейха, СССР или США. Сам факт диктатуры, ставящей в зависимость от себя весь мир, необходим для выхода на первые позиции в спорте. Это не плохо и не хорошо, это просто так, и никуда нам от этого не деться.

Глобалистское мракобесие – на суд православной элиты!

В настоящее время противоречия и конфликты между глобалистским экуменизмом и православной моралью усиливаются и нарастают как снежный ком. Они, безусловно, тщательно заретушевываются, тщательно вуалируются, и узнать о них можно, только если пристально наблюдать за их фундаментальным мировоззренческим противостоянием, уже давным-давно принявшим планетарный масштаб. Но как ни вуалируй, сами противоречия и конфликты от этого не исчезают, а, напротив, только укрепляются.

Глобализм, со своим мировоззрением, со своими категориями и посредством своих элит, запускает свои грязные лапы, в том числе, и в православную мораль, причем делает это де-факто безнаказанно. На мировом (так сказать, стратегическом) уровне – да, идут вроде бы корректные и сдержанные обсуждения, никто никому не хамит. А вот на информационном уровне, якобы предназначенном для свободных высказываний своего мнения, идет целенаправленная и бескомпромиссная война на гнобление и уничтожение, причем идет она практически только и исключительно со стороны глобалистского лагеря.

Надо отдать либералам должное: в последнее время что-то не слышно про «пьяных попов на «Мерседесах» и прочее подобное. Точнее, не слышно на всю страну, в блогах и на Ютубе продолжают раздувать эту мерзость, заботливо выискивая единицы действительно дискредитирующих примеров, но чаще – просто вбрасывая в Сеть огульную ложь и клевету. Но массированной пропаганды с эксплуатацией данных мотивов – да, уже практически нет. Ну, вот, например, относительно новый тренд – просто тупое и инфантильное паясничанье, вообще без какой-либо предметной аргументации, даже лживой. Из того, что попалось на глаза за последние дни и зацепило: на днях известный либеральный блогер Варламов «предложил» отдать под церковь телебашню, причем максимально роскошную и по-европейски нелепую, с точки зрения архитектуры. Дескать, все это - такая же развлекуха, а бабла-де все равно попилите, ну и далее стандартно по тексту – собственно, в комментариях к данному «предложению» это все, разумеется, было со всей полнотой и эмоциональностью разъяснено.

Нужно ли Русской Православной Церкви проглатывать все эти мерзости? Применим ли в данном случае и в данном контексте принцип обращения к ударяющему другой своей щеки? Очевидно, что все же нет. Во-первых, речь идет не о мести, не об отплачивании злому человеку тем же, а о сохранении своей морально-педагогически-социальной репутации; и во-вторых, Церковь призвана сообщать людям подлинные морально-этические ценности – так почему бы и не заявить во всеуслышание о подноготной антицерковной пропаганды, то есть об альтернативных ценностях?

Для этого, безусловно, нужны информационные ресурсы – телевизионные, печатные, интернетовские. Причем упор нужно делать на электронные СМИ. Ну, скажем, создать канал на телевидении или в Интернете, привлечь к просмотру этого канала значительную аудиторию – и на этом канале начать предметно изобличать либеральную ложь и последовательно отстаивать свою позицию. В принципе нечто подобное делается и сейчас, просто отстаивание православно-патриотической позиции на сегодняшний день по степени интенсивности даже близко несравнимо с интенсивностью тех фекально-зловонных потоков, которые то и дело на эту позицию брызжут из самых разных щелей. Как вариант, можно организовать передачу, на которую бы приглашались соответствующие лживые либералы (желательно брешущие наиболее громко и резонансно), и им бы задавались предметные и конкретные вопросы по факту их публичной лжи, с требованиями – альтернативно: либо максимально подробных и предметно-фактических пояснений, либо публичных извинений. Причем «милых шуток», типа варламовских, это касается абсолютно в той же мере. Скажем, пояснить цели и функциональную ориентированность «юморка».

Разумеется, данную работу должны выполнять интеллектуалы – и обязательно принадлежащие к православной вере, то есть представители интеллектуальной православной элиты. Интеллектуалы, призванные на защиту православной веры от всевозможной либерально-глобалистско-экуменистической погани, должны располагать информацией, уметь мгновенно ее обрабатывать, не стесняться говорить людям правду и публично гвоздить вражеских идейных диверсантов. Но это, повторюсь, должны делать исключительно православные – по тем вопросам, по которым на них и на их веру льется грязь.

Православие как религиозная и морально-этическая концепция должно уметь за себя постоять. Да и кому ж еще это сделать, как не русским православным людям? Тем более, что на них сегодня лежит громадная социально-политическая ответственность: защищая православную репутацию, они защищают системообразующую русскую веру, а равно православие как таковое, ведь именно Русская Православная Церковь представляет интересы доброй половины православных по всему миру. С дискредитацией нашей веры уничтожается православие как таковое, а это значит, что России уже больше нет на пути у глобалистов – остаются только индусы (альтернатива довольно спорная) и китайцы, с их многовековыми морально-этическими концепциями. А нас после такого разгрома можно будет смело выкидывать на помойку. Нужно ли нам это? Ну, наверное, все же нет, не нужно.

Можно резонно поинтересоваться: а почему только православные элиты? Почему не исламские? Ведь не меньше грязи выливается и на ислам. Да и нашей Конституцией официально предусмотрена полирелигиозность. Да и ислам не меньше, а то и больше, отстаивает интересы семьи, порядка и патриархальности, хоть зачастую и в довольно-таки специфической и суровой форме. Все это так. Но: во-первых, Россия – все же оплот православия, а не ислама (так уж исторически сложилось), а во-вторых, в Исламской Республике Иран есть факихи, которые весьма успешно занимаются оказанием отпора либерал-глобализму, и занимаются этим, надо сказать, намного успешнее нашего духовенства.

Нам же нужно думать о защите нашей веры и основанных на ней идеалов патриархальности и государственности. Мерзость и гнусные хихиканья – это то, что конструктивно предназначено для уничтожения этих идеалов через скрепляющую их веру, через те морально-этические нормы, которые эта вера доводит до наших людей.

Но понять необходимо главное: Россия, ее мощь и целостность немыслимы без православия и православной культуры. Это есть факт. Нравится он кому-то или нет, но веками формировалось именно так. Даже, казалось бы, советский «Моральный кодекс строителя коммунизма» абсолютно православен по своей сути. Ну, никуда от этого не деться, даже атеисты у нас православные. Альтернатива – раскол России сначала по Уралу, а затем ее дальнейшее расползание на многочисленные «княжества». Мы будем какой-нибудь «Московией» - кстати, с минимумом необходимых для жизни ресурсов. Собственно говоря, именно такой «веселой» альтернативы и добиваются ребята, стоящие за напоказ истерически-шумными хихиканьями и гадостями в адрес православной веры, ее носителей и ее защитников. У любого действия всегда есть причина, а уж целенаправленный информационный прессинг и подавно беспричинным быть не может. Надо просто видеть эту самую причину, а для этого до людей необходимо доводить информацию, максимально полную, многогранную и многоаспектную, и доводить ясно и наглядно, чтоб гниль глобалистская видная была.

Информационная работа – это то, чем надо заниматься. Хоть тресни. Этим не надо пренебрегать, а уж тем более этого не надо стыдиться. Если на тебя льют потоки лжи, клеветы, оскорблений и прочей тошнотворной мерзости, - совершенно логично парировать данные выпады корректными и спокойными публичными указаниями на то, в чем состоит ложь, что собой представляет лгущий, кто за ним стоит и, если есть такая информация, кто, зачем и через какие схемы ему платит. На сегодняшний день это должно стать именно православной миссией, потому что именно православие сегодня, и в особенности русское православие, – сторона, оскорбленная и поруганная сволочью и нечистью.

Желательно закрепить соответствующую возможность православных элит на уровне федерального законодательства, раз для кого-то до сих пор это остается непонятным. Тогда уж опасность для «духовных скреп», как выразился Путин, станет наглядной, очевидной и понятной всем.

Есть ли русофобия? (Рассуждения о беседе Анатолия Степанова с Бояном Крстуловичем в «Хрониках Царьграда»)

На сайте «Русской народной линии», в разделе «видеоматериалы», опубликована видео-беседа Анатолия Степанова, стоящего на черносотенно-патриотической позиции, с Бояном Крстуловичем, представителем и «адвокатом» западной доктрины в отношении России. Беседа, если так в принципе можно обозначить данное ментально-интеллектуальное изнасилование Крстуловича (причем не только Степановым, но и под занавес – ведущим), выдалась довольно любопытной.

Позиция Анатолия Степанова сильна просто по факту. Никакой адекватный, грамотный и непроплаченный Западом человек не будет отрицать факт наличия русофобии. Да, были и Сигизмунд фон Герберштейн, Генрих фон Штаден и Астольф де Кюстин, упомянутые Степановым, но были и десятки других западных и, что самое прискорбное, русских (точнее, русскоговорящих) авторов, настойчиво и последовательно проводящих идеологию русофобии. Чтобы обосновать эту позицию, этих авторов и их клише достаточно всего лишь озвучить, в то время как никаких адекватных возражений на позицию Степанова не может быть, и не может быть просто фактологически. Оттого, собственно говоря, и заикание у оппонента Анатолия Степанова, Бояна Крстуловича, которому в эфире выпала столь идиотская и заведомо обреченная на поражение адвокатская роль.

Любопытно и нелишне отметить мощь художественно-публицистического слова, в том числе и в деле русофобской пропаганды. Буквально на днях, идя на работу, слышал откуда-то из кустов пьяные крики какого-то дипломированного экономиста (по крайней мере, так он представлялся своим не менее пьяным собеседникам) о том, что мы воруем, ходим в лаптях, ездим на телегах, ну и прочее подобное. Были ли лапти на этом не вполне адекватном экономисте – сказать не могу, ввиду того, что обсуждающие интеллигентно заныкались далеко в кусты, и разглядеть хоть кого-либо из них не представлялось возможным. Тем более, не могу сказать, ворует ли кто-то из них, и ездит ли кто-либо из них на телеге, и сколько раз на дню. Но факт тот, что ни одного своего слова эти пьяные «радетели» не сказали – все только и исключительно западная пропаганда, концентрированно поданная в свое время Кюстином. И, что самое интересное, озвучиваемая до сих пор, практически в ее двухсотлетнем виде. Даже клише не удосужились видоизменить, за столько-то столетий. Но мы отвлеклись, вернемся к видео-диалогу…

Далее по ходу видео-диалога интересно было наблюдать, как прямо на глазах «сливается» адвокат западной доктрины в отношении России. Очень быстро он признал, что – да, такое явление, как ненависть к России, в принципе было, но когда-то, не сейчас. После приведения очевидных аргументов по ПРО и по агрессивной информационной западной политике Крстулович мгновенно признал, что ненависть к России есть и сейчас, но… Во-первых, это-де не боязнь («фобия»), а именно ненависть, а во-вторых, это-де касается не Запада в целом, а только его элит, причем только и исключительно каких-то эфемерных недобросовестных их представителей. Причем, что забавно, на эти сентенции даже возражений не понадобилось – сам Крстулович вслед за этим судорожно поторопился заявить, что размеры России действительно вызывают опасения, разумеется, резонно напомнив своим лепетом Анатолию Степанову афоризмы нашего великого государя-строителя Александра III. А в финале Крстулович де-факто признал (прошу заметить: сам, при минимальной, но, как оказалось, убийственной аргументации со стороны Анатолия Степанова) и ненависть западного общества к России, при этом «аргументировал» это по-детски наивно, в духе «а вы на себя посмотрите».

Хотелось бы также отметить возмутительное незнание Крстуловичем русской истории… Немецкому журналисту Крстуловичу, наверное, простительно не знать каких-то широко известных для нас фактов. В конце концов, даже блестящий русский интеллектуал не обязан знать историю той же Германии или, скажем, упомянутого в видео-беседе Лесото. Но если идешь на передачу – уважай авторов, оппонента и аудиторию – и подготовься. Хотя бы по тем вопросам, которые намерен затронуть. Ну, нельзя упоминать Турцию применительно к «российской агрессии»! Категорически! Если, по крайней мере, не хочешь выглядеть странновато. А Крстулович упомянул и даже, похоже, не понял, в чем состояла странность. Ну, хочется надеяться, что какую-нибудь адекватную книжку по русской истории он все же на досуге прочитает.

Про «русские хорошие, это Путин у вас плохой» и говорить не хочется. Но рассматривать – так рассматривать. До конца, по всем пунктам, тыкая пальцем даже в очевидные русофобские и «нерусофобские» нелепицы. Крстуловичу как гражданину другой страны, может быть и на фиг не нужна лапотная Россия, с пьяными мужиками в ушанках и с медведями в обнимку. Это выбор Крстуловича как гражданина его страны, и это нормально. Это если речь идет об уровне обывательского восприятия. Но вот Крстуловичу-журналисту неплохо было бы ознакомиться с мнением наших людей (во всяком случае, подавляющего их большинства) о Путине. Путин и русский народ едины. Если Путин плохой, то, уж будь любезен, выстраивай ложь таким образом, что и русский народ плохой. Но если русский народ хорош, то и Путин во вранье должен неминуемо быть хорошим. В противном случае очень легко припереть к стенке результатами опросов и выборов, которые признаны всеми официальными организациями в мире, кроме наших «болотных» либерастов, которые по причине их дикости, малочисленности и маргинальности не в счет.

Ну, и, конечно, фееричный финал видео-обсуждения, когда на лепет Крстуловича о том, что Россия-де должна посыпать голову пеплом, - уже ведущий уверенно и резонно ответствовал, что силу и самостоятельность всегда не любят просто по факту.

Похоже, что выбор у нынешних русофобов, а равно «нерусофобов», невелик: либо кидаться на вменяемых людей, кусать их, тем самым показывая свое буйство и дальше, либо трясущимся голоском (вот как у Бояна Крстуловича) лепетать и оправдываться, что-де никакой русофобии нет, это «просто критика», это просто «вы не так поняли». При всей безусловно качественной общественно-политической подготовке Анатолия Степанова, его победа в этом обсуждении была заведомой – просто по причине изначально сильной собственной позиции, а также по причине восхитительно слабой подготовки оппонента.

Ну, а мы от всей души скажем «спасибо» глобальной информационной сети под названием «Интернет», которая изначально планировалась как сугубо глобалистский и антирусский проект, и которая теперь, против воли ее творцов, дает массу возможностей и резонов вскрыть изъяны и нелепицы русофобской пропаганды. Хочется верить, что со всеми названными Анатолием Степановым агрессивно-антирусскими персонажами и их творениями пытливый зритель и пытливый читатель с удовольствием ознакомится хотя бы в Сети – просто за неимением какой-либо преподнесенной информационной пищи со стороны «нерусофоба» Крстуловича.

>

Новости
30.04.2017

Поздравляем победителей!

Состоялось подведение итогов 14-го Открытого Евразийского конкурса на лучший художественный перевод (Eurasian Open 2017)
25.04.2017

Большой творческий субботник «Весенний сад. Пушкину»

29 апреля в Усадебном саду музея А.С. Пушкина на Пречистенке появятся новые дизайнерские цветники.
25.04.2017

«Великолепная семерка» премии «Лицей»

выберет лучших молодых писателей
19.04.2017

Две тысячи молодых авторов претендуют на премию «Лицей»

Короткий список из 20 произведений будет объявлен 16 мая

Все новости

Книга недели
Справедливости ради

Справедливости ради

Валерий Казаков. Чёрный кот. Минск: Харвест, 2016. 256 с., 2000 экз.

В следующих номерах

Ты один поддержка и опора

Открываем в редакции «ЛГ», как и обещали («Иностранный как русский», «ЛГ», № 39), Опорный пункт охра­ны русского языка (ОПОРЯ).
Колумнисты ЛГ
Макаров Анатолий

Краски праздников

Всё ближе уже столетний юбилей революции.

Воеводина Татьяна

Человек с фонариком

Открыла учебник истории, что рекомендовали дочке для подготовки к ЕГЭ, и… погруз...