16 октября Понедельник

55-летие отмечает Дмитрий Хворостовский, российский оперный певец (баритон), народный артист России

17 октября Вторник

100 лет назад родился Яков Павлов, советский военный, герой Сталинградской битвы

18 октября Среда

170 лет назад родился Александр Лодыгин, русский электротехник, создатель лампы накаливания

19 октября Четверг

Всероссийский день лицеиста. 19 октября (по старому стилю) 1811 года открылся Императорский Царскосельский лицей

20 октября Пятница

90 лет назад родился Игорь Горбачев (ум. 2003), российский актер театра и кино, режиссер, педагог, народный артист СССР

21 октября Суббота

Круглую дату отмечает Елена Санаева, актриса театра и кино, заслуженная артистка РСФСР

22 октября Воскресенье

В России литературный праздник «Белые журавли», основанный Расулом Гамзатовым. В этот день принято почитать павших в военных сражениях.

Сегодня 21 октября 2017 года: Круглую дату отмечает Елена Санаева, актриса театра и кино, заслуженная артистка РСФСР

Поток Сознания

Нью-Малороссия: к худу или к добру?

18 июля 2017 года глава ДНР Александр Захарченко заявил о необходимости переименования Украины в Малороссию. Получается в принципе все то же самое, но со столицей в Донецке, с флагом Богдана Хмельницкого (это, если кто не в курсе, такой аляпистый флаг с католическим крестом, мусульманским месяцем и восемью шестиконечными звездами) – и при декларативном отрицании украинского фашизма. В общем, типа как за все старое и доброе – против всего нового и злого. При этом, разумеется, Малороссия не должна быть частью России – ее, понятное дело, надо выродить «суверенной». Идею создания Малороссии не одобрили на высшем уровне в ЛНР, не сочтя данную затею за «нечто, требующее внимания». Закономерное возмущение вызвала означенная задумка в ЕС. Зато вот Помощник Президента РФ Владислав Сурков высказался в поддержку идеи Захарченко, но высказался в присущей именно и сугубо Владиславу Юрьевичу изворотливо-критической форме: «Весь этот «хайп» по поводу воображаемого государства Малороссия в целом полезен. Главное здесь то, что Донбасс воюет не за отделение от Украины, а за ее целостность. За всю Украину, а не за ее часть. То есть на Украине идет гражданская война между людьми, которые по-разному видят будущее своей страны». Наверное, всем (или, по крайней мере, большинству) очевидно, что Захарченко – не того калибра вождь, чтобы претворить в жизнь столь амбициозный проект, поэтому и заострять внимание на управленческих талантах Александра Владимировича, а равно на перспективах проявления сих талантов, - вряд ли стоит. Порассуждаем-ка лучше об истории и о символике.

Что такое Малороссия? Какие территории она в себя исторически включала? С каких пор вообще началась история Малороссии? На просторах интернета можно выискать информацию, что Малороссией, или Малой Русью, некие византийские хронисты еще XIV века называли Галицко-Волынское княжество. Насколько это правдиво – трудно сказать. Во всяком случае, более подробной информации о тех самых византийских хронистах, а равно об их трудах, найти почему-то не удается, даже при длительных и усиленных поисках. Но предположим, что так оно и было. Зато вот широко и достоверно известно, что с 1654 года русский царь Алексей Михайлович Романов (Тишайший) официально, на уровне должности, стал именоваться «Царем Всея Великия и Малыя Руси» (предельно краткое наименование полного звания русского царя на тот момент), и вот уже об этом написано в работах всем известных историков – Соловьева, Ключевского и, конечно же, укронацистского исторического гения Грушевского. Таким образом, исторически Малороссия – это, по сути дела, «Гетманщина», которая по Переяславскому договору 1654 году отошла к России. «Гетманщина», в свою очередь, включала в себя Приднестровье, а также Киевскую, Черниговскую, Запорожскую и Гомельскую области. Вот это-то и есть историческая Малороссия, а все остальное – подтасовки, инсинуации и притягивание за уши.

Донецк же существует с 1869 года, да и то до 1924 года – под названием «Юзовка», так как этот город основал британский промышленник Джон Юз – строго для своих металлургических заводов. Уже хотя бы поэтому никаким духовно-цивилизационным центром Донецк (по крайней мере, на протяжении нашей писаной истории) быть никак не может. Исторически это не оплот Русского Мира, а оплот британского промышленного капитала (да и то оплот, надо сказать, весьма хиленький), и от этого нам, нашей исторической памяти, деваться некуда.

Да и сейчас, чего греха таить, ДНР – отнюдь не Русский Мир. Известно (хоть и по понятным причинам об этом лишний раз не трезвонят, особенно в наших лизоблюдских «ура-патриотических» СМИ), что тот же самый Александр Захарченко был директором ООО «Торговый дом «Континент»», входивший в состав бизнес-империи Рината Ахметова. Ахметов же, в свою очередь, - сугубо британский человек – как финансово, так и ментально. Известно, в частности, что одним из самых дорогостоящих жилых домов на планете является именно дом Рината Ахметова на берегу лондонской реки Темзы. Захарченко же, как изложено чуть выше, долгое время благополучно занимался бизнесом бок-о-бок с Ахметовым, а потом вдруг раз – и стал «малороссийским патриотом». «Совпадение», конечно же. «Совпадениям» вообще несть числа.

Но почему же Малая Русь (Малороссия) – «Малая»? На этот вопрос блестяще ответил выдающийся интеллектуал и политический публицист Анатолий Вассерман: мала она не по территории и, уж тем паче, не по своей исторической роли (историческая роль Малороссии как раз-таки огромна), а «мала» она символически – как некое малое зерно, семя, из которого потом вырастает гигантский и жизнеспособный организм. Это действительно так. Наша цивилизация и наша государственность получили свое начало именно в Малороссии. Сперва Владимир Красно Солнышко крестил Киев и подчинил своей воле Херсонес Таврический (нынешний Севастополь), а уж потом через своих людей Добрыню и Путяту крестил и Новгород. И вот именно с этого-то периода и началось центростремительное, пусть потом и на века прерванное, движение русской государственности – с двух фронтов: сперва южного, а затем и с северного. Посему-то «суверенная Малороссия» - органический и ментальный маразм, выдающий в Александре Захарченко британского диверсанта и пакостника исподтишка. Малороссия никак не может быть «суверенной». Она не может быть и «украинской». Она может быть только русской – и больше никакой. Иначе это уже не Малороссия, а англо-американская «Юзовка» - в лучшем случае.

Теперь относительно символики… Хоругвь Богдана Хмельницкого, которая столь приглянулась новоиспеченному «малороссийскому патриоту» Александру Захарченко, - это католико-исламски-иудейская эклектика: католический крест, мусульманский месяц, иудейские шестиконечные звезды в неслучайном количестве восьми штук (очевидно, с прозрачным намеком на восьмиконечные звезды - как на арабском Востоке, так и в христианском мире). Почему-то на мультикультурном знамени Богдана нашего Хмельницкого не было ни православного креста, ни двуглавого орла. Можно снова списать на очередное по счету дцатое «совпадение», но вообще-то, если говорить серьезно, то никаких «совпадений» в вопросах символики не бывает и быть не может просто по определению. Цель символов – побудительно воздействовать на психику посредством определенного ассоциативного ряда. Так вот в ассоциативном ряду, заданном в свое время Богданом нашим Хмельницким, нет места Русскому Миру, а есть желание комфортно побыть и под униатами, и под каббалистами, и под мусульманами – но под протекторатом могущественной на то время православной России.

Был такой прекрасный отечественный историк – Николай Ульянов. В своей главной работе «Происхождение украинского сепаратизма» он подробнейшим образом и с обильным представлением документально-доказательной базы расписал, что Хмельницкий якшался и с русским царем, и с турками – лишь бы против Речи Посполитой, при этом и с местными униатами предпочитал не ссориться. Так что Россия для Богдана нашего Хмельницкого была отнюдь не Русским Миром (если изъясняться нашей новейшей терминологией – в ее применении к веку XVII), а средством обеспечения собственных властных амбиций.

Ну, а Александр Захарченко – либо сам матерый каббалист, что вряд ли, если судить по его интеллектуальному уровню и исключительному речевому «совершенству», либо в штабе ДНР окопались матерые каббалисты – и советуют Александру Владимировичу, как и что ему говорить и выбирать в вопросах символики. Последнее на самом деле очень даже вероятно – особенно с учетом того, насколько активно и деятельно новороссийской тематикой увлекается великий современный фашистский философ Александр Гельевич Дугин. Снова «совпадения», это понятно, это даже не обсуждается. Но, как бы то ни было, символика Хмельницкого – в любом случае совсем не к добру, особливо в теперешних реалиях.

Если вы реально Русский Мир – так начинайте хотя бы транслировать русские имперские символы: православный крест, хеттского двуглавого орла, черно-желто-белый триколор и Большой Герб Российской Империи. А пока что вы – просто фашиствующие оккультные маргиналы, не имеющие ничего общего с Русским Миром, но прикрывающие свою фашистскую сущность «малороссийским патриотизмом» - разумеется, «суверенным». Кстати говоря, «суверенным» настолько, что флаг конфедеративной Новороссии до боли напоминает флаг Конфедеративных Штатов Америки. Впрочем, мы, кажется, опять нарвались на «совпадения», которые надо бы быстренько проскочить, дабы лишний раз не нервировать конспирологофобов.

Очень хочется верить, что озвученный проект Захарченко под кодовым названием «Малороссия» есть не более чем привлечение к себе нездорового внимания. А еще больше хочется верить в то, что Кремль наконец-таки поймет, что цивилизационно России без Малороссии действительно нет и быть не может. Само собой, со всеми необходимыми действиями, вытекающими из такого понимания.

Церковь и блогосфера

Вот уже практически год продолжается информационное бурление по поводу высосанного из пальца дела Руслана Соколовского. Приговор огласили, все угомонились, страсти улеглись, но расходиться не хочется: шоу должно продолжаться, и даже если уже в принципе нечего продолжать – надо нечто такое придумать и вбросить в сетевое пространство, чтоб не забывали. Вот, в частности, на днях стало известно, что Руслан Соколовский признан экстремистом и перешел на биткоины. Что такое биткоины – мало кто знает, кто такие экстремисты – в принципе тоже населению не особо известно. Зато снова всплыло имя Руслана Соколовского – с неизбежным напоминанием о том, что он ловил Покемонов в Храме-на-Крови (об этом, по всей видимости, критически важно напоминать). Некоторое время назад Руслан Соколовский получил «галочку» на своей странице в социальной сети «Вконтакте», что означает автоматическое привлечение к нему повышенного виртуального внимания – как к верифицированной сетевой знаменитости. Пиар-машина явно не заинтересована в том, чтобы «ловца Покемонов» забывали.

Вообще говоря, Руслан Соколовский – шоумен новейшей волны. Эту волну запустил, разумеется, не он, но, по всей видимости, именно он поднял эту самую волну до ее пикового состояния, до, так сказать, апофеоза и апогея. Еще 150 лет назад, чтобы прославиться на ниве искусства, нужно было быть Толстым, Шаляпиным, Рерихом, Кшесинской или Римским-Корсаковым, то есть для попадания, говоря современным языком, в индустрию шоу-бизнеса требовалось чудовищного калибра дарование, помноженное на многолетний муравьиный труд. В СССР, особенно в поздний период его существования, были уже некоторым образом приоткрыты двери для бездарей, но бездарей системных и угодливых. 90-е годы прошлого столетия ознаменовались тотальным засильем бездарей в сфере шоу-бизнеса, и человеку действительно талантливому оказалось физически невозможно пробиться: бездари обладают поистине звериным чутьем на дарование – и моментально глушат его еще в зародыше. Но у тех бездарей был все же один недюжинный талант – это их исключительная, доходящая порой до экстремального уровня, биологическая адаптивность: пробивающийся новичок должен был убедительно доказать правящим бал пожилым бездарям, что он, новичок, тоже бездарь – и при этом нимало не претендует на их лавры. А вот сегодняшний шоумен, шоумен десятых годов XXI века, - это бездарь асоциальный, но при этом в режиме «нон-стоп» плюющийся фекалиями во все стороны.

В интернете представлена краткая биографическая справка Руслана Соколовского. Парень с раннего детства имел серьезные проблемы в коммуникации со сверстниками, трудности в учебе (хотя, как написано, довольно-таки много читал), проблемы с самоидентификацией (неоднократно менял места учебы, так и не доучившись до чего-то определенного), к 20 годам сменил массу мест работы, нигде не задержавшись дольше пары месяцев. Человек – абсолютное никто и ничто, но, как видно, с наполеоновскими амбициями (собственно говоря, именно этим самым никто и ничто чаще всего и свойственны наполеоновские амбиции). Мы имеем существо, пребывающее на самом дне пищевой цепи в абсолютно вегетативном состоянии. Как-то и куда-то пробиться, а уж тем паче сделать что-то толковое и интересное, при таком раскладе, понятное дело, невозможно – хотя, именно в силу имеющихся амбиций, до боли хочется. Хочется – и не можется. Но у нас же с 2005 года есть замечательный сайт под названием «Ютуби». И вот это самое никто и ничто залезает на этот самый сайт «Ютуби», хватаясь за него как за спасительную соломинку, снимает видео про то, как ловит Покемонов в Храме-на-Крови – и к этому никто и ничто буквально в одночасье приходит мировая слава. Теперь он и «экстремист», и «безбожник», и «Сатана», и «исчадье Ада» - и все эти комплименты – в адрес на самом-то деле ничего собою не представляющего великовозрастного инфантильного аутиста. Думается, что это продуманная политика, то есть политика культивирования дегенератов на пустыре.

Нельзя не заметить одну любопытную штуку: Руслан Соколовский оскорбил не чувства верующих, а чувства РПЦ и правоохранительной системы. Верующим-то в подавляющем их большинстве было абсолютно все равно – разумеется, до той поры, пока им по каждому утюгу не разъяснили, какая Соколовский сволочь. Да даже когда разъяснили – все равно реакция православно-верующей общественности оказалась в общем-то весьма и весьма вялой, стремящейся буквально к нулевой. Зато РПЦ и МВД взбеленились едва ли не в тот же день – и уже в течение суток интернет-пространство буквально взорвалось наспех состряпанными статьями о «богохульстве». Любопытно, что абсолютное большинство этих статей содержали в себе всего 2-3 абзаца, то есть «отмашка» была дана в централизованном порядке буквально за час-два до составления и официального размещения этих самых статей о «безбожнике». Необходимо снова подчеркнуть: в 99% случаев реагировали отнюдь не «оскорбленные верующие», а профессиональные СМИ и чиновники от МВД и РПЦ. Надо ли напоминать уважаемой аудитории о том, что чрезмерно шумная публичная ругань – это наилучший пиар?

До скандала с Покемонами у Руслана Соколовского на его ютуб-канале было около 200 тысяч подписчиков (прилично в принципе, но до «топов» далеко). Скандал с Покемонами раскрутил аудиторию его канала до нынешних более чем 400 тысяч подписчиков. Одним скандалом достигнуто более чем двукратное увеличение аудитории абсолютно бесцветного и посредственного персонажа, а уж увеличение его общесоциальной популярности – так и вообще во многие десятки раз. Вот и приходят в голову подозрения, что Соколовского пиарят осознанно и целенаправленно – и занимается этим в первую голову именно РПЦ. Подозрения усиливаются по мере наблюдения за вереницей довольно-таки подозрительных «совпадений». Руслан Соколовский шумно подается как жутчайший экстремист на планете, прямо-таки расстрелять за содеянное им в пору, но при этом на выходе – всего три с половиной года лишения свободы, да и то условно. Синхронно с этим в информационном пространстве активно врубают ортодоксов православия с кулаками, огнем и мечом, типа протоиерея Всеволода Чаплина, которые требуют для Руслана Соколовского реального тюремного срока, желательно на как можно более продолжительный срок. К ним, само собой разумеется, не прислушиваются, зато позиция РПЦ атрибутирована максимально конкретно: давить, гноить и не пущать. А сейчас видеоблогосфера в едином душевном порыве вообще требует отмены 282й статьи УК РФ. В сухом остатке: шума на весь мир много, Церковь напрочь «кровава», в России душат «свободомыслие», но при всем этот «свободомыслящий» Руслан Соколовский не наказан фактически никак. Странновато получилось, не так ли?

Очень даже не исключено, что РПЦ сотрудничает с блогосферой в деле культивирования дегенерации, посредственности и «общечеловеческих ценностей». Бестолково-шумная реакция на весьма примитивные провокации изрядно подогревает к последним интерес. А злобные и косноязычные блогеры-аутисты (типа Соколовского, Хованского, Ларина и прочих), конвейерно генерирующие эти самые провокации, - по ходу дела продуцируют и ряд других сугубо либеральных вещей, вроде «кровавых репрессий», «аннексии Крыма», «сраной Пидорашки» и прочего подобного. Вряд ли они сами, с их куриными мозгами, до всего этого дошли – и даже вряд ли осознают, что они несут. Но зато несут они это эмоционально и искренне, потому что черепные коробки не обременены мозговой субстанцией. И раз эти самые видеоблогеры всю эту ахинею озвучивают и обыгрывают, причем временами довольно-таки качественно, да еще под «праведный гнев» «моралистов», - значит, весьма вероятно, что именно «моралистам»-то это все и нужно. Ментальное самоубийство РПЦ? Очень даже возможно: как среди людей и животных есть ограниченный процент суицидников, так и в некоторых системах заложена программа самоликвидации, причем иногда эта программа осознается теми, кто ее запускает и претворяет в жизнь.

До тех пор, пока Церковь будет целенаправленно замалчивать Парацельса, Галилея, Ньютона, Толстого, Сеченова и Эйнштейна (это, если кто не в курсе, официальная позиция католиков и неофициальная позиция православных), и до тех пор, пока Церковь будет на весь мир информационно поддерживать сетевых дегенератов, - до тех самых пор она будет целенаправленно самоуничтожаться. А кто у нас придет на смену РПЦ? Кто, так сказать, заполнит образовавшийся морально-этический вакуум? Какой-нибудь новый Руслан Соколовский, только еще более дикий и асоциальный? В пору задуматься и испугаться.

Холокост, голодомор и параноидальные галлюцинации

Одними из излюбленных тем украинской и прочей либерально-фашистской пропаганды являются темы Холокоста и голодомора. Первая с недавнего времени стала еще и камнем преткновения между Польшей и Украиной (известно же, что бандеровцы люто ненавидели поляков, даже устроили им Волынскую резню). Хотя на самом-то деле проблема сейчас разрешима универсально: обвинить во всем Москву, а лучше – лично Сталина и Путина, на том подружиться, обняться, поцеловаться – и всего-то делов. Тактика беспроигрышна по двум причинам: во-первых, люди в массе своей некорректно понимают Холокост, а во-вторых, люди в массе своей некорректно понимают голодомор. И, соответственно, ни бельмеса по этим темам не знают. Этим-то и пользуются идеолого-политические спекулянты, активно развешивая лапшу на ослиных ушах.

Как у нас, да и вообще практически во всем современном мире, подаются эти деликатные явления – Холокост и голодомор? Холокост – примерно так: вылез откуда-то крикливый придурок с нелепой челкой, договорился с рябоватым усатым тираном – и они вскладчину поубивали всех евреев. А голодомор – примерно так: рябоватый усатый тиран задумал убить всех украинцев – и заморил их голодом, но некоторые взяли – да и выжили - и поклялись отомстить «совкам-кацапам» - вот и мстят по сию пору. Общеобразовательные курсы по истории, вплоть до настоящего времени, также ожесточенно режут серпом по яйцам – да все не по тем и не в той плоскости.

Что касается Холокоста, то он действительно был. Отрицать его – значит пытаться достаточно тупо «раскрутиться» на злачной теме. Кстати говоря, «отрицатели» носят почему-то преимущественно еврейские фамилии – ну, это ладно, не суть… Да, Гитлер и все его, по крайней мере, ближайшее окружение ненавидели евреев буквально на уровне физиологии. Да, деятели национал-социализма были отнюдь не против физического уничтожения большей части евреев. Но – нет, они не намеревались уничтожить всех евреев – просто потому, что им это было технологически невыгодно.

Считается, что в годы Второй мировой войны нацисты убили и заморили суммарно более 6 миллионов евреев, из них 3 миллиона – советские евреи. Об этом, в частности, пишет И.А. Альтман – один из виднейших исследователей проблематики Холокоста. Цифра была бы шокирующа и ужасна, если бы не осталось информации об общей численности убитых в ходе этой страшнейшей во всей мировой истории войны. Известно, в частности, что всего в ходе Второй мировой войны было убито более 70 миллионов человек на планете, то есть число человеческих жертв среди евреев, ради истребления которых якобы и была развязана данная кровавая заваруха, - составило менее одной десятой от общего числа всех жертв. И могло бы на самом деле составить еще меньшее количество – и вот почему…

Доктрина национал-социализма исходила из того, что любой человек – не более чем винтик в глобальной технологической системе, и если этот винтик не подходит, или если он ржавый либо какой-то корявый – его надлежит немедленно удалить, в том числе, и физически. Кстати говоря, той же самой позиции придерживался и хороший друг Гитлера, либерально убежденный предприниматель Генри Форд. Так вот евреи оказались функционально-технологически неподготовленными к национал-социализму. Нацистам нужны были, в первую очередь, квалифицированные рабочие, а таковых предоставить Третьему Рейху евреи попросту не могли. Известно, в частности, что на момент вторжения нацистов в Советский Союз – менее 15% советских евреев были рабочими, зато более 50% советских евреев не имели вообще никакой специальной и профессиональной подготовки. Такой биоматериал Гитлеру и его приспешникам оказался попросту не нужен, поэтому в любом случае подлежал утилизации, – будь это даже не евреи, а папуасы.

Кстати говоря, тоже довольно-таки известный факт: на оккупированных нацистами советских территориях - практически все евреи, которые были высококлассными медиками, а также хотя бы более-менее квалифицированными рабочими, - благополучно выжили, некоторые даже сделали какую-никакую, но карьеру. А те, которые не выжили, - были убиты, но, как правило, не национал-социалистами, а местными украинскими националистами. А если бы евреи все поголовно были высококлассными пролетариями, то их, быть может, убили бы даже в меньшем количестве, нежели представителей других национальностей, и практически все жертвы, наверное, были бы от рук украинских националистов. Вот вам и «хваленый» Холокост.

Гитлер – далеко не самый лютый зверь в вопросах антисемитизма. Вышеупомянутый Генри Форд ненавидел евреев значительно больше и интенсивнее – правда, по понятным рыночным соображениям этот «пустячок» сегодня замалчивается. К прочтению категорически рекомендуется книжка Генри Форда под громким и смачным названием «Мировое еврейство». Текст, надо сказать, нисколько не менее громкий и смачный. Господин Форд в открытую и нимало не стесняясь в формулировках и выражениях прописывает, что все зло на планете Земля – исключительно от евреев, а вот добро должно выразиться в устранении этих самых евреев – во всяком случае, с каких бы то ни было позиций и должностей.

Что ж, гнев Форда легко объясним: Форд, несмотря на то, что был великим бизнесменом, - оставался, как и положено промышленнику, рабом банков, в которых всегда преобладал еврейский капитал. Всем известна заинтересованность Форда в Гитлере, а также широкая распространенность фордовских заводов и фордовской продукции в Третьем Рейхе. Разумеется, не только Форд приложил руку к проекту «Гитлер, НСДАП и Ко», но он был в числе наиболее ярых фанатов данного проекта. Генри Форд, если кто не в курсе, - это такой представитель республиканского политического крыла в США, человек серьезный, экономически влиятельный и либерально настроенный.

Известно, что евреев люто ненавидели также украинские националисты из ОУН и УПА. Если гитлеровцы истребляли еврейское население, так сказать, «функционально», то есть просто за технологической ненадобностью такового, то бандеровцы убили только на территории Западной Украины более 28 тысяч евреев (и это только официально) – абсолютно ни за что, то есть будучи даже не в силах сформулировать хотя бы формальную мотивацию. Ничего, кроме лютой физиологической ненависти, по теме еврейского вопроса у бандеровщины и шухевичины - не было. Видный деятель и теоретик украинского национализма Ярослав Стецько предлагал следующее решение еврейского вопроса на Украине: «… я стою на позиции уничтожения евреев и целесообразности принесения на Украину немецких методов уничтожения еврейства и исключаю их ассимиляцию…». Так «от души» не рубил даже Гитлер, хотя, еще раз надо подчеркнуть, - он действительно активно и «функционально» уничтожал евреев.

Итак, что мы имеем в сухом остатке по Холокосту? Выгодоприобретателями данного явления явились крупные промышленные корпорации тех лет (не только «Форд», но и «Дженерал Моторс», «Кока-Кола», «АГ Крупп», «Кёгель» и некоторые другие – до крайности активно представленные в экономике Третьего Рейха), которые жили в значительной степени за счет еврейских кредитов, но не хотели при этом расплачиваться по долгам. Обычный бандитский метод, у нас он в 90е был распространен: взять денег у ростовщика, а потом этого самого ростовщика благополучно грохнуть. А все эти антисемиты-националисты на местах – это вполне себе функциональное быдло, орудие кровавой либерально-промышленной политики тех лет.

Холокост – это сугубо либеральные разборки руками фанатичных идиотов, только и всего. Гитлер же (как человек, безусловно, умный и грамотный) все прекрасно понимал, все взял на себя (в надежде заполучить все лавры победы), но играл в этой игре отнюдь не первостепенную роль, хотя сценарий обязал его быть все время на сцене.

Теперь по голодомору… Что это вообще такое – голодомор? Это действительно ужасное явление 1932-1933 годов, массовый голод, унесший жизни до 3,5 миллионов человек на Украине и до 2 миллионов человек – в Казахстане (еще какое-то количество людей в Поволжье, но достоверной и непротиворечивой информации об этом практически нет).

Нельзя не обратить внимания на то, что в Казахстане и в России тема голодомора поднимается крайне редко, а вот в «незалежной» и дня без разговоров о «гэбэшном» голодоморе прожить не могут – что показательно, при этом ровным счетом ничего в этой теме не зная и не понимая. Сейчас на Украине у власти представители галицийской субкультуры (назовем ее так) – и именно они-то и раздувают тему голодомора, обвиняя во всех грехах Иосифа Виссарионовича Сталина, зачастую попутно трогательно припоминая при этом своих погибших в результате этого самого голодомора предков. Странно так: Галиции в 1932-1933 годах еще даже не было в составе Советского Союза (и, собственно говоря, Украины), а в голодоморе на галицийской территории виноватым почему-то снова оказывается Сталин. Как же Сталин может отвечать за то, что было у галичан не при нем? Ответ на самом деле прост: причина таких обвинений – в безграмотности и неадекватности обвиняющих.

Еще раз: массовый голод на Украине и в Казахстане (а также некоторым образом в Поволжье) в 1932-1933 годах действительно имел место быть, но обусловлен он был не «совковыми репрессиями», а, как ни странно, сугубо либеральной составляющей – точнее, борьбой с этой самой составляющей. Как известно, большая часть кулачества, мягко говоря, негативно восприняла коллективизацию. Кулаки бились изо всех сил за свое кулаческое состояние, некоторые бежали в города, многие устраивали диверсии и саботажи, в результате чего к 1932 году страна недополучила десятки миллионов тонн урожая зерновых, более 50% (почти 60%) валового сбора зерновых было утеряно.

Таким образом, пресловутый голодомор был результатом активного, а зачастую и агрессивного, противодействия со стороны кулаков. А кто такие кулаки? А это, по сути, фермеры, использовавшие наемный труд и зачастую участвовавшие в продаже произведенного ими (с помощью наймитов) сельскохозяйственного сырья. Проще говоря, это сельскохозяйственные бизнесмены-частники. Вот именно они, посредством своего ожесточенного сопротивления, и устроили голодомор, а как только кулачество удалось усмирить – сельское хозяйство с его урожайностью пошло ввысь стремительной ракетой.

Можно было кулаков вообще не трогать? Можно. Можно было на тот момент избежать голодомора? Тоже можно. Можно ли было при этом одержать победу в грядущей Великой Отечественной войне? Нет, категорически нельзя, потому что для грандиозных задач требуются грандиозные коллективные усилия, а не разрозненные телодвижения отдельно взятых единоличников-жучил. Последние, несмотря на свой безусловный предпринимательский талант, как показывает историческая практика, способны только гадить, а потом фарисейски обвинять тех, на кого они гадили, - в своем же собственном загаживании.

Но почему же по поводу нашего голодомора так буянят те, кого он не коснулся? А потому, что на самом деле он их коснулся - только был он не наш. Зато коснулся он их во многие разы больнее, нежели нас. Число голодавших в Галиции в 1932-1933 годах достигало 88,6% от общей численности галицийского населения, зато (вот ведь снова «совпадение» какое, а!) почти 50% земельного фонда в Галиции тогда принадлежало помещикам – по сути дела, тем же фермерам. Снова прослеживается либерально-латифундистский след. Только вот каким боком тут задействован Иосиф Виссарионович Сталин – без тяжелых галлюциногенных препаратов понять вряд ли возможно.

Вы либерал – и Вам вдруг потребовалось узнать, кто виновен в Холокосте и голодоморе? Подойдите к зеркалу – и на первом плане увидите того, кого Вы ищете. Может быть, если Вы дадите запрос по Холокосту, на заднем плане Вам дополнительно покажется еще и призрак Гитлера со здоровенной штанцмаркой в башке, но покажется он Вам в лучшем случае именно на заднем плане. А если Вам вдруг померещатся призрак Сталина, образ Путина и «кровавая гэбня» до кучи, то дело совсем плохо: срочно обратитесь к квалифицированному специалисту по психиатрии, Вам явно не место среди психически здоровых людей.

Храм для феминисток

Нетрудно обратить внимание на то, что феминизм во всем мире не может жить без храмов и рвется в храмы. Несколько лет назад всему миру стали известны нелепые «Пусси Райот», теперь вот феминистки провели акции у мечети в Бишкеке, а также возле екатеринбургских храмов, в том числе и около Храма-на-Крови, где несколько лет назад мало кому тогда известный дегенерат Соколовский ловил покемонов. Отчего же феминистки лезут именно в храмы? Так ли уж феминистки плохи и опасны, как малюют их моралисты и псевдоморалисты? Так ли уж феминистки подрывают устои и ценности – и вообще способны ли в принципе на это? Порассуждаем…

На самом деле негатив к феминизму как таковому проистекает, как правило, из незнания данного социально-политического явления. А явление на самом деле по своему существу отнюдь не самое плохое, а с точки зрения инструментальной – так просто замечательное. Понятное дело, можно возмутиться насчет того, что-де они, негодницы, разрушают традиционные семейные ценности и всякое такое. Но это все ханжество и чушь. Во-первых, не так все у феминисток и плохо с устоями, раз им всем разом так понадобились храмы (значит, на уровне ощущений есть все же тяга к чему-то высокому и сакральному). А во-вторых, главное в феминистках – это их пластичная функциональность: скакать они станут за кого и за что угодно, и грех этим не воспользоваться.

Феминизм, в равной степени успешно, может быть использован как «левыми», так и «правыми», но придуман был изначально левыми, и об этом факте не следует забывать. Именно феминистки явились авторами всемирного праздника 8 марта, именно при активном участии феминисток праздник 1 мая стал всемирным, и именно «левые», впервые за многие сотни лет, обратились к женщинам как к серьезнейшей политической силе – достаточно взглянуть на гендерный состав руководства Коммунистических Интернационалов. Впервые за многие-многие сотни лет в мировой практике начало Инь, если и не сбалансировало начало Ян, то, уж по крайней мере, получило право голоса, и в этом, стоит повториться, - целиком и полностью заслуга «левых», буржуи женщин всегда гнобили. Годам к 60м прошлого столетия буржуазный мир, однако ж, в полной мере осознал, что сублимированная энергия неудовлетворенных женщин представляет собой серьезнейшую и, главное, прекрасно манипулируемую политическую силу – и, воспользовавшись преступным игнорированием феминизма со стороны нового советского руководства, фактически монополизировал данное явление.

Обратите внимание на многогранность и изменчивость феминизма. Феминистки – за права трудящихся и женщин, за социализм, даже за Сталина (известная в свое время феминистка Беатриса Вебб всецело и восторженно поддерживала политику Иосифа Виссарионовича), но они же – против «кровавой гэбни», за «права человека» и против «религиозного мракобесия», готовы исполнить любое непотребство где угодно и при каких угодно обстоятельствах. Есть феминистки белые, есть феминистки черные, есть феминистки, ненавидящие белых есть феминистки, ненавидящие черных. Анжела Дэвис, например, считала белых, по крайней мере,  американцев угнетателями. А вот не особо известная авторша с сайта «Медуза» Николь Валентин, тоже феминистка, напротив, заявляет о превосходстве белой семьи над черной. Как видим, скакать и дрыгаться феминистское племя может когда и за что угодно, главное – само скакание и всякие сопровождающие его непотребства.

Из этого следует простейший и очевиднейший вывод: феминизм может быть без каких бы то ни было ограничений использован любой монопольной властью. Главное – давать феминисткам полноценную возможность самовыразиться, то есть вволю насладиться их же собственными бесчинствами, а уж где и против кого конкретно – это уже дело сущностное, феминистки же – дамочки не сущностей, а внешних эффектов. Их могут использовать либералы, патриоты-государственники, фашисты, пацифисты, гомосексуалисты, каннибалы, религиозные фанатики. Кто угодно и по какому угодно поводу. Феминистки – это орудие, сам феминизм, на, так сказать, пустом месте не рождается, потому что пустота не может самовоспроизводиться.

Но есть у феминисток одна беда, и сегодня она рельефно проявляется (и будет, судя по всему, в дальнейшем проявляться все более и более рельефно), - у них нет храмов, а равно каких бы то ни было иных молельных помещений и/или площадок. А они феминисткам органически необходимы, но, как говорится, чего нет, того нет. Однако им, феминисткам, непременно нужно что-нибудь такое феминистско-молебное, и лютое рвение феминисток в храмы лишь подтверждает данный тезис. Почему так? А потому, что для феминисток их нелепая движуха – сама по себе сугубо сакральна. А коль скоро сакрализуется нечто человеческое, да к тому же по форме физиологическое, - очевидно, что божеством феминисток должна стать какая-нибудь независимая и земная бешеная тетка средних лет, нарисованная на иконах в непотребном антураже. Но – не приходит это все на феминистский, с позволения сказать, ум, хоть тресни.  

Итак, сами феминистки придумать себе религию (а следовательно, и храмы) не в состоянии. Пророки и прочие генераторы религий всегда отличаются повышенным интеллектом, тогда как феминистский интеллект (разве что за редчайшими отдельно взятыми исключениями) – с гулькин нос. Феминисткам нужно скакать и горланить про «права женщин», а для этого много ума не надо. В общем, феминистки творить религии и, соответственно, подстраивать под них храмы - не могут, с этим разобрались. Следовательно, им надо в этом помочь, а вернее – сделать это за них. Неплохо было бы в централизованно-административном порядке сколотить инициативную анонимную группу на высшем государственном уровне, которая бы придумала феминисткам и религию, и храмы, убедила бы их во всем этом – и чтобы эти самые феминистки уже отстали наконец-таки и от православных, и от мусульман, и от всех остальных. Отчего же государство так глухо к религиозно-оккультным запросам феминисток?

Феминисткам не хватает мужчин и, как показывает нынешняя практика, храмов. Это же совершенно очевидно. Почему бы в таком разе не устроить для феминисток специальные храмы, где они бы вдоволь поплясали и напоклонялись бы какой-нибудь там своей шальной вагинальной богине? Только вход в данные заведения необходимо было бы осуществлять исключительно при прохождении предварительной паспортной регистрации, дабы государству знать, по крайней мере, пофамильно всех наиболее, скажем так помягче, экзальтированных солдаток правозащитного фронта. Таким образом собирались бы сведения о биоматериале, наиболее подходящем для разного рода шумных флэшмобов, - и в дальнейшем этот биоматериал грамотно использовался бы в правильных акциях (ну, например, устроить какие-нибудь там пикеты против «белоленточников», зашвырять тухлыми яйцами Президента США или ФРС и всякое такое). Вот это было бы дело – действительно полезное, важное и стоящее. Заодно и проблема агрессии в храмах традиционных мировых религий была бы безоговорочно снята с повестки дня. Удалось бы угнаться одним махом сразу за несколькими зайцами, короче говоря.

Перспективы инкорпорации Украины в НАТО, или гусь свинье не товарищ

Сейчас интернет запестрил многочисленными новостными заметками о том, что Петр Порошенко уже не на словах, а на деле взял курс на инкорпорацию Украины в НАТО, подписав закон о приоритетности членства Украины в Альянсе. НАТО вроде как идет навстречу. В частности, Генеральный секретарь НАТО Йенс Столенберг в интервью Укринформу озвучил возможность вступления Украины в НАТО – разумеется, в случае, если, наряду с согласием самой Украины, - последует также и единогласный консенсус всех участников Альянса. В этом же интервью господин Столенберг подчеркнул, что НАТО заинтересовано в изучении украинского опыта противостояния с Россией. Все вроде клеится, все вроде на мази – мир, дружба, жвачка. Вместе с тем, имеются серьезнейшие основания считать, что членом НАТО Украине все-таки не быть. Впрочем, об этом – поподробнее…

Членство в любой структуре предполагает либо отношения равенства, либо отношения патроната. Но в любом случае должны наличествовать определенные межсубъектные отношения, то есть, так или иначе, должны взаимодействовать определенные действующие лица, которые хоть в каком-то качестве и хоть в каком-то контексте всерьез воспринимаются другими игроками в рамках соответствующей структуры. Украина всерьез не воспринимается. Ее мнения не спрашивали и не спрашивают. Иногда, правда, украинская сторона чисто формально присутствует на переговорах по ее вопросу (далеко не всегда, что самое забавное), но, похоже, исключительно для мебели, да и сами украинские политики почитают за высшее благо встретиться и переговорить с глазу на глаз с кем-нибудь западным и до крайности влиятельным. При этом западных менторов полагается беспрекословно слушаться. Как же можно всерьез воспринимать в качестве партнера того, кому фактически не дано права голоса, и кто сам, своими действиями и своими публичными заявлениями, обозначил собственную вторичность и неполноценность?

Очевиден тот факт, что на Украине давным-давно восторжествовала лютая и оголтелая русофобия, которую, правда, в течение многих столетий пытались некоторым образом приглушить, но, как показала практика, - безуспешно и безрезультатно. Никто сегодня не оспаривает факта русофобствующей риторики украинских бизнесменов, политиков и политиканов. Не оспаривают это, в первую очередь, сами украинские русофобы, потому что о своих политических пристрастиях им теперь требуется орать как можно громче и заливистее. Русофобия на Украине исторически была слеплена в галицийском формате, то есть на основе раболепия сперва перед католическим миром, а сейчас – перед католико-протестантско-масонско-мормонским миром. Галицийская русофобия изначально кристаллизовалась на основе заискивания перед Западом и на основе выстраивания собственной, галицийской, идентичности – строго на почве ненависти ко всему русскому и – шире – ко всему славянскому. Пресмыкание перед чуждым и ненависть к своему - это и есть фундамент так называемой «украинской культуры».

Такая вот специфическая мировоззренческая система, с видимым налетом национального мазохизма, уходит своими корнями глубоко в толщу истории – и, похоже, начала формироваться еще в XIII веке, при Данииле Галицком. Сначала, правда, галицийская русофобия была полна гонора, спеси, чванства и неуемных, чаще всего ничем не подкрепленных, претензий на собственную исключительность. Да, тот же Даниил Галицкий, было дело, пресмыкался перед Папой Римским Иннокентием IV, но он же занимал Киев, громил венгерские и польские армии, боролся за австрийский герцогский престол, а также дольше всех сопротивлялся монголо-татарскому нашествию. Как видим, имелись значительный геополитический размах и не менее значительные геополитические амбиции, которые, правда, изначально были обречены на выхолащивание: в конце концов, система, основывающаяся исключительно на ненависти к славянским соседям и на желании получать от католиков «печеньки», вряд ли могла бы быть долгосрочной и перспективной. Но тут хотя бы что-то было. В дальнейшем же, в круговерти перехода Галиции из рук в руки, - данный исторический регион окончательно потерял человеческий облик и в конец деградировал, переродившись со временем в украинский нацизм.

Украинские нацисты всегда действовали и действуют по преимуществу безвозмездно – и даже, как правило, в ущерб самим себе. Понятное дело, что какая-то группа людей на этом наваривается, и весьма ощутимо, но большая часть украинских нацистов готова голодать и терпеть жесточайшие лишения – лишь бы хоть по мелочи нагадить русским. Западные «партнеры» это «по достоинству» оценивают. Гитлер, Геббельс и Розенберг использовали Украину как житницу и плацдарм для наступления и диверсий, попутно реализовывая доктрину массовой украинской дебилизации и демографической политики, контролирующей рост численности населения на занятых украинских территориях. Мультимиллиардер Джордж Сорос в открытую, нимало не стесняясь, проговаривает, что Украину необходимо погрузить в войну во имя ЕС, на это, собственно говоря, и заточена деятельность его Фонда в «незалежной». А теперь и Столенберг озвучивает, по сути, то же самое, но слегка более политкорректно: дескать, покажите-ка нам, дорогие украинцы, как вы москаляк бьете.

Интересно, что украинцев презирают сами идеологи украинства. Еще бы! А как можно уважать продукт оболванивания? Вот что заметил в свое время об украинцах великий украинский писатель, один из создателей австрийской «Русско-украинской радикальной партии», всеми признанный классик Иван Яковлевич Франко: «Не люблю украинцев ... Так мало между ними нашел характеров, а так много мелочности, тесной заскорузлости, двуличия и гордыни, что действительно не знаю, за что должен я их любить ... Может, должен любить я Украину как расу, … отяжелевшую, разнузданную, сентиментальную, лишенную закалки и силы воли, так мало способную к политической жизни на собственном мусорнике, такую ​​плодовитую на оборотней самого разнородного сорта ...». Что ж, австро-венгерскому идеологическому бойцу топовой квалификации, безусловно, виднее.

Однако Джомолунгма маразма достигнута даже не украинским нацизмом, а украинской верой. Так называемая «униатская церковь» на Украине, или УГКЦ, как она именуется официально, - это циничное ментальное изнасилование несчастных украинцев. Как рассудили в свое время католики (на тот момент – из Речи Посполитой)? Чтобы поработить православное население, необходимо продолжать преподносить ему нечто привычное (православные обряды, весь прочий православный антураж), но преподнесенное при этом является лишь видимой верхушкой идеологического айсберга, тело же идеологического айсберга скрыто от массовых взоров – и образуется тотальной подчиненностью униатских функционеров Римско-Католической Церкви. То есть по форме – вроде как православные, а по сути – даже не католики, а под католиками.

Надо, однако ж, отдать должное басурманам. Исполнен этот их проект был очень аккуратно и изящно – примерно как в той байке про лягушку: если лягушку сразу швырнуть в кипяток, она выскочит, а если опустить в холодную воду и потихоньку нагревать, то она сварится. Вот украинские мозги удалось благополучно сварить. Кстати говоря, ортодоксальных униатов (то есть, по сути, патентованных дегенератов) на Украине – более 4,5 миллионов человек.

По мнению западных «мыслителей» и политических практиков, украинцы – это вообще не люди. Их можно передавать (как возмездно, так и безвозмездно), сдавать в аренду, убивать, искусственно регулировать их рождаемость, полоскать им остатки мозгов – посредством примитивнейших политтехнологических приемов, завязанных на религии и оккультизме. На украинцах вот уже много веков ставят эксперименты – как на подопытных животных. Украинцев веками целенаправленно и неукоснительно превращают в неосмысленную биомассу, тотально послушную западным интересам и всецело враждебную всему русскому. Начиная с XIII века, - что-то ни разу не промелькнуло и тени партнерских отношений, ни разу Запад не общался с Украиной как с товарищем.

Сейчас же Украину годами дразнят «печеньками», но в НАТО, тем не менее, толком не приглашают. Не приглашают – как не приглашают к семейному ужину кошечку, собачку или черепашку. Ну, то есть им, этим божьим тварям, конечно, могут дозволить покрутиться и повилять какими-то своими конечностями где-то рядышком, черепашке могут даже дозволить поползать по столу под всеобщее умиление. Но полноценной человеческой порции эти трогательные существа никогда не получат, равно как к ним никогда не станут относиться как к людям. Вот и в случае с Украиной – примерно то же самое. Для западной цивилизации украинец – это не человек и даже не унтерменш, а эдакий цепной пес, который кусает за пятки русских соседей, но которому даже при усердной русофобской службе выделено неизбежное место в не самой уютной конуре. А разве можно сажать цепного пса за стол элитарных переговоров?

Суверенитет: вчера, сегодня, завтра

В течение последней недели все мировое информационное пространство бурлит по поводу конфликта между Катаром, с одной стороны, и Саудовской Аравией и всем возглавляемым ею арабским миром – с другой. Затяжное разрешение сирийского и украинского конфликтов происходит в общем-то фактически без участия тех сторон, вокруг которых и разгорелись данные конфликты. Многочисленные переговоры по КНДР – при наплевательском отношении к самой КНДР. Саммит в формате «G-20», который тоже все будет решать за весь мир. И так далее, и так далее, и так далее. Соглашения, ультиматумы, переговоры, бомбардировки… За государства и вместо государств. Государствам в такой политике нет и не может быть места.

Суверенных государств сегодня уже практически не осталось. Таких, чтобы могли озвучить свои интересы устами своих всеми уважаемых лидеров – и озвученное последовательно и неукоснительно отстаивать. Решения «мирового сообщества», даже неприкрыто вторгающиеся во внутригосударственную сферу, должны беспрекословно приниматься и незамедлительно исполняться, в противном случае они будут навязаны ракетно-бомбовым путем – и все равно исполнены, и все это, что интересно, не считается актом агрессии со стороны горячо любимого «мирового сообщества». При чем тут агрессия? Теперь это никакая не агрессия, это «международное право», «права человека» и «общечеловеческие ценности».

Нынешние международное право и международная практика по-иезуитски гибки по форме и средствам, но магистрально направлены по сути. «Террористы», «экстремисты», «аннексия» - это про тех руководителей, которые отстаивают административно-территориальную идентичность вверенных им государств либо государственных образований. «Либералы», «демократы», «толерантные» - это про тех, кто хочет отказаться от собственной идентичности и быть пластилином в руках у элит, постоянно меняющих свои позиции по ресурсным соображениям. «Террористы» должны быть «толерантно» уничтожены под корень космополитами – вот тренд всей нынешней мировой политики. А уничтожение начинается, в первую очередь, в информационно-идейной плоскости, и первостепенным элементом этого самого уничтожения является искажение/подмена понятий.  

В частности, вот сейчас люди вообще не понимают, что такое суверенитет, хотя это, в сущности, базовая категория государственности. И понимание данной категории от людей усиленно скрывается. В частности, на величайшем ресурсе планеты - «Википедии» - написано, что суверенитет – это «независимость государства во внешних, и верховенство государственной власти во внутренних делах». Примерно такое же корявое определение подается и во всевозможных курсах теории государства и права в профильных юридических вузах. Но что это определение означает? Как может быть государство независимо во внешних делах? Ведь очевидно, что если одно государство контактирует с другим (или с другими), то ему что-то нужно, а значит – оно уже не в полной мере независимо – и в какой-то мере связано политикой другого государства (или других государств). И что означает «верховенство государственной власти во внутренних делах»? Вот у нас в 90е годы значительная часть вопросов решалась бандформированиями или под их непосредственным влиянием – они что, были суверенной государственной властью? По такому определению, выходит, что так. Как видим, даже поверхностное рассмотрение «общепринятой» дефиниции суверенитета выявляет множество несуразностей. А между тем, классическое понимание суверенитета – абсолютно другое.

Автором термина «суверенитет» является французский политолог XVI века Жан Боден. По Бодену, суверенитет – это ничем не ограниченная на своей собственной территории власть монарха, управляющая множеством домохозяйств и их общим достоянием. Вот тут все понятно: есть главный, его пост наследуем, его решения не обсуждаются, а только незамедлительно исполняются, природа его власти – как сакрально-нормативная, так и экономическая. Суверенитет может быть только в формате монархии – и с международными отношениями соприкасается в общем-то опосредованно.

Разумеется, в XVI веке, когда в мире господствовала монархическая система управления, данное определение было поистине сакрализовано, но чем дальше человечество отходило от монархии, тем больше потребовалось терминологических искажений – и, конечно же, в первую очередь, в части суверенитета. Сейчас мы стоим на пороге времен, когда термин «суверенитет» вообще уйдет в прошлое. Это нормально. Немало терминов ушло, уходит и будет уходить. «Абинтестато», «манципации», «канопа», «патеси»… Сегодня никто этими терминами уже не оперирует, хотя много веков назад они были обиходными. Видимо, термин «суверенитет» - на очереди. Кстати, значительное снижение интереса к понятию «суверенитет» за последние даже десять лет очевидно, достаточно проанализировать частоту его употребления хотя бы в тех же СМИ.

Но наивно было бы считать, что мировое правительство пришло к власти за последние десять лет – и мгновенно перекособочило мозги миллиардов людей. Такие дела с кондачка не решаются. Проекты по разгосударствлению выдвигались еще с XVIII века – в виде так называемого «просветительства»,  - а весь XX век, начиная примерно с 30х годов, - по сути дела, был всемирной борьбой между государством и разгосударствлением, и последнее в итоге победило, торжественно закрепив свой триумф развалом Советского Союза. Свободное циркулирование людей, ресурсов и информации, открытость границ, электронные деньги, ненависть к государственной системе в целом и к правоохранительным органам с армией – в частности, идеология «не-дай-себе-засохнуть» - все это и многое подобное есть, в сущности, шажки на пути к мировому правительству. Ведь чтобы построить нечто конструктивно новое, надо первоначально дискредитировать и размазать старое, противопоставив старому определенную альтернативную систему ценностей.

Если еще вчера границы между государствами были железобетонными (или, по крайней мере, до крайности труднопроницаемыми), то уже сегодня все административно-территориальные препоны и перегородки преодолеваются практически любым человеком - при минимальных усилиях. «Светлое» завтра, вполне вероятно, порадует нас уже не только фактической, но и юридической ликвидацией государств как таковых, с их границами и прочими ограничениями и условностями. На смену многотысячелетнему и пока еще привычному административно-территориальному делению решительной поступью идет транснациональное и транстерриториальное управление, при котором все мировые процессы вершатся и координируются определенной горсткой людей – из самых разных стран, с разных континентов и из разных возрастных групп. Сегодня это уже очевидно и неоспоримо.

Как будет называться это мировое правительство – «Комитет 300», «G-20», Бильдербергский клуб или как-то еще – не принципиально. Сути дела это не меняет. Уже сейчас практически все насущные вопросы мировой политики решаются международными полутеневыми структурами, что, конечно же, принципиально отрицает принцип государственного суверенитета. Что собой будет представлять уже практически кристаллизовавшееся мировое правительство – тоже вряд ли имеет какое-то значение. Скорее всего, в него пустят определенное количество незамужних женщин, негров, гомосексуалистов, андрогинов и малолетних видеоблогеров – толерантность как-никак. Заседания мировых правителей вряд ли будут территориально прикноплены к определенному городу, а также вряд ли будут зафиксированы в определенном формате: скорее всего, для целей плюрализма, мировые правители будут регулярно съезжаться в разных городах, а также под разными названиями своих встреч и структур. Весьма вероятно, что будут созданы всемирная армия и всемирная полиция, и их будут натравливать на тех, кто принципиально не согласен с космополитизмом. Всемирные карательные структуры также могут быть использованы для инициирования мировых войн и цветных революций – тогда, когда мировым правителям не удалось договориться, и необходимо выявить самого сильного и правого.

Колесо истории остановить невозможно - во всяком случае, волевыми усилиями отдельно взятых людей и даже государств. Тенденция к разгосударствлению обозначена максимально недвусмысленно, хотя и поныне принято подтрунивать над конспирологами. Нам остается лишь некоторым образом радоваться, что в мировое правительство войдет хоть какое-то количество русских людей – пока еще национальность и территория имеют хоть какое-то значение.

Вопрос в другом: а что делать при таком миропорядке нам, простым смертным? Ведь, как показывает практика, все международные кулуарные соглашения касаются ресурсных вопросов в интересах элит – и нимало не затрагивают так называемых «простых людей». По всей видимости, при уже назревшей, но пока не в полной мере проявившей себя системе - имущественная поляризация, и без того аномальная, лишь усилится, причем усилится в геометрической прогрессии. А высшими добродетелями «простых людей» станут неосознанность, рабская покорность и готовность в любой момент стать расходным материалом за чьи-то углеводородные миллиарды. За падение Советского Союза расплачиваться будем еще долго – и, похоже, расплата с каждым новым десятилетием будет все большей.

О помазании Путина на царство и о парламентской демократии с социализмом

1 июля на сайте «РИА Новости» была размещена статья о том, что крупный функционер от РПЦ, митрополит Волоколамский Иларион заявил о готовности Церкви участвовать в дискуссиях о восстановлении монархии. Дескать, как надумаете – обращайтесь, всегда помажем – не в первой.  Разумеется, новость мгновенно разлетелась по Интернету и вызвала закономерно бурную реакцию либеральной общественности. Многие бугуртят и троллят. Вместе с тем, к данному заявлению надо бы отнестись максимально взвешенно и серьезно. Иларион – умный мужик (это не какой-то там рядовой поп, которому в принципе дозволительны глупости), да к тому же озвучивает не свою личную позицию, а позицию той структуры, которую представляет. Так что это – похоже, отнюдь не простое сотрясание воздуха.

На самом деле за последние сто лет на планете осталось только три управленческих формата: этатистско-социалистический, парламентско-демократический и старый добрый монархический. Для каждого формата характерен набор определенных индивидуализирующих признаков, касающихся, главным образом, технологии ротации элит. Для этатистско-социалистической системы характерно выдвижение на руководящие государственные посты простых людей из простого народа, но обладающих при этом экстремальной коммуникативностью, подчеркнутой склонностью к коллективизму и, так сказать, повышенной биологической адаптивностью. Парламентско-демократическая система востребует тех политиков, которые по каким-то причинам стали лично угодными определенным олигархическим кланам, - соответственно, чем авторитетнее стоящий за политиком олигарх, тем выше шансы на успех у соответствующего политика. Наконец, монархическая система завязана на клановости: побеждает тот политик, которому больше повезло - просто по факту его наиболее знатного происхождения.

Россия – уникальная страна. Она прошла сквозь все эти форматы – и каждым из них, похоже, осталась недовольна. Царизм был плох, так как не давал пролетариям и крестьянам подняться; СССР тоже оказался плох, так как не рыпнешься без связей и партийной карьеры; и парламентская демократия тоже, как выяснилось, оказалась плохой, поскольку привела к чудовищному имущественному расслоению и к, по сути, марионеточной власти. Как бы сделать так, чтобы и свобода была, и суверенитет был, и чтобы можно было при этом неплохие деньги иметь – и свободно ими распоряжаться? Как бы слепить такой патриотизм и такую государственность, чтобы при этом можно было по-советски выбиться из грязи в князи, но при этом получать много денег – и чтобы никто при этом ничего с тебя не спросил? Вот, собственно говоря, что сейчас занимает умы наших элит, и в РПЦ это, не будь дураки, прекрасно поняли.

Сейчас российская элита, судя по всему, находится на распутье: с одной стороны, ей надо выставить напоказ свою мнимую независимость от Запада, но, с другой стороны, жить в подлинно независимом, не навязанном западным миром формате – она, разумеется, не в состоянии. Чиновники от РПЦ, по всей видимости, учуяли такой вот когнитивный диссонанс, совсем недавно вызревший в коллективном сознании наших элитариев, - и решили подыграть им на привычном для себе поле. Всем же известно, что РПЦ живет и функционирует только и исключительно в монархическом формате, а если такового нет, то она начинает сакрализовать президентов, банкиров, крупных чиновников, общественных деятелей и так далее. Собственно говоря, как это и имело место быть в 90е годы и в начале 2000х годов, когда, по сути дела, воспевалась преступная власть 90х и когда была канонизирована определенная часть персонажей, так или иначе связанных с охаиванием советской власти. Но, так или иначе, РПЦ нужна сословно-монархическая система, и если наметились хоть какие-то проклевывающиеся зародыши этой системы, хоть в каком-то виде, – РПЦ - тут как тут – и готова предложить свои услуги.

Сейчас вызревание сословно-монархической системы стало, похоже, неизбежным. Если мы отринули советское прошлое, начали проявлять, по крайней мере, словесную агрессию по отношению к Западу, то осталось только прийти к системе абсолютной монархии. Можно надевать на правителя корону, можно этого не делать, можно передавать власть от отца к сыну, а можно очертить определенный круг лиц и обозначить в пределах этого круга некие кулуарные технологии перехода власти от одного к другому. Это уже процедурные вопросы, которые сути дела не меняют. Факт тот, что если мы не принимаем советский формат, но при этом если мы теперь уже повадились отвергать и империалистический формат, и если мы при всем означенном заявляем о своем суверенитете, то иного выхода, кроме как помазания Путина либо его преемника на царство, - попросту не остается. За всеми формальностями и ритуалами должна последовать соответствующая сословная система, что также создаст определенный противовес Западу, в котором давно уже нет не только сословий, но и классов со стратами.

Можно иронизировать, сколько влезет, но высшее руководство РПЦ – отнюдь не дураки, иначе система не просуществовала бы больше тысячи лет, да и сейчас она вроде как не планирует отмирать. Эти ребятки всегда чуяли, куда ветер дует, - и сейчас, как видно, чуют. Путин – Царь Российской Федерации. А что – по-моему, неплохо.

Об украинстве и евреях

Не далее как 30 июня телеканал «Звезда» на своем сайте напомнил о речи Порошенко в кнессете в 2015 году, в которой формальный украинский лидер заявил о том, что Украина обязана своему существованию евреям. Чуть раньше, 29 июня, на сайте «независимой» ежемесячной газеты «Еврейская панорама» была размещена заметка о том, что в «каждом уголке Украины есть что-то еврейское». 29 же июня в Киеве прошла встреча представителей украинской, польской и еврейской общин – на предмет их политического единства и полнейшего примирения (дружат, разумеется, против России). Главным спикером на этой трогательной встрече выступил некто Иосиф Зисельс – украинский русофоб и советофоб еврейских кровей. Наконец, в газете «РИА Новости. Украина» появилась информационно-аналитическая заметка о том, что активные и влиятельные еврейские деятели на Украине осудили празднества в честь Романа Шухевича – именно по причине того, что Шухевич был антисемитом (понятное дело, что на убитых этим подонком и его приспешниками русских - еврейским общинам плевать с высокой колокольни). Украинские евреи плюют уже даже на икону укронацизма.

Что ж. Не нужно сильно напрягаться, чтобы понять, что нынешняя власть на Украине – сугубо и всецело еврейская, а следовательно – целиком и полностью подстраивается под интересы еврейской общины. Целостная мировоззренческая картина в этом аспекте формируется минут за 10 максимум – достаточно посмотреть в Интернете фамилии из списка богатейших людей Украины, высшего чиновничества Украины, а также потрудиться выяснить фамилии людей, от которых это самое высшее чиновничество, равно как и украинский бизнес, - получают «печеньки». Если раньше данную сторону украинской «самостийности» можно было только чуять нутром, а уж под сугубо личные ощущения выискивать какую-то доказательную базу, то сегодня факт сионистского господства на Украине очевиден любому не страдающему деменцией и хоть изредка просматривающему новости.

Во избежание превратного толкования предлагаемой Вашему вниманию заметки - необходимо подчеркнуть: неприятие сионизации вовсе не означает юдофобию. Русский патриот в каком-то смысле просто обязан любить евреев, и это отнюдь не ирония. Советский ВПК и советскую науку двигали по преимуществу евреи, отрицать этот факт бессмысленно. Да что там наука и ВПК – львиная доля военно-патриотических песен в годы Великой Отечественной войны была написана евреями, так что евреям мы в значительной степени обязаны и победой над фашизмом – во всяком случае, на идеолого-просветительском фронте. Спасибо им, евреям, за это большое. Но из этого вовсе не следует, что на смену немецкому фашизму должен прийти еврейский фашизм. Еврейский фашизм так же плох, как и немецкий. И вообще любой фашизм плох и в основе своей принципиально ублюдочен, будь он хоть алеутский или зулусский. Ну, вот. Вроде все точки над «i» расставлены – теперь можно приступить к непосредственному рассмотрению заявленной темы…

Упрочение еврейского капитала на Украине происходит зеркально с обнищанием и дебилизацией украинского населения, которому только и остается, что с голой задницей орать: «Слава Украине! Героям слава!». Разумеется, зеркальность данных процессов неслучайна. Для того, чтобы незначительная часть людей экстремально разбогатела, нужно, чтобы основная масса народонаселения обнищала. А чтобы эта самая основная масса по поводу происходящего не вякала и желательно вообще не понимала, куда все вдруг делось, - нужно довести средний IQ народных масс примерно до табуреточного уровня. Либерализм вообще обожает дебилов, а либерализм в его фашистском формате – тем паче. Неважно, что это за фашизм - итальянский, немецкий, украинский, еще какой-то. Сути дела это не меняет. Важно наличие злобных, но единых в душевном порыве дегенератов, которые готовы перегрызть глотку любому, кто посмеет хоть как-то рыпнуться на обирающих их же хозяев. От дегенерата требуется максимум слепого фанатизма, агрессии и послушания хозяевам – тогда, быть может, за усердие ему кинут косточку послаще. Это, собственно говоря, и есть альфа и омега фашизма – любого, в том числе, и того, который нынче развернут и бушует на Украине.

Еще несколько лет назад известный провокационный публицист и аналитик Эдуард Ходос подсчитал численность евреев в Верховной Раде Украины – и полученные данные, естественно, представил вниманию жаждущей общественности. Оказалось, что заметно более трети депутатов Верховной Рады – так сказать, семитских кровей. Сейчас, если посмотреть фамилии и фотографии депутатов на официальном сайте ВРУ, - соотношение остается примерно таким же. Сейчас даже Премьер-министр Украины – еврей, Президент – бизнесмен, получающий кредиты от евреев (например, от Кристин Лагард, но далеко не только от нее). В топ-10 богатейших людей Украины минимум половина – евреи, и все 100% богатейших людей Украины кредитуются на Западе, в банках, принадлежащих в значительной степени еврейскому капиталу. И нет, разумеется, никаких сомнений в том, что данные персонажи сами «незалежны» - и будут проводить для Украины строго «самостийную» политику – и строго в интересах украинцев. Собственно говоря, украинцы это и подтвердили, начав массовый побег из своей страны, как только им открыли безвизовый режим. Если верить украинскому сайту «Сегодня», из Украины уже сбежало более 740 тысяч человек – при 42 миллионах человек украинского населения. Люди, как выясняется, ногами реагируют на «заботу» -  с ее безработицей и официальной средней зарплатой в 6 тысяч гривен.

Украинская сионизация дошла до того, что теперь украинцам даже начинают ненавязчиво запрещать поклоняться их фашистским богам – Бандере, Шухевичу и Ко – за то, что боги эти при их паскудном земном существовании как-то, видите ли, не так относились к евреям, а Президент «незалежной» – и вовсе на весь мир воздает хвалу евреям. Следующим вполне логичным и закономерным шагом была бы передача украинской цензуры и украинского образования, пока что находящихся в руках светских лиц, - к местным ребе и/или униатам (это уж они как друг с другом договорятся). Не исключено, что в обозримой перспективе именно к этому и придут. А потом можно было бы установить обязательный налог для украинских славян – в пользу евреев. Просто так. Просто потому, что на Украине есть славяне, а есть евреи. Ведь СМИ и официальные должностные лица «незалежной» уже, по сути, в открытую (хоть пока и обтекаемо) проговаривают, что Украина – это еврейская колония, а украинские славяне на ее территории – просто рабы, в лучшем случае гости.

Трудно себе представить, до какого маразма может дойти на Украине обнаглевший еврейский фашизм, если Россия – как наиболее могущественный и родственный сосед – не удосужится вмешаться и волевым решением прекратить творящееся безобразие. Но вот почему-то не удосуживается. Видимо, нынешнее российское руководство по какой-то причине сочло, что те земли, которые потом и кровью были защищены от фашистской мрази, и с которых, собственно говоря, и начался разгром фашизма как такового (имеется в виду операция под руководством Маршала Конева), - теперь можно благополучно положить под новых фашистов.

Можно, конечно, возразить, что-де публицисты, журналисты и простые обыватели просто не понимают нынешнюю политическую конфигурацию, а посему не ведают, что несут и пишут. Что ж, ответ справедливый и убийственный, а самое главное – универсальный – на случай, когда надо заткнуть глотки критикующих. Но вот давайте представим ситуацию с исторической точки зрения. Вот школьник через 200 лет открывает учебник по истории – и читает в нем, что страна с 1/6 частью суши благополучно «слила» родственного соседа, за олигархические барыши занимаясь тем временем углеводородными проблемами арабов. Тех политических всезнаек, которые бы лично научили ребенка уму-разуму относительно расстановки политических сил в 2017 году, уже не будет – скорее всего, уже и кости их сгниют. И с высоты прожитых столетий это все будет выглядеть как политика шкурничества и предательства – и именно так и войдет в историю. Вот в чем фокус. Впрочем, нынешняя наша бизнес-элита (она же властная элита) вряд ли задумывается об исторической перспективе, это-то и паршиво.

Теперешний формат украинства, несомненно, есть полное и безоговорочное торжество сионизма над славянством, причем, что интересно, но особенно горько, - на исконно славянской территории. Теперь нет необходимости что-то там скрывать, факт сионизации Украины проговаривается открыто, цинично и на высшем публичном уровне. Сионизация же невозможна без лютой и шизофренической русофобии: а под каким еще соусом можно «отжать» у славян то, что принадлежит им по праву крови и почвы?

Нас же можно «поздравить»: земли, с которых, собственно говоря, и пошла наша историко-культурная идентичность, - теперь всецело под пятой транснационального еврейского капитала, который топчет, унижает и доводит до скотского состояния более 40 миллионов человек безмолвно покоренного славянского населения. Пошевелится ли Кремль? Защитит ли братьев-славян посредством нейтрализации наиболее активных апологетов русофобии на Украине – или же продолжит созерцать циничное глумление над своими? Вопросы – к сожалению, пока что без ответов, хотя на кону – десятки миллионов жизней отнюдь не чуждых нам людей.

О насущной необходимости возрождения сталинизма и о том, как это возрождение может в перспективе происходить

На днях в МГЮА, одном из ведущих юридических вузов страны, была установлена мемориальная доска, посвященная докладу Иосифа Виссарионовича Сталина об итогах XIII съезда РКП(б). Разумеется, бурная реакция либеральной общественности не заставила себя ждать. Сразу же из Академии уволился известный адвокат и либерал (собственно, адвокат не может не быть либералом) Генри Резник. Тут же разбушевалось «принципиальное» адвокатское сообщество, а некоторая часть профессуры ГУ ВШЭ вообще объявила МГЮА чуть ли не бойкот. Еще бы! Сталинская тематика для либерала – сродни маячащей красной тряпке для быка. Если либерал хотя бы краем уха слышит имя Сталина, то у него, у этого самого либерала, сразу открываются пальпитация, повышенное потоотделение и уйма нервных тиков.

Есть в истории люди (их считанные единицы, между прочим), которые выражают собой эпохи, явления, идеологии. Есть ограниченное количество бессмертных имен. Конфуций, Будда, Иисус Христос, пророк Мухаммед, Чингисхан, Мао Цзэдун, Ленин, Сталин – все это люди одного масштаба. Все они выражают собой определенные системы миропорядка. Увы, либералов среди этой славной когорты нет, потому что либеральные деятели – по определению пигмеи. Они могут быть при жизни яркими, фриковыми, скандальными, даже псевдоинтеллектуальными, но по смерти своей они неизбежно уходят в почву и смешиваются с таковой. Величия, тем более – в веках, эти козявки не прощают (просто потому, что им самим не грозит его добиться), а посему любые попытки хотя бы заикнуться о чем-то великом закономерно вызывают у любого либерала бурю ненависти, гнева, а также потоки оскорблений и лжи. А вот разговоры о геях и толерантности для либерала – просто бальзам на душу.

Грандиозные личности вроде Сталина, разумеется, обязаны быть увековечены, несмотря ни на какое либеральное сопротивление. Без грандиозных личностей нет и не может быть нашей славной истории. Но до сей поры увековечение было невозможно: как светская, так и церковная власти воспринимали в штыки любые попытки хоть как-то зафиксировать память о Великом Вожде в массовом народном сознании. Точнее, против памяти они были не против, только строго со знаком «минус», причем для формирования негативного образа Великого Вождя врать приходилось и приходится напропалую, потому как историческая правда – всегда на стороне гигантов, а не пигмеев. Пока наиболее последовательную пигмейскую позицию занимает почему-то Церковь, в светской среде все же пока есть объективные и разумные люди.

Наивная попытка, скажем, Александра Андреевича Проханова канонизировать Великого Вождя закономерным образом захлебнулась, причем нет никаких сомнений, что сам Александр Андреевич (как, безусловно, умный человек) это вполне себе предвидел. Да и как того было не предвидеть? Понятно же, что РПЦ, даже несмотря на недюжинные старания Патриарха Кирилла, - это, в сущности, до сих пор ортодоксально либеральная контора. В 90е годы она с наслаждением крушила нашу государственность (разумеется, под соусом «исторической памяти» и «борьбы с кровавыми коммуняками»), а сегодня она просто занята добыванием денег всеми мыслимыми и немыслимыми путями. Ей нынче совсем не до государственности – тем более, нашей. Потому-то попытка изначально была обречена на провал. А вот в светской плоскости пока еще, судя по всему, остались здравомыслящие люди, и пример с МГЮА – тому подтверждение.

Сталина необходимо увековечивать для начала в светских памятниках – и очень правильно сделали, что начали повторное увековечение именно в образовательно-юридической плоскости. Молодежи необходимо понимать, что Сталин – никакой не «кровавый тиран» (как то до сих пор пытается бессовестно нам наврать либеральная тусовка), а гарант социалистической законности и всемирного могущества нашего государства – в тот исторический период. Было бы правильно, если бы МГЮА была названа именем Сталина, потому как никто не сделал для нашей законности и общественно-государственной безопасности больше, нежели Сталин. Хотя, конечно, юридический вуз – это как-то маловато для отображения исторических масштабов Великого Вождя и его великих свершений. Но хоть с чего-то бы начать…

Вообще-то говоря, всецело увековечивать надо не слюнтяя и предателя Николашку II, открыто сдавшего страну в разгар Первой мировой войны и масонского правления Львова, Керенского, Гучкова, Милюкова и Ко, а три фигуры – Ивана Грозного, Александра III и, конечно же, Иосифа Виссарионовича Сталина. Иван Грозный избавил страну от боярско-олигархического гнета, тем самым предотвратив ее расползание на вотчины, а также неимоверно расширил наше территориальное пространство; Александр III обеспечил нашей стране фактически 50-летний мир и мощнейший, по тем временам, технологический и продовольственный потенциалы; Сталин спас нашу страну и весь мир от троцкистской, фашистской и американской угроз, а также вывел страну на лидирующую позицию в производственном отношении. По гигантизму личности Цезарь, Наполеон и прочие – и рядом не стояли. И Ивана Грозного, и Александра III, и Иосифа Виссарионовича Сталина – смело можно причислять к лику святых, только наша либеральная РПЦ этого, к сожалению, не сделает.

Любого из этих великих людей (Ивана Грозного, Александра III, Сталина) можно и должно увековечивать, как и сколько угодно – в названиях городов, организаций, улиц, в памятниках, в произведениях литературы, скульптуры, кинематографа, в купюрах высшего достоинства и так далее – и всего этого в любом случае будет мало, потому как по-настоящему масштабных личностей невозможно втиснуть в какие-то социально-стандартизированные рамки. Нужно просто понять, что мы в неоплатном долгу перед ними – и, соответственно, прикладывать максимум коллективных усилий для того, чтобы неукоснительно подчеркивать приоритетность обозначенных этими великими государственными мужами направлений.

Вместе с тем, ничего подобного не происходит, а происходит прямо противоположное, а именно - поливание означенных величайших государственных деятелей грязью и помоями. И «тираны» они, и «людоеды» они, и «больные» они... Пока подобное будет происходить, ни о каком укреплении государственности и национального самосознания не может идти и речи, потому как оскверняются очеловеченные символы государственности и национального самосознания. Невозможно добиться урожайности картошки – за счет обильного выведения на ней колорадских жуков.

Впрочем, если власть действительно взяла курс на увековечение памяти Сталина (пусть пока и такими вот полунамеками), то ничего, кроме позитива, это в себе не несет. Сперва нацболы слупили памятную доску Маннергейма (и, кстати, ВГТРК ненавязчиво поддержала данную акцию), затем вот МГЮА установила памятную доску Сталину, в то же время по всей России происходят попытки установления бюстов, памятников и мемориальных досок Иосифу Виссарионовичу, затем, глядишь, и Волгоград в Сталинград переименуют. А затем, может статься, - память о славе Великого Сталина будет массированно возрождаться по всей стране. А вслед за ней – и память о славе Ивана Грозного и Александра III. Они ведь тоже обгажены либеральными помоями с ног до головы. Понятно, что на данном этапе все это показуха, но именно с долговременной и неукоснительной показухи и начинается конструктивный тектонический сдвиг в массовом сознании, а вслед за ним – и конкретные дела, достойные былого величия. Посмотрим. Капля камень точит.

Об «умных» гаджетах, цифровом мировом правительстве и неогамадрилах

В течение последних нескольких лет происходит поистине бум гаджетов и вообще технического развития - в духе псевдо-интеллектуализма. Только за последние несколько лет появились устройства, выполняющие команды по голосу, весьма эффективные навигаторы, мобильный Интернет, Ватсап, еще много-много всего – и прогресс не прекращается ни на месяц. Из самого последнего – нейросеть, пишущая музыку и стихи, новая антибликовая пленка, подстраивающая яркость экрана под освещение, а компания «Леново» буквально вчера анонсировала гаджеты - со встроенным сканером отпечатков пальцев и сочетающие в себе сразу несколько технических устройств. Не техника, словом, а ума палата. Все за человека решила, просчитала и сделала. Но, вот ведь что удивительно, все «умные» устройства используются, главным образом, почему-то глупыми. И, что характерно, глупость от использования данных агрегатов лишь усиливается, причем, похоже, в геометрической прогрессии. Впрочем, об этом – поподробнее…

«Умные» гаджеты уже в настоящее время напрочь и намертво дебилизируют население, и с этим уже вряд ли кто-то поспорит. Люди практически полностью перешли на общение смайликами и фоточками, многие из-за каждодневного использования клавиатуры разучились писать с помощью ручки, текстовая информация воспринимается и обрабатывается мозгом современного человека дозированно – и в предельно сжатом и убогом виде. Кроме того, в львиной доле компаний (кстати говоря, преимущественно крупных, западных и «информатизированных») разговоры сотрудников, в том числе друг с другом, переведены в скриптовый формат, и этот формат под угрозой штрафов запрещает использование в речи причастных и деепричастных оборотов. Только слепому не видно, что процессы цифровизациии и повальной умственной дегенерации идут рука об руку, хотя нас до сих пор изо всех сил пытаются убедить в том, что техническое развитие неизбежно делает интеллект достоянием широчайших социальных масс.

Наивно было бы считать, что компании, зарабатывающие многие десятки и сотни миллиардов долларов, будут прикладывать гигантские усилия и вкладывать гигантские затраты - на изготовление бессмысленных безделушек. Миллион долларов – да, нужен для удовлетворения собственных прихотей, десять миллионов долларов – нужны уже для того, чтобы вдоволь побеситься с жиру, миллиард долларов – для того, чтобы управлять значительным количеством людей, а сотни миллиардов долларов – для того, чтобы выстраивать собственный мировой порядок, по собственному же почину. Транснациональные корпорации, занимающиеся созданием и модификацией электронно-информационно-увеселительных средств и площадок, - хотят видеть мир, состоящий по преимуществу из легко манипулируемых  неогамадрилов. С человеком надо общаться, а вот с обезьяной – нет.

Социум в основной своей массе отваживается от чтения и размышления, зато массированно и целенаправленно приучается к «прикольным» видосикам, мемасикам и фоточкам. А теперь вот еще и писать не надо, то есть вообще: «умный» гаджет все скоро распознает по блеянию, мычанию, рычанию, визжанию и хрюканью, то есть по органическим проявлениям первозданного природного состояния. Голос распознает гаджет, текст в голос, равно как и голос в текст, переведет гаджет, освещение регулирует гаджет, давление в шинах померит гаджет, сердечно-сосудистое давление вместе с сахаром в крови измерит тоже гаджет, сколько спать, есть, заниматься сексом и ходить в туалет – снова обозначит гаджет. Вообще не надо напрягаться, даже в вопросах собственной физиологии. Надо оскотиниваться, смотря веселенький видеоряд и выкладывая фоточки в Инстаграм. Иного пути не оставлено. А уж с заботливо выведенной скотиной не надо будет и работать – ее надо будет просто отвести в цифровое стойло, где она и будет с превеликим наслаждением пастись, издавая нечленораздельные звуки, а также пуская слюни и пузыри.

За последние лет 30-40 к власть имущим пришло понимание (ныне, похоже, перешедшее в уверенность) - того, что людьми правят не ресурсы и, уж тем паче, не виртуальные (по сути, выдуманные) платежные средства, а нормативы и идеи. К оплате своего труда любой адекватный человек относится как к чему-то должному, поэтому деньги и «печеньки» воспринимаются психически здоровыми людьми как нечто само собой разумеющееся, но отнюдь не как фетиш, на который надо молиться. А вот как конкретно людям выстраивать свою жизнь и свой рабочий процесс – подскажут правила и идеи, без них люди тотально беспомощны, а потому - от них всецело зависимы. Соответственно, и управляют миром те, кто: во-первых, генерирует эти самые правила; во-вторых, располагает информацией, достаточной для того, чтобы генерировать правила и идеи наиболее выгодным для себя образом.

Интересно и показательно, что по всем рейтингам на первой строчке в списке богатейших людей планеты вот уже долгие-долгие годы находится Билл Гейтс – между прочим, отнюдь не банкир, не биржевик и не сырьевой магнат. И по богатству Билл Гейтс буквально на голову превосходит всех банкиров, биржевиков и «сырьевиков», хотя сделал себе имя на программном обеспечении. Историческая практика показывает, что владение информацией, а равно генерирование таковой, - неизбежно конвертируется, и очень даже прилично. Кстати, о Билле Гейтсе…

Все же этот самый Билл Гейтс – весьма неглупый малый. Он еще в 90х годах прошлого столетия понял, что нефть, газ, лес, золото и прочее – все это, в сущности, фигня. Все это хоть и приносит аномально высокие прибыли, но на людей решающего влияния не оказывает. Миром управляют не те, кто выкручивает сотни миллиардов долларов с реализации каких-либо материальных ресурсов, а те, у кого в руках информационные потоки. Умные (пусть не всегда по отдельности, но в своей массе) неизбежно управляют глупыми, и Билл Гейтс как истинный и ортодоксальный иудей это великолепно понимает и использует. Уважаемой аудитории рекомендуются к прочтению книги информационно-компьютерного мэтра - «Дорога в будущее» и «Бизнес со скоростью мысли». Вся нынешняя гаджетизация и компьютеризация – никакой не «естественный ход событий», как это порой усиленно пытаются подать, а плод мысли одного человека, и имя его - Билл Гейтс. Все соответствует его обозначенным еще в 90х пожеланиям, прямо-таки в мельчайших деталях. Из пока что не реализованных замыслов Билла Гейтса остались лишь швейные машинки, работающие в автоматическом режиме по заранее заданным параметрам, электронные устройства, читающие мысли, электронные учителя в школах и вузах, а также полноценный искусственный интеллект. Посмотрим, как скоро это все будет претворено в жизнь, но что непременно будет – сомнений в этом нет никаких: главный настоятельно пожелал.

В ближайшей перспективе немыслимый поток зомбированных неогамадрилов готов будет за связку бананов выполнять любые команды непосредственного начальства, также, в сущности, принадлежащего к расе зомбированных неогамадрилов. В то же самое время, все топовое руководство (хозяева банков, крупных сырьевых компаний, ТНК, высшее руководство всевозможных транснациональных правительственных структур и так далее) - будет сформировано из интеллектуальных элитариев, более-менее разбирающихся в происходящем. Доподлинная же осведомленность будет лишь у тех, кто владеет буквенно-цифирной информацией, они и будут безграничной и безраздельной мировой властью, остальным же доступ к информации будет блокирован: «быдлу» вполне хватит общения смайликами, видосиками и веселыми картинками. Нынешняя политика блокировки сайтов и возрастного ценза в очень скором времени перейдет в мировую политику блокировки доступа к ряду сетевых ресурсов - по иным основаниям, и перечень этих оснований будет стремительно расширяться. Собственно говоря, это древнеегипетская управленческая система, императивно делящая социум на элитариев и «быдло». Все это уже проходили, но пока что без гаджетов.

На самом деле так уж сильно убиваться по поводу происходящего не стоит. Команды хозяев будут, скорее всего, несложными: «факс», «звонок», «подпись-печать» и тому подобное. В сущности, не надо будет даже уметь читать, писать и считать: все это замечательным образом будут проделывать машины, давая человеку возможность комфортно деградировать. Рабов никто не будет заставлять, как прежде, тащить на себе баржи, гнуть спины на плантациях, переносить какие-то немыслимые тяжести по 14-16 часов в сутки и так далее. Автоматизация в значительной степени избавит (да, собственно говоря, уже почти что избавила) от такого рода тягот и невзгод. Никто не будет надевать на рабов кандалы и ошейники, никто не будет бить рабов кнутом по хребту – и, уж тем более, вырывать ноздри и клеймить каленым железом. Нет, все будет сугубо «цивилизованно». Большая часть неогамадрилов за свои ритуальные приседания будет получать виртуальные деньги – в количестве, достаточном для того, чтобы не умереть с голоду и обеспечить себе доступ к Интернету, этому неиссякаемому источнику мгновенных и разнообразных удовольствий, и есть все основания считать, что плата за Интернет будет понижена в разы. Комфортная и размеренная обезьянья жизнь будет дарована практически всем. Более того, неогамадрилы, демонстрирующие недюжинную природную сообразительность в сочетании с повышенной «лояльностью к компании», - через многие годы усилий могут быть высочайшим дозволением переведены в расу элитариев. В общем, открытое информационное общество – с возможностью карьерного роста. Эталон гамадрильего счастья.

Дискомфортно, в том числе физически, будет только тем, кто любит читать умные книжки, критически анализировать прочитанное - и кто органически не умеет при всем этом «прогибаться» перед начальством. Не то, чтобы как-то состояться, - просто выжить для этих людей будет планом-максимум, ибо цифровое общество выстраивалось отнюдь не для них, и эти самые «умники», по своим параметрам, никак не вписываются ни в одну из рас нового общества, а посему должны быть из него как-то удалены.

В заключение хочется поставить-таки все точки над «i» в рассмотренном вопросе. Основная масса людей не блещет, никогда не блистала - и не будет блистать умом. Это нормально, и это, что называется, медицинский факт. И ничего плохого в нем, в этом факте, собственно говоря, нет: социальная организация возможна лишь благодаря тому, что есть умные и глупые, и численность глупых во многие десятки раз преобладает над численность умных. Это неизбежно, другого дееспособного формата властеотношений за всю человеческую историю не придумано. Проблема в данном случае в другом: нынешняя мировая элита искусственно-цифровым путем создает, по сути дела, две расы – расу грамотных (хотя бы минимально), с одной стороны, и расу напрочь неграмотных – с другой, и численно эти расы уже сейчас различаются поистине аномально, и аномальный разрыв год от года будет лишь увеличиваться. Возможно, дойдем до того, что 99,9% населения планеты будет улюлюкать, мычать, хрюкать и гавкать, но с гаджетами в передних конечностях, а 0,01% населения - будет знать несколько языков, великолепно ориентироваться в экономике, религии и культуре – и вообще будет аномально эрудировано. Такой вариант, при текущей динамике, более чем вероятен.

В общем, нас, похоже, в любом случае ожидает неожреческая система, то есть на самом деле ровно то же самое, что было у древних египтян и у древних иудеев, только нынешняя система будет значительно более «овощной» - зато с «умными» гаджетами. Что из этого выйдет – время покажет, и, по всей видимости, уже очень скоро. А пока можно лишь с уверенностью констатировать факт вызывающей интеллектуальной поляризации на фоне усиливающейся гаджетизации – как свершившийся. Наблюдаем за стремительным развитием событий и делаем соответствующие выводы.

Что такое «права человека»?

В настоящее время на нашу страну вновь обрушился буквально шквал обвинений во всевозможных «нарушениях прав человека». 20 июня 2017 года стало известно, что ЕСПЧ признал российский закон о запрете гей-пропаганды «нарушением прав человека» - в первую очередь, по той причине, что данный нормативный акт не дает возможности гомосексуализировать несовершеннолетних. «Права человека» всесторонне попираются и когда речь заходит о поимке наркоманов, сбывающих «дозы», а равно когда речь заходит о привлечении к уголовной, пусть даже чисто номинальной, ответственности проворовавшихся пролиберальных деятелей и повышенно буйных пролиберальных бузотеров. Запад – вновь стеной на страже «прав человека», в особенности, конечно же, в России. Ну, а что же это вообще-то такое - «права человека»? Что, собственно говоря, защищают – и от кого? Попробуем немного порассуждать…

Надо сказать, что, со смысловой точки зрения, термин «права человека» обладает нулевым содержанием. Во-первых, в голове мгновенно возникает резонный вопрос: а почему именно «человека», а не «людей»? Он, этот человек, один, или их, этих человеков, - скопилась целая банда? Кто это конкретно? Непонятно. Во-вторых, не существует никакого сферического права в вакууме. «Право на труд», «право на отдых», «избирательное право» и так далее – все это понятно и никаких нареканий не вызывает: есть определенным образом очерченный предмет, и есть перечень действий, которые, с нормативной точки зрения, дозволено осуществлять. А вот что такое «права человека», то есть вот просто – «человека», без привязки к чему бы то ни было? Опять непонятно. Понятно одно: ничего общего с юриспруденцией термин «права человека» не имеет – это сугубо идеолого-политическая конструкция.

Насколько можно судить, термин «права человека» в нашу отечественную действительность привнес некогда Андрей Дмитриевич Сахаров, отнюдь не юрист, а великий физик и всемирно известный правозащитник (тоже, правда, непонятно, чье право он защитил, хоть раз, но это отдельная и до крайности объемная тема). Так вот «права человека», по Андрею Дмитриевичу, - это когда советские люди и ресурсы в массовом порядке утекают за кордон, а государство при этом отказывается от собственных геополитических интересов, на весь мир поливает себя и свой собственный народ фекалиями - и всенепременно разоружается. Это «права человека» по Андрею Дмитриевичу.

Но далее у нас были пресловутые «лихие 90е». Уж, казалось бы, все сокрушили – стало быть, и с «правами человека» должен настать полный порядок. Ан нет. И в это время в России, оказывается, не все было гладко с этими самыми «правами человека». В частности, один из ярчайших и влиятельнейших представителей так называемой «мировой закулисы», бывший Председатель Совета управляющих ФРС США Алан Гринспен – уже во второй половине 2000х негодовал на предмет того, что в России даже и в «святых» 90х не было «правового государства» с «правами человека». Значительную силу в России имел тогда криминал, между тем как абсолютно всей полнотой власти должен быть наделен только и исключительно бизнес – желательно банковско-биржевой. То есть «права человека», по Гринспену, - это не только массовая дегенерация и разгосударствление, но и непременная власть банкиров и финансистов. Разумеется, из этого закономерным образом вытекает чудовищная имущественная поляризация, также на ура принимаемая «правами человека». Поехали дальше…

А дальше – приезжаем к современности: 2000е и 2010е… Что сейчас-то не так с «правами человека»? Ну, во-первых, как ни крути, а хотя бы внешняя политика России все же существенным образом активизировалась, и в общем-то в целом в конструктивном формате, а это в принципе противоречит доктрине «прав человека», которая, как было изложено выше, напрочь отрицает государство – как самостоятельного и деятельного игрока. Во-вторых, всевозможные нарушения «прав человека» мгновенно выскакивают, когда речь заходит о борьбе с массовыми беспорядками, наркоманией, гомосячеством и педофилией. То есть «права человека», в довесок ко всему вышеизложенному, - это еще и засилье буйных офисных олигофренов и извращенцев. В принципе паззл определенным образом складывается…

В сухом остатке выходит, что «права человека» - это когда 99% богатств – в руках у 1% населения, когда государство – подручное и тотально расчехленное олигархическое помело, и когда везде и всюду шастают имбецилы, наркоманы, педерасты и гомосеки, не давая роздыху здоровым на голову людям.  Термина «права человека» не требуется стесняться – напротив, его необходимо официально закрепить в отечественных толковых словарях - в качестве синонима постмодернистской западной культуры, а равно ее маниакальной экспансии в незападные регионы. И (еще раз!) – ни в коем случае не следует путать данную специфическую штуку с, так сказать, канонической юридической терминологией: это просто категории из совершенно разных областей.

Нацизм и сексуальные перверсии: немного о перспективах этих двух тенденций на Украине и в мире

18 июня 2017 года на сайте Lenta.Ru появилась информация о том, что в Киеве прошел ЛГБТ-марш, после которого некоторые геи были избиты украинскими нацистскими радикалами. Пока что почему-то бандеровцы органически отторгают ЛГБТ-движение. Впрочем, есть все основания считать, что эти два течения вот-вот помирятся, а в ближайшей перспективе – станут не разлей вода. Выбора, собственно говоря, уже сейчас нет – ни у бандеровцев, ни у гомосеков. Впрочем, об этом – в предлагаемой Вашему вниманию заметке…

На самом деле нацизм как таковой отнюдь не выступает против перверсий в сексуальной сфере. Напротив, он на них в значительной степени и зиждется. Можно даже сказать, что любой нацист, если он правильно понимает себя и то учение, которому он поклоняется и следует, - просто обязан прийти к гомосексуализму либо к «третьеполости» - как к высшей стадии своего нацистского бытия. Проще говоря, настоящий нацист – либо гомосексуалист, либо андрогин. С доктринальной точки зрения, это непременное условие, и третьего не дано. Нацист – органический урод и ублюдок во всех смыслах, в том числе в смысле полоролевом. Чтобы не быть голословным - немного о нацистской сексуальной доктрине…

Первыми достоверно известными нацистами были древние индусы, потому как абсолютно фашистская варно-кастовая система сформировалась именно в результате порабощения одних народностей другими, что прямо вытекает, в первую очередь, из индийских же источников. Так вот у индусов, в их религии, есть Тримурти (что-то вроде нашей Троицы) – Брахма, Вишну и Шива. При этом Брахма – бесполый (если быть точным, надполый), Вишну – тоже (хотя может перетекать и в андрогинное состояние), а Шива – гермафродит. И есть и индусов в рамках их неприкасаемых такая группа – называется она «хиджра». Эта социальная категория включает в себя гермафродитов, гомосексуалистов и кастратов. Они вроде бы неприкасаемые, то есть отверженные, но, вместе с тем, не презираемые, а даже, напротив, почитаемые. Индийская аристократия относится к хиджрам с крайним почтением и даже обращается к ним за советами, косвенно демонстрируя тем самым интеллектуальное превосходство хиджр.

Хабад и Каббала (сугубо нацистские еврейские течения), как это ни странно, тоже исходят из идеи андрогинности, хоть и категорически отторгают гомосексуализм. Господь, Адам (до изгнания из Эдема), а равно суррогат последнего - Голем, созданный Господом из глины и оживленный каббалистами во время их оккультных практик, - все они не имели идентифицированного пола. А коль скоро цель человечества состоит в возвращении к эдемским истокам, то и ортодоксальный хабадник и каббалист – непременно должен перейти в андрогинное состояние.

В целом каббалистским было отношение к сексуальным перверсиям в Третьем Рейхе. Гомосексуалисты всецело преследовались, вплоть до направления их в концентрационные лагеря, - в то же самое время, гермафродитов в Третьем Рейхе очень даже уважали, равно как уважали и некоторые другие сексуальные отклонения. Один из авторов немецко-нацистской доктрины Йорг Ланц фон Либенфельс в своей некогда культовой работе «Теозоология» открыто, без каких бы то ни было намеков, писал о том, что гермафродиты суть боги на Земле. Андрогинность как некий символический нацистский образ очень почитали Общества Туле и Аненербе. А известный немецко-нацистский идеолог Герман Вирт в «Хронике Ура Линда» писал, по сути дела, о женском доминировании – разумеется, под соусом матриархата. Не зря Гитлер и его сотоварищи так любили индуистскую и каббалистскую символики: идеологи Третьего Рейха отнюдь не были дураками и прекрасно понимали свои истоки. В этом смысле нынешнее европейское решение о легализации «третьего пола» - это максимальное, насколько это на сегодняшний день возможно, осуществление неофашистского сценария. На Украине этот сценарий, похоже, также неизбежен.

Как видим, идеология расовой и национальной исключительности неизбежно ведет к уродствам на сексуальной почве. В России, кстати, все ровно то же самое: в частности, об известном отечественном нацистском рупоре андрогинно-инфантильного вида Егоре Просвирнине неоднократно и аргументированно писали как о гомосексуалисте, да и сам Егор не раз выдавал более чем толерантные жэжэшные опусы в отношении «нетрадиционных». Селяви. Традиционная мораль подразумевает традиционные же сексуальные и семейные ценности, а также жесткую социальную иерархию, но не такую, когда есть «сверхлюди» и «недолюди», а такую, при которой каждый человек играет свою определенную социальную роль, но при этом относятся к нему как к человеку, а не как к быдлу. Нацизм же является глубоко человеконенавистнической теорией и практикой, а посему надо отрицать и все фундаментальные устои традиционного общества – и именно отрицание-то и возводить в Абсолют. В плюс к этому – нацистская идеология может быть весьма выгодно использована для сокращения популяции «унтерменшей», которые, по указаниям своих рупоров, будут стремиться к «высшим состояниям» - и, как следствие, не плодиться.

Теоретики и практики украинской «самостийности» в смысле сексуальности составили некоторое исключение, но, как оказалось, лишь временное, сейчас все кардинально меняется – прямо на глазах. Ранее «самостийцы» не ставили сексуальные уродства во главу угла, чаще всего даже брезгливо воротили от них носы. Тому есть своя причина. Дело в том, что, по доктрине Геббельса-Розенберга, население Украины, которую, как известно, планировалось поработить, должно было не сокращаться и не увеличиваться, а воспроизводиться, то есть в семье славянско-украинских «унтерменшей» должно было быть в среднем два ребенка. Так что в этом смысле бандеровщина – это, скорее, не классический нацизм, а ситуационно-функциональное его применение на конкретной территории. Сейчас же диспозиция изменилась: экономика стала по преимуществу не производительной, а валютно-сырьевой, славяне в этой матрице больше не воспринимаются как эффективная и при этом дармовая рабсила – их теперь требуется просто уничтожить и прибрать к грязным лапам имеющиеся пока что в славянском распоряжении природные ресурсы. Соответственно, востребовать стали не психически здоровых людей, а первертов, манифестирующих собою саморазрушение и призывающих к релевантному же поведению товарищей по популяции.

Неслучайно новая украинская команда привела к власти сразу целую плеяду славных гомосеков и педерастов – Ляшко, Авакова, Булатова, многих-многих других. По информации, открыто транслируемой, между прочим, ярым «самостийцем» Михаилом Гаврилюком, число гомосексуалистов в Верховной Раде доходит до 50%, и это только гомосексуалистов, а есть ведь, надо полагать, еще и педофилы, некрофилы, зоофилы и прочие подобные, органически не плодящиеся. Как видим, в формально верховной украинской государственной власти категории «нацизм» и «сексуальное извращение» - уже почти что слились в экстазе, а в скором времени, весьма возможно, сольются окончательно.

Очень даже вероятно, что в весьма скором времени, в пределах лет десяти, мы получим причудливый симбиоз бандеровщины, гомосексуализма и гермафродитизма, с неразрывной спаянностью всех этих трех составляющих, и эта тенденция на Украине возобладает. А через поколение - вполне вероятно, что нацизм на всей планете окончательно станет на 100% гомосексуальным и андрогинным, то есть чтобы войти в когорту нацистов, надо будет неизбежно сменить пол на «третий» либо не менее неизбежно сделать каминг-аут. Поживем – увидим. Может, и застанем еще «третьеполые» майданные марши со свастикой и портретами Степана Бандеры. Шоу маст гоу он, как говорится.

Украина и евроинтеграция: шах и мат не верящим в конспирологию

В наши дни принято троллить конспирологию и ее сторонников. Мнение о том, что мир принципиально управляем, и что он, собственно говоря, и выстраивается как единая глобализационная структура именно с целью пущей управляемости, - сегодня отчего-то считается признаком дурного тона, умственной неполноценности и буйного помешательства. Понятно, что авторам и акторам глобализационных процессов крайне нежелательно, чтобы их бурная активность была декодирована, а посему всем пытающимся разобраться в происходящем, конечно же, проще заткнуть глотки. Желательно объявить при этом чокнутыми наиболее рьяных и любознательных в деле глобализационного декодирования. Это вполне естественно. Нормальный защитный биологический механизм, ничего плохого в самом факте его наличия нет. Но вот в случае с Украиной, тотально лишившейся суверенитета, - глобалисты подставились так, что рукотворный конспирологический сценарий заметен уже просто невооруженным взглядом. Впрочем, об этом – поподробнее.  

Все мы помним, что «самостийная» хунта пришла к власти на волне лютого нацизма. Понятное дело, что хунта с первых же дней формальной власти не скрывала своего желания евроинтегрироваться, но, тем не менее, акцент первоначально делался именно на внешней нацистской составляющей. Первоначально украинскому народу внушалась, в первую очередь, мысль о его исключительности, во вторую – о его мнимой противоположности русскому народу, и лишь в третью – о необходимости Украины евроинтегрироваться. Разумеется, в качестве знамен взметнули образы и без того гиперпопулярных Бандеры и Шухевича. Так был достигнут окончательный (и, похоже, необратимый) разрыв Украины с Русским Миром, а значительная часть славян оказалась оторванной от собственных историко-культурных корней. На этом этапе нужна была пусть ублюдочная, но идентичность. Но вот разрыв осуществлен – и надо было сделать следующий шаг. Не прошло и года, как был запущен новый процесс, и начат он был весьма хитро и нетривиально.

Уже в 2014 году на Украине на официальном уровне было объявлено о том, что некогда существовали «древние укры». Под это дело, конечно же, стали писаться статьи и книги, защищаться диссертации, делаться историко-политолого-«научные» карьеры и так далее и тому подобное. Но почему вдруг ни с того ни с сего решили манифестировать «укров»? Ведь нет ни одного «самостийного» классика «самостийной» истории, который бы писал о каких-то там «украх». Почитайте Грушевского, Максимовича, Кулиша, Брайчевского – ни у одного из них вы не встретите ничего про «укров» (хотя, казалось бы, эти историки на Украине – непререкаемые авторитеты, и раз уж у них нет никаких «укров», то этих самых «укров», казалось бы, и вовсе не должно быть). Но хунта почему-то, тем не менее, взяла – и провозгласила этих самых уже успевших набить оскомину «укров». Вот отчего так вышло?

А все, оказывается, очень просто: «укры» уничтожают собственную украинскую идентичность, и без того изрядно надуманную и высосанную из пальца. Украинская идентичность подается хотя бы как нечто такое, что пакостит русским, «укры» же безродны, безыдейны и даже определенным образом территориально не идентифицированы. Произойти от «укров» - все равно, что произойти от зеленых человечков или от скачущих розовых слоников. Это пшик, это ничто. Если раньше было понятно, что украинцы – это те, кто сперва воевали на стороне Мазепы, а потом убивали русских во Второй мировой войне (все же какая-никакая, а идентичность), то что такое «укры» - неясно до сих пор никому. Конкретика моментально сменилась абстрагированным абсурдом. От идентичности мгновенно перешли к распаду и дезорганизации. Дальше – больше, шустрее и задорнее.

По Украине прошелся каток ЛГБТ-маршей, и шурует этот самый каток до сих пор. По данным ресурса «ЛГБТ-Новини», 59,3% украинцев как по мановению волшебной палочки вдруг стали поддерживать легализацию однополых браков на территории собственной страны. Где и когда в пользу гомосексуалистов высказывались признанные классики украинского нацизма – Бандера, Шухевич, Донцов, Стецько? Правильный ответ: нигде и никогда. Выходит, что на данном этапе этих всемирно признанных укро-фашистов можно и задвинуть куда подальше. Свою роль они выполнили – с мясом и кровью оторвали Украину от России – а теперь они подчас даже мешаются. Гомосексуалистами не восторгались, да и о безвизе ни словом не обмолвились. Кстати, о безвизе…

Как известно, безвизовый режим между Украиной и ЕС вступил в силу совсем недавно, в ночь с 10 на 11 июня. Известно также и то, что в Европу выехали и вылетели уже более 20 тысяч украинцев, в настоящее время с территории Украины в Европу ежесуточно убывают по 2-3 тысячи человек. Людям умышленно созданы невыносимые условия жизни на территории их собственной страны: в конце концов, даже при исключительном изначальном укро-патриотизме весьма трудно радоваться ежемесячному доходу в 5 тысяч гривен. Да к тому же эти лишения абсолютно ничем не мотивированы, так как веками выстраиваемая на пустыре украинская идентичность теперь растоптана буквально за год. Так что желание в ужасе смыться хоть куда-то от этого бедлама вполне естественно. Но не тут-то было: оказывается, что процесс «смывания» тоже тотально подконтролен. В частности, глава МИД Украины Павел Климкин заявил о том, что в случае многократного превышения квот, а также в случае избыточной текучки украинской рабсилы, - безвиз может быть и отменен. В переводе с дипломатического на русский: когда населению крикнут валить, оно повалит, когда надо будет вдруг перестать валить, каналы «сваливания» перекроют. Дешевая и тотально подконтрольная транснациональная рабсила. Неужели еще у кого-то могут остаться сомнения в том, что конспирология в отношении Украины срабатывает просто железобетонно?

Сегодня только слепой или ангажированный может не замечать, что Украина – беспомощная жертва глобалистской конспирологии, сценарно расписанной как по нотам. Все делалось и делается только и исключительно для того, чтобы Украина стала полноценным и всецелым ресурсным, в том числе и биоресурсным, колониальным придатком. Сначала были порваны ее и без того болтающиеся на соплях связи с Россией, затем была уничтожена скандально манифестируемая украинская идентичность, а теперь украинский народ – пыль под ногами Европы. Может, эта пыль и пригодится (и тогда она будет вкалывать почти что за «спасибо»), ну а нет – так выметут взад. План Гитлера-Геббельса в отношении Украины не был реализован в свое время через колено, зато прекрасно осуществился нынче - через майданные скачки и систематическое промывание мозгов по телевизору и в укрнете. И это все удалось провернуть моментально, особенно по меркам и масштабам истории, - и, что также немаловажно, при практическом отсутствии собственных жертв. Простенько и со вкусом, так сказать.

Как видим, человекопоток (в данном случае – украинский) вполне себе контролируем и алгоритмируем. Надо заметить, сугубо рукотворно и сознательно. Можно даже с точностью до микрона определять дозированность, интенсивность и направленность этого самого человекопотока, выкапывать ему нужные траншеи, пускать его под нужным углом и с нужной скоростью. Подводится соответствующая информационно-пропагандистская база (в принципе для пущей весомости ей можно даже придать некую наукообразность, чем, собственно, бандеровская пропаганда и занимается), параллельно с этим заметно ухудшаются условия жизни на одной территории – и идеализируются условия жизни на другой территории. Все – выбор населения предрешен. Просто потому, что этого самого выбора населению не оставлено. И, как показывает украинский сценарий, данный, казалось бы, грандиозный и неподконтрольный человеческой воле план – претворяется в жизнь незначительной по численности группой людей года за три – за четыре. Вот вам и всевозможные «естественные процессы», о которых так громко разглагольствуют глобалисты. Судя по всему, имеется определенная пища для размышлений…

«Американская мечта» на примере Дональда Трампа

Показательная порка Трампа – штука весьма репрезентативная. Несомненно, войдет в анналы не только американской, но и мировой истории, потому как знаменует собою переломный момент в функционировании кланово-олигархического проекта под названием «США». В очередной раз Америка неприкрыто и на весь мир плюет на свои же собственные типа как высокие демократические идеалы, но на этот раз не легонечко так поплевывает, а густо и с высокой колокольни. Американская элита уже открыто дает понять, что мнение избирателей не значит для нее вообще ничего, это не более чем пыль под банковско-биржевыми башмаками. Ну, а если уж так сложилось, что оно, это мнение, по какой-то неведомой причине вышло из-под контроля, то его волевым актом демократического административного ресурса легко можно переиграть – в любом формате и как заблагорассудится.

Трамп в некотором смысле является стереотипным образчиком так называемой «американской мечты». То есть, конечно, он не мальчик-побирушка, который вдруг раз – и стал миллиардером, а из миллиардеров выскочил в президенты. Отнюдь нет. Его отец – Фред Трамп – не менее состоятельный некогда девелопер, а Дональд лишь продолжил его дело, хоть и очень успешно. И, тем не менее, на политическом поприще он – именно образчик «американской мечты». Достоверно не замечен ни в Римском клубе, ни в Бильдербергском клубе, ни в какой бы то ни было влиятельной масонской ложе - и при всем при этом он не финансист, а занят реальным делом, - и победил, причем не кого-то, а Хиллари – протеже Бильдербергского клана. Нереально, казалось бы. Но обаяние, ум и деловая хватка тогда одолели. А вот сейчас оказывается, что в рутинной политической работе на территории Америки у всех этих, безусловно, положительных качеств – нет ни малейших шансов против либерально-демократической серости и системности. «Американская мечта» в очередной раз попрана американской реальностью.

Вообще очевидно, что «Американская мечта» - это полная чушь. Вплоть до настоящего времени данную эфемерную материю принято подавать так: дескать, в Америку можно приехать без центра в кармане и без единой связи – и за счет только лишь упорного труда и неимоверного таланта там якобы можно добиться всего и вся. Стереотипно упоминаются при этом Арнольд Шварценеггер, Сильвестр Сталлоне, Жан-Клод Ван Дамм, Стивен Сигал, Дольф Лундгрен, иногда – наш Иосиф Бродский. Якобы приехали ни с чем – и стали всем. Тут нам, конечно же, как обычно, врут. Во-первых, никто из них с нуля в Америке не поднялся, все они уже были более-менее признаны и раскручены и до приезда в «страну возможностей», а в Америке они лишь подороже продались. А во-вторых, все эти ребятки, без исключения (равно как и все остальные, кого принято в этом смысле ставить в пример), - строго соответствовали определенному американскому типажу: как минимум нужно быть фанатичным либерал-демократом и лыбиться до ушей во все 32 белоснежных зуба. «Американская мечта» ни разу не распространилась, скажем, на черносотенца, на коммуниста или на сталиниста.

Что же касается в целом социально-политической составляющей, то Америка – сословно-аристократическая страна. Как бы это ни резануло кого-то там по уху. Покойный Бжезинский признавал, что примерно 1% американского населения составляет, по сути дела, наследственная аристократия, которой дозволено очень многое – просто по факту рождения, тогда как 99% остального населения – также по факту рождения нельзя практически ничего. А из американской аристократии буквально нескольким семействам (Бушам, Фишерам, Рокфеллерам, Тафтам, Клинтонам, некоторым другим) – дозволено де-факто практически все. Так вот Трамп – он хоть и аристократ, но, скажем так, даже не Великий Князь, а его вынесло аж на престол – и это, разумеется, бесит сословно-аристократическую систему.

Если взглянуть на биографию любого американского президента, любого американского министра, любого американского олигарха, то выяснится, что он либо имеет отношение к какому-нибудь тайному обществу (вроде йельского общества «Череп и кости»), либо является близким родственником какого-нибудь крупного чиновника или олигарха, либо вхож в Римский и/или Бильдербергский клуб. Трамп же был в максимальной степени нейтрален, насколько это в принципе возможно в сословно-аристократическом американском обществе. Вот именно за это, а еще за то, что Трамп пробился за счет таланта и обаяния, а не за счет холуйства и животной посредственности, - его и хотят сожрать, потому что либерально-демократическая матрица не прощает яркости и неординарности.

У Эдуарда Лимонова есть такая гениальная книжка – называется она «Дисциплинарный санаторий». Если предельно лапидарно, то в ней – о том, что современный мир представляет собой грандиозную психбольницу, где положено быть штампованным «овощем», а если «овощ» с этим своим состоянием не согласен, если он рыпается, то его либо нейтрализуют физически, либо обкалывают до надлежащего «овощного» состояния. Индивидуальность, особенно яркую и талантливую, категорически не приемлют.

Так вот в наибольшей степени это касается сегодня Соединенных Штатов Америки. Неважно, насколько ты умен, богат, харизматичен, известен – важна либерально-демократическая системность. Проще говоря (уже на этот раз словами из фильма «Кин-Дза-Дза»), пацакам следует надеть намордники – и радоваться. И какой пацак возрадуется и возвизжит более всех остальных – его, при определенном стечении обстоятельств, может принять в свое лоно американский либерально-демократический клан. Если же пацак вовсе не хочет радоваться, то есть совершенно, – его неизбежно транклюкируют.

Очень хорошо, что американцы наконец-таки стали транслировать все это на весь мир, уже практически не стесняясь. А когда враг публично позорится (сам ведь, никто его не заставляет), то это завсегда очень хорошо. В общем, так держать, «демократичные»!

Ядерное оружие и пацифизм

6 июня 2017 года Президент РФ Владимир Владимирович Путин заявил о том, что войну России и США «никто бы не пережил», прозрачно намекнув тем самым на то, что военный потенциал России и США примерно равен. Что ж, уже неплохо. Но если силы паритетны – и при этом враждебны (по крайней мере, как об этом теперь официально заявляется), то очевидно, что необходима нейтрализация одной из сил, дабы одна сила взяла верх над другой. В противном случае рано или поздно погибнет весь мир. Для того, чтобы не допустить глупостей со стороны США, нам необходим пацифизм. Об этом наши высшие должностные лица, в том числе и Путин, почему-то не говорят. Пока что у нас пацифизма нет, а есть он только у США – соответственно, только им сегодня и дозволительно творить кровавые глупости. Однако дело в том, что подавляющее большинство людей почему-то понимает пацифизм некорректно, то есть просто как доктрину всеобщего миролюбия. Так вот это не так – даже, можно сказать, совершенно не так. Впрочем, об этом – подробнее.

Планетарное пацифистское движение как таковое зародилось в 1864 году в Швейцарии. И началось оно с Международного комитета Красного Креста. Создателем данного движения был писатель, журналист, бизнесмен и активный общественный деятель Анри Дюран. По официальной версии, Анри Дюрана так неприятно впечатлила битва при Сольферино в 1859 году, что он взял – да и создал Международный комитет Красного Креста, который вдруг стал помогать всем и вся – разумеется, беспристрастно и всеобъемлюще. Известно, в частности, что Красный Крест финансировал и народовольцев (ставших потом «чайковцами»), и опальных революционеров 1905-1907 годов, и большевиков, и жертв ОГПУ, и сионистов в Палестине, и много кого еще. Очень он, этот пацифистский Комитет, разносторонний и непостоянный. В 1999 году Международный комитет Красного Креста открыто заявил в СМИ о том, что помогал ряду нацистских преступников бежать в Латинскую Америку, дабы не попасть под суд, а затем помогал им беспрепятственно посещать Европу. И сегодня Красный Крест поддерживает и бандеровцев, и ополченцев - одновременно. Хорошо быть пацифистами планетарного масштаба: всех делаешь обязанными себе – соответственно, все – «друзья».

Создатели ядерного оружия – тоже все пацифисты как один. Известно, в частности, что Эйнштейн и Оппенгеймер писали президенту Трумэну слезливые письма с просьбой не допускать распространения созданного ими же ядерного оружия, а Оппенгеймер еще и ратовал за «международный», он же американский, контроль в ядерной сфере. Эйнштейн даже всякие забористые образы придумывал: дескать, Четвертая Мировая будет вестись палками и камнями, если дело пойдет так же.

Довольно-таки интересно получается: всесокрушающую бомбу у этих ребят, значит, хватило мозгов создать, но вот прямо до момента ее создания творцы не понимали, к чему это может привести, нет-нет, этого они предвидеть никак не могли, это слишком сложно для них, «озарение» накатило лишь по создании. А в сухом остатке на тот момент получалось следующее: атомной бомбой располагали только США, сами они ее, понятное дело, ликвидировать не собирались, но (тоже, знамо дело, из соображений пацифизма и «гуманизма») не допускали наличия ядерного оружия в других странах. Пацифизм, как обычно, выходил односторонним. Впрочем, односторонность легко отслеживаема и по письму Эйнштейна Рузвельту, где он прямо-таки упрашивал президента разрешить ему начать ядерные разработки. Мнение, как видно, менялось диаметрально, но пацифизм при этом оставался.

«Гуманизм» ученых-ядерщиков с удовольствием подхватил и влиятельнейший в истории финансово-биржевой воротила Бернард Барух. Это человек, инициировавший создание Агентства по атомным разработкам, которое должно было подчиняться спецслужбам США и Президенту США непосредственно, а известно, что и Вильсон, и Рузвельт были назначенцами того самого Баруха. Проще говоря, вся атомная энергетика планеты, по этому проекту, переходила под его «гуманный» финансовый контроль. Только вето СССР в ООН спасло мир от тотального ядерного контроля со стороны финансиста Баруха. Интересно, что в автобиографии Барух до крайности досадует по этому поводу, открыто и на полном серьезе прописывая, что это он, Барух, просто желал «гуманизма», а монополией на «гуманизм» может обладать только и исключительно американский финансовый капитал. Эдакий «гуманизм» с ядерными кулаками.

А потом у нас был такой пацифист – Андрей Дмитриевич Сахаров. Тоже когда работал над водородной бомбой, конечно же, не предвидел и не мог предвидеть никаких таких последствий – это ему потом «озарение» было. Уже после получения академика, трижды Героя Социалистического Труда, Ленинской премии и Сталинской премии. Так вот когда Андрея Дмитриевича «озарило», он вдруг понял, что кормивший его и давший ему славу, в том числе скандальную, режим – «кровавый», «деспотичный», в нем попираются «права человека», «общечеловеческие ценности» - и так далее и тому подобное. Существенное внимание в своих проповедях Андрей Дмитриевич уделял вопросам милитаризации: дескать, экономику Советского Союза сожрал милитаризм, при этом американская экономика, само собой разумеется, практически свободна от этого изъяна. Американская система у Андрея Дмитриевича была вообще практически свободной от каких бы то ни было изъянов – там одни сплошные «права человека», «гласность» и «общечеловеческие ценности». Снова такой вот инсайдерский и однобокий пацифизм.

Есть сейчас пацифист мирового уровня, кодовое обозначение которого – «Далай-Лама XIV» (настоящее имя – Нгагванг Ловзанг Тэнцзин Гьямцхо). Это до крайности влиятельный китаец, которого поставили главным буддистским проповедником, и который активно проповедует тибетский сепаратизм, а также американский «гуманизм» и необходимость включаться в глобализационные процессы. Направленность проповедей «Далай-Ламы XIV» такая (если вкратце): Китай аннексировал Тибет, Китай и вообще практически весь мир – агрессивны и милитаристичны просто по своей природе, тогда как американский мир, отстаивающий свои ценности, - априори гуманистичен, и кто с этим не согласен, кто не хочет интегрироваться под американскими лозунгами, того надо, по сути дела, вычеркнуть из истории. Посыл таков: Америка по умолчанию добра, все ее противники по умолчанию агрессивны, тупы и вооружены до зубов.

Было и есть еще великое множество западных и прозападных пацифистов, разного уровня и разной направленности, и консолидирующей силой наиболее активных и признанных из них была и остается Нобелевская премия. Первая женщина-пацифист, которая получила эту высокую награду, - это Берта Зуттнер, автор, кстати говоря, весьма неплохой книжки под названием «Долой оружие!», в которой она по ходу всего сюжета прозрачными намеками желает противникам пацифизма мучительной смерти на полях сражений, дабы те на своей шкуре убедились, как плох милитаризм. Вот такая вот «гуманистичная» тетя. Есть, кстати, версия о том, что именно Берта Зуттнер склонила Альфреда Нобеля к учреждению премии – строго пацифистской направленности. Одним из первых Нобелевских лауреатов вообще был вышеупомянутый Анри Дюран, а его детище – Красный Крест – получало Нобелевскую премию аж трижды. Нобелевскую премию получали упомянутые выше Сахаров, «Далай-Лама XIV», Эйнштейн, Оппенгеймер, еще многие-многие другие. Кстати говоря, великий физик Арнольд Зоммерфельд, не пожелавший играть в эти пацифистские игры, Нобелевскую премию так и не получил. Как не получил ее и, скажем, Шри Чинмой – активнейший проповедник не односторонней, а подлинно всеобщей демилитаризации.

Принципиальная, если можно так выразиться, заслуга Нобелевской премии состоит еще и в том, что она консолидирует собою пацифизм, экологизм, ЛГБТ и атеизм, вырабатывая некую корпоративную культуру и идеологическую унифицированность своих лауреатов. Практически все экологисты и гомо-активисты, которые получили данную высокую награду, - одновременно проталкивали еще и пацифизм вперемешку с лютым атеизмом. Из четырех людей, дважды получивших Нобелевскую премию, - все проповедовали «гуманизм» (несмотря на то, что двое из них занимались ядерной физикой) и «научный атеизм». Поразительное нобелевское единообразие. Практически штамповое.

Возникает риторический вопрос: а почему же пацифисты, если они такие пацифисты, до сих пор не собрались – и не приняли единогласного решения о публичном уничтожении вообще всего оружия на планете Земля? Ну, чтобы разом ударить по проблеме – и решить ее в корне. И почему бы им самим не отказаться от зачастую своих же собственных исследований, конечным итогом которых может стать массовое уничтожение людей? Ответ прост: потому, что не затем они работают, и не за то им платят. Смысл в том, что есть определенные выгодоприобретатели, у них есть доступ к значительным ресурсам, в том числе к вооружению, и в том числе, массового уничтожения, и этим самым выгодоприобретателям хочется принимать императивные решения и претворять их в жизнь – абсолютно безраздельно и неограниченно, а для этого, понятное дело, требуется обезоружить конкурентов. С этой-то целью и открываются пацифистские глотки. И открывает их не только Запад (хотя, конечно, в основном он).

Надо, наверное, напомнить уважаемой аудитории, что и у Советского Союза была своя пацифистская бригада за рубежом (хоть и не такая могучая, как у американцев). Ну, то есть как своя – понятное дело, что там состояли не граждане СССР Иванов-Петров-Сидоров и Ко. Советская агентура активно обрабатывала зарубежных пацифистов, на их территории, - разумеется, главным образом, на территории первейшего и главнейшего врага – США. На территории США, в частности, действовали так называемые «йиппи» и «Черные пантеры». Сегодня принято как-то замалчивать их активность, а зря. В свое время, до позорной дегенерации Советского Союза во второй половине 80х годов, - они были весьма осязаемой политической силой.

Йиппи и «Черные пантеры» были чернокожими американскими коммунистами, всецело поддерживающими политику СССР – и всецело осуждающими агрессивную милитаристскую политику США. Йиппи эксплуатировали идеологию пассивного миролюбия, «Черные пантеры» - чернокожего миролюбия с оружием в руках. Йиппи формировались в основном из среды хиппанов, а посему имели до крайности иллюстративный символ собственного движения: конопляный листок на фоне красной пентаграммы, а та, в свою очередь, – на черном фоне. Эдакий синкретизм. Символом же «Черных пантер» была мускулистая и скалящая клыки черная кошка, как бы наползающая на смотрящего – и готовая вот-вот броситься. То есть «Черные пантеры» даже символически были довольно-таки мобильны – и готовы были прилепиться, в сущности, к любой антиамериканской идеологии, но коль скоро сильнее всех тогда была идеология СССР, то и прилепились они, в конце концов, к ней.

В 1968 году йиппи устроили в Чикаго (ну, и вообще по всем США, но в Чикаго – наиболее масштабно) грандиозный, как сейчас принято говорить, флэшмоб, суть которого состояла в том, что многие тысячи йиппанов парализовали работу магазинов, предприятий, других инфраструктурных объектов. Группы наглухо укуренных людей садились на железнодорожные пути, блокировали трассы, мешали учреждениям работать, пытались спустить ЛСД в водопровод, ломились даже на объекты энергетики – с тем, чтобы привлечь внимание общественности к тому, что вся американская инфраструктура работает исключительно на милитаризацию (что, собственно, и недалеко от истины). Среди 18 требований звучали прекращение войны во Вьетнаме и политических репрессий в США. Провокации в должном объеме в итоге не состоялись, но, разумеется, вслед за ними пошла волна арестов, судов и прочего подобного, что, собственно, лишь разрекламировало «миролюбивых» йиппанов: дескать, американские милитаристы душат чернокожих борцов за свободу (а йиппаны были, надо повториться, в основном чернокожими). В том же 1968 году йиппи осуществили второй флэшмоб, не менее провокационный, но при этом, как ни странно, значительно менее резонансный, - выдвинули на пост Президента США поросенка Пигасуса.

Не отставала и партия «Черных пантер». Первоначально она формировалась как движение чернокожих фашистов, читавших и слушавших абсолютно фашистские проповеди Мальколма Икса, а также «Негров с пистолетами» Роберта Уильямса. В дальнейшем же, с активизацией таких персонажей, как Хью Ньютон и Анжела Дэвис, партия приобрела радикально-антиамериканско-прокоммунистический окрас. «Черные пантеры» стали делать акцент уже не только на антимилитаризации (хотя и на ней тоже – в частности, они требовали освободить негров от военной службы в США), но и на том, что американский милитаристский режим притесняет тружеников и женщин. На поприще такого рода пропаганды более всех преуспела чернокожая феминистка Анжела Дэвис, ставшая впоследствии культовой правозащитной фигурой.

Также хотелось бы припомнить Международную Ленинскую премию (до 1955 года она была Международной Сталинской премией). Вручалась она с универсальной формулировкой: «За укрепление мира между народами». Это была своего рода социалистическая альтернатива буржуйской Нобелевской премии Мира, хотя и денежно – куда скромнее: первоначально, в 1949 году, размер премии составлял 100 тысяч тех рублей, а с 1961 года – 25 тысяч рублей. Но не в рублях и даже не в долларах дело, а дело в том, что эта премия в львиной доле случаев вручалась борцам с американским воинствующим империализмом за рубежом: Полю Робсону, Говарду Мелвину Фасту, Рокуэллу Кенту, той же Анжеле Дэвис, некоторым другим. Подавалось (и, надо сказать, совершенно справедливо), что миру между народами угрожает, в первую очередь, империалистическая экспансия. Так, собственно, и есть, ведь ни для кого теперь не секрет, что технология империализма основывается именно на расово-национальных и межконфессиональных конфликтах. Но тогда это надо было разъяснять.

Так что когда человек говорит о том, что-де американские технологии хитрее, мудренее и так далее и тому подобное, нежели советские, – этот самый человек, скорее всего, просто не знаком с вопросом. Все у нас было – и применялось не менее успешно, чем проамериканские фриковые технологии в СССР. Победили-то в итоге не технологии, а предательство иудушек Горбачева и Лукьянова, а тут ни ядерные бомбы, ни пацифизм – совершенно ни при чем, хотя, конечно, Мишка проводил и разоружение, и пиар-кампании всевозможных пацифистов-антисоветчиков, и много всего еще разного да омерзительного. Ну, ладно, это уже отдельная тема, речь сейчас не об этих пакостниках в Партии… Речь все же о пацифизме.

Так вот ничего хитрого в пацифизме как таковом нет. И везде он, этот самый пацифизм, абсолютно одинаков. Берется определенный засранец с подходящей биографией (в США – желательно «угнетенный» чернокожий, в СССР/РФ – желательно сидевший либо очень на это нарывающийся), далее этот засранец начинает громко орать о «кровавом режиме» - и этот его ор «почему-то» мгновенно разлетается в СМИ/Интернете. Ничего мудреного. Просто стран – носителей пацифизма как оружия массового уничтожения всегда было очень мало. Сейчас такая страна одна – США. У нас сейчас почему-то маловато внимания уделяется пацифистской работе за кордоном. А очень напрасно, ведь, как справедливо заметил наш Владимир Владимирович, войну США и России «никто бы не пережил». Вот и надо сделать так, чтобы у них не было сил, которые бы вжарили так, что «никто бы не пережил», - и чтобы у нас при этом эти силы были в наличии и в боеготовности. К этому, собственно говоря, и надо всеми силами стремиться.

Что же до усредненного образа активиста пацифизма, то можно сказать следующее: среднестатистический пацифист – это паскуда конченая. Если он диванный, то это, как правило, просто буйный сумасшедший (как правило, городской), наслушавшийся вражеских бредней. Если же он в активе и на виду, то это обычно существо, ничего толком не умеющее, кроме как шумно горланить, фундаментально пиарясь за счет вражеских грантов. Ничего связного ни один рядовой пацифист никогда не скажет – и по определению не способен сказать, потому что его задача – выкрикивать вредные режиму слоганы. Есть, конечно, высоколобые академические пацифисты, занимающие высокие посты, но и они не в состоянии, как пел Бутусов, ходить по грязной дороге, не выпачкав ног. Вместе с тем, этот паскудский ресурс категорически необходим. И он необходим даже больше, чем ракетно-ядерный потенциал. Вражеские ракеты нейтрализуются, в первую очередь, не системами ПВО, а паскудами-крикунами либо государственными изменниками. И история, в том числе наша, это неоднократно доказывала.

Что же мы имеем в сухом остатке? А вот что… Пацифизм – это отнюдь не идеология отказа от оружия и войн. Вовсе нет. Это идеология обескровливания противника. Пацифизм – он всегда на экспорт. Надо свалить режим и систему – внедряют поганцев-пацифистов. Как паразитов в здоровый организм – чтобы на теле начали сперва образовываться кровоточащие и гнойные волдыри, а потом чтоб началась гангрена, охватывающая все большую и большую площадь пораженного пацифистской заразой организма – пока тот, наконец, не загнется в агонии.

Обозначать собственную неагрессивную, но неукоснительно нацеленную на самозащиту, позицию мы вроде бы научились, и спасибо за то Владимиру Владимировичу лично. Теперь осталось сформировать (вернее, воссоздать) крепкую пацифистскую бригаду, которая бы крушила врагов на их территории. Это немаловажный компонент глобального противостояния – и, весьма вероятно, залог успеха в таковом. Послушайте и почитайте Майкла Мура, Ноама Хомски, Джульетто Кьезу, других – они же просто с распростертыми объятьями идут к нам навстречу! Надо просто их не отталкивать – ну, и желательно подкидывать им серьезную денежку за, без иронии, тяжкий труд на этом сволочном пацифистском поприще за кордоном.

ЕГЭ как реализация проекта Геббельса-Розенберга

Сегодня стало известно, что ректор МГУ академик Садовничий наконец-то всецело поддержал идею ЕГЭ. Образовательное чиновничество в этом смысле становится все более монолитным. Между тем, на сайте «Интерфакса» появилась заметка о том, что 66% россиян не одобряют систему ЕГЭ (рекордный, кстати говоря, рейтинг недовольства). Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин в своих ответах колеблется, но в целом поддерживает егэшную затею: дескать, да, много минусов, много шероховатостей, но в целом идея, как о говорил год назад, «приятная», так как якобы позволяет молодым да талантливым куда-то там пробиться.

Всем известно, что ЕГЭ не выдерживал никакой критики уже с 2002 года, когда он, собственно, и начал нам впендюриваться. Тогда говорили, что это просто проект еще пока не обкатан, вот обкатаем – и пойдет как по маслу. Оказалось, что не обкатался до сих пор – правда, недовольным да несогласным в СМИ предпочитают не давать голоса по данному вопросу. И дело тут не только и даже не столько в коррупции и в определенном перераспределении коррупции с вузов в школы. Это не имеет никакого сущностного значения. По факту ни школы, ни вузы в накладе не останутся, и нет резона за кого бы то ни было из них переживать. Короче говоря, дело не только и не столько в перераспределении коррупционных потоков, сколько в функциональной ориентированности ЕГЭ на дебилизацию молодежи.

Знание – это такая штука, которая подразумевает многогранность и некую многопараметровость. Часто не бывает правильного ответа и неправильного ответа. Да и, в конце концов, почему кто-то присваивает себе монополию отграничивать правильное от неправильного? Этот кто-то сам-то уверен в качестве своих познаний? Приходится порою сталкиваться с ситуациями, когда мыслящий человек, чего-то конкретно не вызубривший, - рассуждает о чем-то формально невпопад, но, послушав его, понимаешь, что это он просто не зашорен, а рациональное зерно по какому-то конкретному вопросу он как раз-таки своим незашоренным взором и ухватил. И часто бывает так, что какой-то долдон что-то вызубрил, твердит прямо наизусть, но совершенно ничего при этом не понимает, потому что «плывет», как только надо именно порассуждать и увязать обсуждаемую тему с какой-либо еще. Так вот ЕГЭ – он именно для долдонов. Даже если ты готов обосновать свою «ошибочную» позицию – это никому не интересно, потому что формально, по анкете, ты ошибся. Унификация дебилизации, унификация биологической роботизации, но никак не унификация знания.

Читаем теперь дневники Йозефа Геббельса и Альфреда Розенберга. Убеждаемся, что ими исподволь предлагалась та самая тестовая система, с которой мы, собственно говоря, и сталкиваемся сегодня. Геббельс писал о вреде просвещения на захваченных нацистами территориях, ну а Розенберг – так тот вообще представил вполне конкретную «образовательную программу»: подавляющее большинство школьных предметов требуется вообще упразднить, по тем, что сохранились, - ответы нужно давать предельно односложно и неосмысленно, по географии – знать только то, что столицей Германии является Берлин. Надо сказать, что и для своих нацисты прописывали императивную дебилизацию: в частности, Адольф Алоисович Гитлер в своей ставшей великой «Моей борьбе» прямо и четко указывал, что образование должно быть функционально и ограниченно, от сих до сих, желательно – не меньше, но уж точно ни в коем случае не больше. Понятно, что «унтерменши» должны знать меньше, чем «арийцы», но и «арийцы» не должны шибко смущать начальство своим многознанием. Односложные «правильные» ответы, минимизация материала, максимизация неосознанности и глупости – все это характерно как для нацистского образования, так и для системы ЕГЭ. Ничего удивительного, если вдруг когда-то выяснится, что наши образовательные чинуши перенимали опыт у нацистских товарищей.

На самом деле ничего ужасного в этом нет (типа «у-уу, нацисты»). Алгоритм на самом деле весьма эффективен – даже, может быть, значительно более комфортен: создается массив дегенератов с роботизированным сознанием, не способных думать, но способных отвечать по типу «А», «Б», «В», - и этот массив прекрасно управляется посредством примитивнейших слоганов и нажатия соответствующих кнопок. И всем в итоге очень хорошо: правящим – потому, что население тупое и послушное, и населению – опять-таки потому, что оно тупое, а когда тупой и не задумываешься, то это как-то даже и веселее. Так что в нацистской образовательной технологии, с точки зрения ее комфортности, нет никаких минусов – одни только плюсы. Вопрос в другом: а что за пределами этого растительного существования?

Вот у нас такие слова правильные нынче говорят: «импортозамещение», «обороноспособность», «инновации», «конкурентоспособность» и прочее и прочее. А как же это все сделают зомбированные дегенераты? Чем, каким веществом в организме, если им с раннего детства запрещено отходить от «а-бэ-вэ»? Третий Рейх вот распространял тотальнейшую дебилизацию – именно с той целью, чтобы население особо не мудрствовало, – ну, так при этом к нему и не предъявлялось требований относительно сверхзвуковых самолетов, танков нового поколения, кибернетизации и прочего подобного. А у нас получается, что штампуем дебилов, а потом требуем от них чего-то такого, что абсолютно не свойственно этим самым дебилам. Вспоминается старый советский анекдот: «Абрам Израилевич, ты либо крест сними ,  либо трусы надень!». Штампуем дебилов – славно, но тогда соглашаемся на роль сырьевой колонии, бухаем и веселимся, не соглашаемся на роль сырьевой колонии – тоже славно, но тогда не штампуем дебилов, а работаем над тем, чтобы их было по минимуму. А так вот, чтобы и рыбку съесть, и на велосипеде покататься, – к сожалению, никак не получится.

Многие не особо осознанные ура-патриоты могут возразить: «Ну, как же, а вот США…, а у них…». Все правильно: да, США, и – да, у них. Но Россия, как всем известно, - не Америка. Во-первых, США изначально формировались по фашистскому принципу, и основой этого грандиознейшего в мировой истории коммерческого проекта была как раз полнейшая неосознанность основной массы населения (при наличии исключительной осведомленности власть имущих), и население с первых же дней данного проекта было отстранено от управления, но ему при этом рассказывалось про «естественные права». Во-вторых, США и не ставят своими целями обороноспособность и собственную защищенность, что бы там ни горланили про их бешеный военный бюджет: известно, в частности, что территория США является одной из наиболее слабо защищенных на планете, и регулярные вооруженные инциденты – тому подтверждение. Наконец, в-третьих, у США есть мощнейшие политико-финансовые инструменты – доллар и ФРС, – которых нет у нас. Зачем нам проводить ревизию сотен лет нашей истории, если можно просто отказаться от той мерзопакости, которая нам органически и исторически не свойственна?

Идеология фашизма, в том числе интеллектуального, для нас категорически не приемлема. И не было у нас ее никогда. Это в Спарте скидывали больных детей на скалы; это в Древней Индии были, да и остаются, «единождырожденные» (то есть основная масса населения – по сути, те же «унтерменши»); это в Древнем Египте была узкая прослойка гениальных жрецов – и основная масса напрочь дебилизированного населения; это в Третьем Рейхе были «арийцы» и «унтерменши»; и это в США – «элитарии» и «эгалитарии». Но это не наш путь. Фашизм как таковой нежизнеспособен. Спарта, с ее этим устройством, получала многочисленные тычки от Афин, потом была поглощена Мегалополисом, а затем – Римом. Индия попала в многовековую колониальную зависимость – с начала от Персии, потом – от Британии. Египет переходил из рук в руки: Рим, Византия, Арабский халифакт, Османская империя, англичане, - и уже давным-давно потерял лицо, только пирамиды со сфинксами и остались. Третий Рейх был позорно разгромлен и расколот. Не за горами и обрушение проекта «США», которое, собственно говоря, признают уже и сами американцы.

Фашизм неизбежно заканчивается порабощением этих самых фашистов людьми адекватными. К человеку нужно относиться как к человеку – и, соответственно, требовать с него как с человека, а не насильно оглуплять десятилетиями, а потом удивляться, почему он не великий ракетостроитель или не гениальный кибернетик. Только в случае воспитания и формирования людей, а не зомби, можно сохранить суверенитет – тем более, в таких территориальных и ресурсных масштабах, которыми располагает Россия. И, разумеется, любая поддержка проекта под названием «ЕГЭ» - напрочь нивелирует все высокие псевдопатриотические словеса.

Немного о гуманитариях, технарях, водителях, офисном планктоне и перекособоченном рынке труда

Не далее как 3 июня глава Роструда господин Вуколов прозрачно намекнул на то, что наиболее востребованными на нынешнем отечественном рынке труда являются инженеры. Дескать, предприятия сегодня днем с огнем не могут найти действительно квалифицированных специалистов в сфере именно производственного блока. Ранее в СМИ и на высшем официальном уровне многократно делался акцент на важности военных, рабочих, программистов, сельских тружеников. Вроде бы все правильно, вроде бы все по существу. Да, нам нужно быть сильными и защищенными. Да, нам надо слезать с «сырьевой иглы». И - да, доходы представителей соответствующих профессий увеличиваются, тогда как у так называемого «офисного планктона» - в общем и целом снижаются. Вроде бы правильной дорогой идем, товарищи. Но так ли уж освещена и убрана эта самая дорога?

Инженеры, программисты, военнослужащие, рабочие специальности, идем в ногу со временем, укрепляем производство и обороноспособность – все хорошо, ура. И какие-то (может быть, даже значительные) подвижки, безусловно, имеются. Только вот самой распространенной профессией на рынке труда на сегодняшний день является профессия водителя (шофера, машиниста, таксиста и прочего подобного за рулем). Баранку сегодня крутят примерно 7% от общего числа трудоустроенных, и это еще надо не забывать, что есть ведь еще и так называемый «теневой сектор»: к примеру, человека могут устроить «менеджером», а реально он будет крутить баранку. Факт популярности профессии водителя весьма и весьма показателен. Во-первых, водитель ничего не производит, а только доставляет товары и людей из пункта «А» в пункт «Б», так что сам факт распространенности этой профессии явно не отвечает декларациям о производительной экономике. Во-вторых, если 70-80% населения в возрасте до 25 лет имеют высшее образование, и 7% трудоустроенных крутят баранку, то совершенно очевидно, что как минимум значительная часть населения с высшим образованием крутит баранку. А есть ведь еще грузчики, подсобные рабочие и прочие «творческие» профессии, в которые также залетает масса людей с дипломами о высшем образовании. Отчего же так выходит?

В 1990х – середине 2000х был тренд гуманитарного образования. Юристы, журналисты, экономисты, социологи, пиарщики, философы, менеджеры и прочие психологи. Ничего плохого в гуманитарной материи как таковой нет, но только в том случае, если ею занимаются осознанно, а не потому, что она «проще» – и, соответственно, можно с ее помощью «откосить» от армии, не особо перегружая при этом серое вещество. А поколение, получившее образование в 1990х – середине 2000х, - это все же поколение «не дай себе засохнуть», то есть в общем и целом не намеренное чрезмерно «париться». Да плюс еще на протяжении всех 90х шло лихое и практически бесконтрольное разворовывание того, что было создано при «империи зла», а в процессе разворовывания люди, обладающие определенными экономическими познаниями, а также умеющие работать с документацией, - разумеется, имеют сильное конкурентное преимущество. Также нужно было пропагандировать наиболее наглых воров (читай – «работать журналистом и пиарщиком») и утешать неадекватных, но богатых бездельников (читай – «работать психологом»).

Но вот 90е минули. Минули уже даже и 2000е. Уже даже и 2010е на излете. Теперь ораве людей, получивших гуманитарные дипломы, заявляют, что-де правила игры поменялись, и теперь вы, представители этой никчемной оравы, - не нужны, а нужны технари и оборонщики, а откуда их взять в форсированном режиме – разумеется, никто не в курсе. Вот и получается, что относительно небольшое количество людей правдами и неправдами зацепляется в своих профессиях, в то время как чертова уйма людей благополучно остаются без них, и та же чертова уйма - в принципе не способна устроиться по специальности. И речь сейчас не о «хуже-лучше», а о целесообразности текущей бюджетно-образовательной политики. Более половины выпускников получают дипломы, которые им фактически будут не нужны в их грядущей деятельности. Зачем, спрашивается, тратить время многих сотен тысяч людей, равно как и свои деньги? Чтобы потом ответствовать: «Денег нет, но вы держитесь»?

И, уж конечно, отдельная песня – это качество и релевантность, как сейчас принято говорить, «образовательных услуг». Преподают люди, в доброй половине случаев ни дня по профессии не работавшие. Ну, соответствующим образом и преподают. 4-6 лет человеку рассказывают всевозможные теории теоретических теорий, а приходит на работу – и ему нужно освоить «принтер-печать-факс», быстро перекладывать бумажки и еще некоторый набор стандартизированных и типизированных действий, подобающих так называемому «офисному планктону». То есть годы потрачены вообще не пойми на что, потому как работа, даже по профессии, оказывается связанной с механическими действиями, которым можно обучиться максимум за неделю, но которым совершенно не обучают в вузах. Возможно, просто потому, что, собственно говоря, рынка труда не знают, да и не хотят знать.

Рынок труда и образование – это как раз именно те самые сферы, за которые должно отвечать государство – исходя хотя бы из соображений самосохранения, раз уж ей на свой собственный народ плевать. В государственном аппарате, в его высшем эшелоне, должны быть специалисты, которые бы исследовали рынок труда, потребности государства и бизнеса, внешние и внутренние угрозы, всевозможные перспективы и трудности – по самым разным направлениям, анализировали и сопоставляли бы полученные данные – и приходили бы к определенным выводам. Нужно, чтобы рынок труда получал адекватное количество специалистов адекватной же квалификации. Это вообще всегда нужно, не только в чрезвычайной ситуации. Пускать самотеком рынок труда – это мало с чем сопоставимый идиотизм. Видимо, власти это, наконец, осознали – и уже даже начали шевелиться, но пока как-то слабо и нехотя.

В общем, нынешний рынок труда начинает принимать более-менее конструктивный облик и динамично преображаться в более-менее конструктивном русле, исходя из насущных потребностей, бросаемых нам и нашей стране вызовов, а также возникающих угроз. От деклараций постепенно переходят к реальному обновлению. Это все правильно, это все отрадно. Ну, а вопрос о том, куда девать ораву неприкаянных и никому не нужных 25-летних гуманитариев, похоже, еще надолго подвиснет в воздухе. Наверное, надо заботливо устраивать их шоферами, грузчиками и безработными. Ну, а тогда о какой обороноспособности и о каком импортозамещении мы говорим?

Вымести «голубой» мусор из Русской Избы

31 мая сего года на сайте ресурса под названием «Радио Свобода» появилась новостная заметка о том, что в Санкт-Петербурге прошла акция в защиту ЛГБТ-подростков. Активисты некоего педерастического Альянса гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие - прошлись по Невскому проспекту в защиту гомосексуальных подростков, подвергающихся травле в школе. Что интересно, полиция этих самых гомосеков, у которых весеннее обострение перетекает в летнее, а потом в осеннее и зимнее, - не тронула, а просто несколько скорректировала их местоположение.

А между тем, численность населения России стремительно сокращается. 30 мая также сего года Росстат выложил схему-таблицу под названием «Естественное движение населения в разрезе субъектов Российской Федерации за январь-апрель 2017 года», из которой следует, что убыль населения в кратчайший временной интервал за счет резкого падения рождаемости - составила примерно 93 тысячи человек. О чем же еще в такой ситуации позаботиться, как не о митингах всяких там «дырявых» дегенератов? Пока вроде бы не научились делать детей от однополых браков, а посему всевозможные ублюдочные коллективные выходки, идентичные и аналогичные всяким там гомо-маршам и гомо-скачкам, - необходимо расценивать строго как пропаганду сокращения численности населения нашей страны.

А теперь давайте абстрагируемся от эмоций и откроем наш Уголовный кодекс, статью 357, называется она «Геноцид». Читаем длиннющее определение: «Действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы как таковой путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей, насильственного переселения либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы». Внимания заслуживает в нашем случае словосочетание «иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы». Проще говоря, создаются определенные инкубаторные условия, в том числе этические и информационные, при которых определенный народ (либо, как вариант, иная общность) неизбежно гибнет. Пропаганда однополых сношений – это информационное навязывание сокращения численности населения – проще говоря, создаются информационно-этические условия воспрепятствования деторождению. Пропагандировать гомосячество – значит, пропагандировать геноцид. Гомосеки – жертвы и одновременно распространители вируса геноцида. Это же дважды два. Простейшая формальная логика, когда из очевиднейших посылок следует очевиднейшее заключение.

Теперь любопытствуем по поводу наказания, положенного по нашему уголовному законодательству за геноцид. Геноцид, как видно по тексту статьи 357 УК РФ, «наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью». Чувствуете, да, на что тянет такое вот «милое» флэшмобовское проявление «голубого счастья»? И городские власти Санкт-Петербурга позволяют все это спокойно проводить! Ну, ребят, вы на 50 метров отодвиньтесь только, а так гомосятьте – сколько вам влезет. Вы ж свободны. Да еще и детьми прикрывайтесь – вообще не проблема!

Возникает только вопрос: а вот если с портретами Гитлера и со свастикой пойдут, будут распространять гадости про наших героев-ветеранов – это что, тоже «законная акция» будет? Тоже ведь «мнение» выражают. А между тем, разницы никакой: что гитлеризм – геноцид, что гомосексуализм – геноцид. Разница – только по форме, а по сути – ровно одно и то же. Боксер может бить хук, может – джеб, а может – апперкот, но это, тем не менее, один и тот же боксер.

И вот еще вопрос: а не было ли 31 мая 2017 года пособничества со стороны городских властей..?

Вообще всякими там ЛГБТ-движениями давно пора бы заняться в правоохранительном формате – тем более, что криминальная сущность данных, с позволения сказать, «течений» - очевидна и уже даже не скрываема, в том числе самими этими течениями. А вот бездействие именно правоохранительных органов не может не пугать. Сегодня все эти активисты-гомосеки призывают полюбить «нетрадиционных» школьников, завтра введут обязательное «сексуальное воспитание» чуть ли не с детского сада – с креном, разумеется, в гомосексуальную область, а завтра «родители А и Б» станут нормой, в то время как психически адекватные люди будут объявлены патологичными. Надо ли говорить, что при таком раскладе не может идти речи не только о приросте численности населения, но и о его банальном воспроизводстве? Если это не геноцид, то что это тогда?

А как реагировать несчастным родителям на то, что их детей втаскивают в это гомо-болото уже со школьной скамьи? А никак не реагировать. Сидите тихо – и сопите в тряпочку. Прав у вас нет. Права – они, как известно, только у «голубых». Последние, разумеется, могут куролесить как угодно и в каких угодно объемах. Им можно все. Людям психически адекватным сегодня нельзя ничего. Это и есть «свобода» - по крайней мере, в ее гомосексуальном понимании.

Если какой-нибудь сознательный папа возьмет монтировку – и ударит выродка, открыто совращающего его ребенка, в зубы (надо сказать, это далеко не самое суровое, что можно сделать за такое), то виноват будет исключительно папа, так как он нарушит права извращенца своим нежеланием делать из собственного ребенка урода. Жаловаться тоже сегодня некому, потому что как же можно жаловаться на «свободу» - у нас же, как известно, «свободное» общество. Власти лишь поощряют «свободы», даже когда они уродуют подрастающее поколение, а то и сводят таковое на нет.

В общем, проблема, безусловно, есть, и ее надо решать. ЛГБТ-шная раковая опухоль уже дает метастазы в детство и юношество, то есть, если использовать медицинскую терминологию, перешла в финальную, четвертую, стадию. Из этого следует, что требуется немедленное вмешательство. Необходима серьезнейшая правоохранительная работа и привлечение к ответственности, в том числе к высшей мере, значительного числа агентов гомосексуального движения в России. Нужно понимать, что гомосексуализм – не какой-то там «естественный процесс», а просто-напросто технология геноцида. Еще 40 лет назад гомосеки были никаким не движением, а просто разрозненными отщепенцами, изгоями и маргиналами, - пока заботливые западные хозяева не объяснили им, что у них есть «права».

Гомосексуализм и социально-биологическая жизнеспособность абсолютно перпендикулярны, и эту истину необходимо понимать. Со всеми вытекающими из этого выводами, действиями и последствиями, разумеется.

Грядущий электронно-цифровой коммунизм: кто и зачем его построит?

На днях в Интернете появились новостные заметки о том, что ресурс «Яндекс.ру» далеко продвинулся по пути создания искусственного интеллекта – и создал некую нейронную сеть, способную сочинять музыку. То, о чем мог лишь мечтать кибернетик-основоположник Норберт Винер, - осуществили некие гениальные ребята – Алексей Тихонов и Иван Ямщиков. Дмитрий Иванов, руководитель «Яндекс Дискавери», опубликовал на сайте «Яндекса» программный документ под названием «Как искусственный интеллект изменит мир медиа». В данном, без преувеличения, историческом документе указано, что уже в ближайшем будущем искусственный интеллект будет генерировать самый разнообразный контент – видео, аудио, тексты (в том числе сложные, в формате нарративов), а также некую «дополненную реальность» (вот это, конечно, самое интересное в этой цепочке, но, как назло, не пояснено). При всем этом искусственный интеллект, видеоблогеры и маститые издательства будут иметь абсолютно одинаковый доступ к аудитории, а также равные возможности по борьбе за симпатии таковой.

Как видим, машина становится мыслящей, в то время как интеллект машинизируется. Что машины, что люди – становятся по-коммунистически эффективными, однотипными и унифицированными. Машины социализируются, а люди стремятся по своей социально-корпоративной эффективности догнать машины. Обо всем этом, а также о динамике и последствиях всего этого, – в предлагаемой Вашему вниманию заметке.

Призываю читателей сразу же не хмыкать, не хлюпать, не смеяться и не объявлять автора безграмотным персонажем, входящим в сферу пристального внимания «Канатчиковой дачи» (как это обожают делать ни черта не понявшие). То есть про автора вы, безусловно, можете написать и проговорить все, что вам заблагорассудится (тем более, что автору на это в общем-то плевать), но отнестись к написанному как минимум с некоторой долей внимания - все же категорически рекомендуется. В заметке представлены и проанализированы определенные идеологемы, скрываемые (скорее всего, умышленно) от массового взора – в их сопоставлении с ныне разворачивающимися процессами. Никакой фактологической отсебятины в заметке не представлено. Факты – и только факты, плюс – очевидные выводы, полученные на основе их сопоставления. Итак, коли готовы - поехали.

С чем ассоциируется у подавляющего большинства людей сам термин «коммунизм»? Не самые образованные, ни секунды не задумавшись, выпалят «Советский Союз», чуть более образованные могут озвучить что-то там про до зубов вооруженных пролетариев, сметающих все на своем пути, еще более образованные даже припомнят, что все это излагалось в «Манифесте Коммунистической партии», а позднее – в работе «Государство и революция». Вместе с тем, накрученные, обозленные и вооруженные пролетарии (которым, как известно, нечего терять, кроме своих цепей) – это не смысл и не содержание коммунизма, это лишь технология его осуществления, а также утверждения его безальтернативного социального доминирования. Но теория предлагала и другие технологии. Более того, именно-то другие технологии она первоначально и предлагала.

Теперь мало кто помнит о таком французском писателе и философе-утописте Этьене Кабе. Вроде бы даже в программах философских и социологических факультетов он либо не проходится вовсе, либо проходится чрезвычайно и преступно вскользь. А ведь именно он и был автором - как термина «коммунизм», так и первичной коммунистической доктрины.

Суть коммунистического учения Этьена Кабе состоит в следующем: а) общество самоорганизуется;  б) все работают и отдыхают в одно и то же время; в) профессия выбирается до 18 лет - и не может меняться на протяжении жизни; г) чиновники и жрецы постоянно избираются и смещаются единым и недифференцированным социумом; д) деньги упраздняются; е) религия, мораль и прочее - унифицированы. Как видим, Этьен Кабе предлагал идеальную общественную роботизацию, общество, работающее как часы и самоподдерживающееся по принципу «перпетуум-мобиле». Нет ни малейших сомнений в том, что если бы доктрины искусственного интеллекта и киборгизации были разработаны в первой половине XIX столетия, то Этьен Кабе не только восторженно принял бы их, но и всеми силами постарался бы проломиться в авангард оных. Просто тогда до всего этого еще не доросли и не дофантазировались.

Понятное дело, что при жизни Этьена Кабе все эти его писания считались шизофреническим бредом, хотя и вызывали огромный интерес. Но давайте теперь посмотрим и с холодной головой оценим, а так ли уж утопична эта теория сегодня. Общество все больше самоорганизуется и консолидируется посредством виртуального пространства, и теперь даже олигархи-мультимиллиардеры стремятся угнаться за конъюнктурой, а не она – за ними (как видим на примере олигарха Усманова). Работа белых и синих воротничков, независимо от их формального карьерного положения, жестко ужата в определенные графики: обратите внимание, что днем в мегаполисах весьма свободно, зато с 18 до 23 – практически не протолкнуться. Профессия выбирается пусть и не до 18 лет, но, как правило, до 21-25 лет, - и точно так же работать без диплома или не по диплому практически невозможно – разве что с ощутимыми потерями в карьере и заработной плате (понятное дело, что бывают исключения, но это именно исключения, а не правило). Постоянные избирательные процессы – это вообще глобализационный фетиш; даже Папа Римский не может шагу ступить без Синода католических епископов и без кардиналов. Деньги уже фактически упразднены, в физическом смысле их скоро не будет, а будет только и исключительно их призрачный электронно-виртуальный эрзац – даже долларовыми миллиардерами все чаще становятся виртуальные персонажи (типа Полонского, Тинькова и прочих, число которых по всему миру лишь увеличивается). Мораль и религия также тяготеют к унификации: в этом, собственно, и состоит суть, содержание и смысл экуменизации, то есть процесса активнейшего распространения протестантско-католической морали в масштабах всей планеты.

С точки зрения Этьена Кабе, коммунизм на Западе уже фактически наступил. Осталось косметически подрихтовать некоторые моменты – и он, родимый, окончательно предстанет во всей своей первоначально планируемой красе. Если советский коммунизм есть советская власть плюс электрификация, то глобализационный коммунизм – это власть банкиров плюс Интернет. Такая вот интересная петрушка. Оказывается, для торжества коммунизма не обязательно бить дубьем и убивать буржуев. Необязательно даже классовое противостояние. Необязательно даже вообще наличие классов – в их марксистско-ленинском понимании. Коммунизм, оказывается, может быть и бесклассовым, эгалитарным, – разумеется, под неусыпным контролем тех, кому принадлежат материальные ресурсы вкупе с виртуальным пространством.

Овощной кибернетический коммунизм куда удобнее и спокойнее коммунизма революционного. Троцкизм и ленинизм (на первом этапе такового – потом, если Вы вспомните, он занял уже несколько иную позицию) предусматривали жесткое и непримиримое противостояние, фактически мировую войну, которая с появлением атомной бомбы, да даже химического оружия, стала планетарной смерти подобна. Появление сетевого пространства решило в этом смысле многие вопросы. Сегодня незачем ломать миллионы и миллиарды людей через колено, если те же самые миллионы и миллиарды могут быть тихо и мирно вовлечены в единую сеть потребителей-эгалитариев. Вбросил китч – и толпа «повелась». В ближайшей перспективе – нажал кнопку, запустил процесс, фигуры начали двигаться.

Можно сколько угодно иронизировать по поводу конспирологического видения Аарона Руссо (чипирование, виртуальное управление из штаба Рокфеллеров и всякое такое), но факт тот, что после своего легендарного объемного интервью Алексу Джонсу, а также после активнейшей информационной поддержки кандидата-республиканца, – Руссо почему-то внезапно захворал и умер.

Нездоровое внимание к проблематике искусственного интеллекта тоже ведь возникло не просто так. Просто так, ради пытливого исследовательского ума какого-то конкретного плешивого ученого, вообще-то говоря, миллионы и миллиарды долларов не выделяют. Зачем же нужен искусственный интеллект? А нужен он, чтобы генерировать решения и идеи – значительно (возможно, в разы) эффективнее, чем это делает человеческий мозг, но при этом – под полным контролем хозяев этого самого искусственного интеллекта. В итоге серая, беспомощная и классово недифференцированная толпа – работает и живет строго по нажатию кнопки, при этом хозяева – вне зоны эгалитарной досягаемости, в той самой зоне комфорта, из которой они так призывают выйти всех нас, жалких эгалитариев. В данной цепочке финансовая олигархия – это, по сути дела, тот самый навязанный информационно-силовым путем Бог, а также эдакое воплощение новой силовой морали, о которых весьма неплохо написал еще в конце позапрошлого столетия Чарльз Рассел в своих «Исследованиях Писания». На секундочку: Чарльз Рассел – предтеча тех самых «Свидетелей Иеговы», которые у нас с недавних пор запрещены по суду.

Разумеется, грядущий внеклассовый кибернетический коммунизм активно обеспечивается всевозможными сатанизмами, телемами, уфологиями, ктулхами и прочим подобным. Людям уже в открытую, с высоких трибун, за большие деньги, внушается мысль о том, что они, паршивые эгалитарии, тотально беспомощны, даже физически перемещаются только потому, что определенные кнопочки, отвечающие за их перемещение в физическом пространстве, нажимаются некими сверхсуществами (рептилоидами, гуманоидами, инопланетянами – это уже не суть важно). При этом для элитариев подобрана совершенно противоположная идеология, где они боги на земле, где им правила не писаны, и где они свободны от каких бы то ни было ограничений – пространственных, временных и даже биолого-видовых (обратим внимание на дорогостоящие липосакции, имплантации и прочее подобное, во что так любят играться светские персоны). Сверхлюдям (по сути, антропоморфным богам) можно все, а простым смертным – нельзя ничего, кроме перемещений – и то строго по нажатию кнопочек. Именно отсюда и проистекают неоязычество и неофетишизм – в самых разных своих обличьях. И они, кстати говоря, год от года становятся все популярнее и востребованнее.

И если раньше власть имущим были подконтрольны лишь аппарат принуждения и подавления – вкупе с телевидением, радио и печатью, то сегодня власть имущим подконтрольна практически всецело жизнь всех и каждого, кто имеет доступ к виртуальной информации и дистанционной коммуникации. А имеют практически все. Сегодня в России более 90% населения (в возрасте от 18 до 50 лет) являются пользователями социальных сетей, 26% - работают в социальных сетях, среднестатистический россиянин проводит в социальных сетях более 3 часов ежедневно. Разумеется, аудитория при всем этом – как на ладони: легко отследить ее реакции, переживания, потребности, даже, при желании, перемещени. Разрабатывается унифицированный коммунистический потребитель, абсолютно идентичный любой такой же единице, неприхотливый и удобный в использовании.

Разумеется, такой коммунизм категорически не терпит и не приемлет несогласных. Ему в принципе ничего не должно противостоять, в каком бы то ни было виде и формате, не говоря уж про создание мощного оппозиционного профсоюзного блока, о котором прекрасно писал в свое время коллектив «С. Платонова». Именно поэтому кибернетический коммунизм основывается на идее потребителей, а не классов. Классы ему вредны и противопоказаны, потому что сама по себе классовая идея (по крайней мере, в марксистско-ленинском понимании) подразумевает несогласие и борьбу. С кибернетическим же коммунизмом запрещено будет бороться, да и, в случае успешности этого проекта (а дело, по всей видимости, идет именно к успеху), борьба будет в принципе невозможна – ввиду отсутствия в руках эгалитариев каких бы то ни было ресурсов для этой самой борьбы.

На глазах у ослепленной сетевым блеском и сетевой мишурой публики реализуется тот самый подконтрольный и, вместе с тем, самодовлеющий коммунизм, о котором некогда писал Николай Бердяев в книгах «Истоки и смысл русского коммунизма», а также «Христианство и классовая борьба». Писал, да, скорее всего, и сам не чаял его наступления. Понятно, что руководящей силой в этом процессе является отнюдь не французское католичество и даже не большевики, ищущие Царство Божие на Земле, а крупнейшие корпорации, преимущественно американские, которым в значительной степени подконтрольны глобальные информационные процессы. Но по своей технологической сути все это именно то, о чем и писал беглый и опальный Николай Александрович. Видать, мечты сбываются, если уж очень сильно грезить.

Когда говорят, что коммунизм благополучно выброшен на помойку с конца 80х годов прошлого столетия, - не верьте. Стихийно разворачивающийся и заботливо подгоняемый сегодня сетевой коммунизм торжественно марширует по планете, сметая все на своем пути, и выстроить ему заслоны критически необходимо. В противном случае киберкоммунизм неизбежно растворит государство, общество и личность – просто как таковые. А это куда опаснее англосаксонских же проектов под кодовыми наименованиями «перманентная революция» и «Третий Рейх». Опаснее, в первую очередь, тем, что незаметнее и физиологически приятнее. Если перманентная революция и нацизм/фашизм подразумевали открытое лобовое столкновение предельно четко атрибутированных сил, то киберкоммунизм основывается на ласковом порабощении через систему виртуальных и физиологически приятных действий. Эгалитарий сам не замечает, как становится тотально подвластным, зависимым, беспомощным и роботизированным, а свершившийся факт какой-нибудь Дэвид Айк ему объяснит вмешательством инопланетян, рептилоидов и кого угодно еще.

Наша же задача вот именно на данном историческом этапе – противопоставить американскому кибернетическому коммунизму зомби - социализм с человеческим лицом, который мы, так и не построив, - разрушили. Другого пути нет, и история не устает это доказывать. Хотя, конечно, проще закрыть глаза на проблему, обозвав все вышеозначенное «бредом» и «конспирологией».

Образ правителей будущего: какие лидеры нас могут ожидать уже в ближайшей перспективе?

22 мая 2017 года Саша Спилберг толкнула речь в Госдуме РФ. Если кто не в курсе, Саша Спилберг – это звезда Ютуба, имеет на своем канале почти пять миллионов подписчиков. Ей 19 лет, но она уже звезда, и всем своим жизненным успехам она на 100% обязана своему каналу на Ютубе. Столь внушительную аудиторию она заработала, весьма добротно снимая видеосюжеты – на темы макияжа, популярности, летсплеев, просмотров социальных сетей и прочего такого, что сегодня интересует многих современных людей. Месяц назад в гостях у Саши был министр культуры Владимир Мединский. А вот теперь 19-летняя Саша Спилберг прочитала краткую лекцию маститым, а зачастую и убеленным сединами, депутатам Госдумы.

Что же такого интересного могла поведать взрослым дядям и тетям 19-летняя по-кукольному симпатичная Саша Спилберг? Во-первых, она сказала, что совершенно ничего не понимает в политике, но очень хочет в ней участвовать – ввиду того, что у нее много подписчиков. Во-вторых, она призвала депутатов пилить видосики на Ютубе и во Вконтакте, потому что электорат нужно каждый день развлекать позитивными видосиками. В-третьих, она сказала, что ее коллегу по виртуально-сетевой работе Руслана Соколовского не надо было судить, а надо было лечить. Вот в принципе и все, что сказала в Госдуме Саша Спилберг. Вот такой вот «содержательный» монолог получился. Произнесенный, надо еще раз подчеркнуть, в стенах высшего законодательного органа страны.

На самом деле содержательность в данном случае не имеет практически никакого значения. Она в общем-то даже вредна, поскольку столь существенная по численности аудитория, как показывает опыт социальных сетей, никогда не может быть привлечена чем-то смысловым и содержательным. Но демократия исходит не из принципа содержательности или смысловой нагрузки, а из принципа большинства, а посему неважно, понимает ли что-то Саша Спилберг или нет, - она умеет работать на аудиторию, а потому ей должны внимать прожженные карьеристы: им-то ведь не дано таких аудиторий на Ютубе и во Вконтакте собрать.

Вообще всем знакомым с виртуальной сетью под названием «Ютуб» известно, что в тренде популярности сегодня находятся либо малолетние видеоблогеры, либо видеоблогеры, успешно косящие под малолетних, - с соответствующей необходимой атрибутикой: тинейджерской причесочкой, пирсингом, какой-нибудь цветастой футболочкой или маечкой, с по-детски сияющими глазками и так далее. Разумеется, создать соответствующий антураж - тоже весьма непросто, особенно если видеоблогеру – под 30, а то и за 30, но, тем не менее, многие ценой значительных усилий в этом все же преуспевают.

Теперь – немного цифр. Канал Саши Спилберг, как было озвучено выше, имеет без малого 5-миллионную аудиторию. Но она даже еще далеко не лидер в сфере отечественного видеоблогинга. У нас есть Катя Клэп, у которой на Ютубе суммарно уже более семи миллионов подписчиков, есть у нас и Ивангай, у которого уже 11,5 миллионов подписчиков на его ютуб-канале. Но наша отечественная блогосфера по уровню своего развития меркнет в сравнении с западной. Рекордсменом Ютуба является шведский видеоблогер ПьюДиПай, у которого уже более 55 миллионов подписчиков, и стремительный рост его аудитории не прекращается на протяжении вот уже пяти лет.

И биография у всех этих видеоблогеров – хоть куда: кто-то никогда нигде не работал, кто-то продавал хот-доги, кто-то трудился курьером, добрую половину из числа мегаютуберов выгоняли с их низкоквалифицированных работ за профнепригодность, некоторых – и не раз.

Какую же тематику затрагивают успешнейшие видеоблогеры? Чем у них получается приковывать к себе внимание многомиллионных масс? Их видео – о том, что у них в сумочке, что будет, если залить себе в ноздрю клей, о том, как вытекает сопля, о том, как парню станцевать в лифчике перед камерой, о результатах похода в туалет - и прочее подобное в этом духе. Просмотры таких «шедевров» - запредельны: видосики такого плана, снятые в максимальной степени рьяно и от души, дают в среднем 12-15 миллионов просмотров – каждый такой видосик, а иногда – и гораздо больше. Для сравнения: новостные видеоматериалы, скажем, о войне на Донбассе – крайне редко переваливают за 120 тысяч просмотров.

Однако не следует спешить иронизировать по поводу видеоблогеров. Во-первых, новые звезды интернета весьма состоятельны, несмотря на свою молодость и инфантильность, – в частности, доход ПьюДиПая (некогда торговца хот-догами, а теперь – успешнейшего блогера всех времен и народов) доходит до 800 тысяч долларов ежемесячно, доходы наших ютубовских звезд варьируются от 320 тыс. до 1,5 млн. рублей. Во-вторых, информационно-культурное влияние видеоблогеров сегодня превосходит все мыслимые и немыслимые пределы. Вот применительно ко «во-вторых» - опять-таки немного до крайности любопытных цифр.

Какова на сегодняшний день суммарная ютуб-аудитория у крутейших СМИ планеты – CNN, BBC, CBS News, Fox News, Financial Times? Если механически суммировать аудитории их всех, то получится примерно семь миллионов. Напомним, что у ПьюДиПая – 55, а у наших топовых видеоблогеров – 5-11,5 миллионов – у каждого отдельно взятого. С информационной точки зрения, все мощнейшие информационные ресурсы планеты – клопы в сравнении с топовыми видеоблогерами.

Аудитории соответствующих каналов, а также количество просмотров, «лайков» и «репостов» соответствующих материалов -  прямо и однозначно свидетельствуют о том, что нынешняя информационная среда захвачена ментальными малолетками. Бал теперь правят именно они, причем уже фактически безраздельно. Это касается не только нашей информационной среды, но и мировой, причем мировой – даже в большей степени. Видеоблогеры же формируют, якобы по своему собственному усмотрению, и повестку дня, интересные вопросы, острую проблематику и так далее. А коль скоро вопросы политики, экономики, религии, межкультурной коммуникации, миграционные вопросы и так далее и тому подобное – закономерно портят настроение и навевают тоску, то и актуализировать необходимо вопросы вытекшей сопли, шавермы с пивасиком, каких-то там какашек и так далее.

Вряд ли все эти дети – изначально чьи-то там агенты или проекты. Скорее всего, ребятки просто ловили кайф от новой виртуальной развлекухи, делали это с каждым годом все энергичнее и самозабвеннее – и в результате сами не заметили, как прославились. Но сейчас совершенно очевидно, что их каналы выгодно используются, в том числе, и в политических целях, потому что только на обеспечении торговли и политики эти ребятки и могут неплохо заработать. Никто из них не хочет обратно – торговать хот-догами и разносить газеты, - а потому придется напрячься, чтобы хобби оставалось высокодоходной работой.

Вот, в частности, у ПьюДиПая есть видео о том, как зарезать Трампа в реанимации; канал «Немагия» занимается прицельной дискредитацией конкретных людей (в том числе политических фигур) - по заказу; многие (да практически все) блогеры-миллионники как бы «по ходу» довольно стереотипно высказываются относительно многих политико-экономических вопросов. Оно и понятно: если есть площадка, куда ежедневно заходят многомиллионные толпы, - совершенно естественно, что найдутся желающие данное обстоятельство выгодно использовать в своих интересах – тем более, что, как уже было изложено выше, ребяткам-видеоблогерам в основной массе своей есть, что терять.

Весьма вероятно, что в дальнейшем видеоблогеры будут становиться официальными политиками, и речь Саши Спилберг в стенах органа федеральной государственной власти – пробный камень как раз именно в этом процессе. Сперва образуются видеоблогеры-депутаты, затем – видеоблогеры-министры, а потом появится и видеоблогер-президент – какой-нибудь прыщавый 13-летний уродец, жующий сопли и пускающий пузыри. Он будет развлекать электорат, набирать с этого просмотры, людям будет весело – и, что важнее всего, совсем не до политики. И правильно: быдло должно веселиться и не задумываться, а политика – удел избранных, которых, в отличие от видеоблогеров, не стоит лишний раз светить. Главное – чтобы видеоблогеры-политики были ручными, а для этого упор нужно все же делать на выходцев из числа курьеров, продавцов, операторов колл-центров и так далее. С точки зрения технологии массового управления, это было бы весьма удобно.

Никто не обратил внимания на то, что жанр фантастики в литературе уже фактически умер? Есть фэнтези, причем этот жанр становится все более успешным, а вот старой доброй фантастики уже фактически и нет. То есть трудятся, конечно, отдельно взятые авторы-фантасты, но в наши дни они в общем и целом на задворках, хотя еще относительно недавно фантасты были на гребне волны. А вот фэнтези – жанр, который сегодня способен принести лучшим своим авторам колоссальные прибыли и оглушительную известность. Почему так? А потому, что фэнтези – это инфантильный жанр сам по себе – и инфантилизацию как таковую возводит в Абсолют: главный герой – мальчик Гарри Поттер, он образ и символ абсолютного добра, наделен магическими сверхспособностями, побеждает в бою некое Абсолютное Зло. Применительно к нынешнему рынку блогосферы – это самое оно. В то же самое время, фантастика предусматривает огорошивание читателя какими-то гипотетическими техническими свершениями, а современный читатель уже настолько пресыщен всевозможными гаджетами, что его какой-либо технократизацией и огорошить уже невозможно.

Сейчас в социально-технической сфере практически невозможно что-либо нафантазировать, а уж тем более – придумать что-то такое неожиданное, свежее и по-настоящему интересное – что-то такое эдакое, что сильно удивило бы народонаселение. Теперь реально то, о чем и не помышляли фантасты прошлого. Например, диктатура детей из виртуального пространства. Не исключено, что у многих из них в очень скором времени будет, по крайней мере, формальный доступ к важнейшим стратегическим ресурсам, в том числе и к ядерным чемоданчикам. В битве за виртуально-информационное пространство они уже победили, причем разгромно и в кратчайший срок, вот теперь начинают пролезать в шоу-политику, а там и до реальной политики с соответствующими ресурсами – рукой подать (разумеется, строго под надзором заботливых хозяев). Так что шар Земной детям, может, даже и не придется отдавать – они сами его вот-вот возьмут. Остается только с ужасом ждать и наблюдать, что они с ним сделают.

Вперед, к сталинизму!

В последнее время информационное поле стран СНГ, да и не только СНГ, накрыла новая волна либеральной, если не сказать – либерастской, ненависти к Иосифу Виссарионовичу Сталину. Эта волна прокатилась вплоть до высшего государственного уровня – разумеется, на Украине: там Сталин и Берия вызваны на допрос в качестве обвиняемых (естественно, в голове возникает сразу уйма вопросов, но в «незалежной» задавать их считается дурным тоном). «Голос Америки» до крайности возмущен ростом доверия к Сталину в России. Наши местные либерасты тоже пытаются угнаться за трендом – в частности, на многих ресурсах разом всплыла уже затертая до дыр лживая пластинка о том, что Сталин хотел напасть на Гитлера и, само собой разумеется, еще миллионы советских людей сгноил в лагерях. Нет, признаться, желания пиарить эту дешевку упоминанием сайтов, на которых она размещена. Видать, не понапрасну говорят о «культе личности»: был культ, но были и личности.

Кстати, о роли личности в истории… Для начала надо понимать значение самого словосочетания «роль личности в истории». Понятное дело, что далеко не все аспекты и грани конкретной личности имеют для истории хотя бы минимальное значение. И даже не большинство таковых. К примеру, Петр Великий, как говорят и пишут, страдал эпилепсией, Александр III любил вить веревки из металлических предметов, а Сталин курил трубку. Но очевидно, что никакого отношения к истории и к ее ходу эти индивидуальные особенности данных конкретных личностей не имеют. Кстати, вот еще пошлый либерастский трюк: нелепой «белоленточной» пропагандой великие заслуги Сталина подменяются его индивидуально-физиологическими характеристиками – невысоким ростом, курением, анатомическими особенностями, зачастую выдуманными теми же либерастами, и так далее.

Для истории важны только и исключительно результаты конкретных дел либо определенные символы, которые массовое общественное сознание прилепило к образу конкретного исторического деятеля. В случае с Иосифом Виссарионовичем и прилепливать ничего не пришлось – настолько образы, ассоциирующиеся с ним, естественно вытекают из его великих свершений. Так вот образ Иосифа Виссарионовича в массовом сознании железобетонно ассоциируется с такими категориями, как «порядок», «иерархия» и «законность», которые либерасты гнуснейшим образом переделывают в «рабство», «паханат» и «расстрелы». Нетрудно догадаться при такой коннотации, каким образом сами либерасты относятся ко многим своим же формально атрибутированным идеалам.

Показательно, что нападки на фигуру Великого Вождя происходят одновременно с усилением либерастских воплей о «сраной Рашке». В последнее время обозначился бум и таких заметок и видеосюжетов. Это весьма отрадно. Либерастия сама, без посторонней помощи, транслирует тот очевидный, но до сих пор почему-то не всем понятный, факт, что она, либерастия, органически спаяна с русофобией, а та, в свою очередь, неразрывно связана с антисталинизмом. Сталинист – значит, русофил. Антисталинист – значит, русофоб. Императив жесткий и непоколебимый. И наиболее жестко и последовательно атрибутированный, что интереснее всего, самими либерастами. Приятно, что в последнее время данная линия наконец-то проводится самим либерастским блоком все настойчивее и все иллюстративнее.

Отечественная либерастская доктрина исходит из положения о том, что русский народ – дикий и подлежит немедленному цивилизовыванию через колено. Откуда такое лютое отношение к собственному народу? А все на деле очень просто. Во-первых, он им никакой не собственный – судя по тому, где они держат свои деньги и куда направляют на обучение своих детей. Во-вторых (и, наверное, это даже важнее), они ненавидят русский народ потому, что он упирается всеми конечностями, но не хочет играть по их ублюдочным правилам, потому как правила эти предусматривают неизбежную гибель. Транслировать все это в открытую либерасты по понятным причинам не могут, да и не будут, а потому гораздо проще озвучить, что это просто народ такой дикий и дремучий – и, как следствие, просто не видит своего либерастского счастья.

Давайте попробуем предметно проанализировать, откуда же такое лютое неприятие Сталина и его управленческой матрицы – тем более, что со смерти Великого Вождя прошло уже более 64 лет. За что либерасты люто ненавидят порядок? За то, что порядок предусматривает определенную предсказуемость, повторяемость и прозрачность, то есть ловить рыбку в мутной воде при порядке весьма затруднительно, выскочить из грязи в князи – тоже. Откуда проистекает лютая либерастская ненависть к социальной и управленческой иерархии? Дело в том, что при ее наличии значительно менее удобно совершать какие-то теневые денежные операции, потому как иерархия подразумевает тотальный контроль над всеми процессами. Наконец, в чем причина не менее лютой либерастской ненависти к законности? Очевидно, в том, что законность все же подразумевает защиту большинства населения от финансово-денежных хищников и определенное ограничение бесчинств последних, а хищникам это закономерно мешает.

Но дело не только в ненависти к сталинистской управленческой  модели и метафизике. Есть еще один очень важный аспект. Технологический. Этот аспект не развалили никакими силами на протяжении многих десятилетий. Он - словно кость в горле и заноза в заднице у всех либерастов. С технологическим аспектом нашего бытия до сих пор приходится считаться – и, возможно, это и есть та самая тонкая ниточка, на которой и удержалась Россия – в тот самый «лихой» период, когда по ней начали уже вовсю справлять тризну.

Всем известно, что именно при Сталине и Берии было создано советское ядерное оружие и заложены основы термоядерной отрасли. Курировал оба этих проекта Лаврентий Павлович Берия. Разумеется, он «упырь» – похлеще Сталина! Еще бы! В так называемом «Ядерном клубе» сегодня восемь или девять стран, а водородной бомбой располагают примерно шесть стран. Наиболее мощными в данном отношении являются США и Россия (ранее – СССР). У них примерный паритет в этом отношении, то есть ни одна из этих двух сторон не может силовым путем одолеть противоположную – просто по факту обоюдной технологической оснащенности. Это обстоятельство несколько осложняет возможность прямого вооруженного вторжения американцев – по типу и алгоритму всех других стран, которых отдемократили в свое время по полной (Югославии, Ирака, Ливии и так далее). Не бесить такой «пустячок» не может. Наша страна и наш народ обязаны ядерным и термоядерным потенциалами именно «упырям» Сталину и Берии, а следовательно - данные фигуры требуется в максимальной степени вымазать всевозможными гнусными растворчиками.

Если бы не созданный «упырями» военный потенциал, то, может статься, нас бы уже и не было. Ведь известно, что в 1946-1949 годах американский финансист Бернард Барух затеял монополизацию всей ядерной отрасли планеты Соединенными Штатами – через Агентство по атомным разработкам (пресловутый «План Баруха»), - и только вето, наложенное советской стороной в ООН в 1946 году, спасло человечество от ядерной диктатуры Соединенных Штатов.

Кроме того, добрая половина ныне действующих крупнейших российских промышленных предприятий и заводов – была создана именно при усатом «упыре» с трубкой. Это упоминается в СМИ значительно реже, но это тоже есть факт. Откройте список крупнейших машиностроительных предприятий в России, составленный ресурсом «Эксперт.Online» (авторитетным, между прочим, ресурсом), – и в топ-10 крупнейших машиностроительных предприятий России вы обнаружите пять – построенных и запущенных при Сталине. А одно из этих предприятий – Уралвагонзавод – даже заносилось в Книгу рекордов Гиннесса – как крупнейшее промышленное предприятие планеты Земля.

Вывод прост и очевиден: именно Сталин заложил промышленно-технологический базис нашего государственного суверенитета. Данное обстоятельство тоже весьма неудобно. Та промышленно-сырьевая зависимость, о которой так типа сокрушаются либерасты, - на самом деле им очень даже с руки. Независимой в производственно-экономическом смысле страна была именно при «упырях». При «оттепели», «перестройке» и «либерализме» этот потенциал усиленно разрушался. Ненависть к сталинизму неразрывно связана с ненавистью к экономической независимости страны, потому как независимая страна, да еще и лучше всех вооруженная, - никогда не станет колонией. А западный либерализм существует только и исключительно в колониальном формате, да и вырос, собственно говоря, из колониальной матрицы.

Кстати, вот еще интересный момент: все наши либерасты как один голосят о необходимости «интегрироваться», о том, что глобализация-де – «естественный процесс», но при этом если наша страна не хочет вступать в эту субстанцию – тут же воют про нашу экономическую зависимость. Вот и возникает вопрос: а не имеется ли в либерастских паттернах обильно проплаченных за океаном двойных стандартов? Во всяком случае, конститутивное противоречие в этих посылах налицо.

Федор Иванович Тютчев когда-то прекрасно написал, что в мире осталось только две силы – Россия и Революция, - и их бой не на жизнь, а на смерть, - неизбежен. И от итогов этого боя зависит будущее человечества. Сегодня же все более выкристаллизовываются две другие силы – сталинизм и либерастия. И их смертный бой также неизбежен, причем в обозримой перспективе. И также от его исхода зависит будущее человечества, только вопрос на сей раз ставится еще более серьезно: в конце концов, во времена Тютчева не было ядерного и химического оружия. Очевидно, что войны по-прежнему жаждет либерастия, так как зловонные потоки лжи и клеветы исторгает из себя по-прежнему именно она. Для защиты от либерастии необходимо принять линию сталинизма – третьего, как говорится, не дано.

Вперед, к сталинизму!

Бесконечный тупик проекта «Навальный»

Есть такой одиозный интернет-революционер – Алексей Навальный. В дополнительном представлении не нуждается, всем известен как «борец с коррупцией». Мочит прямо-таки направо и налево. Тот украл, этот тоже что-то спер… Сам Навальный, правда, получает от 7 до 14 миллионов рублей в месяц, о чем сам прямо заявил на своем канале, при этом адекватный источник денежных поступлений, разумеется, так и не озвучил. Но не суть. Дело не в этом. А в том, что персонаж – вроде как революционер, уже без малого 6 лет как, а революции в России почему-то все нет и нет. Может, дело в тупиковости и провальности самого проекта? Попробуем диванно пофилософствовать.

Революция успешно доводится до своего победоносного логического завершения только в том случае, если неукоснительным образом соблюдается пресловутая триада Ильича: первое – «низы не хотят, верхи не могут»; второе – наличие революционной ситуации; третье – наличие альтернативной силы, способной сущностно и успешно противопоставиться правящей силе, терпящей поражение на данном витке истории. Если же эта триада Ильича не соблюдается, то революция в принципе невозможна – возможна в лучшем случае интервенция под соусом революции. Иными словами, без детальнейшего учета развертывающейся политико-социально-культурной обстановки - нет революции. Соответственно, успешный революционер обязан быть умным и гибким.

Американская же модель «цветных революций» исходит из прямо противоположной системы координат. Американцы, с подачи, кстати говоря, российского белоэмигранта Евгения Эдуардовича Месснера, воспринимают революцию как лубок, выписанный строго по шаблону и не допускающий даже малейшего полета фантазии. Сперва свергаемый режим дискредитируется с помощью стереотипных американских лозунгов, затем проходит волна до зубов вооруженных митингов, далее режим свергается – и вводится американо-натовский контингент. Причем, по мнению американских технологов, лубок этот может быть благополучно развернут где угодно, когда угодно и при каких угодно обстоятельствах. Он якобы по определению успешен, так как ощущение прав в их западном понимании – это якобы нечто присущее всем людям по их рождению. Недаром же американцы на всех захваченных территориях показательно устраивают выборы по западным лекалам.

Соответствующим образом подбираются и проамериканские революционеры. Если красные революционеры поднимаются на волне антисистемности, то проамериканские революционеры, напротив, железобетонно системны. Они даже не системны, а поистине роботизированы – в своих действиях, высказываниях и даже мыслях. Еще великий немецкий публицист Эрнст Никиш справедливо и емко подметил, что у социалистических систем – вожди, а у западных либералов – менеджеры. Глядя на Навального, ни в коем разе невозможно заподозрить в нем какого бы то ни было революционера. Это именно топ-менеджер-холуй, успешнейший бумажно-офисный карьерист, но никак не революционер. Истинная революционность подразумевает бесстрашие, пламенность, личное обаяние, гибкий ум. Навальный же – гладко выглаженный и вылизанный клерк, которому и полслова лишнего сказать нельзя.

Глобализм не может не действовать «по скриптам». Западная олигархия настолько самоуверенна, что искренне считает, что все происходящие в мире процессы она: во-первых, совершенно точно поняла; во-вторых, в состоянии ужать их всех - в пяток односложных лозунгов. С этими лозунгами соответствующий подрывник и направляется в страну, которую необходимо уничтожить. Лозунги не блещут разнообразием и в обязательном порядке должны упоминать «коррупцию», «нарушение прав человека и свобод», «тоталитаризм», «кровавый террор» и прочее в этом духе.

Любые штампы, если их восторженно и артистично преподнести, способны поначалу найти отклик в сердцах значительного количества людей. Но потом волей-неволей начинают всплывать определенные предметные вопросы. И Навальный тут – отнюдь не исключение. Наиболее логичный и очевидный вопрос, который, кстати, ему много лет и задают, - примерно такой: «В чем же состоит Ваша оппозиционность, если Вы тащите «паровозиком» либеральную команду 90х?». Внятного ответа так до сих пор и не последовало – просто потому, что американистская революционность не дискутирует и не оспаривает, она озвучивает заезженные шаблоны по энному кругу. Если Навального приперли к стене и расчехлили – стало быть, надо усилить напор в части визгов о коррупции: «23 миллиарда украл! 123 миллиарда украл!!! +100500 украл!!!!!». Но менять паттерн заокеанские хозяева категорически воспрещают. А обоснование позиции – это и есть отход от паттерна.

На первых порах Навальный действительно снискал определенную симпатию значительной части наших граждан. Но теперь большинство из них поняли, что перед ними – просто бот, выстреливающий американистские слоганы, причем с каждым годом – все более хаотично, словно во внедренном в этого бота чипе приключился какой-то глюк. Вернуть народную симпатию Навальный уже не сможет, даже если затеет многомиллиардные вирусные интернет-рассылки.

Теоретически такого рода игрища могут продолжаться до бесконечности. Но, вообще-то говоря, неудавшихся бунтарей всегда казнили на плахе, сажали на кол, топили и вешали, как собак. Так, собственно, до сих пор поступают по отношению к своим слабосильным неприятелям и сами американцы. Чего греха таить: в отношении злобных лузеров, силящихся раскачать лодку, - это, с исторической точки зрения, абсолютно справедливое решение.

Заговор биокибернетических «неочеловеков»: кто и для чего атакует РПЦ?

Российское информационное сообщество до сих пор продолжает лихорадить дело ютубера Соколовского. Несмотря на то, что «жертву кровавого гэбэшного режима» приговорили условно, - либеральная тусовка, тем не менее, все равно завыла о «репрессиях», что в общем-то совершенно предсказуемо. Также со всей предсказуемостью ютубера Соколовского кинулись защищать «атеисты» Познер, Невзоров, Понасенков и иже с ними. Надо понимать, что термин «атеизм» применительно к делу ютубера Соколовского, равно как и применительно ко всем аналогичным и похожим ситуациям, - используется некорректно. За Соколовского впряглись отнюдь не атеисты - как бы они сами себя ни поименовали.

Для начала – немного об атеизме… В метафизическом смысле не существует никакого атеизма. Вообще. То есть, конечно, люди, отрицающие постулаты и мировосприятие всех религий на свете. Но вот из числа здравомыслящих людей нет ровным счетом ни одного, кто не задумывался бы о некоей силе, организующей и детерминирующей нашу жизнь. Даже так называемые «материалисты», то есть мыслители, уверовавшие в «самоорганизацию материи», - на деле транслируют веками известный пантеизм, позднее названный более популярным ныне термином «Агни-йога». Это все можно назвать «самоорганизацией материи», можно – «законами природы», можно – «Богом, растворенным в материи», можно Брахмой, Пурушей, Фанетом, можно еще как-то в этом духе, но суть дела от этих терминологических выкрутасов не меняется. Это все вопросы словесной эквилибристики, но никак не существа затрагиваемой проблематики.

На деле же человеческий разум не изобрел ни одного метафизического учения, принципиально отрицающего некую Высшую Силу, Высший Разум. Атеисты за всю человеческую историю не выдумали ни одной своей моральной концепции, ни одного своего формата межличностной коммуникации – даже все способы посмертного захоронения сформировались в лоне религий. Удел атеизма в его классическом понимании – нагота, дикость, испускание нечленораздельных звуков, прилюдное отправление физиологических потребностей и последующая смерть где-нибудь в канаве. Проще говоря, это бытие животного, скотины. Просто потому, что все моральные догмы, делающие человека человеком: во-первых, всегда, испокон веков, обеспечивались определенным представлением о Высшей Силе, Высшем Разуме; во-вторых, исходили из определенного упорядоченного мироустройства. К слову, «атеист» Маркс был похоронен по-христиански, «атеист» Энгельс – по-буддистски, «атеист» Ленин – по-шумерски. Это ни в коем разе не в упрек им – просто атеистических технологий захоронения не существует, при всем желании.

Итак, атеизма как консолидирующей силы, объединяющей осознанных и осмысленных людей, - нет и никогда не было. Стало быть, против РПЦ бунтуют отнюдь не атеисты. Но кто тогда? Очевидно, что остро конкурирующие с православным христианством религиозно-метафизические концепции, ничего общего не имеющие с атеизмом. У них, у этих самых концепций, тоже есть свое понимание Высшей Силы и глобальной организации материи, но кардинально и органически отличное от христианского, и в особенности православного, понимания.

Есть такой, без иронии, замечательный и всему миру известный ведущий – Владимир Владимирович Познер. Во всей масс-медиа-индустрии нет, наверное, человека, который бы больше, чем Владимир Владимирович, горланил о своем типа «атеизме». Он стабильно догорланивается аж до Путина – в частности, о том, что атеистов-де в России преследуют. При этом Владимир Владимирович (тот, который Познер) не стесняется заявлять, что «абсолютно уверен» в существовании Воланда. В Бога-де не верит, а вот «Воланд точно есть». Что это? Не атеизм же, верно? Высшую Силу-то он признает, но какую? Очевидно, что его мировоззрение - это сатанизм. То есть сатанизм в его самом что ни на есть классическом понимании, в понимании Антона Шандора Ла-Вея. А в чем он заключается? А он заключается в «христианстве наоборот». Христианство отрицает мужеложство – Владимир Владимирович его поощряет, христианство поощряет социальную иерархию и семейные ценности – Владимир Владимирович их, напротив, отрицает, и так далее. Надо быть полным идиотом, чтобы называть атеистом человека, открыто признавшегося в своей вере в Воланда.

Есть также еще один не менее знаменитый и, также без иронии, замечательный персонаж из информационной тусовки. Имя ему – Александр Глебович Невзоров. Тоже «атеист» тот еще. Верит в говорящих лошадей с интеллектом выше человеческого, в 2005 году заявлял о необходимости поклонения языческим богам-идолам (и, разумеется, о том, что Россия/Русь пошла ложным путем, приняв христианство), а несколько лет назад весьма одобрительно высказался о ныне покойном родновере Николае Левашове. В принципе это еще не все. Александр Глебович очень хорошо, обстоятельно и вдумчиво пообщался с великим каббалистом современности Михаэлем Лайтманом, с ребе хасидско-хабадной направленности Берлом Лазаром. А вот с РПЦ – как кошка с собакой. Атеизм ли это? Очевидно, что нет. Это хасидизм, граничащий с трансгуманизмом, и соединенный с верой в то, что в биологии вообще не существует видовых различий: лошадь может стать разумнее человека, а человеческое мышление вообще потенциально способно стать трансграничным и трансхронологичным.

Есть пока что куда менее знаменитый и намного менее замечательный гомосексуально-активистский персонаж – Евгений Понасенков. С этим – вообще все понятно. Любимец гей-тусовки, в прошлом – колумнист гей-журнала «Квир». Фанат всевозможных «просветителей», которые, на секундочку, практически все были по своему вероисповеданию протестантами. Надо ли напоминать, что протестантство, равно как и католичество, на сегодняшний день, мягко говоря, весьма терпимо к геям и прочим уродам?

Наконец, скандально раскрутившийся ютубер Соколовский – тоже отнюдь не атеист (хотя не исключено, что сам этого не понимает). Какой же атеист будет атаковать Церковь и Иисуса Христа? Атеист же, по идее, отрицает их существование. Зачем же атаковать то, чего нет? И еще: зачем же так смаковать свою готовность покуражиться на могиле собственных родителей (если кто помнит видео-ответ Соколовского после обрушившейся на него негативной славы, тот поймет, о чем речь)? Ненависть к христианству, отказ от общепринятой морали, вызывающе скотское отношение к своим кровнородственным истокам… Ютубер Соколовский – органический телемит (скорее всего, неосознанный, но закодированный именно под это).

Есть еще персонаж, значительно менее известный, нежели все вышеизложенные, но при этом в разы более влиятельный, чем все вышеизложенные, вместе взятые. Зовут его Дмитрий Ицков. Это молодой российский мультимиллионер (по другим данным, уже даже миллиардер), генеральный директор газеты «Взгляд», основатель и бессменный руководитель не очень озвучиваемого, но до крайности интересного движения под названием «Россия 2045». На официальном сайте этого движения господин Ицков опубликовал интереснейший текст собственного сочинения под названием «Заповеди жизни неочеловека». В данном тексте господин Ицков сетует на несправедливость мироздания – и указывает на необходимость исправления такового – посредством (внимание!) выведения бессмертного человека, Творца Вселенных, для которого Родиной был бы весь Космос разом, и который бы управлялся через кибернетический разум, подчиненный строго определенным технологиям. Это будет так называемая «эпоха сингулярности». Также господином Ицковым в разных статьях и интервью приводятся технологические особенности выведения биороботов в человеческой оболочке – «неочеловеков», как называет этих весьма вероятных существ будущего сам господин Ицков.

А что сказано в Библии насчет соотношения ролей человека и Бога? Хозяин на Небе – Бог, на Земле – милостью и волею Божией, человек. Господин Ицков и многие более «засвеченные» персонажи предлагают сделать хозяевами единой вселенской субстанции разрабатываемых биокибернетических существ. Мировоззренческий конфликт налицо, и он, со всей очевидностью, в принципе никак не разрешаем в бесконфликтном формате. Может, все же в этом причина травли, а не в том, что кто-то там из РПЦ когда-то превысил скорость или как-то не так отреагировал на придурочного ютубера?

Итак, кто же виноват в травле РПЦ? Да сама РПЦ и виновата! Нет, разумеется, не она сама себя травит и не она сама себя обливает грязью. Но интеллектуальный уровень и моральный облик львиной доли нынешних священнослужителей требует, мягко говоря, обновления в лучшую сторону. Нам сегодня нужны не олигархи в рясах, а миссионеры и фанатики подлинного просвещения. Если победят вторые, то ни к чему просто не подкопаешься, чисто физически.

Какой Невзоров был бы в состоянии дискредитировать и «умыть» в дискуссии Гермогена, Серафима Саровского, Иоанна Кронштадтского, Паисия Святогорца? Что, скажите на милость, им мог бы сделать этот жалкий полубесенок? Что он им мог бы тявкнуть? Это же просто смешно. А вот нынешних деятелей РПЦ – разделывает просто под орех. Причин тому две: причина первая – объективно есть на что давить (читай – «негативный моральный облик»), причина вторая – есть, как давить (читай – «низкий интеллектуальный уровень большинства священнослужителей»). Если какой-то священник и может интеллектуально «умыть» Невзорова и иже с ним, то ему не даст этого сделать корпоративно-церковная этика и собственный моральный облик. А иной священник или монах и хотел бы «пободаться» с Невзоровым и невзоровоподобными, и биография вроде бы – не подкопаться, - да интеллектуальная подготовка, в том числе в вопросах Библии, слабее, чем у львиной доли неправославных.

Что же из всего этого следует? А следует то, что, как говорил товарищ Сталин, «кадры решают все». Кадровая работа в нынешней РПЦ оставляет желать лучшего, и это, к сожалению, безусловный и всем известный сегодня факт. Нынешняя Православная Церковь забыла, что ее функциональная заданность состоит в проповедовании и морально-этическом надзоре, но никак не в торгово-ростовщической деятельности. Чинуша-«распильщик» всегда в разы тупее фанатичного проповедника, а уж про моральный облик и говорить нечего.

РПЦ нужно вот именно сегодня, сейчас, выбрать, что же все-таки ей важнее: благосостояние и бесперебойно-головокружительная карьера собственных функционеров или же миссионерская деятельность. Пока что выбирает первое - на нашу с вами голову. И вот пока выбор будет в пользу первого – оккультно-псевдорелигиозное мракобесие (разумеется, под соусом наукообразности) всегда будет одерживать верх. Просто потому, что именно оно задает парадигму обогащения (неизбежно в сочетании с морально-интеллектуальной дегенерацией) - в ущерб служению – и, соответственно, успешно и бесконкурентно в этой парадигме варится.

Пора бы нам уже начать задавать собственный морально-этический тон – на своем поле игры и по своим правилам. И наконец-таки ответить на вопрос, с кем же нам по пути: с Богом или с Сатаной?

Коррупционная органика либерализма

Общеизвестно, что с 2011 года борьбу с коррупцией в России взвалил на свои нежные женоподобные плечи наш либеральный блок. Чиновники по умолчанию объявляются этим блоком «жуликами и ворами», в то время как персонажи из либеральной тусовки (тоже, кстати говоря, некогда весьма и весьма крупные и успешные в коммерческом отношении чиновники) – просто по умолчанию честны и героичны - в неравной борьбе с ужасающей и всеобъемлющей гидрой российской коррупции. Именно такое лубочное представление навязывается массовому сознанию сегодняшними российскими либеральными деятелями.

В предлагаемой вашему вниманию статье вопрос относительно коррупции рассматривается не через лупу либеральной ахинеи, не имеющей ничего общего с историей и с действительностью, а через призму фактов и наиболее очевидно проявляющихся причинно-следственных связей.

Что такое вообще «либерализм»? Большинству вопрос покажется глупым – в силу якобы наличествующей очевидности ответа на него. Задайте это вопрос респондентам – и большинство из них, не раздумывая, ответит, что это «свобода личности» (свобода какой личности и от чего – эти вопросы неминуемо поставят в тупик, но ответ большинства все же будет именно таким). Немногие припомнят, что это свобода предпринимательства и вообще экономической деятельности. Но на самом деле и первое, и второе – чушь. Либерализм – это политическая власть денег и вообще материальных ресурсов – ни больше, ни меньше.

Доктрина либерализма разрабатывалась отнюдь не в парадигме отечественной демпропаганды 90х, когда сомнительные персонажи с экранов телевизоров несли проплаченную ахинею про «права и свободы» людей, годами не получавших заработные платы. Либерализм как идеология был разработан французскими социологами и экономистами - Жан-Жаком Руссо, Вольтером, позже – Алексисом де Токвилем - и некоторыми другими великими деятелями, к которым позже присоединились деятели североамериканские.

Созданный ими либерализм нивелировал ранее существовавшее патриархально-сословно-феодальное устройство. Если раньше имели первостепенное значение родовые сословные привилегии, то теперь первичными оказались деньги и прочие материальные ресурсы. Просто во времена «просветителей» были золотые и серебряные деньги, а сейчас – электронные и бумажные, да при «просветителях» первостепенное ресурсное значение имела земля, а теперь – по преимуществу углеводороды. Но конститутивный принцип не поменялся совершенно: главное – не сословное происхождение, а умение дорого и грамотно продаться.

А что такое «коррупция»? По сути, это покупка чиновника за деньги или иные блага (товары, услуги и так далее и тому подобное). Человеку предлагается определенный его стоимостной эквивалент, человек в ответ выдвигает свое видение собственной материальной стоимости – и в итоге приходят к некоему общему знаменателю. Так или иначе, человек оказывается выраженным в товарно-денежном эквиваленте, а это идеальная либеральная модель восприятия человека. Как же при таком раскладе либерализм может победить коррупцию?

Данная, казалось бы, абстрактно-теоретическая выкладка находила и находит свое широчайшее практическое применение в мировой либеральной практике.

Например, в Соединенных Штатах Америки коррупции, как провозглашается либералами, очень мало (официальные статистические выкладки говорят, разумеется, о прямо противоположном, но либеральная любовь к Америке неизбежно застит ясны очи). Оно и понятно, ведь американцы коррупцию назвали лоббированием, а еще представили ее в виде ряда витиеватых, но формально легальных, финансовых схем - в области науки, техники, образования, здравоохранения, строительства и многого другого. Открестились от термина – и вроде как более чем на половину «решили» проблему.

Трансграничное движение ссудного капитала – тоже более чем либерально, и тоже основано на товарно-денежной купле-продаже людей: человеку что-то нужно – и он реализует эту свою зачастую сиюминутную потребность посредством продажи себя, своего здоровья, своей нервной системы, своего времени – в долговую кабалу. Риторический вопрос: может ли коррупция мешать финансовой системе? И надо ли напоминать, что торжество широкомасштабного ссудного капитала началось во Франции, а пышным цветом расцвело в Великобритании и в США.

Закономерным образом и на международном уровне либерализм культивирует коррупцию, причем как раз-таки именно на международном уровне занимается этим наиболее цинично, недвусмысленно и неприкрыто. Всемирный Банк, как известно, занимается, в числе прочего, выдачей кредитов не под проценты, а под конкретные политические действия конкретных должностных лиц (если это не покупка политиков с потрохами, то что это в таком случае?). Да и МВФ занимается фактически тем же самым, иначе чем еще объяснить такие щедроты в адрес Украины, которая заведомо не принесет финансовой прибыли в виде возвращенных с процентами сумм?

Да и исторически либерализм основывался на купле-продаже людей. Первоначально это были негры, потом к ним добавились индейцы, параллельно со всем этим происходило закабаление собственных западных людей на мануфактурах, фабриках и заводах, впоследствии тот же самый либерализм принимал все более и более изощренные формы, в которых предстает перед нами и сегодня. Но в основе либеральной модели как таковой лежит товарно-денежная оценка человека. В каком-то смысле слове его продажность, некий проституционный компонент. Недаром же все наиболее вороватые чиновники рано или поздно становятся на либеральные мировоззренческие рельсы, а уж если ставится вопрос об их «посадке» в тюрьму, то либерализму этих чиновников и вовсе нет предела.

Существуют многочисленные рейтинги наиболее коррумпированных и наименее коррумпированных стран планеты. Понятное дело, что эти рейтинги часто меняются, что они весьма и весьма ангажированы, зачастую не вполне достоверны, и так далее и тому подобное. Но даже в этих рейтингах прослеживается определенная логически непротиворечивая линия.

Исключительно коррумпированными из года в год признаются африканские страны (где дербанят американские «гранты», якобы выделяемые на наведение порядка), некоторые ближневосточные страны (с шальными деньгами от туристического и углеводородного бизнеса), латиноамериканские кокаинизированные страны (с шальными деньгами от дорогостоящих наркотиков). Сейчас в «топы» стали попадать Украина и Узбекистан – тоже страны с проамериканскими режимами (а Украина – еще и официально на грантах МВФ). Принцип понятен: где есть много шальных деньги и ресурсов, над которыми требуется установить контроль со стороны крупнейших корпораций и финансовых структур, - там неизбежно в наличии и зашкаливающая коррупция.

Наименее же коррумпированными странами являются, как правило, Дания, Новая Зеландия, Финляндия и Сингапур. Первые три страны отличаются гуманным законодательством и социалистической «уравниловкой», но при этом, с точки зрения экономической экспансии, по понятным причинам весьма непривлекательны. Сингапур же практикует принципиально иную тактику: там установлены высокие оклады для чиновников, но за коррупционные проявления предусмотрены суровейшие наказания, вплоть до смертной казни на виселице. Интересно, что, с инвестиционной точки зрения, Сингапур значительно более привлекателен, нежели три первых страны в списке наименее коррумпированных.

В нашем же случае борьба с коррупцией неизбежно означает кровь, много крови. Что поделать: ушлые чиновники чаще всего не хотят расстаться с кровно наворованным по доброй воле. Не хотите крови, хотите жрать, гадить и пьянствовать в три горла – пожалуйста, вот вам либеральная коррупция. Одновременно либерализма, равенства, социального государства, гуманизма, инвестиционной привлекательности, богатства и отсутствия коррупции – нет и быть не может. За все всегда чем-то приходится расплачиваться. Нет желания расплачиваться человеческими жертвами – можно сделать страну экономически непривлекательной для разного рода финансово-сырьевых мошенников, но это явно не наш геополитический вариант: слишком уж мы богаты ресурсами. Придется все же выбрать жертвы.

Поэтому прежде чем бороться с коррупцией, нужно решить, а действительно ли нам это нужно? Готовы ли мы к столь решительному шагу на данном этапе? Кампания против коррупции со всей неизбежностью выльется в кампанию против либерализма – причем, скорее всего, в кратчайший срок. Существует вполне реальный риск внутрисоциального противостояния – куда похлеще и покровавее отечественных событий 1917-1922 годов. Но если волевое решение бороться с коррупцией все же будет принято, то придется перекроить весь государственный аппарат и революционно изменить фундаментальные принципы его формирования. Чиновники должны будут получать сносно, но при этом они и их домочадцы должны будут систематически отчитываться за каждую лишнюю копеечку, причем наказания за взятки и коррупционную связь с западным капиталом должно быть суровыми – вплоть до расстрела. Домочадцы, на которых записывается криминальное имущество, и, тем более, которые вывозят его на какие-нибудь Виргинские острова, - должны получать длительные тюремные сроки, причем в их отношении должна действовать презумпция виновности: не отчитался – сел.

Такая политика бодра и весела лишь на уровне слоганов. На деле же она неизбежно оборачивается сталинизмом, потому что коррупция (как органически либеральное проявление) лечится только и исключительно посредством сталинизма. Наше же общество по своей социально-экономической сущности в настоящее время либерально, а значит – борьба с коррупцией будет для него в буквальном смысле слова резьбой по живому. Когда-то резать действительно придется. Желательно – чтобы это произошло в скорейшем времени, потому что экономически страна со скоростью света приближается к точке невозврата. Но борьба с коррупцией – это не дебильные выходки какого-то проамериканского одноглазого персонажа, облитого зеленкой. Это не попсовая клоунада. Это жестокая, но необходимая костоломная машина, которая должна перемолоть, в первую очередь, одноглазо-зеленочного персонажа, но, разумеется, далеко не только его.

Людей нужно правильно воспитывать, готовить информационно, объяснять, что либералы – это и есть именно те, кто жаждет коррупции. Санация необходима и неизбежна. По крайней мере, если речь идет о выживании страны и народа.

Обоюдоострый феминизм: куда и с кем маршируют «независимые женщины»?

Все же как ни крути и как презрительно ни хмыкай, а феминизм – интереснейшее планетарное явление. Против кого только феминистки ни выступают: против Путина, против Трампа, против Ле Пен, казахстанские феминистки против украинских – и наоборот. Только либерально-демократический блок остается вроде как вне феминистских атак, оттого и формируется ложное ощущение, что феминизм – либеральных рук дело.

И действительно: сегодня массовое сознание воспринимает феминизм как сугубо либеральный продукт. Однако либеральная органика феминизма – на самом деле не более чем навязываемая нам сейчас выдумка американцев. Просто натовский глобализм смекнул, что почти 60% населения Земли – женщины, больше половины из них в той или иной мере недовольны своими мужьями и семьями, а то и вовсе лишены какой бы то ни было личной жизни. А так как женщины – существа повышенно эмоциональные, то и их эмоции проявляются куда рельефнее и громче, и если их направить на что-то, что нужно уничтожить, то можно ни минуты не сомневаться: камня на камне не останется.

Но на самом деле исконный феминизм – коммунистическая технология. Вернее, даже так: это технология, доказавшая свою безусловную универсальность, трансграничность и практическую эффективность, но придуманная именно коммунистами. Давайте в связи с этим оглянемся на историю.

Все Интернационалы, кроме Четвертого и Пятого, создавались и функционировали не без деятельного участия до мозга и костей «независимых женщин». Со временем их влияние ослабевало, но все же оставалось весьма немалым до последнего. Первый Интернационал – это Елизавета Дмитриева и Анна Корвин-Круковская; Второй Интернационал – это Клара Цеткин и Роза Люксембург; Третий Интернационал – это Серафима Гопнер и Леони Кашер.

Огромную роль феминизм как таковой сыграл и 1 мая 1889 года, и 8 марта 1908 года. И День труда, и Международный женский день имели сугубо левую направленность – и были «продавлены» в качестве международных праздников не либерально-демократическими США, а именно Советской Россией. И эти праздники были отнюдь не либеральными в своих истоках – напротив, они были сугубо и строго антиимпериалистичными.

Сразу вслед за означенными событиями 1 мая и 8 марта во всей красе проявились величайшие феминистки всех времен и народов – Клара Цеткин и Александра Коллонтай, - на несколько голов переплюнувшие американскую анархо-феминистку Эмму Гольдман, о которой сегодня, собственно говоря, мало кто и помнит.

В РСФСР (впоследствии – в СССР) аж до середины 1920х годов действовали многочисленные феминистские, с позволения сказать, общественные организации. Понятное дело, что они частенько смердели лесбиянством, нудизмом и ненавистью к семье, но все же, даже несмотря на эту омерзительную «побочку», на тот исторический период необходим был массовый выплеск социальной энергии, в том числе физиологической. Потом все равно все вернулось в привычное гендерно-патриархальное русло. В конце концов, впоследствии и Коллонтай перестала быть феминисткой - когда необходимость этой социально-биологической технологии на то время отпала. Но в 10х-20х годах феминистки были нужны, и правительство Ленина ими очень грамотно, очень инструментально пользовалось.

Таким образом, если кто-то заявляет вам, что феминизм – сугубо империалистический продукт, а мы-де со своим свиным рылом не доросли до высот данного либерально-демократического проявления – смело плюйте этому кому-то в рожу. Это либо дурак, либо проплаченный провокатор. На самом же деле феминизм в 10х-20х годах прошлого столетия куролесил у нас куда мощнее, чем на Западе. Просто потом мы (наверное, все же по недомыслию) отказались от этой, без иронии, замечательной общественно-политико-физиологической технологии. Решили, что она опасна и неподконтрольна Центру, а разобраться в ее боевом потенциале не удосужились.

Вместе с тем, история не устает доказывать нам вновь и вновь, что бешеную фрустрированную энергию неудовлетворенных дамочек (коих, как было изложено выше, - тьма тьмущая) можно направить в принципе в какое угодно русло. Можно даже в конструктивное – разумеется, при большом желании и грамотной работе власть имущих. По факту феминистки с равным воодушевлением пляшут, поют, маршируют и раздеваются против всего, что только в голову способно прийти. Против империализма, против коммунизма, против Путина, против Трампа, против Иисуса Христа, против порока Мухаммеда, против расистов, против негров.  Да против кого и чего угодно в принципе. Только очень желательно, чтобы зерном феминистских флэшмобов было именно «против», а не «за» - как раз-таки в силу фрустрированности феминизма как такового.

Ясно одно: феминизм ни в коем случае не нужно отторгать. Сегодня особенно. На бытовом уровне – да, это грязно и мерзко, но на политическом – это совсем другое дело. Использовать опыт феминизма как движения против какого-либо врага и принимать феминизм как идеологию для самих себя – это две совершенно разные вещи. Можно ведь даже держать штат ручных феминисток где-нибудь в США, как это благополучно делало руководство Советского Союза – в случае с Анжелой Дэвис.

Феминизм - это великолепный идеологический и даже, быть может, геополитический инструмент, и грех им не воспользоваться. Неплохо было бы организовать отряды феминисток со следующими ориентировочными рабочими названиями: «Бей Пятую колонну!», «Долой янки из Аляски!», «Чистящие Кремль от «болотных»», «Страпонящие свидомых», «Сосущие коррупцию», «Порющие американских финансистов», «Анилингус для ИГИЛа», «Раздевающиеся за Русский Казахстан» и так далее – до бесконечности.

По своей форме акции ничем не будут отличаться от нынешних, сугубо либеральных, – собственно говоря, у всех феминисток планеты эти акции всегда практически идентичны – за редчайшими, буквально косметическими, изъятиями. Важна ведь не форма, но направленность этих акций: содержание выкриков, плакатов, провокаций, инсценировок и так далее.

Можно даже в принципе и подбавить «перчику». Как вариант, устроить крупномасштабный феминистский обряд БДСМ на той же площади Академика Сахарова, причем связанными и выпоронными жертвами можно было бы сделать проворовавшихся либералов, в отношении которых вступили в законную силу приговоры судов, - перед отправкой этих деятелей в места не столь отдаленные. А что? Если у геев есть свобода маршировать по городам и весям, то почему у феминисток не может быть свободы хоть разок выпороть проворовавшегося либерала на глазах у многих тысяч заливисто хохочущих зевак? Но это не предложение, это именно как вариант. Можно в принципе еще каким-то образом использовать феминистский рычаг.


Мы позабываем уникальное мастерство Кукрыниксов, и это паршиво. Нам сейчас, как и в годы Великой Отечественной войны, нужны общедоступные и зубастые карикатуры на либерализм. Но еще более скверно, что мы воротим нос от феминизма. В Интернационалах определенно сидели не дураки, и нам бы у них сегодня поучиться. Правильные, конструктивно настроенные феминистки сегодня необходимы нам ничуть не меньше (а на самом деле – больше), чем всевозможные общественно-патриотические структуры.

Смердяще-гадящая российская оппозиция и ее маскируемая попытка замарать Великую Победу

6 мая 2017 года так называемая «несистемная оппозиция» провела на проспекте Академика Сахарова митинг – якобы в честь очередной годовщины «болотных» событий. Наверное, стоит напомнить уважаемым читателям, что первый «болотный» митинг прошел 4 декабря 2011 года, а из этого факта следует элементарный вывод о том, что никакая годовщина на самом-то деле тут совершенно ни при чем. Очевидно, что буйные офисные сумасшедшие, возглавляемые своими американскими менторами, пришли потусоваться совсем с иными целями.

На прошедшем митинге были засвечены плакаты со слоганами: «Нет! – Полицейскому государству!!! Да! – Государству правовому!!!»; «Путин, где свобода?»; «Я отсижу 15 суток, чтобы ты, трус, досидел последний год» - и прочее либеральное в таком весьма предсказуемом ключе. Внешне бьют вроде бы по Путину и его «полицейскому режиму», но на деле цель совершенно иная – и гораздо более существенная, любимая русскими людьми и ненавидимая персонажами либеральными.

Вернемся к вопросу о дате проведения оппозиционного митинга – 6 мая. До 4 декабря еще 239 дней, зато до Дня Великой Победы – всего 3 дня. Чисто арифметически и герменевтически понятно, к чему на самом деле приурочено это дикое первобытно-беловортничковое сборище.

Давайте попробуем представить, какой психологический эффект может оказать митинг либеральной оппозиции – в контексте грядущего Дня Победы. Очевидно, он максимально прозрачно намекает нам, что ветераны, проливавшие кровь за наши с вами жизни, - мусор, которому пора на свалку. А как же иначе? Они же вроде как слуги того самого «полицейского государства», которое и организовало советский народ на победу в ужаснейшей и масштабнейшей из всех войн. А уж как «права человека» попирались – об этом вообще многие тонны либерального вранья по всему миру и на всех языках написано!

Тут, правда, многие либералы применяют весьма убогий, с формально-логической точки зрения, финт, который некогда был очень даже в тренде, а теперь становится все более и более смешным. Дескать, советский народ победил вопреки Сталину и Берии. Надо полагать, благодаря либералам (впрочем, об этом – ниже). Говоря проще и понятнее, во всех выдуманных либералами гадостях виноваты непосредственно Сталин и Берия, а как речь заходит о чем-то очевидно и достоверно выдающемся – так тут Сталин и Берия не при делах - это все народ сам сделал, без их помощи. Ахинея очевидная, однако по причине ее до сих пор имеющейся широкой распространенности в мозгах многих сотен тысяч людей - надо бы все же ответить на нее.

У французского дипломата XVIII-XIX веков Жозефа де Местра есть замечательная цитата: «Каждый народ имеет то правительство, которое он заслуживает». Написано блестяще. Цитата, правда, в контексте дипломатической переписки имела сугубо русофобский и либеральный характер, но, по иронии судьбы, оказалась хлестко бьющей по либералам-сталинофобам. Кстати, либералы люто ненавидят эту их либеральную цитату, неоднократно проверено.

Всем известно, что анархизм существует только в теории. Ни одно общество во всей мировой истории пока что не доказало, что способно функционировать без руководства. А руководство, как известно, всегда вызревает в лоне коллектива. Во всяком случае, достоверные примеры инопланетного или иногалактического руководства также пока неизвестны – кроме, разве что, анамнезов психически больных. В любом рабочем коллективе теми или иными путями, в результате конкурентной борьбы, по тем или иным правилам коллектива, выделяются свои начальники. И в государстве, с помощью самых разнообразных общественно-политических фильтров, взятых опять же не с неба, выделяются свои бесспорные лидеры. Народу (в принципе любому коллективу) предлагаются соответствующие правила игры, а народ/коллектив их либо принимает, либо не принимает. Если принимает, то начинает жить и функционировать строго по этим правилам. Если же не принимает, то он по ним и не играет. Все просто. Кому придет в голову сказать, что Великая Китайская стена возводилась вопреки многим десяткам императоров, а строители сами гибли при строительстве – и сами же замуровывались в эту самую стену? Вроде как очевидно, что абсурд.

Но какова же роль либералов в Великой Победе? Неужели ее вовсе не было? Отнюдь. Была. И весьма заметная. Все мы знаем движение Андрея Власова. Не все, но все же многие, знают о существовании такого замечательного документа под названием «Манифест Комитета Освобождения Народов России» (проще – «Пражский Манифест»). Вашему вниманию, уважаемые читатели, представляются некоторые цитаты из данного небезынтересного документа.

Вот, в частности, до крайности любопытная цитата из власовского манифеста: «Большевики отняли у народов право на национальную независимость, развитие и самобытность. Большевики отняли у народов свободу слова, свободу убеждений, свободу личности, свободу местожительства и передвижения, свободу промыслов и возможность каждому человеку занять свое место в обществе сообразно со своими способностями. Они заменили эти свободы террором, партийными привилегиями и произволом, чинимым над человеком». Ничего не напоминает?

А вот еще: «Свой целью Комитет Освобождения Народов России ставит: а) Свержение сталинской тирании, освобождение народов России от большевистской системы и возвращение народам России прав, завоеванных ими в народной революции 1917 года; … в) Создание новой свободной народной государственности без большевиков и эксплуататоров». Дежавю прямо-таки.

Да и родословная у наших либералов просто до невозможности подходящая. Николай Самсонович Сванидзе, дед всем известного Николая Карловича, проворовался на должности начальника Статистического управления при СНК Украинской ССР, за что закономерно был расстрелян. Марк Михайлович Альбац, дед не менее известной сегодня Евгении Марковны, был расстрелян по причине того, что в ходе рьяного исследования американского железнодорожного опыта вляпался (понятное дело, безвинно) в криминальную антигосударственную организацию. Владимир Александрович Познер, дед вообще всемирно известного Владимира Владимировича, - так и вовсе благополучно свалил в свое время во Францию. И таких много. Родословной отличаются практически все. Вот только у Алексея Алексеевича Венедиктова дед был вполне системным и очень даже успешным прокурором при «кровавом Сталине» (Алексей Алексеевич просто обязан его люто ненавидеть за это), да еще про родословную Марии Тимуровны Гайдар вся страна прекрасно знает. Все ребята – орлы, плоть от плоти. Либо криминальные элементы, либо коллаборационисты (то есть так их, несчастных, бесил «кровавый режим», что они аж бешеного успеха при нем добивались).

В общем, нынешний «необолотный» митинг – это акция власовцев по замарыванию нашей Великой Победы либерально-фекальными массами. Только и всего. И больше никакой иной цели данные персонажи 6 мая не преследовали. Элементарнейшее сопоставление фактов в их хронологической последовательности.

Нам же нужно понимать, что День Победы – это день советского народа, организованного Сталиным, Жуковым, Берией, НКВД и Смершем. Но это никак не день злобно потявкивающих и попукивающих либералов-власовцев. Это день позорного и разгромного либерального поражения, но ни в коем случае не либерального торжества.

Невозможно искренне восхищаться чем-то, ориентируясь всей душой, всеми мыслями и всеми действиями на нечто прямо противоположное. Невозможно нормально праздновать День Победы, имея под боком громко гавкающих власовцев. Либо они – либо Победа! Но никак не вместе!

За что потребовалось гомосексуализировать Чечню?

В Сочи прошли переговоры Ангелы Меркель с Владимиром Путиным. Взволнованность Меркель оказалась до неприличия предсказуемой: канцлера ФРГ заботят, в первую (возможно, даже и в первую, и в последнюю) очередь, - гомосексуалисты. На сей раз Меркель, правда, слегка пооригинальничала и заявила о своей озабоченности относительно недостаточной толерантности по отношению к геям на Кавказе, мало того – в Чечне, этом исконно гетеросексуальном регионе. Такая забота – сродни заботе о том, что девочка-шестиклассница является недостаточно сексуально распущенной.

Несмотря на очевидную глупость заявления госпожи Меркель, попробуем все же отыскать в нем подноготную. Ведь какая-то подноготная, как правило, есть даже у глупости, а уж у глупости, изложенной на высшем межгосударственном уровне, – и подавно. Тем более, в данном конкретном случае действительно есть, о чем задуматься.

В 1990х и 2000х годах о проблемах гомосексуализма в Чечне никто из так называемых «западных коллег» почему-то ни словом не обмолвливался, хотя исламская культура как не принимала гомосеков, так и не принимает, да и не будет принимать – и так было, есть и будет всегда, просто в силу религиозно-культурной специфики. Но в 1990х и 2000х годах на эту тему – почему-то ни полслова, а сейчас вот откуда-то взялась столь навязчивая забота о чеченской толерантности. Почему так? А потому, что в период российской смуты натовский террористический порядок в кавказском регионе поддерживался и обеспечивался посредством чеченских и боснийских боевиков-исламистов - соответственно, никакого резона в гомосексуалистах не было. Они сидели себе тихо и не жужжали. Усилиями же Владимира Путина и Рамзана Кадырова в регионе был наведен порядок. Разумеется, «западных коллег», желающих нашего унижения и порабощения, данная диспозиция не может не раздражать, а посему они одержимы жаждой реванша. Но дело даже не только (а может, и не столько) в этом.

Дело, главным образом, в том, что Рамзан Кадыров не захотел потреблять навязываемый ему в принудительном порядке исламистский эрзац в виде ИГИЛов, ан-Нуср и прочей подобной нечисти. Действующий Президент Чеченской Республики занял во вверенном ему регионе последовательную ортодоксально-мусульманскую позицию суннитского толка. Разумеется, такого западный мир простить никак не в состоянии. Западу нужно, чтобы глобалистская масс-культура была принята всецело и безоговорочно; тем же, кто этого не желает, но все же колеблется, дается шанс принять мульки в виде исламизма, кришнаизма и прочей аналогичной дегенерации; а кто и на этот раз заартачится, тому производится культурный выстрел в голову.

Таким культурным выстрелом в голову для подлинного ислама (не отмороженного ваххабизма, а нормального, адекватного суннизма) - является его гомосексуализирование. Ислам и исламская культура сугубо маскулинны. Мужчина-мусульманин - богат, плодовит, трудолюбив, организован и с уважением относится к окружающим, в особенности – к собственной семье и к своему роду. Мужчина же нынешнего Запада – ленив, инфантилен, туповат, надеется на помощь «социального государства» и родителей, часто женоподобен, считает себя пупом Земли, если и не гей, то непременно отрицает брак либо подписывает брачный контракт, а также по возможности сдает пожилых родителей в дом престарелых. Ислам и масс-культура противоположны и взаимоисключающи, они в принципе не уживаются, они друг друга умерщвляют.

Вот именно необходимостью умерщвления исламского традиционализма и маскулинности и обусловлена трогательная забота Меркель о толерантности в Чечне. У себя не справились с наплывом исламских мигрантов – стало быть, надо постараться привнести свои ублюдочные правила на чужую территорию. Только смогут ли? Весьма сомнительно. Они у себя-то свои гейские порядки утвердить не в состоянии. В Европе уже давно самое распространенное имя новорожденных мальчиков – Мухаммед (с 14 вариациями), а в ЕС проживает уже более 20 миллионов мусульман, к 2030 году, при сохранении имеющихся темпов прироста, ожидается порядка 50 миллионов мусульман. Что же эти «цивилизованные европейцы» могут нам при таком раскладе представить в качестве образца? Разве что собственный антипример, и тут, конечно, можно согласиться: он действительно нам крайне полезен своей рельефностью.

Сегодня мы видим, что активность европейского гомосексуального лобби в России не простирается далее «рекомендаций», провокаций и лжи. Выходит, больше ни на что европейские гомосексуалисты (по крайней мере, без влиятельной поддержки «Дядюшки Сэма») не способны. Да и свои-то действия производят комично и как-то нелепо. Во всяком случае, не возникает никаких подозрений, что подобные телодвижения способны вылиться в мало-мальски серьезную угрозу твердыне суннитского ислама в России. Собственно, это и хорошо. Раз гомики буянят – значит, мы, наша страна - на правильном пути!

Армагеддон по расписанию: что планирует для нас «мировое правительство» в 2025 году?

2025 год грозит стать переломным во всей человеческой истории, и прогнозы, весьма похожие на планы, озвучиваются уже более чем открыто и цинично.

По версии великого американского политолога и политтехнолога Збигнева Бжезинского, именно на 2025 год придется окончательный крах американского могущества (так сказать, «проекта Америка») и начало лидерства, пока что только в экономическом смысле, Китая и Индии. С этим, разумеется, надо что-то делать – в целях поддержания либерального статус-кво.

По прогнозам ООН, к 2025 году численность населения планеты превысит 8 миллиардов человек, из них 1,8 миллиардов будут жить в регионах, в которых практически не будет пресной воды.

По прогнозам американских демографов, к 2025 году от наркомании и СПИДа во всем мире погибнут более 200 миллионов человек, тогда же Евросоюз планирует начать борьбу с наркотиками посредством контроля в кибернетическом пространстве – через привлечение усилий хакеров.

На 2025 год запланирована и публично озвучена также латинизация Казахстана – и, как следствие, включение его в орбиту атлантистского влияния, о чем так мечтали Рокфеллеры еще с начала 90х годов прошлого столетия.

По прогнозам Национального Совета по разведке США, в 2025 году 39% всей нефти и 60% всего газа в мире будут вырабатываться и контролироваться всего шестью государствами, в числе которых будет Россия, но не будет США.

Наконец, по версии НАСА, именно до 2025 года будет осуществлено инопланетное вторжение. Заявление уже встречено стебом и троллингом на всевозможных форумах – а зря. Сейчас НАСА, правда, начинает открещиваться от сказанного, но про вражеских и всемогущих инопланетян чиновники этой структуры уже наговорили в избытке.

Можно предположить, что это все истерия, шизофренические фантазии и массовый психоз. Смущает одно: дороговато выходит для банального индивидуализированного сумасшествия каких-то отдельно взятых должностных лиц. В частности, то же НАСА ежегодно получает более 19 миллиардов долларов США из федерального бюджета США. Крайне маловероятно при этом, что такие деньги тратятся на поощрение чудачеств отдельно взятых рехнувшихся чиновников, занимающих стратегически значимые посты.

Мы действительно имеем дело с массовой шизофренией. Это вне всякого сомнения. Но шизофрения эта организована по четко и строго прописанному алгоритму – и, скорее всего, с вполне конкретно представляемыми и ожидаемыми результатами. Это шизофрения строго неофашистского либерального толка. И «инопланетяне» в матрице этой шизофрении оказываются неразрывно связанными и с территориями, и с углеводородами, и с наркотиками, и с болезнями, и с извращенцами, и с демографией.

Необходимо понимать, что любой фашизм неизбежно основывается на мифологии. В основу же фашистской мифологии неизбежно положены символизм и нумерология – как наиболее эффективные инструменты воздействия на человеческую психику, которая оперирует, в первую очередь, знаковыми системами. Невозможно рационально объяснить необходимость уничтожения сначала себе подобных, а затем и самих себя. Поэтому фашизм придумывают и разрабатывают не столько философы и политологи, сколько психотехнологи. И фашизм, как показывает историческая практика, - это технология не статичная, а изменчивая – в зависимости от запросов обстановки и времени.

Любой фашизм начинается с убийства Бога в массовом сознании, а дальше – по ситуации. Фашизм Третьего Рейха предусматривал умерщвление Бога изнутри, фашизм американского толка – через «объективные процессы» и внешнее вмешательство.

В Третьем Рейхе был фашизм Йорга Ланца фон Либенфельса, автора концептуальной книги «Теозоология», и в соответствии с этим фашизмом миром, помимо фюрера, правят боги-гермафродиты, для которых не писаны не только человеческие законы, но даже и законы времени и пространства.

По версии же американского фашиста, генерала Дугласа Макартура «сверхраса» грядет из космоса, и третья мировая война будет вестись с инопланетянами. Американская и вообще американизированная масс-культура расширила образное восприятие инопланетян, представив их эдакими глазастыми уродцами-лилипутами – бесполыми, индивидуалистичными и даже внешне не пойми на что похожими.

Таким образом, и оккультный гитлеризм, и нынешняя глобализация - нацелены на установление господства некоей искусственно выведенной «сверхрасы», причем и в первом, и во втором случаях эта «сверхраса» в своем стратегическом развитии андрогинна. Также и в первом, и во втором случаях для этой «сверхрасы» нет никаких ограничителей – ни биологических, ни социальных, ни даже физических. По сути дела, «сверхрасовые» концепции Третьего Рейха и неоконсерватизма говорят об одном и том же – просто разными словами и выбирают разные пути достижения этой «милой» цели.

Если оккультный гитлеризм эксплуатировал тактику неприкрытого силового вмешательства в дела других стран и сообществ, то нынешняя глобализация отрабатывает другую тактику – тактику психоделических наркотиков, «свободной любви» и операций по смене пола. Тактика глобализма вроде бы ненасильственна и даже «органична», но она, словно гигантской волной, накрывает все население планеты. Согласные плывут по течению, несогласных же данная волна топит. Все это подается как «естественный процесс», чтобы некому было отвечать.

С 60х годов прошлого столетия американцы начали одним махом убивать концепции времени, пространства, расы, национальности, гендера, вероисповедания, государства и даже морали.

Наркотики, как справедливо писал великий Энди Уорхол, нужны были для контроля над временем и пространством: от употребления наркотиков, в особенности психоделического свойства, зависит растягивание либо сжатие времени и пространства, а также перенос нашей ментальной субстанции в иные пространственно-временные измерения. Иными словами, психоделиками мы добиваемся освобождения от времени и пространства – как таковых. «Гуманизмом» в духе Мартина Лютера Кинга мы добиваемся безрасовости и безнациональности. Гомосексуализмом  и андрогинностью, по концепциям трансгуманизма и «Нью Эйдж», мы добиваемся фактически бесполого состояния – и даже выходим за пределы своего биологического вида. Уфология, ктулху и прочие форматы конспирологии затачивают наши мозги под зависимость от некоего необоримого внешнего воздействия. А всевозможные «коуч-тренеры» (фактически сатанисты и телемиты – осознанные или неосознанные) «доказывают» нам за наши же деньги, что для нас не существует никаких правил и ограничителей – это все условности. Все это вкупе и выводит новую «сверхрасу», которая, судя по всему, и планирует шумно заявить о себе в 2025 году.

В 2025 году, «откуда ни возьмись», по всей планете появятся многие миллионы совершенно специфического вида и специфической организации - андрогинов и гомосексуалистов, возможно, уже заботливо снабженных ядерным и химическим вооружениями – и начнут устанавливать свой порядок и свои правила. Причем, разумеется, и ООН, и НАТО, да и та же НАСА - тут окажутся абсолютно ни при чем: вторжение-то «инопланетное».

Сначала число «парадов» извращенцев и прочих уродов возрастет в геометрической прогрессии. Затем андрогины, гомосексуалисты, «рептилоиды», «киборги», БДСМ-щики и прочие подобные фрики начнут объединяться в военизированные структуры, расширяющиеся как на дрожжах. Потом будет вброшен и моментально расползется по всей планете информационный вирус-версия об инопланетном происхождении данных структур, равно как и инкорпорированных в них персонажей (причем не исключено, что сами персонажи будут в этом гипнотически убеждены). А затем начнется в полном смысле слова мировая ядерно-химическая война, причем удар будет наноситься, в первую очередь, по странам и регионам, желающим идти своим путем и не желающим гомосексуализироваться и гермафродитизироваться (в первую очередь – по Китаю, Ирану, Ираку, Северной Корее, Индии и России).

Целями данной операции будут сокращение населения планеты до 2,5 миллиардов, как этого хотят так называемые «экологисты», и захват атлантистскими структурами через «инопланетян» и прочих зомбированных уродов стратегически значимых в ресурсном и географическом отношении регионов. Наносить ответный удар будет не по кому, поскольку, как было изложено выше, западные структуры тщательно и умело открестятся от причастности к данной всемирной агрессии.

Вся эта операция, от начала и до конца, будет проведена в предельно сжатые сроки и будет сопровождаться криминальным распределением колоссальных потоков ЛСД, кокаина, героина и прочих психостимуляторов, реализуемых по бросовой цене, даже без учета интересов прибыли. Нужно форсированно расширить массовое сознание, чтобы таковое вместило в себя новый мировой порядок. И вся эта операция будет проводиться под неусыпным надзором единого кибернетического пространства, контролируемого «мировым правительством».

Сейчас это может показаться невероятным, фантастичным и даже бредовым, но ведь столь же утопичной тридцать-сорок лет назад казалась возможность существования и эффективного функционирования транснациональных исламистских структур, вооруженных до зубов по последнему слову техники. А теперь они есть – и они прекрасно оснащены, похлеще большинства армий планеты. Грядущие же атлантистские структуры андрогинно-«инопланетного» толка будут на много голов эффективнее и мобильнее любых ныне действующих исламистских структур.

Совершенно очевидно, что исламизм как технология массового манипулятивного террора себя практически изжил. Во-первых, сегодня уже практически всем понятно, кем и чем финансируются и организуются соответствующие исламистские структуры. А во-вторых (и это, наверное, даже важнее), исламизм все же хотя бы по форме эксплуатирует ценности ислама, а в их основе – патриархальность и бесконтрольное размножение. Исламизм хотя бы по форме завязан на определенных ценностях, одна из которых, размножение, - вообще категорически не приемлема. Соответственно, на смену исламистам должны прийти раса андрогинных и наркотизированных «инопланетян», которая будет опаснее и агрессивнее даже самых лютых исламистов порядка эдак на три.

«Инопланетяне» гораздо более пластичны, чем какое бы то ни было сообщество в мировой истории. Во-первых, непонятно, кто и что они такое. Во-вторых, на них можно моментально нацепить любую мировоззренческую маску – и столь же моментально ее сорвать и сменить. В-третьих, «инопланетяне» не привязаны даже к биологическому роду и виду: они не то гуманоиды, не то «неведомые зверушки». Это существа без пола, без идеи, без самоидентификации, без родовой и видовой принадлежности – даже с едва обозначенной формой. Соответственно, они адаптивны, многолики, непредсказуемы – и тем ужасающи.

Уфология – идеология пластичного фашизма. Колоссальные деньги уфологам, этим, на первый взгляд, дармоедам, дают отнюдь не просто так и даже не для того, чтобы они нас развлекали – в конце концов, для развлечения есть МТВ и бьюти-блогеры. Олигархи никогда не бросают деньги на ветер, если кто-то до сих пор этого не понял, а уж большие деньги – и подавно. Уфологи прямо на наших глазах старательно и, что еще ужаснее, успешно создают идеологию «Нового Гуманизма», которую можно выворачивать, как только заблагорассудится пресловутому «мировому правительству».

К 2025 году неофашистский маховик, невиданной доселе мощи и беспрецедентных масштабов, рискует раскрутиться на полную катушку – с закономерным перемалыванием многих миллиардов единиц «лишней» человеческой биомассы, и вот уже сегодня нас ненавязчиво, в формате новейшей пластичной и парализующей мифологии, подготавливают ко всему этому. Население должно быть сокращено до 2,5 миллиардов человеческих особей любой ценой. Срок массовой «зачистки» и порядок ее осуществления атрибутированы уже открыто, причем на высшем надгосударственном уровне. Что противопоставим?

Острая опричная недостаточность в России и в мире

По данным аналитиков Sberbank SIB, 59% россиян считают первостепенной российской проблемой проблему коррупции. Надо сказать, что граждане на интуитивном уровне неплохо понимают реальные угрозы, а также в целом корректно выявляют их иерархию и приоритетность их решения. Российская коррупция неизбежно связана с русофобией. Чиновников покупают, как правило,  не просто так: от них все же зависят определенные, зачастую стратегические, решения. И чем больше и интенсивнее взяткопотоки, тем о более лютой и непримиримой русофобии идет речь.

Улюкаев, получавший разовыми переводами взятки в миллионы долларов, ненавидел страну, которая ему и обеспечивала такого рода состояние, - всеми фибрами своей либеральной души. Вот сейчас в Калининградской области за получение взятки задержан чиновник местного министерства – кстати говоря, не просто какой-то там, а курировавший вопросы изменений в региональное законодательство. Бьют по стратегически важным участкам, необходимо превращая высокопоставленных купленных рабов на местах в собственных адептов и в агрессивных врагов России и всего русского.

По данным начальника Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД РФ Андрея Курносенко, в прошлом году средний размер взятки увеличился на 75% - колоссальная цифра. По данным ресурса Griffon, за 10 месяцев 2016 года было зарегистрировано 10257 случаев взяточничества, причем год от года этот показатель в России увеличивается. Более 10 тысяч случаев ежегодной покупки наших чиновников во вражеских интересах – и то ли еще будет!

Видно, что вроде бы каких-то чиновников вылавливают в мутном коррупционном потоке, парализуя их дальнейшую противозаконную активность, но большая-то часть продолжает находиться под прямым финансовым влиянием капитала, в том числе западного, а то и тихо-мирно срастается с таковым, со временем обзаводясь виллами, земельными участками и счетами за рубежом. И проблема год от года лишь усугубляется. Как же ее разрешить? Тронешь – на весь мир завоют про «репрессии» и «политические преследования», а не тронешь – все государство под себя подомнут, и тогда государство будет государством лишь на бумажках. Так что же делать? Очевидно, что проблема решаема только с помощью опричнины. Но, к сожалению, пока не решается, потому что «опричнина» - страшное слово, и мы к этому привыкли.

Опричниной сегодня принято пугать, начиная едва ли не с младших классов школы. Спросите любого школьника, начиная класса с пятого, кто такой Иван Васильевич Грозный. Малыш толком ничего не ответит, зато он «точно знает», что любимым развлечением Ивана Грозного были конные прогулки по Москве и пригородам – с забиванием и затаптыванием до смерти многих сотен в ужасе визжащих людей – естественно, все это происходило на каждой прогулке чокнутого царя-изверга. Примерно вот так вот в школьной и институтской истории подается правление Ивана Васильевича. Так чем же Иван Васильевич так не угодил информацию и образовательные курсы предержащим? А не угодил он им именно опричниной.

Перво-наперво необходимо понимать, что все страшилки, касающиеся опричнины, лишены какой бы то ни было фактической базы. Опричнина – это естественное и необходимое, со спасительной точки зрения, государственное проявление (в особенности у нас), по которому усердно и не смыкая очей лупит либерализм – с тем, чтобы либо вовсе разрушить государство как таковое, либо, уж по крайней мере, лишить его какого бы то ни было авторитета.

Принято говорить о каких-то там безумных жертвах, которые якобы повлекла за собой опричнина. Правда, по понятным причинам, не конкретизируется, насколько они безумны: дескать, «безумный царь» просто пачками уничтожал собственное население – и совершенно непонятно, зачем. А истина заключается в том, что европейцы только за одну Варфоломеевскую ночь, развязанную их гомосексуальным генералиссимусом Анри Анжуйским, положили своего народу больше, чем за всю опричнину – Иван Васильевич. И если Варфоломеевская ночь (одна только ночь, не говоря уж про многие десятки других операций) была абсолютно бессмысленным геноцидом протестантов, то в опричнине заключался, безусловно, спасительный для нашей Отчизны смысл.

Так в чем же на самом деле суть, смысл и соль опричнины? А в том, что Иван Васильевич осуществил два судьбоносных мероприятия. Во-первых, сформировал когорту аскетичных и лично преданных государственных служащих. Во-вторых, отделил земли государевы от земель боярско-олигархических, поставив тем самым большую часть земельного фонда под государев контроль.

Бояре, если кто не в курсе, были русской земельной олигархией, и в их непосредственной собственности находились колоссальные земельные фонды, а следовательно, сильное централизованное государство им было не нужно, так как от такового страдал их вотчинный интерес и вотчинная психология. Им нужны были только ресурсы и деньги, причем неважно, чьи и откуда – хоть от Папы Римского (как, собственно, и было в период Смуты). Это были космополиты тех веков – просто тогда не было банковских счетов и рейсов «Москва-Лондон». А тут какой-то «безумный царь» маниакально жаждет именно централизации. Конечно, не смогли простить. Да и как не обвинить в «кровавости»?

Но зачем же все-таки опричнина была нужна тогда – и к чему она сейчас? Можно же, наверное, все-таки и олигархические кланы не трогать – и государство при этом сохранить. А вот нельзя, оказывается. Ребята типа Герберштейна, Штадена, Поссевино, Кюстина, Маккиндера, Бжезинского, Сороса, Ходорковского, ельцинского экс-министра Козырева и прочих подобных – всегда выступали, выступают и будут выступать за уничтожение нашей страны, находя при этом широчайший душевный отклик именно в среде нашей действующей олигархической элиты.

Так вот чтобы, упаси Господь, не доставить радости этим «гуманистическим» персонажам, нужно: во-первых, в буквальном смысле отпихнуть их от государственного управления, в том числе территориально; во-вторых, жесточайшим образом карать любые их попытки каким-либо образом и способом уничтожить нашу государственность.

Иными словами, если какой-то олигарх или топовый чиновник, «крышующий» олигархов, начинает вдруг гнать оголтелую русофобию, продолжая при этом криминально и обильно обогащаться за счет «Рашки», - ему насущно необходим отдельный земельный участок в этой самой «Рашке» - где-нибудь под Магаданом и под заботливой охраной автоматчиков на вышке. А если сильно зарвется, то и свинцовая пилюля в затылок. То же касается и его отпрысков – и всей его семьи вообще. Вороватый чинуша, обнаглевший олигарх, их осатаневшие отпрыски со всевозможными женами-любовницами – вообще неважно. Это опричное решение вопроса русофобии в сочетании с воровством – и, судя по всему, это единственное конструктивное решение данного вопроса.

При Иване Васильевиче страдали бояре, посягавшие на государев земельный фонд и желавшие собственного кооперативно-олигархического управления, но по строжайшему директивному указанию Папы Римского Павла V с его политконсультантом Антонио Поссевино. При Иосифе Виссарионовиче Сталине страдали нэпманы, желавшие попросту купить государство с целью собственного обогащения, и троцкисты, желавшие наше государство уничтожить – тоже так вот просто и незатейливо. А сегодня либеральные вредители в России не страдают. Сегодня от них страдает население России. А либеральные вредители только обогащаются, да еще и гадят на нашу «нецивилизованную» страну – точь-в-точь как крыловская свинья под дубом.

Опричнина же была придумана и запущена - исключительно для того, чтобы выжить под по-звериному ожесточенным напором олигархов. Так что же, спрашивается, в ней плохого? Для простых земных людей – ничего, кроме хорошего. Для олигархии, искренне считающей себя небожителями, которым дозволено все, – разумеется, все плохо и кроваво, так как олигархии такая система мешает бесконтрольно жиреть за счет богатейшей в мире территории. А какая сейчас дееспособная альтернатива опричнине - чтобы при этом самим выжить под ударами собственной же зависимой от Запада элиты? Вроде как таковой и нет. Опричнина в этом смысле безальтернативна.

Необходимо понимать, что подавляющее большинство средств массовой информации питается сегодня из олигархического корыта. Образовательные программы с кульминацией в виде ЕГЭ и бутафорских вузовских экзаменов -  также преследуют вполне олигархическую цель: выточить безвольный и потребительски ориентированный винтик, всей душой отторгающий все антилиберальное. Либерализму не нужно сопротивление, ему нужна экспансия. И эти так называемые писатели, типа всяких там Чхартишвили с прочими Быково-Латыниными, отрабатывают именно эту глобально-управленческую линию, закономерно отмазывая тем самым воров и паразитов, против которых они якобы ратуют.

Между тем, мировой истории и всей мировой управленческой практике известен лишь один-единственный реальный водораздел между государством и либерализмом, и лишь одно-единственное работающее средство защиты государства и суверенитета от всеобъемлющего, вечно наползающего и кровососущего либерализма. Это опричнина. Отсутствие опричнины неизбежно ведет к поглощению государств и любых иных суверенных автономий (культурных, идеологических, экономических, любых иных) либерализмом.

Нашему государству вот именно сегодня до зарезу необходима опричнина. Да, собственно, и любому другому государству, желающему оставаться государством, - она сегодня до зарезу необходима. Это как антивирус на персональном компьютере: если он не установлен – компьютеру неизбежно придет крышка – причем в подавляющем большинстве случаев моментально.

Сколько же еще нужно уничтоженных государств и сообществ, сколько еще нужно десятков миллионов  загубленных либерализмом жизней, чтобы, наконец, понять эту простую вещь?

Между прочим, к нам в Черное море тихой либеральной сапой уже британский эсминец пожаловал, и его приход наши «опальные» да «политические» всецело поддержат, можно не сомневаться!

Задорный французский водевиль: и снова о выборах

Сегодня мир, затаив дыхание, наблюдает за президентской гонкой во Франции. В первом туре Макрон набрал 23,75% голосов, а Ле Пен – 21,53%. Макрон – начинающий политик, Ле Пен в политике с начала 90х годов. Казалось бы, схлестнулись молодость и старость, новая формация со старой. Но есть ли, о чем шуметь?

Выборы во Франции (как, впрочем, и все выборы сегодня) направлены отнюдь не на представление жующему электорату каких-то смыслов - с целью их дальнейшего переваривания и усвоения этим самым жующим электоратом. Выборы ориентированы строго на устроение очередного псевдополитического шоу, цель которого состоит не в борьбе за реальную власть, а в том, чтобы кандидатов попросту не забыли. То есть кампания в идеале должна проходить в общем и целом примерно в том же формате, который выстроил для себя наш всеми любимый и вечно молодой Владимир Вольфович Жириновский: вроде кричит, обзывается, топает ногами, размахивает руками, угрожает всех расстрелять, но о каких бы то ни было смыслах – ни полслова.

Что же касается так нелюбимых современными политиками смыслов (на их стратегическом уровне), то на сегодняшний день в мире есть только две политико-экономические стратегии – суверенная и глобалистская. Две – и ни стратегией больше, ни стратегией меньше. Они, разумеется, могут принимать различные формы, облачаться в различные одеяния, даже продуцировать внутри самих себя какие-то конфликтные и противоборствующие течения, но ни одна форма и ни одно политико-экономическое одеяние в настоящее время, тем не менее, не выходит за пределы этих двух стратегических линий. С каждым годом, а уж тем более с каждой новой войной, - это становится все более очевидным.

Разграничиваются эти две стратегические линии в зависимости от ответов на следующие вопросы: а) каково место человека в природе, и как вообще относиться к человеку; б) какой формат управления выбрать; в) кому должны принадлежать природные ресурсы; г) какой должны быть культура и СМИ; д) как относиться к гомосексуалистам. Фундаментальные отличия между политиками и их программами – только в этом – и ни в чем ином. Обо всех этих вещах, между прочим, открыто писал в своей работе «Человеческие качества» не кто-то, а один из виднейших теоретиков и практиков глобалистского «устойчивого развития» и «Нового Гуманизма», один из управляющих «Фиатом» при Муссолини, первый президент всем известного Римского клуба, - Аурелио Печчеи. То есть эти пункты - можно сказать, официально предписанные фильтры, директивно применяемые так называемым «мировым правительством».

Государственно ориентированный политик отвечает на вышеуказанные вопросы следующим образом: а) человек – венец творения, и как-либо коверкать его и его природу недопустимо; б) править должно государство; в) природные ресурсы должны принадлежать той стране и тому государству, на территории которых находятся; г) культура и СМИ должны воспитывать и развивать; д) гомосексуализм и другие извращения недопустимы. Либеральный же политик ответит так: а) человек – точно такое же животное, как и остальные, а следовательно, допустима его принудительная депопуляция; б) править должны крупнейшие корпорации; в) природные ресурсы должны принадлежать крупнейшим корпорациям; г) культура и СМИ должны отуплять и развлекать; д) гомосексуалист – первый человек. А теперь давайте посмотрим, как отвечают на означенные принципиальные вопросы программы Ле Пен и Макрона.

И Ле Пен, и Макрон рассматривают людей в качестве серой массы, которая не должна рыпаться, и с которой дозволительно делать все, что угодно. Ле Пен призывает ограничить мигрантов в правах, сократить население Франции за счет сокращения мигрантов в 20 раз, а также обильно применять пожизненное лишение свободы (смертную казнь, что также показательно, Ле Пен не трогает – как и подобает либеральному европолитику). Макрон предлагает массовые увольнения – для начала многих десятков тысяч работников – просто за их ненадобностью. Ясно, что и предложения Ле Пен, и предложения Макрона – ведут к депопуляции, просто разными способами и в разные сроки.

Ле Пен вроде бы предлагает «защищенное государство» и вроде бы громко восстает против транснациональных корпораций, но, вместе с тем, не хочет повышать для них налоги (французские крупные корпорации хочет даже всецело поддерживать, в том числе и налогово), а для малого и среднего бизнеса – хочет и вовсе ослабить налоговое бремя. С Макроном вообще все понятно: свою приверженность глобализму и интегрированности Франции в единое европейское пространство он даже никак и не вуалирует.

Ле Пен вроде бы выступает за суверенитет и за суверенный контроль государства над его природными ресурсами, однако, как было указано выше, против крупных национальных корпораций (которые, в случае их успешности, неизбежно выходят на внешний рынок) - она тоже ничего не имеет. Позиция же Макрона – снова вполне определенная: ориентированность на ЕС и глобализацию, что в принципе исключает возможность суверенного государственного контроля над ресурсами.

И Ле Пен, и Макрон воспринимают СМИ исключительно как площадку для псевдополитической клоунады. Ни о какой просветительской работе речи не идет: каждый кандидат просто выкрикивает определенные, заранее прописанные штампы, которые населению противопоказано осмысливать.

Ле Пен с пеной у рта призывает к отмене гомосексуальных браков во Франции, но, вместе с тем, предлагает им замену – в формате каких-то неконкретизированных, но, тем не менее, обновленных «форм гражданского союза» (не исключено, что предлагается на самом деле тот же самый брак, просто по-другому названный). Отношение глобалиста Макрона к гомосексуалистам и вовсе не нуждается в дополнительных разъяснениях.

Как видим, и Ле Пен, и Макрон – абсолютно глобалистские политики. А иначе и быть не может. Это в общем-то понятно и даже извинительно: в конце концов, ни у первой, ни у второго нет и не может быть даже дееспособных самостоятельных источников «раскрутки» - и уж подавно не может быть какой-либо самостоятельной политической игры. Необходимо понимать, что каким-то образом возникших изнутри чужаков транснациональный капитал либо устраняет физически (как это было в случае с Кеннеди), либо устраивает им публичную порку на весь мир – с последующим «сливанием» (как это было в случае со Стросс-Каном). Если же западный политик существует, и он на виду – значит, он по какой-то причине нужен и чем-то какому-то конкретному «хозяину» полезен. Перестанет быть нужным и полезным – его вышвырнут из системы максимум через месяц, и все ресурсы для этого имеются.

А так вообще-то Ле Пен и Макрон, Макрон и Ле Пен – в сущности, абсолютно одинаковы. Наверное, Макрон станет первым, а Ле Пен – наверное, вечно второй. Третьей, четвертой, десятой, двадцать пятой – без разницы. Кто победит, Ле Пен или Макрон, равно как и то, кто в чье кресло во Франции сядет – вопрос абсолютно не принципиальный. Европейские политики вообще, и французские – в частности, - это не более, чем статисты, изображающие своим материальным телом и напоказ шумными действиями какую-то якобы политическую активность. Реальные стратегические и даже тактические решения о судьбе западного мира давным-давно принимаются совершенно в других кабинетах. Вернее, в офисах.

Что стоит за призывами предать Ильича земле?

Накануне сто сорок седьмого дня рождения Владимира Ильича Ленина закономерно и предсказуемо начал раскручиваться всероссийский информационный маховик по преданию тела Великого Вождя земле. Не переставая озвучиваются уже многократно обкатываемые и успевшие изрядно поднадоесть за многие-многие десятилетия «доводы»: незачем увековечивать память «душегуба» на Красной площади; не нужен нам «культ личности»; Ленин – «спорная фигура»; Ленин сам хотел, чтобы его похоронили на Родине, и прочее подобное, уже всем прекрасно известное и всеми неоднократно слышанное.

Самое печальное, что вся эта мозгодробильня, при всей ее явной содержательной и технологической нелепости, - по сей день весьма успешно разжижает мозги граждан. По данным «Левада-Центра», на сегодняшний день только 31% граждан России хочет оставления Ленина там, где ему и посулила находиться история, а именно – в Мавзолее. Пока еще большая часть населения против сноса памятников Великому Вождю, но это именно пока: мозгодробильню ведь можно прицельно направить и на уничтожение в принципе какой бы то ни было памяти о Ленине.

Почему же Ленин всенепременно должен находиться в Мавзолее – и нигде более еще? Хотя бы потому, что он ничем не уступает ни величайшим императорам и царям, ни грандиознейшим полководцам, ни мудрейшим фараонам. Впрочем, «ничем не уступает» - это мягко сказано: на самом деле многократно превосходит каждого из них. Почему Ленин ни в коем случае не должен быть предан земле? Хотя бы потому, что он значительно более значимая фигура, нежели кто-либо преданный земле.

В чем же историческая уникальность и исключительность Ленина? Вопрос глупый, потому как ответ, казалось бы, очевиден. И тем не менее, ввиду интенсивной работы означенной мозгодробильни, придется в энный раз обосновать величие Вождя. Во-первых, именно Лениным был в первый (и, пожалуй, на сегодняшний день покамест в единственный) раз продемонстрирован пример эффективной и подлинно народной борьбы за собственные интересы. Во-вторых, именно Лениным была создана подлинная демократия, демократия Советов, - в противовес аристократической западной псевдодемократии, не имеющей никаких точек соприкосновения с реальным народовластием. В-третьих, впервые в истории был реализован принцип пресловутой «дружбы народов» - в противовес шовинизму и фанаберии. Наконец, в-четвертых, была разработана и успешно претворена в жизнь новая экономическая политика, умело сочетавшая в себе народовластие с рыночной экономикой.

Вряд ли хоть при одном правителе во всей известной нам человеческой истории был проделан подобный по грандиозности цивилизационно-технический и духовно-идейный путь – да так, чтобы при этом страна за неполные семь лет изменилась радикально и, что характерно, сугубо конструктивно. Так отчего же так настойчиво хотят десакрализовать память именно Владимира Ильича? Почему хотят в буквальном смысле втоптать ее в землю? Дело тут, по всей видимости, в рафинированной психологии.

Общеизвестно, что посредственность больше всего на свете ненавидит гениальность. А уж гениальность, которую толком нельзя вывалять в собственных смердящих фекальных массах, - и вовсе вызывает у посредственности поистине конвульсивные припадки животной ярости.  Но у посредственности  есть, тем не менее, единственный шанс сравняться с гениальностью – это равно с ней уйти по смерти в землю.

Когда идешь по кладбищу, видишь только ровный почвенный слой, надгробные плиты и кресты. На кладбище все равны – и посредственности, и гении. Идеальная «демократия», которой, собственно, и грезят эгалитарные посредственности.

Вопрос предания тела Ленина почвенному слою либо оставления тела Ленина в священном и царственном зиккурате на Красной площади – это не вопрос рутинерства и формализма, это вопрос нашей исторической перспективы: быть нам вселенскими героями или же быть вселенским мусором.

Дело и Дух Ленина бессмертны, да и тело – как доказала история, тоже. Только до Дела и Духа Ленина не дотянешься грязными, дрожащими и потными ручонками, ибо это уже явления из области метафизики, тогда как дотянуться до физического тела Вождя твари все-таки способны. Вот через физическое тело и показывают свое отношение к высоким метафизическим категориям, а по-другому-то ничего сделать и невозможно.

Сегодня нам предстоит разрешить дилемму: либо мы соглашаемся с посредственностями и с их ценностными ориентирами – и тем самым возводим посредственность как таковую в ранг культа, неизбежно при этом капитулируя перед всеми внешними и внутренними угрозами, либо мы соглашаемся на великие свершения – с неизбежным же возложением на себя почетной обязанности систематически приумножать таковые. Третьего не дано.

И также можно ни секунды не сомневаться в том, что культ посредственности у нас будет заботливо поддержан заокеанскими «коллегами», с их неуемной органической экстенсивностью.

Несмолкающие ожесточенные дебаты на предмет предания тела Ленина земле (а может, и, не дай Бог, предметные действия по такому преданию) есть лакмусовая бумажка нашего нынешнего выбора и нашего последующего исторического пути. Сегодня для нас как никогда важно правильное решение.

Большой Кибернетический Брат: масонская информационная диверсия

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столенберг не устает заявлять о необходимости расширения натовского влияния в сфере киберпространства. При этом Столенберг подчеркивает и выделяет фломастером, что киберпространство не менее (а может, даже и более) важно для американцев, чем воздушная, морская и сухопутная сферы. А еще генсек заявляет о намерении осуществить массированную кибернетическую атаку в адрес любой страны, которая хоть чуть-чуть кибернетически посягнет хоть на одного члена НАТО. Иными словами, Столенбергом открыто обозначается американское намерение в самом скором времени реализовать органическую атлантистскую потребность в кибервойне. Но почему американцы уделяют такое внимание именно киберсфере? Чтобы это понять, придется зайти издалека - и обратить свои взоры сперва аж в позапрошлый век.


Всем известен такой замечательный английский писатель и журналист – Джордж Оруэлл. И еще больше всем известен его роман – «1984» - и культовый «Большой Брат» из этого романа. Этот самый «Большой Брат», как тоже всем известно, тотально контролировал все и вся в русле «красного тоталитаризма» (там была еще партия «Ангсоц» и прочая стандартизированная атлантистская белиберда). Классик Оруэлл, как и положено ангажированному англосаксонскому информационщику, врал и, наверное, не краснел. На самом деле программа глобального информационно-культурного и идейно-ментального контроля вызревала и кристаллизовывалась именно в лоне американского масонства – и не имеет ровным счетом никакого отношения к выдуманному американцами же «красному тоталитаризму».

Родоначальником идеи глобального информационного контроля и глобального информационного управления, по всей видимости, был американский масон Альберт Пайк, который еще в первой половине XIX столетия в своей работе «Мораль и догма» сформулировал технологии управления массовым сознанием. Такого рода управление, с точки зрения Пайка, является многократно более продуктивным и многократно менее затратным, нежели силовое понуждение и подавление. В основе предлагаемой Пайком технологии лежит обыгрывание в «нужной» плоскости, на первый взгляд, высоких идей свободы и равенства, с помощью которых человеческое сознание легко парализуется и делается податливым для всевозможных экспериментов с ним.

В принципе об идеалах свободы и равенства говорили и «отцы-основатели», но они говорили об этих выгодно трактуемых идеалах, скорее, в оправдание нечеловеческих зверств выходцев со Старого Света, которые, дорвавшись до новых территорий и ресурсов, стали нещадно и многими миллионами вырезать коренное население Америки. Пайк же пошел дальше, перейдя от обороны к решительному наступлению. Именно он, судя по всему, первым увидел в означенных идеалах мощнейшее и долгосрочное информационное оружие, причем, как показала историческая практика, это оружие оказалось цивилизационно универсальным, то есть способным эффективно разжижать мозги представителей самых разных народов и ментальностей.

Само собой разумеется, симпатичная технология мгновенно была взята на вооружение, в том числе на высшем государственном американском уровне. Многочисленные более поздние американские масоны, типа Макса Генделя и многих других, менее значительных, также принялись с наслаждением обкатывать данную находку и перекрикивать друг друга в ее транслировании.

Но довольно-таки скоро выяснилось, что у этой «гуманистической» технологии имеется один существенный маркетинговый недостаток: эта технология оказывается нежизнеспособной при отсутствии отлаженной планетарной системы по ее распространению. Масонство может быть только на экспорт и только в условиях монополярности и бесконкурентности, само по себе и само в себе оно мгновенно начинает тухнуть – и вскорости становится непригодным к употреблению. И американский «гуманизм», в конце концов, непременно загнулся бы естественным путем, если бы на помощь своевременно не подоспела кибернетика – как новая американская «фишка».

Известно, что основоположник кибернетики Норберт Винер планировал создание виртуального пространства - для вполне определенной цели, которую он открыто прописал в нашумевших в свое время работах «Кибернетика и общество» и «Акционерное общество «Бог и Голем». Эта цель – информационное уничтожение коммунизма и религии – в принципе, как таковых. Примерно ту же самую позицию озвучивают и сегодня во всевозможных заметках и выступлениях основатели Википедии – Джимми Уэйлс и Ларри Сэнгер, только добавляют ко всему этому еще и необходимость информационно бороться с «тоталитарными государствами» как таковыми, в особенности с Россией и Казахстаном.

Иными словами, американцы до сих пор искренне считают кибепространство своей вотчиной и сферой своего безраздельного господства. Глобальная Сеть должна принадлежать только и исключительно масонам (или, по крайней мере, тотально зависимым от них людям) – и транслировать только и исключительно полезные масонской системе постулаты. Все остальное подлежит незамедлительному уничтожению.

Академическими доктринами в таких вопросах, понятное дело, не ограничивается. Киберсистема планетарна – стало быть, и регулировать ее надо на планетарном уровне – тем более, что, как было изложено выше, масонская идеология «общечеловечности» предусматривает исключительно планетаризм, в противном случае гибнет. В 2000 году была принята так называемая «Окинавская хартия», подразумевающая императивную необходимость широчайшей вовлеченности молодежи всей планеты в сферу виртуального пространства (которое, как считают американцы, должны и могут контролировать только они). Потом были приняты многочисленные «типовые законы», принципы, конвенции, инструкции, соглашения и прочее подобное, - преследующие ту же самую цель.

Кроме того, по данным В.С. Овчинского и Е.С. Лариной, прописанным в работе «Кибервойны XXI века», до 85% компьютерной техники и серверов в мире сегодня американские. По данным же американского журналиста и аналитика в сфере компьютерной безопасности Шейна Харриса, представленным им в книге «Кибервойна. Пятый театр военных действий», в наибольшей степени преуспели во всевозможных «взломах» и мониторинге именно американские специализированные корпорации. Американцы (по прямому указанию масонских хозяев) все активнее и наглее заявляют свои права на виртуально-кибернетическое пространство и, как следствие, на возможность влезть в любой ПК – по своему усмотрению, которое, однако, они не намерены с кем-либо согласовывать.

Можно хихикать и паясничать сколько угодно - дескать, «опять чокнутые конспирологи что-то там такое фантазируют». Но вот вам конкретно имеющийся в наличии факт: формально высшее должностное лицо НАТО заявляет о том, что безраздельное господство в сфере киберпространства является приоритетной натовской задачей, а то, что в НАТО господствуют США, - это уже давным-давно общеизвестный факт. Над этим хихикать уже бессмысленно, так как сами атлантисты, не стесняясь, заявляют соответствующие противозаконные притязания уже на международном уровне. Наверное, пора бы уже перестать захихикивать проблему, а вместо захихикивания для начала понять масштабность и серьезность происходящего, а тут же вслед за этим – начать решение проблемы. Но как ее в принципе можно решить?

Для начала нужно научиться не подставляться самим. Истина проста и многократно пережевана: хочешь, чтобы было хорошо, начинай с себя. Сегодня, как ни обеспечивай безопасность киберпространства, – все же на 100% таковая в принципе не может быть гарантирована. Естественно, нужно совершенствовать соответствующие системы, и специалисты этим, не покладая рук, занимаются, но пока реальность такова, что идеально обеспечить безопасность в киберсфере на сегодняшний день просто невозможно. При таком раскладе, разумеется, в самую первую очередь будут лупить по тем публичным лицам, которые так или иначе, в том или ином формате, представляют нашу государственную и идейную идентичность. Соответственно, этим самым публичным лицам нужен кристально чистый моральный облик, не запятнанный (во всяком случае, публично) ничем и ни в чем, даже в мелочах. А из этого, в свою очередь, следует неизбежность высококачественной и целенаправленной фильтрационной работы на высшем уровне.

Кроме того, нужно грамотно выстраивать линию обороны и нападения на безбрежных просторах киберспространства. Транслировать вранье десятками миллионов всевозможных и разнообразных сетевых сообщений, коверкающих истину относительно действий лиц, корпораций, государств и их групп, наверное, все-таки не стоит. Вранье на весь мир – абсолютно не в нашей православно-славянской традиции, да и к тому же вранье, как ни крути, имеет такое неприятное свойство – со временем выползать наружу. Поэтому нужно не врать, а грамотно и, что также весьма важно, непротиворечиво выстраивать собственные политическую и идеологическую линии, а также быть готовыми публично ответить за каждое политическое и идеологическое действо, чтобы ненароком утекшая информация не смогла бы подорвать наш политический и цивилизационный авторитет.

Наконец, неплохо бы научиться поактивнее атаковать самим. Есть же у самих американцев Эдвард Сноуден и у австралийцев – Джулиан Ассанж. Вот так же и у нас должны быть сопоставимые, а желательно – еще более крепкие, профессионалы. Только не мифические и не в виде каких-то там нелепых жупелов в американском политическом шоу, а реальные и уникально подготовленные. Вот нам нужно не шоу с «русскими хакерами» на весь мир, а чтобы было минимум шумихи – и максимум реального, а не высосанного из пальца, компромата на атлантистских упырей. Вот тогда «общечеловечные гуманисты» и попляшут.

Нужно понимать, что же сегодня так бесит американцев в информационно-кибернетической сфере. А бесит их то, что какие-то сволочи, видите ли, смеют заявлять свои права на якобы их кибепространство – и, более того, осмеливаются даже успешно реализовывать в нем свою стратегическую линию. Американцы никогда не поймут и не примут чужих интересов в кибепространстве, потому как их кибердоктрина в принципе исключает какие-либо интересы, кроме их собственных. Это данность, и ничего с этим поделать невозможно.

Наша цель – не пытаться кого-то в чем-то разубедить или как-то в чем-то перед кем-то оправдаться, а неукоснительно вести свою геополитическую и геостратегическую линию – в том числе, посредством кибепространства. Все это - само собой разумеется, при наличии понимания происходящего и возможных последствий происходящего – и, главное, готовности к таковым. А последствия очень даже возможной в ближайшей перспективе мировой кибервойны, с учетом всеобщей информатизации и технократизации, могут быть куда похлеще Чернобыля и Хиросимы с Нагасаки.

Кровь, почва и оккультные мракобесы: немного о принципах

В Интернете краем глаза можно что-то углядеть о процессе над так называемыми «Свидетелями Иеговы». Минюст запретил их за экстремизм, «свидетели» обжаловали, сейчас идет судебная тяжба, «свидетели», разумеется, все отрицают и ни с чем не согласны. Они, знамо дело, приходят в мир «с доброй вестью от Бога», а злая «тоталитарная» машина их как бы «репрессирует». При этом ничего страшного в ужасающем количестве сумасшедших и экстремистов в своих рядах «свидетели», конечно же, не видят: это их так оценили «непросвещенные», а они хотят продолжить «просвещать» - на сей раз уже по решению суда.

На самом деле в нашей стране существуют многие десятки опаснейших сект, ориентированных точно так же, как и эти злосчастные «свидетели», но почему-то практически все эти секты всегда выпадают из сферы чьего-либо внимания. Оккультному мракобесию в нашем информационном и правоохранительном пространствах уделяется преступно мало внимания, хотя это самое мракобесие многократно страшнее войны в Сирии и даже в Новороссии. Те хотя бы не посягают на основы основ государственности, в то время как, казалось бы, невинные и подпольные сборища сумасшедших небольшими кучками бьют по принципам крови и почвы, на которых и зиждется государственность как таковая.

Следует напомнить, что под принципом крови понимается принадлежность к определенной стране по факту рождения от граждан соответствующей страны, а под принципом почвы – принадлежность к определенной стране по факту рождения на ее территории. Сегодня формально эти принципы, когда-то давно считавшиеся взаимоисключающими, - сочетаются: скажем, рожденный от граждан по факту своего появления на свет становится гражданином, но он не освобожден при этом и от обязанностей перед своей «почвой» - платит налоги, служит в армии и так далее. Это пока еще формально действующие государственнические принципы. Но сектам эти «глупости» не нужны: секты основываются на радикальном отрицании обоих этих принципов.

«Свидетели Иеговы», «саентологи», «телемщики», «сатанисты», «Нью-Эйдж» - все это и еще многое производное от этого - по большому счету, одна шайка-лейка. Есть некоторые формальные символьно-обрядовые различия, но по существу – это все единый глобалистский продукт, подаваемый под разными соусами – с тем, чтобы сокрушить идею государственности, основанную на органическом сочетании крови и почвы. Для сект же существует только виртуальная «личность» - как нечто законченное, самоценное и самодовлеющее. Разумеется, при этом атомизированное, но атомизация настойчиво и агрессивно скрывается за мнимым величием слепленного клопа, ряженого в королевские одеяния.

Многовековые принципы крови и почвы десятилетиями старательно стирались из коллективно-социальной памяти, и сегодня они уже практически стерты. Люди перестали иметь какую-либо привязанность к чему-либо и к кому-либо, став полноценными номадами. Не иметь собственного жилья, а вместо этого снимать комнату или квартиру; заключать брачные контракты; давать друзьям деньги в долг под расписку с процентами; сдавать пожилых родителей в дома престарелых – все это и многое подобное давно стало нормой для «цивилизованного» Запада и, к сожалению, все чаще встречается у нас.  

Рядовым обывателям, живущим в формате такой вот дегенеративной социальной матрицы, это не приносит ровным счетом никакой пользы, а, напротив, создает одни лишь серьезные проблемы. Да и как не быть проблемам, когда число социальных связей все расширяется, а взаимопонимание фактически сведено к нулю? Но весь фокус в том, что рядовые обыватели уже считают эту матрицу – хоть и изуверской, но, тем не менее, социально неизбежной. Информационного либерального прессинга в течение двух поколений за глаза хватило, чтобы эту самую квазинеизбежность внушить крепко-накрепко.

Итак, рядовым обывателям разрушение принципов крови и почвы не принесло ничего хорошего: люди разобщены, обозлены, беспомощны, живут по принципу белки в колесе, не видя перед собой и своими детьми совершенно никаких перспектив. Но зато они подлинно номады, а это очень выгодно власть и ресурсы предержащим. Во-первых, отныне оперативно обеспечивается не только ресурсопоток, но и человекопоток – в нужные компании, в нужные регионы и в нужном количестве. Во-вторых, людей, не привязанных ни к чему и ни к кому, не имеющих ни в чем и ни в ком опоры, проще держать в страхе – с тем, чтобы потребовать от них все, что только заблагорассудится «хозяевам жизни».

В споре между человеком и корпорацией практически всегда неизбежно выигрывает корпорация, которая, кстати говоря, представляет собой сборище жалких атомов под началом какого-нибудь большого «хозяина жизни». У корпорации есть деньги, связи, иные ресурсы влияния, в то время как человек атомизирован и оторван чаще всего даже от собственной семьи. И все это сегодня прекрасно понимают. Достаточно поставить атомизированного человека перед фактом его беспомощности для того, чтобы потребовать от него всего, чего угодно, и сделать с ним все, что угодно: от банального и не оплачиваемого «хозяином» пересиживания на работе – до снесения жилья атомизированного человека с целью последующего строительства на этом месте особняка «хозяина».

Выведен человек-инструмент, «человек-робот», которого так хотела доктрина «Нью-Эйдж», да и главные «свидетели», собственно, тоже. Когда нужен какой-нибудь человек-винтик – выжмем по полной, а станет ненужным – сломаем и выбросим. Очень удобно и практично. Бунтов не будет, а если и будут, то строго инсценированные и роботизированные, ни в коем случае не нацеленные на уничтожение сложившейся системы как таковой. Реальное решение проблем заменяется выплеском пара. Человек принимает свое беспомощное «винтиковое» положение как должное.

Но как удалось обеспечить такую социальную аномалию? А оказывается, достаточно было всего-то-навсего сказать человеку, что он самоценен (или, как в случае со «свидетелями», равен со всеми и равноценен всем). Это для него неизбежно означает, что он – сам себе Бог. А это, в свою очередь, означает, что никаких внешних ориентиров, рамок и связей у него больше нет: он сам себе – и ориентир, и рамки, и связи, и ценность. Для богатых и влиятельных это очень хорошо: у них в руках деньги, ресурсы и связи – соответственно, они могут делать где, когда и что угодно, и их может ограничить разве что только алчность и влияние сопоставимого «богочеловека». А вот для небогатых и невлиятельных это означает только то, что они, за неимением ресурсов и возможностей, замкнутся в скорлупе своего «Я» и станут полностью беспомощными – со всеми вытекающими для них и для «хозяев жизни» последствиями и результатами. Поэтому доктрина «Свидетелей Иеговы» и манифестирует Единого Владыку на Земле. «Свидетели»-то, может, и сумасшедшие, а вот их хозяева весьма умны.

Не нравится? Плохо? Больно? Страшно? Несправедливо? А вот тут вам эти самые скандальные «свидетели» заботливо разъяснят, что диктат добродетели и не обещает вам сладкой жизни: новая мораль будет утверждаться во всем мире примерно тысячу лет (так они понимают Царство Христово) - строго с хрустом и через колено. Зато основная эгалитарная масса будет едина и равна в своей стадности, а на Земле будет единый хозяин. Иными словами, все по «иеговистам» Чарльзу Расселу и Джозефу Рутерфорду – собственно, американцы сейчас обыгрывают именно этот их сектантский сценарий как по нотам. Чем вам не глобализм?

Практически любая секта сегодня ориентирована на формирование мира, состоящего из 0.5% тех, кому можно все, всегда и везде, и 99.5% - кому нельзя ничего, никогда и нигде. Такой вот формат уродливой однополярности начинается с безродности и экстерриториальности, а далее все рушится одним махом. Если нам этого добра не надо, то об этом надо для начала заявить честно и открыто в информационном пространстве. И в результате привлечь организаторов и активистов ряда «милых» организаций (не только «Свидетелей Иеговы», хотя, конечно, и их в том числе) к отбыванию длительных тюремных сроков, а то и к смертной казни, наплевав на всякие там моратории с приостановками. Может, хоть тогда эти криминальные глобалистские выродки угомонятся. На войне как на войне.

Почему американцы не могут не убивать и не хотеть чужой смерти?

Сегодня все патриотические настроенные граждане России возмущены тем, что Трамп-де не оправдал российских надежд. И, более того, даже и не стремится их оправдывать. И даже еще более: раскаляет ситуацию до максимального уровня опасности, грозящей Первой Ядерной войной. А между тем, дивиться нечему. Трамп – талантливый человек и великолепный популист, а посему ориентируется строго и сугубо на потребности электората, то есть самых простых американцев - только и всего.

Надо понимать, что нынешние американцы, при всей их кажущейся придурковатости и карикатурности а-ля Бивис и Баттхед, – на самом деле потомки наиболее агрессивных и оборотистых англосаксов, а англосаксы, в свою очередь, - наиболее агрессивная и оборотистая западная цивилизация. Иными словами, далекие предки американцев – плоть от плоти отборные и элитные негодяи, убийцы и мошенники. Можно ли верить в то, что связь поколений прервалась? Сомнительно. Рассмотрим же масштабы кровавого американского империалистического фашизма, чтобы хотя бы в общих чертах представить себе, с каким наследием мы столкнулись на Ближнем Востоке, и есть ли из этого какой-то мирный исход.

В период колонизации Северной Америки британцами на протяжении примерно полутора веков были убиты и сегрегированы многие миллионы индейцев. Потом, с образованием США, убийство и сегрегация индейцев продолжились и даже усилились. А потом была всем известная война Севера и Юга, давшая начало политической активности небезызвестного «Ку-Клукс-Клана» - с последующими миллионами убитых чернокожих американцев. А потом была русско-японская война и действия армии Колчака (сегодня очень хорошо известно, под чьим влиянием находилась политика «реставрации Мэйдзи», и на кого был ориентирован Колчак), суммарно унесшие примерно полтора миллиона жизней. А потом был спонсорский интерес «Форда», «Дженерал Моторс» и «Кока Колы» во Второй мировой войне, унесшей, в свою очередь, порядка 50 миллионов жизней. А потом были уничтожены 73 государства и убиты минимум 26 миллионов человек (разумеется, исключительно в рамках вирусного распространения «демократии» с «правами человека»). Добавим в копилку также десятка полтора миллионов погибших и оставшихся без крова в результате сепаратизма, религиозного экстремизма, вооруженных переворотов и прочего подобного – на Ближнем Востоке, в Африке, на Балканах, да даже на Кавказе и на Украине.

Элементарная арифметика говорит нам о том, что на счету американцев, по самым скромным данным, - порядка 120-150 миллионов людей, растерзанных, запытанных и убитых либо непосредственно самими американцами, либо по их прямому указанию, и многие сотни миллионов, если даже не миллиарды (вряд ли число подлежит какому-либо объективному учету), – исковерканных жизней и судеб. Империи Чингисхана, Тимура, Наполеона, завоевательные походы Филиппа и Александра Македонских, все это вместе взятое и помноженное на десять, – капля в море по сравнению с тем, что творили и творят американцы, начиная с захвата Американского континента. Может ли выдать такой кровавый результат цивилизация, не являющаяся по своей органике маниакальной? Наверное, вопрос риторический.

Есть такая байка об акуле, которую выловили огромной сетью – и вспороли ей брюхо, чтобы она не умерщвила моряков. В одной сети с акулой оказалась масса других рыб. Так вот акула даже с пропоротым брюхом все равно продолжала заглатывать подвернувшихся ей соседей по сети, хотя они просто уже вываливались из ее кровоточащего брюха. Вот точно так же и американский колониальный империализм: его брюхо уже давно пропорото милитаризацией, кризисами и долгами, но он, тем не менее, все равно продолжает заглатывать миллионы тонн баррелей нефти, вытекающей из вспоротого брюха в виде ИГИЛа, ЛГБТ, «Эха Москвы», «несистемной оппозиции» и прочего подобного.

Логика империализма предусматривает борьбу за ресурсы и территории, а коль скоро местное население может очень даже и огрызнуться по этому поводу – стало быть, надо устроить его геноцид, чтоб не мешалось и не возбухало. Это просто логика империализма, от которой никуда не деться.

Империализм не может не убивать. Не может не уничтожать города, страны и режимы. Не может не вырезать целые народы многими десятками миллионов. Не может не мародерствовать. А американский империализм – тем паче: это империализм в стадии своей наивысшей алчности и наивысшего цинизма. Это не то, что какой-то там конкретный толстосум - плохой. Что, акула с пропоротым брюхом – тоже плохая, что продолжает неуемно заглатывать и заглатывать рыб, несмотря на то, что ими теперь уже никогда не насытится? Нет, не плохая, просто это ее инстинкты. Так же и у империализма есть свои инстинкты. За кружкой пива в бане империалист, наверное, вполне может быть весьма и весьма душевным мужиком, ну а в ресурсной политике – неизбежно серийный маньяк и кровопийца (точнее, нефтепийца и газопийца).

Что с этим можно поделать? С учетом того, что потребность убивать заложена в американцах как в цивилизации органически, то есть подлинно является их конститутивным признаком, - ничего тут не поделать. Плюс, как известно, есть не только цивилизационная память, но и генетическая: коль скоро далекие предки американцев были серийными маньяками, то и в них теперешних звучит и будет звучать внутренний голос, жаждущий все новой и новой крови. Соответственно, покуда американцы живы, они будут убивать. Или как минимум хотеть убивать.

Это ни в коем разе не призыв превентивно убивать всех американцев – это просто констатация факта, обоснованного выше.  И с ним, с этим горьким фактом, нашим политикам придется считаться еще долго – во всяком случае, покуда жива Америка. И уж совершенно точно не общаться с каким-нибудь там Джоном Гейси через призму «умиротворяющей» дипломатии. Это не только бесполезно, но и опасно.

«Золотой миллиард» и гомосексуалисты с трансгендерами

На днях стало известно, что федеральный апелляционный суд в США постановил, что геи, лесбиянки и трансгендеры никак не могут дискриминироваться и дискредитироваться на рабочем месте по этим своим отличительным признакам. Разумеется, геи всей планеты просто не могли не покуражиться по данному поводу. В частности, голландские и чеченские гомосексуалисты вдруг во весь голос, вплоть до уровня мировых СМИ, закричали о том, что их, несчастных, притесняют и обижают. К чему же вновь разгоняется эта гомосексуально-трансгендерная волна, и чего же этим, с позволения сказать, «нетрадиционным» еще может быть нужно?

В формате западной либеральной парадигмы гомосексуализм и прочие половые девиации, исключающие деторождение, подаются как проявления абсолютной личной свободы: дескать, мы ребята, не связанные какими бы то ни было условностями и ограничениями, - творим, что и с кем хотим.  На самом деле это, разумеется, не так. Никакой свободой в данном случае и не пахнет. Гомосексуализм вот уже более 40 лет является официальным западным орудием «мягкого» геноцида. Говорить о том, что гомосексуалист вот так вот проявляет свою свободу и индивидуальность, - это все равно, что заявить о том, что узники фашистских концлагерей свободно реализовывали в этих заведениях свое право на отдых и санаторно-курортное лечение.

В 1968 году американский агроном Норман Эрнест Борлоуг публично сформулировал концепцию так называемой «зеленой революции». Данная концепция включает в себя два основополагающих пункта: пункт первый – необходимо как можно обильнее вводить в оборот ГМО и пестициды; пункт второй – нынешний мировой сельскохозяйственный потенциал способен обеспечить пропитание максимум 10 миллиардов человек, а далее необходимо будет как-то сократить население или как минимум решительно остановить его положительную динамику. Великая идея настолько пришлась по сердцу норвежским аристократам-интеллектуалам, что через два года она была отмечена аж Нобелевской премией мира.

Впервые на международном уровне гомосексуализм как наиболее предпочтительное демографическое и геополитическое оружие был манифестирован в 1972 году – в легендарном докладе под названием «Пределы роста». Автор, американский философ и специалист по системно-социальному управлению Деннис Медоуз, обозначил в этом своем докладе опаснейшие международные проблемы, идущие в связке: активизирующееся потребление ресурсов планеты – в сочетании с прирастающим ужасающими темпами населением. Ситуация, с точки зрения Медоуза, не может разрешиться сама собой, необходимо действовать по одному из 12 предложенных им сценариев. Показательно, что наиболее приемлемым виделся Медоузу сценарий «мягкого» ограничения рождаемости. Кстати, в 2004 году автор посетовал, что его технологическим рекомендациям совсем не следуют, потребление лишь увеличивается, да и численность населения прирастает, а потому надо срочно бить в колокола и заняться-таки сокращением численности человеческой популяции.

После доклада «Пределы роста», буквально через год, гомосексуализм был признан нормой - сперва на уровне Американской психологической ассоциации, а с 1990 года – и на высшем уровне, то есть Всемирной организацией здравоохранения. Однако такого международного решения по ограничению роста численности человеческой популяции оказалось недостаточно. У столь грандиозного и беспрецедентно масштабного мероприятия неизбежно должна быть не только социально-технологическая, но и идейно-мировоззренческая плоскость.

В конце 70х годов прошлого столетия бодро и, главное, своевременно выстрелил французский философ Мишель Фуко, глубокомысленно рассуждавший о том, что не только сексуальная ориентация, но и пол – не более, чем досадная условность, навязанная нам с целью нашего порабощения. На 70е же годы прошлого столетия пришелся пик популярности огромного количества гомосексуальных, бисексуальных, андрогинных и педофильных эстрадных «звезд» - Фредди Меркьюри, Элтона Джона, Майкла Джексона, Дэвида Боуи, Игги Попа и многих-многих десятков других, менее значительных «фриков». В 1992 году гомосексуализм был мягко допущен Римско-католической церковью, в Католическом Катехизисе. Наконец, в 2000 году американский мыслитель Пол Куртц написал и обнародовал «Гуманистический манифест 2000», в котором необходимым элементом «нового планетарного гуманизма» была объявлена, в числе прочего, и свобода гомосексуальных контактов. Таким образом, к концу 90х – началу 2000х годов массовое сознание уже окончательно было обработано «как надо». Следующий шаг – разрушение института семьи.

В 1989 году в Дании был официально зарегистрирован первый однополый брак, а через десять лет, в 1999 году, однополые браки были легализованы в Гамбурге. Далее на протяжении 2000х-2010х годов в процесс брачной гомосексуализации включилось порядка двух десятков стран – и продолжают включаться все новые и новые.

Как видим, гомосексуализм и прочие перверсии в сексуальной сфере – это никакая не свобода, а прицельно реализуемая мировая технология по сокращению численности голодных ртов – в условиях сокращающихся же, причем пугающими темпами, природных ресурсов. Сперва западной цивилизации нужно было много-много рабочих рук на заводах и фермах – соответственно, ни о каких гомосексуализме и трансгендерности и речи не могло идти. А потом как-то так оказалось, что людей стало много, все они постоянно чего-то хотят (да еще им и успели внушить идею «социального государства»), а ресурсы все тают и тают. Неприкрытый фашизм мир уже проходил в 1933-1945 годах, так что надо бы его как-то прикрыть. Вот вам и «половая свобода».  

Гомосексуалисты сегодня нужны доминантным гетеросексуальным человеческим особям. Чем больше гомосексуалистов, тем быстрее вымрут конкуренты, обладающие пониженной доминантностью, - и, следовательно, тем безнаказаннее развернутся и будут куролесить финансовые и частично промышленные альфа-самцы. Им достанется намного больше ресурсов, и отныне не будет болеть голова по поводу необходимости предоставления зарплат, пенсий и пособий всяким там надоедливым унтерменшам, численность которых, собственно, поэтому и надо сократить.

Сокращать же и даже оптимизировать собственное потребление пресловутый «золотой миллиард» не планирует. И даже не думает в данном направлении. Проблем масса: китайцы, исламисты, мигранты, Россия, Ким Чен Ын с термоядерной бомбой, даже инопланетяне образца прошлого года, недовольные бомбой Ким Чен Ына, - все, что и кто угодно, - только не собственное патологически неуемное потребление. А из этого прискорбного факта со всей очевидностью следует, что ЛГБТ-движению еще только предстоит выйти на свой пиковый боевой уровень, свидетелями, а то и, не дай Бог, жертвами, которого мы, возможно, вот-вот станем.

Не исключено ведь, что в очень скором времени озвучиваемые вслух половая и полоролевая идентификации, вплоть до произнесения личных местоимений «он» и «она», будут считаться на Западе проявлениями экстремизма, а следовательно – будут уголовно наказуемыми. Динамика, во всяком случае, разворачивается именно в этом направлении. Как говорится, было бы смешно, если б не было так грустно.

Стесняющиеся Гитлера, боящиеся Сталина

В либеральных СМИ Гитлера и Сталина принято либо отождествлять, либо плотнейшим образом сопоставлять. Дескать, и тот, и другой – тираны, у обоих, знамо дело, руки по локоть в крови. В особо ортодоксальных либеральных СМИ, вроде «Эха Москвы» и «Дождя», Сталина принято подавать даже более кровавым тираном, нежели Гитлера. В целом же это косметические различия. А по существу все либералы сходятся в том, что Гитлер – исчадие ада (может, чуть меньшее, чем Сталин), и никакого отношения они, либералы, к Гитлеру не имеют. В предлагаемой же Вашему вниманию статье доказывается, что Гитлер есть строго и сугубо либеральный продукт, плоть от плоти, как бы либералы ни открещивались от этого монстра.

Вы никогда не задумывались, каким это образом Гитлеру удалось буквально за пятилетку вытащить страну из состояния полной демилитаризации и обескровленности до состояния грандиознейшей милитаристской хребетоломательной машины? Ведь все мировое сообщество ему, казалось бы, мешало – в соответствии еще с Версальским договором. Для начала – немного достоверно известных статистических выкладок – просто для понимания масштаба кратчайшего военно-технологического и мобилизационного преобразования.  

Итак, по состоянию на 1933 год Германия располагала примерно 100-тысячным войском, к 1939 году – уже 3,5 миллионами военнослужащих, а к 1943 году – примерно 11,5 миллионами военнослужащих (кстати, РККА в то время была численно меньшей, причем существенно). Как видим, немыслимые, где-то даже граничащие с патологией, масштабы человеческой мобилизации – в кратчайший срок.

Что же касается технической оснащенности, то к 1933 году у Германии был один танк, по состоянию на 1939 год – уже 3,2 тысячи танков, к 1941 году – 4,2 тысячи танков, а к концу войны – уже почти 13 тысяч танков. По авиации: в 1933 году на вооружение в Вермахт стали поступать первые самолеты, к 1939 году у Германии было примерно 2,5 тысячи боевых самолетов, к 1941 году – примерно 4,5 тысячи боевых самолетов, а к 1943 году – 25 тысяч боевых самолетов. По артиллерии: в 1933 году в Германии вообще не было современных артиллеристских орудий, к 1939 году – было уже 4,8 тыс. гаубиц, а к 1943 году – более 8 тысяч гаубиц. Прирост – пусть и неравномерный, часто несбалансированный, но тоже в сжатые сроки – и во многие разы, а где-то – и в десятки раз.

Возникает закономерный вопрос: за счет чего в столь короткий срок была проделана такая запредельная материально-техническая работа – с учетом того, что Германия была демилитаризована? Допустим, идеологическая работа была всецело проведена германской тоталитарной машиной и подконтрольными ей оккультно-фашистскими общественными структурами. Допустим, что именно это и позволило осуществить столь масштабную и мгновенную человеческую мобилизацию. Допустим. Но откуда мгновенно (и, что также немаловажно, вопреки воле мирового сообщества) взялись столь колоссальные материально-технические свершения? А вот тут-то и вспомоществовали транснациональные либеральные структуры.

Известно, что финансирование гитлеровская НСДАП получала от Генри Детердинга, некогда хозяина ныне не только здравствующих, но и приносящих многомиллиардные прибыли «Дойче Банка» и «Роял Дойч». Также нелишним было бы заметить, что на территории Третьего Рейха благополучно и обильно функционировали как свои родные заводы Круппа и Кёгеля, так и пришлые американские «Форд» и «Дженерал Моторс», а немецкая «Фанта» именно при Гитлере выделилась как дочерняя компания американской «Кока-Колы».

Необходимо напомнить либеральным коллегам, отождествляющим Сталина и Гитлера, что на территории Третьего Рейха не было заводов «Серп и Молот» и «Красный Октябрь», как не было и представителей КПСС и ВЛКСМ. Соответственно, крайне маловероятно, что два тирана объединились с целью создания нацистской машины, как подают порой наиболее рьяные либералы.

Ко всему прочему, нелишним было бы добавить, что Гитлер крайне благодушно отзывался об англосаксах и, что еще важнее, об их экономико-политическом порядке. Если Советская Россия манифестировалась в качестве основополагающего объекта вооруженного вторжения (якобы с целью борьбы с засевшими там во власти евреями), то англосаксы и американцы провозглашались «расово чистыми», и с ними, по доктрине национал-социализма, все же лучше дружить, чем воевать.

Нюрнбергский процесс был, если вдуматься, до крайности интересным судилищем. На нем судили исполнителей, в то время как подстрекатели и пособники остались в тени, а организаторы – и вовсе примазались к победе и судили наравне с победителями. Если еще в 1933 году англосаксонские элиты, вплоть до высшего руководства, отзывались о Гитлере восторженно, а Черчилль даже нет-нет, да и называл Гитлера «миротворцем», то, начиная с Нюрнбергского процесса, все либералы как один открестились от своего кровавого детища. Хорошо они поступили или плохо, целесообразно или нецелесообразно – это вопросы, требующие субъективной оценки. Налицо факт: они Гитлера породили – и сами же сдали свое дитя на растерзание, лишь только дитя было наказано за вселенскую шалость.

Организаторы холокоста и вообще истребления без малого 50 миллионов человек (самого масштабного в мировой истории геноцида) – живы и прекрасно здравствуют и по сей день. «Роял Дойч Шелл» - сегодня по величине активов четвертая производственная компания в мире; «Дойче банк» сегодня входит в топ-29 крупнейших банков планеты; «Кёгель» и сегодня является одним из крупнейших производителей прицепов в мире; «Кока-Кола» - самый дорогой бренд планеты; «Форд» - четвертый в мире производитель автомобилей; «Дженерал Моторс» - третий. Не уцелели только заводы династии Круппов, но ликвидировались они лишь в 1992 году, а при жизни они все равно были крупнейшим немецким концерном в истории и одним из крупнейших концернов мира. На всю эту сволочь не оказалось Нюрнберга. У них все прекрасно, и они все так же фашисты.

Теракт, произошедший в Санкт-Петербурге 3 апреля 2017 года, организован теми же силами, которые организовали приход к власти Гитлера, а равно его бурную экономико-политическую деятельность. Вообще политика Гитлера ничем не отличалась от политики США и НАТО. Провокация с поджогом Рейхстага якобы коммунистами, раздувание несуществующих угроз в строгом соответствии с учением незабвенного Геббельса – все это и многое другое полностью коррелирует с провокационной и лживой атлантистской политикой сегодня. Так что в теракте в день и в месте встречи Путина с Лукашенко нетрудно просмотреть национал-социалистический след. Как, впрочем, и во всей внешней политике США и НАТО.

Либералы не боятся Гитлера и не ненавидят его. Они его стесняются. Победил бы – подняли бы его как знамя, а сегодня – легкая неловкость за неудавшийся проект, да к тому же и многие миллиарды тех долларов - впустую. Но Гитлер – либеральный человек и либеральный проект. Им, как боевым орудием, бьют в тот момент, когда требуется уязвить Сталина. Вот Сталина либералы подлинно ненавидят и боятся. Именно Сталин загнал коричневую гадину в ее логово, не добив, а посему коричневая гадина на него и ощерилась.

Именно либералы - и никто другой - ответственны и за Гитлера, и за бандеровцев, и за ИГИЛ, и за сотни терактов, не исключая третьеапрельский! Не питайте иллюзий по поводу либеральной ненависти к Гитлеру! Ее, этой ненависти, не существует, потому что либерал – априори значит русофоб и шовинист! И покуда будет жив Сталин, всплывать будет и труп Гитлера с проломленным черепом!

Изгнать евреев из РПЦ!

Необходимо сразу условиться относительно терминологии, дабы никого ничем не обидеть. «Изгнать» - означает «удалить против воли», но никак не означает «посадить», «расстрелять» и далее по либеральному списку. «Евреи» - не национальность, и уж тем более не пятый пункт в анкете, а религиозная группа, образовавшаяся примерно в VI веке до нашей эры. До появления на свет Талмуда никаких евреев не существовало.

Соответственно, речь в заметке пойдет о недопустимости чужеродных еврейских элементов и о необходимости их изъятия из лона РПЦ. О холокосте речи не пойдет. Так что если кто-то, по названию заметки, ожидал «мяса» на тему холокоста или, как вариант, каких-то оскорблений на тему национальности, то пусть этот кто-то великодушно простит – что название заметки не оправдало его надежд и ожиданий. Итак, начнем, пожалуй…

Что же характерно для еврейства как для ментально-культурной парадигмы? Характерны в принципе два основных момента: представление о собственной «богоизбранной» исключительности и тяга к наживе – посредством всевозможных гешефтов. В нынешней РПЦ наличествуют обе эти составляющие. Вряд ли кто-то сможет это аргументированно оспорить. Да и как тут спорить, если РПЦ сегодня, нимало не стесняясь, торгует сигаретами, водкой и посудой, держит у себя всевозможные коммерческие лавочки (самого разного масштаба, вплоть до банка), ну еще и до кучи организует всевозможные коммерческие концерты (для сборов на храмы, это не обсуждается)? А теперь вот еще и позорнейшие склоки за право собственности на Исаакиевский собор. А сказать им слово поперек – моментально начинают проклинать, прикрываясь «именем Бога» и почему-то говоря от Его имени.

Кто читал Библию, тот знает, что Иисус Христос в буквальном смысле слова физически изгнал менял и торгашей из Храма, не допустив тем самым в Доме Божием вертепа. Вертеп, однако ж, допускается «отцами» в наши дни, в русских православных церквах и храмах. Повсеместно в храмах и церквах идет широкомасштабная торговля свечками, иконами, книгами, даже музыкальными дисками и продуктами питания. Православие, с высочайшего дозволения квазиправославных функционеров от духовенства, тотально и намертво объевреилось.

Также необходимо заметить, что вряд ли Иисус Христос, живи он в наше время, смирился бы с дорогостоящими иномарками, вертолетами и телохранителями «служителей Церкви».

Нынешняя РПЦ вот-вот минует точку идейно-духовного невозврата, а посему ей срочнейшим образом необходимо пройти антиеврейскую санацию. Патриарх Кирилл должен публично отказаться от всевозможных собственных благ, прикрыть весь коммерческий бизнес РПЦ, прекратить сутяжничать и самолично плеткой (так же, как в свое время Иисус) изгнать из православных храмов и церквей всех евреев-коммерциалистов. Ну, или столь же публично признать ребе Берла Лазара духовным отцом. Решать ему. Но с позицией надо определяться все же как-то более конкретно и непротиворечиво.

Либеральная потребность в сталинизме, «исламском терроре» и «русских хакерах»

Заметил такую интересную особенность: всплеск доверия к Сталину неизбежно предшествует митингам так называемой «несистемной оппозиции». Понятно, что «после» - не значит «вследствие». Но, тем не менее, такая закономерность действительно прослеживается. И мониторингом рейтинга Сталина занимается даже «Левада-Центр» - трудно предположить, что просто так и зазря. Так вот «болотным» событиям предшествовал 51%-й рейтинг Вождя, а нынешним «антикоррупционным» флешмобам – 52-% рейтинг. Статистика варьируется в пределах 10%, но, тем не менее, либералы уже даже статистически признают рост доверия к Великому Вождю, хотя, конечно, негодуют и ругаются по этому поводу. Складывается ощущение, что всю эту «несистемную оппозицию» и консолидирует ненависть к Сталину.

Вообще показательной особенностью постмодернистского либерализма является его зацикленность на неких «страшилках». В XVIII-XIX веках провозвестники либеральной парадигмы вешали лапшу о том, что их идеология завязана строго и исключительно на положительных личных качествах (на уме, на оптимизме, на отваге и так далее). Но уже к началу XX века, когда «поляна» была благополучно поделена, стала постепенно осознаваться несостоятельность либеральных слоганов – и надо было, соответственно, спешно сочинить что-то еще. Чем дальше, тем больше либеральное информационное пространство заполнялось «страшилками». Теперь оно, похоже, занято только и исключительно ими. Разумеется, произошло это не в одночасье и даже не за десятилетие.  

Органически кризисный характер капитализма, впоследствии империализма, о котором писали многие экономисты и философы, стал неоспоримо понятен к концу XIX – началу XX веков. И вообще никуда от этого органически кризисного характера не деться, потому как он имманентен либерализму. И этот органически кризисный характер, вот что скверно, напрочь развеивает миф о «деловых людях» и об отсутствии клановости в империалистическом мире. А тут еще и «леваки» на больную мозоль давили. Вот либералы в целях самозащиты и начали раздувать опасность «красной чумы». При этом, что небезынтересно, троцкизм был проектом строго англо-саксонского капитала, о чем без тени стеснения писал, в том числе, и Исаак Дойчер, непосредственный соратник Троцкого.

Но вот Великая Октябрьская социалистическая революция прошла, отгремела и Гражданская война, даже уже более-менее зацементировался новообразованный Советский Союз. А «красная чума», которой так пугали либералы, на Европу почему-то так и не перекинулась. Тогда либералы посредством своих наспех сляпанных проектов, Гитлера и Муссолини, начали продвигать идею о том, что Сталин – такой же большевик, а посему так же зарится на Европу со своей революцией. Доктрину «социализма в одной отдельно взятой стране», перешедшую из ранга доктрины в ранг официальной государственной программы и идеологии, разумеется, предпочитали не трогать и не упоминать. Ну, а потом были «ГУЛАГи», всякие там «безвинно расстрелянные» и так далее и тому подобное.

Следующая трудность для либерального Запада – победа Советского Союза во Второй мировой войне. Со всей очевидностью оказалось, что опасность исходит исключительно от западной империалистической модели в виде фашизма (от которого империалисты, несмотря на неопровержимые доказательства причастности к его строительству, разумеется, старательно открестились). И вот тогда-то Черчиллем была придумана доктрина фактически цивилизационного противостояния, когда есть некое абсолютное зло в виде Советского Союза, и против него изо всех сил надо дружить всем империалистам. Вообще речь в Фултоне следует читать между строк, тогда станет понятна ее исключительная либерально-западническая концептуальность: у западного мира обязательно должен быть враг, и только это западный мир и цементирует. Без врага нет Запада. А Самюэль Хантингтон это прописывает уже открыто, без каких-то там намеков, полутонов и недосказанностей.

Но вот рухнула сперва Берлинская стена, а затем – и Советский Союз. Казалось бы, либерализм вот сейчас-то должен захлебнуться в собственных фекалиях – просто за неимением объекта агрессии. Однако ничуть не бывало. Первоначально Запад действительно попал в некий идеологический вакуум. Но уже в 1993 году Самюэль Хантингтон придумал новый объект либеральной агрессии (точнее, несколько объектов) – это цивилизации, по своей сущности отличные от западно-либеральной, в особенности от англо-саксонской. Ненавязчивый акцент был при этом сделан на мусульманский мир. Его-то и выбрали очередной по счету «страшилкой» - и пока что до сих пор продолжают обкатывать этого конька.

Безусловным новшеством западно-либеральной, западно-империалистической информационной работы являются «русские хакеры». Кто придумал – пока доподлинно неизвестно, но фишка пущена в оборот. Пока, надо полагать, до статуса угрозы № 1 «русские хакеры» не дотягивают, а посему их на данном этапе придерживают, скорее, на закуску, среди прочих официально манифестируемых угроз. Вообще спецификой новейшей либеральной идеи является винегрет из угроз – сталинизм, исламизм и «русские хакеры». Никакой новой прорывной идеи, способной захватить и всецело поглотить собою западно-либеральные умы, за последние более чем двадцать лет придумано не было. Похоже, это признак серьезного системно-идейного кризиса.

Все организованные провокации в России сегодня бьют отнюдь не по Путину и, уж тем более, отнюдь не по путинскому чиновничьему аппарату (много чести оному). Все организованно-дестабилизирующие выходки бьют по России как таковой, а аватарой России стал Сталин, и от этого факта никуда не деться. Ну, и к тому же либеральной матрице, как уже было изложено выше, строго необходимы враги, иначе она, эта матрица, попросту загнется.

Попустить гибель либерализма, пусть даже и только на территории России, было бы жестоко и контрпродуктивно. В конце концов, вся наша современная экономическая система строго либеральна, и не допускать либерализма – значит рубить сук, на котором восседаешь. А посему наш либерализм надо постоянно и методично подпитывать нужной ему энергетикой.

Нужен ему сталинизм – что плохого в этом: великому человеку не грех и памятники в центрах всех мегаполисов поставить! А что плохого в «русских хакерах»? Ну, круче наши хакеры пусть хоть самого Кевина Митника – так это ж здорово! Ну, а наши полицейские должны получить полномочия незамедлительно стрелять на поражение в моджахедов – в случае, если даже просто увидят их на улицах: во-первых, вряд ли можно ожидать чего-то хорошего от моджахеда; а во-вторых, либерализму вновь будет дана нужная ему энергетическая подпитка – дескать, расстреливают мультикультурализм во плоти.

Не будем же изуверами! Накормим либерализм большими порциями хейта! Жалко, что ли!

Почему все никак не клеится революция в России?

Прошедший антикоррупционный митинг несогласных (или как там его нынче обозвали?) в Москве, на Пушкинской площади, собрал на сей раз порядка 7-8 тысяч недовольных «кровавым путинским режимом». Если кто забыл, на «болотном» митинге 2011 года было примерно 35-45 (по либеральной версии, до 120) тысяч недовольных и несогласных, а на «Марше миллионов» - порядка 12 тысяч. Вот, теперь осталось 7-8 тысяч – зато, надо полагать, самых стойких, убежденных и преданных делу революции в России, в период «кровавого и коррумпированного» режима Путина.

Ну, преданность – это, конечно, прекрасно, но все равно возникает вполне закономерный вопрос: а почему число «революционеров» тает такими темпами, несмотря ни на какую рекламу на Ютубе и в соцсетях? Да и раньше, собственно, пламенных «революционеров», прямо скажем, было не Бог весть как много. А с учетом титанических усилий по «раскрутке» всей этой канители, можно уверенно сказать, что выхлоп практически нулевой. Организаторы не то, что не получили бонусов, а явно ушли в минус. Вот почему так вышло? Попробуем порассуждать.

Конечно же, при любом режиме, при любой системе, в любом социуме, в любой точке Земного шара, где проживают мало-мальски крупные скопления людей, – есть уйма всего паршивого, никуда не годного и из рук вон поганого. Что-то в той или иной степени надо улучшить, на что-то обратить внимание, что-то реанимировать, что-то создать с нуля, что-то разрушить, что-то разрушить, но не до конца, и так далее. Это всегда и везде так - и только так. И всегда и везде минимум 90% населения живет в той или иной степени хреново. Это, надо подчеркнуть, минимум. А иначе и быть не может: это элементарная биологическая конкуренция и, так сказать, пищевая цепочка.

Соответственно, любой социум потенциально можно раскрутить на революционную ситуацию – и, как следствие, на последующую революцию. Люди революционно заряжены – стоит только бросить в их ожесточенные скопления зажженную спичку. Но это так только теоретически. А практически - необходимо соблюдение уймы нюансов, о которых, собственно, и пишут сами американские политтехнологи, и эти их книжки, что самое забавное, - в открытом доступе – надо всего-навсего не полениться ознакомиться. Ну, так, стало быть, о нюансах…

Есть такие уже признанные классики американских информационных войн – граждане Евгений Месснер и Джин Шарп. Они, собственно, и являются признанными гуру информационных войн, а с легкой руки гражданина Евгения Месснера в обиход введено понятие «гибридная война». Все прекрасно в их диверсионных учениях. Одно плохо – сами американцы их не слушают, а если и слушают, то больно уж туго воспринимают.

Работы означенных политтехнологов охватывают разнообразнейшие аспекты подрывной работы: кого вербовать, как вербовать, где вербовать, какие провокации мутить, какие слоганы выкрикивать, как дискредитировать правоохранительную систему тех режимов, которые требуется сокрушить, и так далее. Все по полочкам и по пунктикам.

В частности, среди всего прочего, указывается, что в «гибридных войнах» противопоказано (во всяком случае, крайне нежелательно) открытое столкновение с представителями правопорядка. Ну, то есть представителей правопорядка нужно провоцировать и дискредитировать, а не биться с ними лоб-в-лоб. Но дискредитировать требуется именно их, а не себя, как это делали граждане Касьянов, Каспаров и многие десятки им подобных. Еще указывается, что пропаганда должна вестись в разных социальных группах, разными методами, сообразно ситуации, обстановке, личностным характеристикам «обрабатываемых» и так далее. Но нигде в работах классиков американской информационной диверсии не содержится призывов топорно и до посинения долбить несчастных интернет-пользователей до тупости однообразной ютубовской спам-рассылкой с безумно «содержательной» информацией о том, что «Димон ворует».

Учитесь у успешных людей, а не у неудачников! Так, кажется, любят говорить коуч-тренеры, к которым, к слову, ходит добрая половина «революционеров» - в надежде перестать быть затурканными по жизни существами. Вот революции этот призыв (то есть учиться у успешных практиков) касается в полной мере.

Взять вот, к примеру, большевиков. Информационных ресурсов у них было во многие десятки раз меньше, чем у Лёшки Навального, выпускника Йельского университета, этого безработного мультимиллионера. Газета «Искра» выходила тиражом в 8-10 тысяч экземпляров, распространялась подпольно, нерегулярно, через пень-колоду и кое-как, тогда как спам-рассылка с видео Лёшки Навального о «жуликах и ворах» распространяется методично, шумно и открыто, охватывая многие сотни тысяч людей. И провокаторов царизм жесточайшим образом гнобил на корню, в то время как нынешние оппозиционеры открыто, беспрепятственно и безнаказанно транслируют любым способом все, что им прописали хозяева.

Вот, казалось бы, все максимально благоприятные условия для свержения «кровавого путинского режима» созданы. Свергай – не хочу. Однако ж почему-то большевики взяли власть, при очевидно проигрышной для них диспозиции, а Лёшка Навальный, которому, казалось бы, все козыри в руки, – все никак эту самую власть не возьмет. И вроде как и близко ничего не предвещает ее взятие. Почему так получается? Уж не потому ли, что у большевиков мозгов на многие порядки больше?

«Болотным» потешным «революционерам» в пору бы и задуматься над этим. Ну, то есть над собственной адекватностью и уровнем IQ «революционных», с позволения сказать, лидеров. Ведь все офисные «революционеры» подписаны на разнообразные «бизнес-паблики» в соцсетях. А там то и дело проскальзывает: «Невозможно решить проблему, находясь на том же уровне сознания, на котором мы ее создали». Так какого ж черта вы подписываетесь на паблики, если их не слушаетесь?

Ну, и еще такой момент… В фильме «Духless» есть замечательная цитата: «Революции нужны герои, а не придурки». Очень верно – ни убавить, ни прибавить. А нынешние «революционеры», эти тщедушные и убогие офисные хомяки, боятся даже лишний раз по морде получить. Они даже 15 суток считают наивысшим проявлением героизма. А ведь на все это идут и впрямь только самые «героические», самые «решительные» и «отважные», а основная масса этих «революционеров» и на такое нипочем не пойдет. Ну, и какую кашу с этими сопляками хотят сварить?

В общем, трудно понять, на что рассчитывают недовольные (бесплатно недовольные или за валюту недовольные, а может, даже за еду – пес их разберет). Но менять тактику «революционной борьбы» сообразно прописанной, между прочим, американскими доктринерами линии – эти ребятки со всей определенностью не хотят, хоть ты расшибись. Ладно, их дело. Просто такими темпами через пару лет их, этих самых недовольных, не останется вовсе, то есть совершенно. Во всяком случае, в их нынешнем «болотном» формате. Вот, собственно, и всего-то делов.

В чем экстремизм «Свидетелей Иеговы»?

15 марта 2017 года Минюст приостановил деятельность так называемых «Свидетелей Иеговы», мотивировав свое решение тем, что данная организация осуществляет на территории Российской Федерации экстремистскую активность. «Свидетели Иеговы», конечно же, обжаловали решение Минюста в Верховный Суд, заседание состоится 5 апреля. Так что окончательное решение пока подвисло. Но давайте все же попробуем разобраться: а действительно ли эти самые «свидетели» - такие уж миленькие зайчики – так сказать, агнцы, страдающие от рук палачей, - или все же обвинения их в экстремизме не так уж и безосновательны.

Сперва – немного истории. Первоначально не было никаких «Свидетелей Иеговы», а были «Исследователи Библии», которые как движение были основаны Чарльзом Расселом в 1872 году. «Свидетели Иеговы» появились только через 59 лет. Но, что интересно, появились не автономно, а выросли в лоне «Исследователей Библии» - так сказать, проросли сквозь их идейную толщу. И показательно, что этих «агнцев» гоняли и гоняют везде, по всему миру. Даже Гитлер признавал их экстремистами. Весь мир стонет от этих самых «свидетелей», которые надоедают всем с брошюрками и «доброй вестью от Бога». Весь мир, кроме США, где в Нью-Йорке и располагается их роскошнейшая штаб-квартира – так называемая «Сторожевая Башня», как они сами поименовали сие строение.

Надо сказать, что за те самые первые 59 лет рассматриваемая фашистско-масонская структура заметно эволюционировала. Первоначально, при Чарльзе Расселе, они призывали к всеобщему равенству, к всеобщей любви и к тотальному непосредственному самоуправлению. Потом пришел Джозеф Рутерфорд – и мировоззренческая линия в части системы социального управления сменилась – видимо, уже окончательно. Теперь бешеные фанатики – уже не «исследователи Библии», а самые что ни на есть «свидетели Иеговы». И призывают они отныне не к всеобщему равенству с сопутствующими прелестями, а к Единому Владыке на Земле (коллективному или индивидуальному – по текстам понять невозможно). Рутерфорд, правда, еще и Армагеддон обещал в 20х годах прошлого столетия. Ну, ошибся, с каким «пророком» не бывает.

Вообще говоря, несмотря на видимую кардинальность, по сути своей данные изменения носят лишь косметический характер. Сущностное ядро «Исследователей Библии», они же «Свидетели Иеговы», никоим образом не поменялось, то есть осталось таким же фашистским, каким и было с конца позапрошлого столетия.

Что Рассел, что Рутерфорд, что более поздние иеговисты – считали, что у социума эволюционный путь развития, но эволюционировать он должен строго по намеченному алгоритму, строго с определенным результатом – и ни в коем случае не дальше этого результата. Причем все в обязательном порядке должны радоваться полученному результату, а кто не радуется, того надо как следует хряпнуть через колено, чтоб впредь и не думал не радоваться. «Свидетели Иеговы» ратуют за эволюцию силовым путем. Даже Чарльз Рассел пишет, что вы хоть и будете жить в Царстве Справедливости (с намеком на то, что всеобщая погибель вроде как отменяется), но первоначально: во-первых, пройдет крайне длительный и болезненный социальный сортинг; а во-вторых, никто вам не обещает, что в этом самом Царстве Справедливости вам будет хорошо.

До боли напоминает нынешнюю американскую политику, не так ли? Все разрушено, разграблено, разбомблено, сотни тысяч жертв по всему миру, политические и моральные институты уничтожаются либо уродуются, население в панике и в ужасе. А чего ж вы хотели? Это так вот «Царство Божие» наступает, никто вам и не обещал, что оно наступит тихо и мирно. Вы главное разоружайтесь, не сопротивляйтесь, а мы вам засунем во все места «Высшую Справедливость» в лице американо-масоно-демократических институтов. Но хорошо вам с ними не будет, об этом вы заранее уведомлены.

Если разобрать по существу, то заявления вождей иеговизма практически ничем не отличаются от заявлений американских политиков. Может быть, именно поэтому у «свидетелей» так экстремально много денег, связей и прочих ресурсов?

Ну, и еще такой маленький штришок – в довесок, так сказать. Количество сумасшедших, в том числе буйных, в секте «Свидетелей Иеговы» во многие десятки раз превышает среднестатистический уровень. Это заверенный клинико-медицинский факт. Даже американцы на официальном уровне заявляют о том, что количество патентованных психически больных в среде «свидетелей» 10-кратно превышает норму. Проще говоря, «Свидетели Иеговы» ориентированы на психов и хотят сделать психами тех, кто пока еще здоров.

Итак, что мы имеем в сухом остатке… Есть влиятельные и до крайности бессовестные персонажи, которым правдами-неправдами (ну, вернее, только лишь неправдами) надо как-то легитимировать атлантистские бесчинства. Для этого они первоначально выдумали свою концепцию Царства Божия - надо сказать, ничего общего не имеющую с библейской. Затем принялись усердно искать целевую аудиторию – и нашли ее в лице несчастных людей со всевозможными расстройствами психики, что и понятно: нормальный человек всерьез такую ахинею никогда не воспримет. И сейчас эти самые «Свидетели Иеговы» заняты продвижением кровавой атлантистской идеологии посредством максимизации сумасшедших. Нужно ли это нам, на нашей территории? Полагаю, вопрос риторический. Экстремизм ли это? Тоже, скорее всего, вопрос риторический.

Так что нечего дивиться, а уж тем паче возмущаться. Давно пора прикрыть их лавочку. Их организаторы и пастухи, волею судьбы оказавшиеся в России, еще и приличные тюремные сроки по-хорошему должны получить. Как агенты заокеанского влияния.

Искусственный интеллект и ублюдки

Был такой гениальный хирург, мыслитель и публицист – Николай Михайлович Амосов. Был славен на весь мир, главным образом, блестяще проводимыми операциями на сердце. Немногие знают его метафизические (кстати говоря, безумно интересные) изыскания в сфере искусственного интеллекта. «Искусственного разума», как первоначально именовал это нечто сам Николай Михайлович. Уверен, что Николай Михайлович ставил перед собой высокие онтологические цели – и уж точно никак не задумывался об уже теперь очевидной разрушительности искусственного интеллекта – того продукта, к которому ученый стремился всеми фибрами своей души.

Чем искусственный интеллект отличается от банального компьютера или планшета? Тем, что компьютер и планшет могут сколь угодно оперативно и качественно обрабатывать какую угодно информацию, но действуют они строго по заданному им алгоритму, в то время как гипотетический искусственный интеллект способен сам, творчески, генерировать какую-либо информацию. Сам может заниматься решением какой-либо исследовательской задачи, сам может писать музыку, тексты и так далее.

Иными словами, искусственный интеллект - это самый что ни на есть полноценный интеллект, сродни человеческому (и даже, может быть, на многие порядки совершеннее), только созданный искусственно, рукотворно. Как его создать, и даже что он будет собой представлять – пока непонятно никому (хотя Норберт Винер предлагал синтезировать в этих вопросах физику и биологию, но как конкретно и в какой плоскости – сам не понимал). Факт тот, что наличествует упорное стремление среди ученых и просто фантазеров создать этого монстра. И данный факт не может не тревожить.

Надо сказать, что Николай Михайлович Амосов был, безусловно, онтологическим оптимистом. Он, похоже, искренне верил в то, что рукотворный интеллектуальный монстр станет комнатным, ручным и послушным. Ничем, кроме оптимизма, такую позицию объяснить нельзя. Сегодняшняя глобально-информационная практика свидетельствует строго об обратном.

Нашим сознанием сегодня управляет даже бессистемный и неразумный Интернет, чего уж говорить еще и об интеллекте, который во многие разы должен превзойти интеллект человеческий. Сегодня любой так называемый «деловой человек», будь он хоть семи пядей во лбу и хоть с миллиардом долларов на карточке, - ничто без гаджетов и электронной почты (я уж молчу про чертову уйму офисной техники и приложений, которым несть числа). А чего уж говорить о невообразимом количестве малолеток, готовых на любое безумие ради «лайков», «комментов» и «репостов». Жизнь показала, что даже неразумная электроника способна осуществлять глобальное бессистемное управление, тотально подчиняя себе миллиарды людей во всем мире. А если еще и мегамощный искусственный интеллект..?

Искусственный интеллект был бы крайне опасен в буквальном смысле слова физически. Всем сегодня известно, что любые масштабные теракты, любые «цветные революции», любые глобальные провокационные флешмобы имеют сугубо сетевую природу. Как в кратчайший срок собрать тысячи и миллионы людей и заставить их что-то делать? Еще 10 лет назад - никак (ну, или просто до невероятности сложно, практически на грани фантастики), а сегодня – легко и быстро, с помощью специализированных сайтов, блогов, вирусной рассылки и так далее и тому подобное. Какая целевая аудитория у таких авантюр? Обычно глупые, несостоявшиеся, агрессивные, но при этом крайне энергичные в толпе люди.

Спросите: «А при чем же тут искусственный интеллект?». Легко и с удовольствием отвечу: при том, что если это чудище будет изобретено, - за все эти вопросы будет отвечать именно оно, но только уже, скорее всего, помимо нашей воли. В лучшем случае, то есть вот в самом-самом лучшем случае – будет комнатным монстром в грязных лапах экстремально богатых и влиятельных людей. Но этот самый-самый лучший случай наступит навряд ли, потому как нет ни одной реальной причины, по которой бы сверхсовершенный разум подчинялся бы куда менее совершенному.

Искусственному интеллекту нужны будут ублюдки – и только они. Причина проста: коль скоро сам искусственный интеллект есть совершеннейшее механическое произведение, то он закономерно будет изо всех своих нейронно-кибернетических сил стараться под стать себе механизировать и окружающий его социум. А для этого нужны отнюдь не гениальные ученые, философы, музыканты и поэты. Даже не гениальные шахматисты: их и машина «Рыбка»-то за что-то мало-мальски серьезное не считает.

Рукотворному интеллектуальному монстру нужно будет действие. Действие – для начала в виде окончательного и радикального разрушения пока еще висящего на соплях минимально очеловеченного мирового порядка. Разрушение логичнее всего производить посредством разного рода зомби: исламистов, скинхедов, панков, каких-то других сектантов – неважно, как они себя поименуют, какие штампы будут выдавать и в какую униформу нарядятся. Важна их вполне штамповочная и лютая непримиримость к существующему порядку, который им и надо сокрушить. А вот творцы-то как раз искусственному интеллекту и не нужны: они нервны, рефлексирующи, немеханистичны – словом, в них пока еще осталось много человеческого, люто раздражающего.

Скорее всего, человечество просто объективно не способно породить искусственный интеллект, потому как созидательный потенциал Прометея, как ни крути, все же никогда не будет равен созидательному потенциалу Бога. Но это, может статься, только сейчас так кажется. Ведь еще каких-то жалких 200 лет назад никто и нафантазировать себе не мог атомную бомбу, интернет, сверхзвуковые самолеты и прочее и прочее.

Так вот если исследования по созданию искусственного интеллекта будут приносить какие-либо серьезные и ощутимые плоды, дающие основание полагать, что этот сатанинский проект реально может быть доведен до логического успешного завершения, - вот в таком случае соответствующих исследователей надо незамедлительно разогнать по их кабинетам и заставить заниматься чем-то другим, более милым. Например, разобрать еще более детально половую жизнь дрозофил или тараканов. Но ни в коем случае не давать за изыскания в области искусственного интеллекта всякие там Нобелевские и Шнобелевские премии, звания академиков с член-коррами или иным образом поощрять.

Искусственный интеллект – сатанинская субстанция, которую Всемилосердный Господь пока что утаивает от пытливого взора вездесущих исследователей-трансгуманистов. Но Бог ведь может и передумать, и тогда-то мы войдем в эру Конца (Апокалипсиса, Кали-юги – кому как привычнее и приятнее). Искусственный интеллект будет служить ублюдкам – строго в их ублюдочных интересах. И это еще наилучший вариант. Наихудший (и, вместе с тем, наиболее вероятный) – если сам искусственный интеллект начнет нами управлять, и делать он это сможет опять-таки только через ублюдков, только через ублюдочное посредство.

Ублюдочность – неотъемлемое свойство пока что гипотетического искусственного интеллекта. Ублюдки нужны искусственному интеллекту, равно как и искусственный интеллект нужен ублюдкам. Надо это отчетливо осознавать, а посему снять и разбить розовые очки на этот счет.

Неусвоенные уроки Владимира Ильича, или страсти по Мавзолею

Мавзолей Ленина на Красной площади… Наверное, больше ни один памятник на Земном шаре не вызывает столь бурную и столь полярную реакцию. К Мавзолею Ленина очень трудно, да почти невозможно, относиться нейтрально. Люди (имеется в виду, взрослые и хоть немного сознательные) делятся на тех, кто твердо убежден в необходимости сохранения Мавзолея на Красной площади, и на тех, кто не менее твердо убежден в необходимости его ликвидации (ну, или хотя бы изъятия из него тела Великого Вождя и предания Его земле). Эти позиции, похоже, категорически непримиримы. Не стоит, наверное, озвучивать представителей, даже наиболее ярких, шумных и ортодоксальных, той и другой позиции. Много чести им. Речь ведь идет не о каких-то там базарных склоках, а равно не о тех фриках, которые сегодня что-то там вякнули, и их показали по телевизору или по Интернету, а завтра они никто, и звать их никак. Речь идет о смыслах, об идеях. И только с такого ракурса можно и должно рассматривать Великого Ленина и Его Учение – и, как следствие, все те оценки, которые так или иначе относятся к Мавзолею, в котором Он захоронен.

Нужно отчетливо понимать, что мы живем в мире пока что торжествующего империализма. Да, пока что это так. Медицинский факт, как говорят. Даже несмотря на то, что многие предсказания Ленина сбывались ранее и продолжают сбываться по сей день, - все же пока империалистическую матрицу мы, очевидно, не преодолели. А империализму свойственно цепляться за ряд определенных, на практике предельно агрессивных ценностей, которые в корне отрицаются ленинской доктриной. И коль скоро империализм может существовать только и исключительно в фашиствующем формате, то и любые иные, отличные от империалистических, точки зрения подлежат вытаптыванию, а славные символы данных точек зрения – физической ликвидации. А Учение Ленина затрагивает как раз таки самое сокровенное для империалиста (в простонародье и в СМИ – «либерала»). Что же это такое за самое сокровенное?

Империализм базируется на трех фундаментальных для него идейных основах: на фашиствующем нацизме, на восприятии человека как тупого и безынициативного скота и на тотальном контроле со стороны финансово-денежных структур. Это действительно основополагающие идеи империализма, скрывающегося под личинами либеральных свобод, демократии, парламентаризма и всякого такого в этом духе, - без которых этот самый империализм органически не способен существовать. Нет их – нет и империализма, он тает, развеивается, рассыпается, рассеивается.

Почему империализму критически важны фашизм и нацизм? Ведь на словах-то именно западный империализм громче всех орет против разнообразных проявлений шовинизма и фанаберии. Орет-то да (кстати, вранье и лицемерие – тоже органически присущие империализму качества). Но вот реально фашизм и нацизм империализму нужны как воздух. Нужны, чтобы удобнее было беспроблемно захватывать территории – и, как следствие, сырьевые рынки. Зачем, спрашивается, тратить жизни собственных контрактников (которые к тому же вовсе не намерены жертвовать жизнями, а намерены зарабатывать), если можно раздуть религиозную, национальную и прочую ненависть – и потом торжественно и победоносно въехать на обескровленную, выпотрошенную, но такую лакомую территорию? Как говорится, простенько и со вкусом.

Зачем империализму тупые и бессловесные скоты? Ведь декларируется-то, что любой фирме нужны деятельные сотрудники, с тремя красными дипломами, знающие как минимум два языка и готовые к ежедневному самосовершенствованию. Декларируется-то да. И снова на словах. А на деле нужен именно бессловесный, безынициативный и очень желательно душевно сломленный скот, всецело зависимый от своего рабочего места. Этим скотом проще управлять. Ему проще платить одну двадцатую от реально заработанного. Он живет в перманентном страхе быть выгнанным на улицу и оставленным без средств к существованию. Он не возмущается и даже не задает вопросов, потому что не смеет или не понимает. Ему даже не хватает ума или отваги узреть ежедневно творящуюся перед его глазами экономико-социальную несправедливость.

Зачем империализму тотальный контроль? Ведь, казалось бы, он за конкуренцию, за равенство и за все то, о чем он кричит нарочито шумно. И снова – на словах да, а на деле – и близко нет. Зачем же экстремальному и патологическому обогащению и безраздельному господству какая-то там конкуренция? Разве станет монополист сам себе, на свою голову, создавать конкуренцию? Всем прекрасно известно, что на практике любые попытки конкурировать и даже просто пробиться на рынок, бодаясь с монополистами, обречены на провал, зачастую на провал трагический.

Для обеспечения вот этой вот триады («фашизм-скотство-тотальность») империализм придумывает разнообразные информационные, как сейчас модно говорить, «вирусы», призванные не просто подготовить население к империалистической легитимности, а даже и внушающие всевозможными способами, что нет и не может быть ничего иного, помимо империализма. Внушается мнимая исключительность одних и мнимая ущербность других, внушаются конспирологические идеи, идеи «системы», которая, при всей своей очевидной несправедливости, - все же «система», и ничего с ней якобы не попишешь. Люди получаются, с одной стороны, вечно обозленными (на соседей, на мигрантов, на мусульман – на кого угодно), а с другой – апатичными и напуганными внушенной им как бы безысходностью. Империализм как система способен существовать только и исключительно в матрице всеобщей и безраздельной бесчеловечности.

Учение Ленина, конечно, категорически неудобно. Именно Ленин на исторической практике опроверг каждую из этих социальных квази-истин. Ну, а раз опроверг, и крыть нечем – значит, надо постараться забыть. Не получается забыть? Не тот масштаб для того, чтобы взять – и забыть? Ну, тогда хоть Мавзолей давайте снесем, что ли. Мелкая пакость, а приятно. Итак, давайте рассмотрим фундаментальную империалистическую неудобность Учения Ленина.

Социальная доктрина Ленина – абсолютно антифашистская. «Фашиствующий ленинизм» (где-то в либеральных СМИ что-то такое проскальзывало, и не раз) – это оксюморон куда похлеще, чем «честный долларовый миллиардер». Ленинизм исходит из практики равенства всех наций, народностей и этносов, из практики взаимного уважения к разнообразным культурам, религиям, обычаям и традициям. В стране, выстроенной по интернациональному ленинскому принципу, невозможно стравить суннитов с шиитами, турок с курдами и русских с украинцами. Взаимное уважение исключает взаимную ненависть. Это, несомненно, раздражает, потому что людей, уважающих себя и окружающих, невозможно нагнуть и сломать через колено, а следовательно – такую территорию практически невозможно и поработить.

Далее. Ленинизм воспринимает труженика как человека, а не как скота. И даже еще больше: он воспринимает труженика как творца истории. Ни много ни мало. Человек способен легитимно потребовать уважения к себе, легитимно покарать угнетателей, даже легитимно сбросить их со своей шеи. При этом от труженика, разумеется, столь же легитимно требуется работа на высшем уровне и по высшему классу, потому как «труженик» - это высокое звание, а не просто формальная отметка в трудовой книжке. Ну, разве комфортно империалисту быть окруженным такими клерками. А об кого, спрашивается, вытирать ноги, кого и как унижать, заставлять выполнять свои прихоти – под угрозой увольнения, сокращения или еще чего-то подобного? Тоже раздражает.

Наконец, самое раздражающее. Раздражающее буквально до зубовного скрежета. Ленинская система управления исключает монополистический централизм, особенно покоящийся на финансово-денежном фундаменте. Власть Ленина пришла в результате народной борьбы за собственное человеческое достоинство и основывалась, именно по ленинской управленческой парадигме, исключительно на воле и, что еще более значимо, на инициативе народа, равно как и нэповская экономика была подлинно конкурентной и многообразной. А монополизм в принципе не приемлет конкуренцию, хотя, конечно, всем доказывает, что борется сам с собой и жить без конкуренции не может.

Мы живем в матрице, где человек – уже даже не винтик, а нечто обезличенное в чем-то непонятном. Человека уже нет. Он умер. Остались «менеджеры», «пользователи», «потребители», «средний класс», «электорат», еще что-то. А человека нет. А Ленин и ленинизм взывают именно к человеку. За это Ленина неизбежно будут ненавидеть, но, вместе с тем, и именно поэтому же - Он неизбежно будет оставаться бессмертным.

И вот еще любопытная штука: Мавзолей Ленина – объект всемирного наследия ЮНЕСКО. ЮНЕСКО, как мы все с вами знаем, - организация под эгидой ООН, то есть бал в ней правит преимущественно Запад и западная цивилизационно-культурная парадигма. И в адрес Ленина больше всего плевков и гнусностей – тоже именно со стороны Запада и западоориентированных людей. Что ж, такая, казалось бы, парадоксальность на самом деле весьма позитивна. Во всяком случае, даже на гомосексуализированном Западе тотально и безусловно дегенеративной мировоззренческой линии противостоит, и противостоит, что характерно, на высшем официальном уровне, - линия конструктивная. Что, в общем-то, еще, еще и еще раз доказывает и подчеркивает, что Ленин как Личность, как Явление и как Знание во плоти - выше каких бы то ни было оценок. На каком-то глубинно-подсознательном уровне это ясно всем, кто хоть немного адекватен и осознан.

Умерщвленная журналистика

Все же гаджетизация – термоядерная штука, что ни говори и как ни крути. Всем известно, что есть определенные процессы в науке и технике, которые ставят социум с ног на голову. Электричество, самолеты, радио, телевидение, атомная бомба, ЛСД, автомат Калашникова, Интернет – все это и еще многое-многое другое кардинально изменило нашу жизнь – и в кратчайший срок. Так вот гаджеты по степени влияния и важности (ну, собственно, и по скорости изменения социума) – абсолютно из той же серии и нисколько не уступают по степени крутизны вышеозначенным прорывным вещам.

Людей сегодня постоянно тянет схватиться за гаджеты. В мегаполисах все ходят, как сомнамбулы, уткнувшись в гаджеты. Надо маршрут посмотреть – в гаджет, новости глянуть – в гаджет, узнать, что написали в «Одноклассниках» или во «Вконтакте», - в гаджет, просто нечего делать – надо посмотреть, что там еще неизведанного в гаджете. Но и это еще не все. Гаджеты в сочетании с Ютубом фактически убили целую профессию, имя которой – «журналистика».

Чем была обусловлена сакральность журналистики как профессии? Почему журналисты еще совсем недавно считались сливками общества и получали, мягко говоря, весьма неплохие деньги, и почему сейчас все в этой профессии так изменилось – и в аномально короткий срок? А все просто…

Журналистика была сакральна таинственностью информации. Люди не могли получать информацию непосредственно. Просто технически не могли. Поэтому нужна была определенная прослойка профессионалов, за приличные деньги собиравших и транслировавших информацию, - разумеется, в «нужном» ракурсе и под «нужным» соусом. Теперь в этой прослойке в принципе нет необходимости, она, судя по всему, существует пока что по инерции, былого пиетета к ней уже не испытывают, равно как испаряются и былые доходы от этой профессии. Любой сегодня может снять видео и распространить его на весь мир (если, разумеется, мир заинтересуется этим самым видео). И к этому даже будет значительно больше доверия, потому как это видео снял бесплатно сторонний наблюдатель, а не ангажированный журналист.

Или вот когда говорят о «лживых СМИ»… Сейчас такое время, когда именно в части правдивости СМИ плотно схвачены за причинное место. Ну, представим себе, что по телеку врут напропалую, и смотрящий в курсе этого. Что люди делали в таком случае еще десять лет назад? Чаще всего ругались и продолжали смотреть, но особо обиженные и принципиальные выключали телек. А что еще можно было сделать? Ну, можно было плюнуть в экран, разбить телек молотком, выбросить телек из окна. Но коммуникации в любом случае не получалось. При таком раскладе о лживости передачи узнали бы максимум Ваши соседи, обеспокоенные Вашим буйным поведением, да и то не факт. А сейчас СМИ врут – и им идут «ответочки» на Ютубе, причем «ответочки» эти зачастую собирают даже больше просмотров, «лайков» и «репостов», чем первоначальный сюжет. Удаляют, а «репосты» уже сделаны – и «ответочки» всплывают вновь и вновь. Что с этим делать – официальные СМИ, кажется, пока не в курсе. По всей видимости, ничего и не придумают. Но даже и это еще не все…

Мы живем в то время, когда хамоватого чиновника или работника-бракодела уже не напугаешь начальством или судом. А вот роликом на Ютубе – запросто. И для этого, что характерно, теперь вовсе не обязательно обивать пороги всевозможных СМИ, унижаться и жаловаться на несправедливость. Достаточно самому заснять происходящее на телефон – и выгрузить в Сеть, лучше на тот самый Ютуб. И даже больше того: то самое начальство и тот самый суд «почешутся» только и исключительно в случае такой вот информационной встряски, да и то только если данная встряска сдетонирует как минимум многотысячными просмотрами. Вот так вот. Сам себе журналист, получается.

А помните, как ратовали за свободу и правдивость СМИ? Вот - добились. И даже быстрее, чем того ожидали. Что-то не видно радости только.

Почему Навальный такой смелый, а его никто не трогает?

Всем известен такой оппозиционный блогер - Алексей Навальный. Персонаж с весьма мутным настоящим, с еще более мутным прошлым, да и с весьма туманным будущим. Отбывает пять лет условно, ни в чем себя не ограничивая, получает несметное количество исков в суд и, являясь формально безработным, заработал за прошлый год, по собственному же признанию, 8692953 рубля, то есть в среднем более 700 тысяч рублей ежемесячно. Говорит, что адвокат, но, тем не менее, никому не известны какие бы то ни было процессы с его участием – за долгие годы его адвокатского статуса, и при этом денег (весьма немалых, надо бы заметить) на обучение в Йельском университете хватило с лихвой. Эдакий рисковый, бесшабашный, но неизменно везучий рубаха-парень, который постоянно выходит сухим из воды, что бы ни стряслось, и только Медведев забанил его в Инстаграме – это, похоже, самое страшное, что с Навальным приключилось.

Согласимся, что любого из нас за гораздо меньшую смелость – ну, как минимум посадили бы реально, а то и подкараулили бы где-нибудь в укромном месте, переломали бы какое-то количество костей и лишили бы определенных органов – тем более, что рассматриваемый блогер Навальный весьма в вульгарной манере обращается и к исламской тематике.

И еще вот что интересно… Выкладываемый Навальным контент весьма и весьма бесцветен, сам Навальный, мягко говоря, не харизматичен, образ его не радует глаз, мимика с жестикуляцией отталкивают, как и голос данного блогера, его словарный запас, его манера говорить и прочее такое. Однако буквально за считанные часы сгенерированные им материалы почему-то собирают многомиллионные просмотры, разлетаясь в количестве сотен, а порой и тысяч (когда надо сделать на чем-то акцент), копий по всем существующим на планете социальным сетям. Что это? Какая-то патологическая везучесть, или же здесь имеет место быть что-то другое?

Полагаю, не стоит лишний раз доказывать, что на Навального как на информационный продукт, который надо продвигать, работает сетевая индустрия, да и сам он – сугубо проект этой самой сетевой индустрии. Вопрос в том, почему власти, которые, как утверждает сам Навальный, так его боятся по причине его «разоблачений», ничего не в состоянии поделать с этим блогером-«одиночкой»? А ответ на самом деле прост: властям Навальный нужен (ну, или такой, как Навальный).

Во-первых, сам факт его наличия именно вот в таком вот формате есть бесспорное доказательство свободы слова: бреши, что хочешь, да еще и имей возможность получать за это огромные забугорные деньги. Во-вторых, Навальный (или некто а-ля Навальный) нужен именно в том вот карикатурном виде, в каком он сейчас и предстает, потому что так называемая «несистемная оппозиция» в этом случае успешно самодискредитируется, без каких бы то ни было дополнительных усилий со стороны государства. Наконец, в-третьих, власти нужен процесс, действо, шоу - чтобы народ не скучал.

Вот так это все смотрится. Вряд ли Навальный – персонаж с более-менее продолжительным сроком годности. Еще год-другой, ну максимум пяток лет – и спишут.

Шесть причин разогнать КПРФ и две причины не разгонять КПРФ

Сейчас весь Рунет буквально фонтанирует сообщениями о «коммунисте» Денисе Вороненкове, который занимается рейдерскими захватами и организует мошеннические схемы. Ранее неоднократно «выстреливал» «коммунист» Валерий Рашкин, сын которого преспокойно трудится в «буржуйском» «Лукойле».  А еще ранее «выстрелил» «коммунист» Геннадий Зюганов, публично одобривший активность Алексея Навального. «Коммунисты» - все как на подбор, ничего не скажешь! Вот и возникает резонный вопрос: а нужны ли нам в принципе такие «коммунисты»? Предлагаю рассмотреть возможные доводы - «про эт контра», как говорится.

Итак, начнем, пожалуй, с причин, по которым КПРФ быть не должно…

Причина первая: КПРФ - партия без идеологии и без идеалов. В чем состоит программа КПРФ – применительно к нынешним реалиям? Нет, за все хорошее и против всего плохого – это понятно, ну а если чуть конкретнее… Каковы методы работы КПРФ, как «коммунисты» думают брать власть, кто для них образец и идеал (ну, хотя бы Ленин, Сталин или Троцкий?), чего, в конце концов, они хотят и как конкретно собираются этого достичь? Не знаете? Вы будете смеяться: в КПРФ тоже не знают!

Причина вторая: КПРФ не нужна власть, ей и так неплохо. В чем состоит цель политической партии? Ну, хотя бы в теории – это вроде как приход к власти, разве нет? Если партия не ставит своей целью приход к власти, то это вроде как и не партия, а некий клуб по интересам получается. Что КПРФ не нужна власть – это было предметно и неоспоримо доказано ее «лидером» еще 21 год назад – и за прошедшие годы неоднократно и систематически подтверждалось. То есть выходит, что КПРФ – никакая не партия, а все же именно клуб по интересам. Но разве клубу по интересам место в Госдуме? Вроде нет.

Причина третья: декларируемые социальные цели КПРФ как социал-демократической партии давно и исчерпывающе достигнуты. КПРФ против революции. Она строго за эволюцию и за ненасильственное достижение своих идеалов (которые, как указано выше, абсолютно непонятны). Против революции неоднократно во всевозможных прямых эфирах высказывался сам Геннадий Андреевич. То есть получается, что КПРФ – меньшевики и социал-демократы. А все социал-демократические проекты, о которых писали Бебель, супруги Веббы, да и, собственно, Владимир Ильич Ленин, – благополучно реализованы как на Западе, так и в России. Профсоюзное движение (пусть зачастую и формальное), реальная возможность работника постоять за себя во всевозможных инстанциях, нормирование рабочего дня и времени отдыха, документальное оформление трудовых отношений и так далее и так далее… Чего еще для трудящихся хочет КПРФ?

Причина четвертая: КПРФ - это партия, устойчиво ассоциирующаяся с поражением. Ни для кого не секрет, что Советский Союз на самом-то деле уничтожали не фашистские захватчики, не техногенная катастрофа, не метеорит и не инопланетяне. Советский Союз был целенаправленно уничтожен предателями из партруководства, часть из которых благополучно «перетекла» в КПРФ. Проще говоря, КПРФ косвенно (а может, и напрямую) причастна к развалу СССР. Кто в курсе данного факта, тому как-то трудновато поддержать КПРФ. Сила ассоциаций, знаете ли…

Причина пятая: двойная игра партии под названием «КПРФ». Кто внимательно следит за заявлениями «кэпээрэфников» (а уж тем более кто знает этих ребят лично) на протяжении нескольких лет (ну, с 2011 года, если уж быть точным), тот, несомненно, в курсе, с каким душевным рвением данные ребятки поддержали «болотных». На самом деле даже и не поддержали, а буквально слились с ними в едином душевном и телесном порыве против «кровавого путинского режима». Между тем, о коллаборационизме с «буржуями» руководство КПРФ до сих пор прямо и открыто не заявило. Неискренность тоже порождает весьма нехорошее впечатление.

Наконец, причина шестая: обилие нечистоплотных персонажей в партии под названием «КПРФ». Откуда в КПРФ столько «предпринимателей»? Почему они всегда оказываются в эпицентре каких-то криминально-экономических скандалов? Предсказуемый ответ: потому что КПРФ «мочат» изо всех сил треклятые «буржуи». Ну, допустим (хоть это и не так – просто незачем их «мочить»)… Но следующий еще более закономерный и предсказуемый вопрос: а откуда ж в самой КПРФ «буржуи»? Вообще в принципе откуда в ней эти «вредители»? Ну, вы же против «эксплуататоров» и за рабочий класс, разве нет? А вот выходит, что и нет. Ну, и как это понимать?

Итак, это были причины, по которым КПРФ надо бы неизбежно и желательно немедленно разогнать и запретить. Но есть и как минимум две причины, по которым этого делать не надо, и они, как представляется, весьма и весьма весомы. Итак, вот они…

Причина первая: людям нужны символы и легенды. Представители старшего поколения, которые, собственно говоря, и выводили страну от сохи к атомному оружию, и некоторые из которых здравствуют и по сей день, просто не поймут юридическую ликвидацию коммунистической идеологии – в виде разгона КПРФ. В конце концов, на это не решился даже «упырь» Ельцин, а тут на тебе: берут – и разгоняют! Да и 50-60-летние граждане нашей страны тоже не поймут этого шага (и, надо сказать, будут правы). Символика и мифология строго необходимы, и не надо их препарировать. А равно не надо замать их грязными лапами.

Причина вторая: нам на данном этапе строго противопоказана радикализация. Ортодоксально и подлинно коммунистическая партия обязательно радикальна. В противном случае она никакая не коммунистическая, а социал-демократическая. Так уж сложились мировая практика и мировые клише, ничего не попишешь. А политическая радикализация – это уйма снующих провокаторов, призывающих к бунту, это волна убийств, захватов, терактов и так далее. Короче говоря, это великое множество утрат, абсолютно не конструктивных и ничем, в сущности, не обоснованных. Наша страна сегодня находится на подъеме, и подобной ерунды ей вот именно сегодня совершенно точно не требуется. И уж тем более не требуется на это поддержки государства. Пусть уж лучше так, как есть.

Думается, что две причины не разгонять КПРФ с лихвой перекрывают шесть причин ее разогнать. А вы как думаете?

А достаточно ли мы любим нашего Президента?

Некогда «доверенное лицо» некогда кандидата в Президенты РФ Владимира Владимировича Путина Александр Глебович Невзоров продолжает, так сказать, напоминать о себе – прямо-таки ни дня себе роздыху не дает. Ну, может, денек-другой и позволяет себе некоторый перерыв, но от аудитории, во всяком случае, это тщательно скрывается. Кстати говоря, Александр Глебович, похоже, все меньше мусолит православную тематику, что в принципе и понятно: глупых православных он успешно и в одну калитку обгадил, а с умными – резонно предпочитает не связываться, дабы не подорвать свой дешевый псевдоаристократический авторитет. Сейчас Александр Глебович вновь взялся за политику. То у него русский патриотизм на 99% (или на сколько там?) дутый и купленный, то у него доверие к Путину преувеличенное, то у него наша армия разбежится, если денег ей не дать, и все в таком духе. Для большинства либералов такие речи – бальзам на душу, ну а для патриотов – несомненно, раздражающий фактор.

Но истина, как всегда, посередке. Слова Невзорова – безусловная и нездоровая ахинея (как, впрочем, и всегда), но в ахинее этой частично (а может, и не частично, а даже и в основном) виноваты и мы. И виноваты, в первую очередь, недостаточной любовью к нашему государственному лидеру, что, собственно, и порождает такого рода гнусности из подворотни.

Можно ли быть патриотом, не любя при этом свое государство? Какое-то время, наверное, можно. И можно даже придумать под это некую броскую иллюзорную картинку. Эта картинка, в частности, замечательно продемонстрирована в «Войне и мире» Льва Николаевича Толстого. Но как ни балансировал на этой тонкой проволоке Лев Николаевич - все же даже такой гений, как он, в итоге не удержался - и сорвался-таки в «Христианство и патриотизм». Выходит, долго так не пробалансируешь, и придется-таки признать, что патриотизм неразрывно связан с любовью к своему государству. А кто его не любит, тот неизбежно его ненавидит и является «человеком мира», и третьего, как говорится, не дано.

А вот можно ли любить государство – и при этом не любить президента (царя, короля, диктатора и прочих в таком духе)? Можно, но только и исключительно в том случае, если речь идет об аристократической модели государственного устройства, то есть о такой модели, при которой страной правит некий слой «элиты», а этому тонкому слою демонстративно противопоставлено неразумное «быдло».

Аристократический формат государственного устройства, при всем его фашизме, в принципе приемлем, и в принципе исторической практике известно немало примеров, когда аристократическая модель работала – и весьма эффективно. Но нам аристократическое устройство противопоказано, в особенности сейчас. Во-первых, для нас как для единого централизованного государства данная модель абсолютно неисторична (а в те периоды централизованного государства, когда нами правили фашиствующие аристократы, наша страна, как известно, была на краю гибели). Ну, а во-вторых, сейчас де-факто нет никакой суверенной аристократии – вся она без исключения встроена в структуру транснациональной олигархии, органически отторгающей суверенитет.

Вывод элементарен и бесспорен: наше государственное устройство возможно только при единодержавном (можно сказать – монархическом) правлении. А из этого следует второй, не менее элементарный и не менее бесспорный, вывод: сегодня любить Россию при нелюбви к Путину невозможно. Не потому, что кто-то там это придумал, а потому, что сие есть объективная данность, от которой никуда не спрятаться.

Между тем, у нас принято говорить о «рейтинге доверия» к Путину, но никак не о любви, почитании и так далее. Рейтинг доверия – да, высокий, а отношение – зачастую не как к лидеру, а как к клерку, которого наняли на несколько лет – и, возможно, еще на несколько лет наймут, если повезет. А вот почему, скажем, на Востоке до сих пор фактически боготворят своих лидеров? А потому, что в случае единодержавного, а не аристократического, правления иначе никак недопустимо. Можно сколько угодно смеяться над Жириновским и Стерлиговым, но эти искрометные ребята очень хорошо понимают означенную очевидную истину, а потому и предлагают помазать Путина на царство.

А вот давайте теперь посмотрим, какие отечественные награды имеет Путин. Орден Почета, наградное оружие, почему-то Заслуженный тренер России, еще несколько каких-то российских наград не самого высокого достоинства. А французы, между прочим, вручили ему Орден Почетного легиона. То есть, если судить по наградам, французы уважают и ценят Путина больше, чем мы. Не стыдно? А между тем, за то, что делает Путин во внешнеполитической сфере, - в Европе XVII-XVIII веков и в нынешней Юго-Восточной Азии ему уже давно бы генералиссимуса дали. А Путин даже не Маршал РФ. Ну, ладно, не давайте маршала, но хоть Героя России-то можно дать, верно? Нет, это тоже «культ личности», и не то, что до Героя России, а даже до Ордена за заслуги перед Отечеством наш Президент, оказывается, «не дозрел». Вот такие вот дела.

Отсутствие почитания единодержавного правителя неизбежно влечет за собой «свободу слова», при которой лидер всячески дискредитируется, и ему порой приходится даже оправдываться – непонятно, за что, и непонятно, перед кем. Апофеозом является, конечно, клоунада западных лидеров. Путин до нее, слава Богу, пока не опускается, хотя его и пытаются всячески стащить в данную клоаку, усадив его в одно болото с западными жабами.

Вообще говоря, на разного рода журналистские колкости и гнусности не следует реагировать слишком уж бурно, как это порой делают излишне эмоциональные патриотические персонажи и деланые «ура-патриоты». Люди типа Невзорова просто видят и понимают реальную конъюнктуру – и именно на людском раздражении делают неплохие деньги, ну и какую-никакую «раскрутку», чтоб уж совсем не позабыли. Но источник проблемы – ни в коем случае не Невзоров и даже не заокеанские буржуи, а именно наше общественное отношение к национальному лидеру.

Неча на Невзорова пенять, коли сами Путина недолюбливаем!

Чечено-ингушский запрет на Сталина: проблемы целесообразности и нецелесообразности

Накануне 73-й годовщины депортации ингушского народа Народное собрание Ингушетии единогласно приняло в первом чтении проект закона о запрете на увековечение в регионе памяти Иосифа Виссарионовича Сталина. Сталина с Берией в придачу всячески проклинает Рамзан Кадыров – тоже по причине того, что чеченский народ также был депортирован в Казахстан. Тем самым, надо полагать, Рамзан Ахматович тоже косвенно запретил увековечивать Вождя у себя на Родине. Нет ни малейших сомнений в том, что руководство республик печется о собственных народах, которые волею судьбы в 40х годах, что называется, «попали под пресс». Но давайте все же выдохнем, успокоимся и постараемся не рубить с плеча…

Согласимся все же, что у любого действия неизбежно существует причина, а уж и политического – и подавно. И давайте все же признаем, как бы больно и неприятно это ни было, что Северный Кавказ в годы Великой Отечественной войны был рассадником русофобии и антисоветского сепаратизма. В РККА в годы Великой Отечественной войны служили всего лишь порядка 10 тысяч чеченцев и ингушей, зато дезертиры и сепаратисты в этом регионами исчислялись многими десятками тысяч. Они убивали русских и преследовали в качестве своей цели уничтожение Советского государства.

Не верите нашим историкам, не верите даже дневникам Берии, непосредственно занимавшегося вопросами депортации? Обратитесь – ну, скажем, к дневникам Геббельса и Розенберга. В дневниках этих черным по белому указано, что Кавказский регион является одним из приоритетных в «благородном» деле разжигания антисоветских настроений – и соответственно, в деле уничтожения нашего государства в угоду фашистам. В качестве довеска можете еще посмотреть программу Пражского манифеста подонка Власова, в которой «национальное развитие, самоопределение и государственная самостоятельность» народов СССР обозначено в качестве фашистской задачи № 1.

Сталин и Берия боролись не с чеченцами и не с ингушами, а равно не с евреями и не с кем бы то ни было еще. Они боролись за Советский Союз и за то, чтобы советский народ выжил - и выжил достойно. Были среди чеченцев и ингушей и герои, и их было довольно-таки много, и их справедливо наградили, но было крайне много и поганцев, сотрудничавших с фашистами. И нынешнее кавказское руководство почему-то решило представить поганцев мучениками, а подлинных кавказских героев и борющихся с разнообразными поганцами – чуть ли не дьяволами во плоти. Так вот это некорректное видение, и ознакомление даже с фашистскими источниками (раз уж нашим не верите) – тому наглядное подтверждение.

А почему решили запретить только Сталина и Берию? Запретите уж тогда еще и Паскевича, Ермолова и других героев Кавказской войны, боровшихся еще аж в позапрошлом веке с горными бандитами. Посносите памятники Ермолову – по всему периметру юга нашей необъятной Родины (хотя в Грозном вы именно так и сделали в 1991 году). В противовес изо всех сил героизируйте имама Шамиля, которому, кстати, наш безусловный геополитический «друг» османский султан Абдул-Меджид I присвоил генералиссимуса – как раз за эффективные проявления «большой любви» к России на Кавказе. А еще лучше – на месте снесенных памятников Ермолову установите памятники вот тому самому «русскому герою» Шамилю. И Ельцина еще можно героизировать – за кровавый бардак в Северокавказском регионе в 90х. Вот осуждение памяти Сталина и Берии на Кавказе – это на самом деле ровно то же самое по своей сути.

Если руководство кавказских республик не поддерживает у себя порядок – значит, оно неизбежно разводит бардак, русофобию, экстремизм и сепаратизм. Только одно из двух зол. Во всяком случае, историческая практика не знает противоположных примеров.

Впрочем, нынешнее кавказское руководство вряд ли можно обвинить в ненависти к России. Скорее всего, оно просто слегка увлеклось популистскими играми (а может, и действительно так вот в игровой манере проявляет заботу о своих народах) – и в качестве беспроигрышного объекта таких игр выбран, понятное дело, Иосиф Виссарионович Сталин – как одна из самых значимых фигур истории XX века. Но если руководства Чечни и Ингушетии действительно заботятся о своих народах, и если они действительно хотят быть в составе единой и неделимой России, как они то декларируют, то им неплохо бы помнить, что единство и неделимость эти были обеспечены именно Сталиным и Берией. Без этих «дьяволов», быть может, и Чечни с Ингушетией сейчас никаких бы не было. Кто знает.

Короче говоря, если Чечня и Ингушетия планируют комфортно и бесконфликтно существовать в инкорпорированном виде в составе нашей страны, то они должны уж если не восторгаться Сталиным и Берией, то уж хотя бы не запрещать их память. Тем более, что среди как чеченского, так и ингушского народов не так уж и мало здравомыслящих людей, интересующихся историей и понимающих, что к чему. Альтернатива Сталину и Берии на Кавказе – неизбежно генералиссимус Шамиль и генерал Власов. Ну, и пьяный президент Ельцин. А нам это надо?

Хасидизм новейшей западной политики: что нам с ним делать, как нам с ним ужиться?

В СМИ все настойчивее циркулирует информация еще прошлого года о том, что планируется создание некоей «армии ЕС», хотя ЕС по-прежнему продолжает считаться надгосударственной именно экономической, но не военной, структурой. В СМИ также озвучиваются сведения о том, что Испания перебросила танки в Латвию – для защиты воздушного пространства последней от «агрессивной политики России на Украине» (вообще, по-моему, шиза, недостойная какого бы то ни было комментирования). СМИ также заявляют о приостановленном военном сотрудничестве России и США, хотя никакого военного именно сотрудничества между США и Россией (по крайней мере, на данном этапе) в принципе быть не может, по определению, поскольку политика США (как встроенная в НАТО) не может существовать как дружественная по отношению к России. И многое-многое другое, в духе того же самого парада абсурда…

Даже беглый обзор новостных лент выявляет очевидные нелепицы и несуразицы, а уж внимательный и думающий потребитель информации, который, к тому же, эту самую информацию потребляет систематически, - совершенно точно знает, что почти что все вбрасываемые Западом в публичное пространство сведения есть не что иное, как неприкрытая ложь. Почему же Запад подает информацию в столь абсурдном ключе, словно стремясь свести с ума потребителя данной информации (в особенности задумывающегося)? По мере сил попробуем разобраться…

С идейно-ментальной точки зрения, западная политика века эдак с 18 отличается, как бы это помягче выразиться, многоуровневостью. Никогда, в особенности сейчас (и чем дальше, тем больше), в западном мире информация не подается однородно: дураки всегда узнают одно, люди среднего ума – другое, умные – третье, то есть совсем-совсем другое. Ну, вот давайте посмотрим конкретно на примере внешней политики…

Что говорится рядовому западному (либо западоориентированному) обывателю про направленность внешней политики Запада, в особенности США? Что ее цель – «демократия» с «правами человека» во всем мире. Что говорится по этому же самому поводу студентам гуманитарных факультетов западных университетов? Что есть какие-то там геополитические теории, что всем на планете вроде как даже лучше, чтобы западная идеология ширилась по всему миру, – и +100500 «теоретических» доводов в пользу этого (для сдачи экзамена достаточно знать наиболее базовые клише, даже отнюдь не все). А что на самом деле? А для этого нужно ознакомиться с книгами Бжезинского, Сороса, Гринспена и иже с ними. В книгах этих «хозяев мира» содержится до неприличия прозрачный (я бы даже сказал – циничный) намек на то, что американский путь – единственно верный. Соответственно, разделяющих этот путь нужно финансово поощрять, а недовольных – «мочить» - самыми разными способами, сообразно ситуации.

«Гоям», понятное дело, знакомиться с такой информацией крайне нежелательно. Во-первых, голова с непривычки заболит, а во-вторых, доверие к фундаментальным «прогрессивным» основам падет, что для «хозяев мира» было бы весьма и весьма огорчительно. Поэтому сознание «гоев» нужно изрядно поприжать ЕГЭ, тупыми телевизионными шоу и прочим таким «свободным». А еще забивать язвительными смешками любые намеки на «конспирологию», то есть, проще говоря, эмоционально глушить любые попытки докопаться до истины в вопросах глобального западного управления человечеством.

Кстати, такой же неоднородностью отличается и хасидская идеология: «богоизбранным» - одно, что подлинно имеется в виду, а вот «гоям» – совершенно другое, лживое, направляющее сознание совершенно в ложное русло. Ну, кто не в курсе, хасидизм – это эзотерический иудаизм, фактически микс из иудаизма и каких-то нездоровых оккультно-языческих практик, включая пожирание «гойских» детей, о котором писал еще великий Владимир Иванович Даль. В общем, первобытная дикость, казалось бы… Но что в политике Запада, что в идеологии хасидов – отношение к «гоям» как к потребителям информации - практически один-в-один идентично. Достаточно внимательно прочитать хасидскую «Танию», сличив ее положения с двуличностью западного доктринерства. Совпадение ли? С учетом доминирующего во всем мире национального и образовательного состава сверхбогатых, а также с учетом тех социальных лифтов,  которые поднимают этих самых сверхбогатых, – вряд ли. С учетом государственной и финансовой символики явно иллюминато-масонского толка в США – тоже вряд ли. Ну, ладно-ладно, с этого предложения - замолкаем об этом, дабы не привлечься за «разжигание» в СМИ… О «конспирологии», как уже было сказано выше, говорить нельзя, это 282я УК, поэтому давайте о чем-то более абстрактно-приятном…

Вот давайте лучше о Римской католической церкви поговорим… Благо, повод есть: Папа Римский ни на сутки не устает проявлять свою патологическую сердобольность – то призовет к миру в Африке, то вот, как сейчас, жителям Запорожья и Новороссии едва ли не из своего личного кармана еду и дрова оплатит. И «добрых» там уйма: Хуртадо Кручага (кто не в курсе, святой адвокат – да-да, у католиков и такое возможно), Мать Тереза, например, еще дополна всяких выгодно «добрых»… Ну, подумаешь, Папа Римский к геям терпим; ну, подумаешь, Папа Римский всецело и «по-христиански» демократов-финансистов поддерживает… Это ведь на самом деле действительно «подумаешь», потому что это ничто в сравнении с официально принятым еще в 1992 году Католическим Катехизисом, в котором черным по белому написано, что целевой аудиторией данного Катехизиса являются священнослужители (опять-таки «избранные»), что «Царство Христово» неизбежно должно быть во всем мире (разумеется, в понимании Римской Церкви), и что для его торжества неизбежно должно произойти «нападение сил зла»… Снова слегка по хасидизму… И что-то как-то Католический Катехизис до боли напоминает «Танию» в ряде идейно-ментальных вопросов – в отличие, кстати, от нашего Православного Катехизиса… Так, все, стоп! Вхожу в эндшпиль, а то еще и религиозную рознь «пришьют»…

В сухом остатке: западная политика суть политика лжи, то есть «политика наоборот». Соответственно, все заявления западных политиков нужно понимать строго наоборот, и чем дальше, тем рельефнее и наглее это выражается. Если говорят о необходимости мира – значит, не сегодня - завтра будут бомбить (не сами – так руками своих халдеев). Если говорят, что кто-то там где-то там кровавый диктатор – значит, сами хотят заморить энное количество народу, и желательно в кратчайший срок, а мешает осуществлению данного процесса именно тот самый «кровавый диктатор», которого и нужно «убрать». Говорят про санкции – значит, уйма западных фирм и компаний стремится их обойти, дабы резонно не потерять рынок. Стонут по поводу мигрантов – значит, хотят дармовую рабочую силу, пусть и зачастую неквалифицированную, но зато реально практически дармовую. Ну, а слышен крик про «жуликов и воров» - значит, уже приготовлен какой-то широко раскрывший мошну засланный западный человек – как правило, дегенерат дегенератом.

Безотказно действуют и западные характеристики со знаком «плюс». «Демократичный» лидер (да еще и желательно с Нобелевской премией) – безобидный холуй и ничтожество, зато верно преданный крупнейшему финансовому капиталу. «Свободные» выборы – фарс, никоим образом не связанный с подлинным мнением населения, которое никогда, по сути дела, и не выявляют. «Право народа на самоопределение» – попытка посеять хаос и уничтожить страну. Ну, а какая-нибудь там «выставка современного искусства» – совершенно невообразимая безвкусная блевотина, существующая для выкачивания денег с глупых людей.

Западная пресса и западные политики высказывают подлинное западное мнение только о гомосексуалистах и прочих первертах. Этого уж точно не отнять: любят западные люди разнообразных физиологических и ментальных ублюдков, да так, что и скрывать этого никак не в состоянии. Даже в десятках внутригосударственных и международных документов разной степени легальности и важности эту свою экстатическую любовь выражают.

Жить со всем этим на самом деле очень даже просто: все публично и громогласно декларируемое западными «деятелями» нужно слушать как можно внимательнее – и понимать строго наоборот (кроме, как уже было изложено выше, восторженных визгов о всяких там гомосеках – их, эти визги, как раз-таки надо понимать буквально, то есть именно как восторг – и ничто иное). И в соответствии с возникшим пониманием выстраивать линию поведения и отношение к происходящему.

Сейчас, например, жизненно необходимо усилить действия в Сирии, активизироваться в Арктике, наконец-то начать действовать решительнее в Новороссии (в том числе, может быть, с открытым и интенсивным военным вмешательством – по крайней мере, не ограничиваться одним лишь признанием паспортов – это уж точно). И при всем этом всецело поддержать Путина, публично и без стеснения заявив о подлинных целях подавляющего большинства тех, кто его, Путина, публично и методично хает. И на Западе пусть сформируют аналогичное восприятие в отношении Трампа.

Ну, а вообще-то Запад – цивилизация скотства, агрессии, вырождения и лжи, причем замешанная на чем-то таком оккультном и даже слегка людоедском. Ну, что с этим поделаешь? Факт есть факт. Пусть себе потихоньку загнивает (потому как ложь и физиологическое скотство, возведенные в Абсолют, не могут, в конце концов, не загнить), а не верящие в загнивание пусть себе и дальше продолжают хихикать и не верить. Все идет своим чередом, в общем.

Немного о связи Путина с Трампом и Трампа с Путиным, или новая американская концепция Абсолютного Мирового Зла

В последнее время новости в Интернете физически стало невозможно просматривать. По крайней мере, при сохранении ощущения психологического комфорта от восприятия текстуальной информации. Всевозможные новостные ленты стали подозрительно смахивать на записки сумасшедшего.  Со всевозможных либерально-демократических ресурсов в эти самые новостные ленты обильно заливаются «информационные» потоки, состоящие из буквально тысяч заметок об отношениях Белого дома с Кремлем, о контактах Трампа с Путиным, а еще, конечно же, - с российскими спецслужбами и с российскими хакерами. Дружит Трамп с Путиным или не дружит Трамп с Путиным, сливается спецслужбам информация или не сливается спецслужбам информация… Смех смехом, а на наших глазах рождается, без толики преувеличения, новая американская политическая философия – философия американского геополитического мазохизма. Но об этом – поподробнее…

Кто сейчас является аватарой (ну, так сказать, телесно-материальным воплощением) Абсолютного Мирового Зла? Любой либерал, не задумываясь, выпалит, что это Владимир Путин. Но, как видно, относительно недолго мировая либеральная общественность довольствовалась монотеистической доктриной - применительно к измерению Вселенского Зла. Как некогда писал Вольтер, «случись, что Бога нет, его б пришлось создать». Вот, а тут воплощенный Бог Зла уже был, но потребовался еще один – стало быть, надо в срочном порядке его откуда-то вынуть и публично обмазать какашками на глазах у жруще-заскучавшей публики.

Но это бы еще ничего, это бы еще ладно… В конце концов, руководители племени янки всегда были большими любителями устраивать шоу для своей туповатой аудитории («народа Соединенных Штатов», так сказать). Но ирония в данном случае заключается в таком достаточно специфическом мировоззренческом повороте на 180 градусов: берется собственный новоиспеченный президент - и неожиданно возводится в ранг причастного к Абсолютному Мировому Злу, причем возводится в положении, подчиненном по отношения к аватаре Зла № 1, то есть, если кто не понял, - к Путину. То есть Путин наверху, Трамп внизу, а под Трампом внизу – «несчастная» Америка. Нехило так получилось!

Нет, вы только вчитайтесь в заметки об отношениях Трампа с Путиным! Вчитайтесь внимательно – что из них следует! Глава исполнительной власти, главнокомандующий армии и флота, гарант и защитник (страшно вымолвить!) Конституции США – холуй и доверенное лицо Путина! Ну, вот так вот получается! Если бы я прочел одну такую заметку – я бы решил, что либо автор – сумасшедший, либо я что-то не так понял. Но в Интернете таких заметок сейчас сотни, тысячи, если уже не десятки тысяч, вот ведь в чем ирония!

Американские идеологи (очевидно, изрядно пересмотрев порнографию со всевозможными вариантами унижения и доминирования) пришли в итоге к выводу, что они сами – пассив, Трамп – насилующий их актив, а Россия во главе с Путиным – некий суперактив. Столь забавный доктринальный мазохизм – это на самом деле своего рода «глобализация наоборот»: раньше половой акт со всем миром совершали они, американцы, теперь же они, американцы, - внизу, причем в самом низу, и половой акт совершают уже с ними. Причем производится это, как было указано выше, в крайне своеобразном и циничном формате. Речь сейчас не о том, так это или не так на самом деле, но факт тот, что свою планетарную пассивно-сексуальную роль они сами признают – причем ладно бы тихонько и между делом признавали, а то ведь орут об этом громко, с помпой и на весь мир!  

Понятное дело, что такой идиотизм происходит не от того, что кто-то там просто развлекается, а исходя из вполне практических соображений. Но, тем не менее, соответствующие информационные вбросы бьют, в самую первую очередь, не по России, не по Путину и не по нашим спецслужбам, а по самим Соединенным Штатам, выставляя их народ всецело беспомощным и насилуемым. Приятно ли такими себя считать?

Нынешняя трогательная истерия, раздутая, похоже, еще и в результате того, что у мировых СМИ просто кончились сочные темки, - подтягивает Трампа почти что аж к уровню Путина, то есть к уровню Абсолютного Мирового Зла в сознании либерала. Теперь у Абсолютного Мирового Зла две официально признанные Западом аватары – Путин (аватара Зла № 1) и Трамп (аватара Зла № 2). К многоликому Абсолютному Злу в дальнейшем подтянутся аватары в оболочке лидеров Китая, Индии, Ирана и, скорее всего, Египта – короче говоря, стран со стратегически значимыми для банковско-биржевых воротил экономикой и ресурсной базой. А может, в перспективе подтянется еще и лидер Ирака, если таковой осмелится-таки дерзновенно и хотя бы чуть более основательно поднять голову после многолетнего выбомбливания Ирака западной «демократией» с «правами человека» в придачу.

В общем, пока что - с официально признанным и внезапным двукратным увеличением Абсолютного Мирового Зла нас всех, господа-товарищи-граждане!

>

Новости
12.10.2017

«Долготерпение Государя принималось за слабоволие…»

Митрополит Калужский и Боровский Климент
06.10.2017

Знай наших!

Новым главой общественного совета стал писатель Юрий Поляков.
05.10.2017

«Октябрьские вечера»

Такой программой Москва встретит 125-летие Марины Цветаевой
02.10.2017

Посвящение Международному дню музыки

6 октября в 17.00 в зале Атриум состоится праздничный концерт учащихся Центральной музыкальной школы при Государственной консерватории им. П.И. Чайковского

Все новости

Книга недели
Философия великого флорентийца

Философия великого флорентийца

Франческо Петрарка. О средствах против превратностей судьбы. Трактат в 2 книгах. Перевод с латинского Л.М. Лукьяновой. Саратов, Волга. 2016. 616 с.,1000 экз.

В следующих номерах
Колумнисты ЛГ
Воеводина Татьяна

Одноразовые вещи

Относительное сельскохозяйственное благополучие последних лет позволяет агропред...