11 декабря Понедельник

95 лет назад родился Николай Озеров (ум. 1997), российский теннисист, актер театра, спортивный комментатор

12 декабря Вторник

200 лет назад открылся московский Манеж

13 декабря Среда

220 лет назад родился Генрих Гейне, немецкий поэт, публицист, критик

14 декабря Четверг

1825 год – Восстание декабристов

15 декабря Пятница

День памяти журналистов, погибших при исполнении профессиональных обязанностей

16 декабря Суббота

85 лет назад родился Родион Щедрин, советский и российский композитор и пианист, педагог. Поздравляем!

17 декабря Воскресенье

День ракетных войск стратегического назначения Вооруженных Сил России

Сегодня 15 декабря 2017 года: День памяти журналистов, погибших при исполнении профессиональных обязанностей

Романисты-деревья и романисты-двигатели

Романисты-деревья и романисты-двигатели

Я с детства не любил фантазии, я с детства скифом был из Азии.

Это я к чему.

В литературе (да и не только в ней) наблюдается извечное противостояние между классической школой и постмодерном, между критическим реализмом и фантастикой. Я упрощаю, конечно, но делаю это лишь для того, чтобы яснее выразить свою мысль.

Фантастика, чувствуя свою родовую травму под названием "невсамделишность", старается завоевать литературный олимп с утроенной энергией. Антиутопии, фэнтези и прочие вампиры с перемещениями по космосу, это не секрет, продаются лучше, чем производственный роман или семейная сага.

Хорошо продаётся, как все мы прекрасно знаем, то, что ярче упаковано и за возможно меньшие деньги приносит возможно большее удовольствие.

Путешествие во времени, в пространстве, в сказке или фольклоре куда более походит на аттракцион или приключение, создаёт иллюзию всеохватности, нежели история из позапрошлого века о замужней женщине, влюбившейся в белозубого обладателя лошади Фру-Фру.

Но ключевое слово здесь - "иллюзия".

Фантасты, как правило, избыточно технократичны, и, поскольку изначально перед ними стоит задача построения нового мира, создания альтернативной вселенной, они довольствуются малым: не обладая талантом Господа, они прописывают только те принципы общежития героев, которые необходимы им для сюжета.

Существует, конечно, высококлассная фантастика, которая в психологическом плане недалеко ушла от [высоко]классической школы (например, сочинения Герберта Уэллса или Ивана Ефремова; их отличие заключается в том, что "мякиш правды" в повествовании сохраняется, сферические кони в вакууме предстают как факторы, влияющие на обыденную жизнь), о ней я теперь не говорю, не пугайтесь и не ворчите.

Я говорю о всяческих марвелах и сумерках, а также в какой-то мере о перехваленных кингах и коэльо. Пелевин - явление несколько иного масштаба, но в плане технократичности и абсолютного неумения вовлечь читателя в свою художественную реальность он, безусловно, входит в число романистов-двигателей, о которых я расскажу чуть ниже.

Итак, фантасты в большинстве случаев безответственно взваливают на себя ношу, сравнимую с ношей Господа, и, разумеется, эта ноша тотчас размазывает их по земле. Лицезрение размазанного тела приносит немало удовольствия и вызывает ажиотаж в массах, к тому же стоит совсем недорого, но внутренней работы (суть смысла чтения, смысла существования слова и литературы) в человеке такое развлечение, согласитесь, не провоцирует.

Реалисты ведут себя гораздо скромнее на стадии придумывания художественной реальности, зато на десятки голов опережают фантастов на стадии её текстуального воплощения.

Реалист не старается стать новым Богом, который хочет переустроить мир. Он принимает мир таким, каким его создал старый и единственный Бог (это если реалист верующий; в противном же случае он принимает мир таким, каким тот сложился в результате эволюции, биохимических процессов и прочих, как будто бы объясняющих наше существование, частностях). Лучше настоящего Бога создать мир всё равно не удастся.

Приняв мир в его полноте, реалист переходит к следующему этапу, смысл которого заключается в том, чтобы художественными средствами изобразить мир заново, выявляя в нём то, что каждый человек видит, слышит, чего он касается и чем дышит, что он чувствует и о чём думает, но при этом не замечает или не осознаёт этого в повседневной жизни. Иными словами, реалист одновременно берёт на себя функции и детектора лжи, и лакмусовой бумажки, и исторического документа.

Идеальным примером удачного исполнения своих обязанностей реалистом является роман Льва Николаевича Толстого "Война и мир", в котором дышит каждое предложение, а люди с их пороками и благодетелями показаны во всех своих красоте и ужасе; психологические и аналитические куски не устаревают (в картине "Сталинградская битва" [реж. Владимир Петров, 1949 г.] И. В. Сталин вслух читает отрывок про Наполеона - и это выглядит органично; читаем теперь мы - и тоже не чувствуем дисгармонии); по книге Толстого большинство из нас впервые знакомится с историей Отечественной войны 1812 года.

Другой тип реалистов, точнее их подтип, занимается менее эпическими формами, затрагивая времена не героические, но прозаические. Такие реалисты в классическом литературоведении называются экзистенциалистами. Начало своё они берут, кажется, от Леонида Андреева, однако чем-то схожим занимался и А. П. Чехов, и поздний Л. Н. Толстой, жившие плюс-минус в одно и то же время. Затем - сильно затем - были Альбер Камю и Жан-Поль Сартр; сегодня мы имеем Романа Сенчина, способного вымотать душу, описывая даже поход в супермаркет.

Разгуляться есть где.

Однако я подвожу к тому, что нам необходимо выработать точные определения для писателей, которые пытаются стать новым Богом (фантастика+фэнтези) и которые пытаются познать и расшифровать действительный Божий мир (реализм+экзистенциализм).

Я предлагаю следующие названия: РОМАНИСТЫ-ДВИГАТЕЛИ и РОМАНИСТЫ-ДЕРЕВЬЯ.

РОМАНИСТЫ-ДВИГАТЕЛИ - это такие романисты, которые зачастую производят технически иллюзорно-сложный литературный продукт, однако к продукту этому имеется либо может быть составлена чёткая инструкция по его изготовлению и применению, как, например, к ДВИГАТЕЛЮ.

РОМАНИСТЫ-ДЕРЕВЬЯ - это такие романисты, которые зачастую производят технически иллюзорно-простой литературный продукт, к которому нет и не может быть составлена ни одна инструкция, как не может быть она составлена, например, к ДЕРЕВУ.

Я думаю, что подобные определения не должны никого оскорбить и, на мой субъективный взгляд, достаточно точно отображают суть проблемы.

А мои предпочтения вам известны.

Я с детства не мечтал о манго, стремясь с ружьём дойти до Ганга.

Новости
13.12.2017

Творческий вечер Юрия Ряшенцева

В воскресенье 17 декабря в 17.00 в Москве, в Центральном Доме литераторов
11.12.2017

Умер Сергей Есин

Он не дожил недели до своего 82-летия
09.12.2017

Не стало Леонида Броневого

Народный артист СССР умер 9 декабря в возрасте 88 лет
09.12.2017

Мелодия грозы

22 декабря в Большом зале ЦДЛ состоится большой концерт композитора, певца и актёра Николая Романова

Все новости

Книга недели
Россия–Индия: книга сенсаций

Россия–Индия: книга сенсаций

Валентин Осипов. Как Россия узнавала Индию. Хроника от времён седой древности до наших дней. М.: Вече, 2017, 512 с. 1000 экз.
В следующих номерах
Колумнисты ЛГ
Воеводина Татьяна

Верую!

Оглядываюсь на прожитый год и не могу забыть историю с выступлением нашего школь...

Болдырев Юрий

По предоплате

Почему мы против «оптимизации» медицины, всяких «госуслуг» и требуем возврата к ...